действительно, книги's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are 20 journal entries, after skipping by the 20 most recent ones recorded in действительно, книги's LiveJournal:

    [ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
    Wednesday, January 24th, 2007
    1:59 pm
    [wind_de_nor]
    Г. Витткоп "Торговка детьми" (2006)
    В сабж включены две повести -- "Торговка детьми" и "Страстный пуританин", -- а также интервью Габриэль Витткоп, озаглавленное "Мы не созданы для добродетели".

    С этим утверждением насчет добродетели не поспоришь! В конце концов, добродетель, в отличие от порочности, не возбуждает, и именно порочности человеческий род обязан тем, что еще существует.

    Более того, добродетель губит людей -- и Витткоп приводит тому примеры. Маргарита Паради, хозяйка детского борделя для садистов и каннибалов в Париже времен Великой французской революции, признается в своих письмах, что ее хранит Провидение. Но гибнет, как только поддается добродетели! Персонаж второй повести Дени воспитывался в пуританской строгости, что не могло не сказаться на его последующей жизни: анализируя свои чувства, он опутывает себя цепями символов. Ни к чему хорошему это не приводит!

    Можно, конечно, подумать, что Витткоп, говоря, что мы не созданы для добродетели, подразумевает определенную группу людей, к которой причисляет и себя: они не созданы, а до остальных ей и дела нет. Либо, наоборот, чрезмерно обобщает и судит по себе о человечестве. И в том, и в другом случае ее отношения с добродетелью -- ее личное дело. И если это как-то и касается общества, то в том только смысле, что общество должно себя от подобных идей оградить.

    Но тут вспоминается письмо, написанное Маргарите Паради неким гражданином с улицы Бюси:

    Грожданнка,

    Мы зометили, что вы утопаите в роскошы и розврате и претом делаите это с предстовителями сувирреного народа. Мы знаем что вы друг ористократеи и прочех элемментов и что вы соблозняли детей чтобы их погубидь. Мы вкурсе вашых злодияний и как потреоты примем меры потомучто чаз близог.

    Надеюс понятно. Превед.

    Грожданнин с улицы Бюси напротев булашной.


    Куда уж понятнее! Этот превед из XXI века невольно наталкивает на мысль, что каждый, кто дает себе труд прочесть книгу Витткоп, оказывается осведомлен о всех тайнах деликатного ремесла главной героини и волен осудить ее с точки зрения нравственности. Так же как и гражданин с улицы Бюси. Каждый может почувствовать себя на его месте!
    Wednesday, December 27th, 2006
    7:05 pm
    [wind_de_nor]
    Лучшая книга в 2006 году
    2006-й заканчиватся, потому опрос: какую книгу вы назовете лучшей в этом году (изданную в 2006-м или прочитанную в 2006-м вами)? Очень интересно. Спасибо.
    Tuesday, November 28th, 2006
    9:51 pm
    [wind_de_nor]
    Д. Лекух "Мы к вам приедем..." (2006)
    Это книга о футбольных фанатах -- конкретнее, о болельщиках "Спартака" 2002--2003 годов. Написана футбольным фанатом с большим стажем. Актуальная литература! В конце концов, кому об этом писать, как не человеку, знающему ситуацию изнутри! Да еще и выпускнику Литинститута!

    Но в том-то и дело, что Дмитрий Лекух не сказал ничего существенно нового! То, что у фанатов существуют свои ценности и своя субкультура, -- это очевидно. Что они пробивают выезды, нажираются и ввязываются в драки, тоже известно. Что делают это в зависимости от уровня доходов и социального статуса, легко догадаться! А ничего другого в романе попросту нет!

    Впрочем, имеется у персонажей одна по-настоящему живая эмоция. И она тем более замечательна, что явно не была предусмотрена автором.

    Главный герой Дэн, студент третьего курса журфака МГУ, решает сделать карьеру в фанатских кругах. Для этого ему надо пробить "золотой выезд" -- съездить на все гостевые матчи "Спартака" во всех турнирах, в которых команда участвует. При этом он пользуется широкой поддержкой "старых" -- авторитетов. Они знакомят его с нужными людьми, устраивают на работу, возят повсюду с собой, ограждают от драк и кормят наркотиками. Это, с одной стороны, студента радует, поскольку соответствует его амбициям, с другой -- беспокоит: откуда такое доверие?

    -- Ты, -- спрашивает, -- вроде говорил, что на журфаке учишься?
    -- Угу, -- отвечаю, настораживаясь.
    Будто он сам не помнит.
    А когда Али вот так вот издалека подъезжает -- жди второго слоя под каждым невинным вопросом.
    А то и третьего.
    Непростой человек Али.
    Ой непростой.
    -- И как учеба? -- интересуется.
    Жму плечами неопределенно, а сам усиленно в голове масло гоняю, типа: что ему, бля, может от меня понадобиться-то?


    Самое важное тут то, что Дэн учится на журфаке. Непростой человек Али и его друг Гарри возятся со студентом, потому что он гуманитарий. Он умеет писать и сгодится для роли свидетеля. Будет присутствовать во время их подвигов, пьянок и пьяных философских терок, а потом об этом напишет книгу! То есть Али и Гарри хотят попасть в Вечность! Да просто -- покрасоваться!
    Monday, October 23rd, 2006
    2:56 pm
    [wind_de_nor]
    В. Нугатов "Фриланс" (2006)
    Во "Фрилансе" Валерия Нугатова есть давление и ярость. Можно, конечно, сказать, что все дело в формальном приеме -- повторении слов. Но вряд ли этого достаточно! Давление и ярость испытывает молодой человек в цивилизованном обществе. В которое ему предстоит влиться! Став его частью!

    уже сегодня ты должен привыкнуть / и представить себя другим / потому что мы все в этом бизнесе из-за славы / и каждый готов обмануть свою нищету / каждый готов по дешёвке продаться / и честно вымутить награду / ведь мы все в этом городе ради славы / а значит нужно привыкнуть заранее к этой бессмысленной славе / пока ещё не поздно / пока не спились / пока не сторчались / пока не свихнулись / пока нас не убили / времени мало

    Ярость ведь вовсе не всегда приводит в молодежную радикальную политику. Между ними, в общем-то, нет жесткой связи. Но испытывать ярость в себе необходимо! Потому что эта реакция -- естественная. Тогда, по крайней мере, понятно, что не все потеряно. Тогда ты, может статься, еще человек!

    Особенно это касается жителей мегаполисов. Например, москвичей. Но москвичи по большей части скорее рано, чем поздно, выдыхаются и поддаются реальности, против которой бунтовали. Еще бы! Жизнь в Москве и вовсе постоянный стресс. И нужно быть "понаехавшим" сюда фрилансером, чтобы сохранить в себе эту ярость! Несмотря на очевидность поражения! Продержаться как можно дольше!

    Кросспост в [info]knigi_stihov@lj
    Wednesday, September 27th, 2006
    3:38 pm
    [wind_de_nor]
    В. Соснора "Двери закрываются" (2001)
    Двери, которые закрываются, -- это двери ума, не желающего воспринимать новое. В частности, в поэзии (Виктор Соснора -- поэт, а сабж -- книга стихов). В закрытые двери ума, конечно, можно стучаться. И надеяться, что откроют. Но Соснора не обивает чужие пороги. Он хорошо знает, каково это -- создавать новые смыслы, нечто неслыханное, то, чего прежде не существовало в природе.

    Поэзия -- это когда в животе ворочаются змеи! Поэт-новатор все равно что ребенок-камикадзе, которого бросили под танки с бутылкой зажигательной смеси:

    И вот мне снится и снится одно и то ж. // Как бегут по смерзшемуся глинозему эн-эн тысяч детей, // русскихпольскихеврейскихцыганскихвенгерских и пр. // "освобожденных от фашизма стран", // в шинелях не по росту снятых с убитых в трофейных башмаках // гигантских, те вылетают с ног, и бегут босиком, // шинели слетают и бегут в одних трусах, // вьются снега, ливни стоят столбом, // бьют пулеметы и мины а мы бежим и бежим, // безоружные, а следом топочут герои Побед.

    Герои Побед потом удостоятся своих наград.

    Суммируем: автор поет как пообанный, // он -- Антимир и мутак.

    Но именно потому, что автор как "пообанный", он не просит, а требует, чтобы его слышали! Не становились в позу потребителя высокой культуры. Не судили со своей колокольни о том, насколько нравственно или безнравственно его творчество. Не "строили" его ради своих литературных концепций (для этого было бы, конечно, удобнее, чтобы поэт исписался или испустил дух!). Автор хочет, чтобы его слышали! И менялись, как меняется он сам!

    То есть Соснора требует от читателей, чтобы они были эстетами. Иначе двери нового смысла для них закроются! Навсегда!
    Wednesday, September 20th, 2006
    12:46 pm
    [wind_de_nor]
    М. Маланова "Просторечие" (2006)
    "Просторечие" Мары Малановой -- книга стихов. Эти стихи в самом деле написаны простым языком: и верлибры, похожие на записи в ЖЖ, и те, что в рифму. Но это, вопреки расхожему мнению, совсем не мешает им быть примером настоящего эстетизма!

    Маланова пишет, например, так:

    Раньше для стихов не нужен был повод, // они рождались из того смутного мелодического облака, // которое постоянно окружало меня, // теперь для них нужны происшествия, // а ничего не происходит

    Ничего не происходит! Поэты постоянно сетуют на то, что им не о чем писать. Для них это существенная проблема! По крайней мере, для тех, кто постоянно сосредоточен на стиле. Это, понятно, не значит, что они выдумывают какой-то нарочитый сложный синтаксис и вводят неологизмы, чтобы никто в результате ничего не понял. В стиль погружаются, как в сон или воду:

    живёшь под водою // блаженным сновидцем // во чреве кита // ниневия не снится // а видишь разноцветные травы степные // стрекочет кузнечик // и хищная птица // расправив два мощных крыла // над тобой зависает // на память приходят слова // вода их смывает

    Вот и Маланова: пересказывает сны и фильмы, значительные и незначительные события, случаи из жизни -- своей и своих знакомых, предается воспоминаниям, пишет, по сути, о ерунде, как сама признается в другом стихотворении. Но значение имеет только погружение! Внутреннее движение! На дне сердца! В эти стихи можно уйти, как уходят в себя.
    Tuesday, August 15th, 2006
    2:34 pm
    [wind_de_nor]
    С. Кьеркегор "Дневник обольстителя" (2005)
    "Дневник обольстителя" -- фрагмент обширного сочинения датского философа и писателя Серена Кьеркегора "Или -- или" (1843). Выбор "или -- или" делается между этикой и эстетикой. Обольститель Йоханнес -- эстетик, конечно. С позиции этики его поведение не может не осуждаться. И осуждается!

    Для соблазнения молодой девушки Йоханнес подыскивает ей жениха (чтобы выигрышно смотреться на его фоне), оттирает его и делает предложение. Затем он добивается того, чтобы девушка в него крепко влюбилась, но сама же расторгла помолвку (прочь условности! любовь не терпит формальных уз!), лишает ее девственности и бросает.

    Слишком уж сложно! Не знаю, найдется ли бедолага, который, начитавшись Кьеркегора, решит провернуть этот сюжет сейчас. Скорей всего, его ждет разочарование! Впрочем, может статься, что предмет обольщения сам не понаслышке знаком с "Дневником": тогда спектакль будет разыгран без запинки и к обоюдному удовольствию! Особенно если у предприятия приличный бюджет!

    Ну да интересно тут совсем не это. Из послесловия к "Дневнику" можно узнать о некоторых обстоятельствах жизни самого Кьеркегора:

    "Второй сюжет -- романтического свойства: расторгнутая помолвка с Региной Ольсен -- незатухающая сплетня для "провинциальной столицы", Копенгагена. До сих пор нет приемлемого объяснения этого поступка, которое могло бы усмирить любопытство читателя."

    Кьеркегор, похоже, сам эстетик! Да еще какой! И совсем не чужд всех тех рассуждений, которые приписал своему персонажу. Что же до критики эстетизма с позиций этики, так это, понятно, для отвода глаз. Даром, что ли, его диссертация называлась "О понятии иронии"!
    Sunday, August 13th, 2006
    9:35 pm
    [peopleofdesign]
    BloGS about art!

    Два замечательных блога, посвящённых дизайну, иллюстрации, анимации и фотографии.
    Свежие ссылки на талантливых и креативных художников, на лучшие арт сайты интернета - это
     Peopleofdesign.ru
    Блог, посвящённый полностью искусству иллюстрации и собирающий большую коллекцию рисованных персонажей - ArtParohod.com

    также есть трансляция этих сайтов в LJR:
    peopleofdesign.ru - трансляцционный аккаунт в LJR
    artparohod.com - трансляцционный аккаунт в LJR
    [info]syn_art_parohod@lj
    </span> [info]syn_peopleof@lj
    1:59 am
    [lqp]
    "Мир фантастики"
    А глянцевые журналы считаются книгами с точки зрения этого сообщества? А?

    Ну ладно, буду думать что считаются.
    критика )
    Monday, July 17th, 2006
    3:59 pm
    [wind_de_nor]
    Э. Лимонов "Ноль часов" (2006)
    Эдуард Лимонов издал новую книгу стихов, счастливое свидетельство того, что инертная жизнь, не располагающая к героическим жестам, побивается мечтой и мифотворчеством. Объявленное Лимоновым в 70-х годах желание стать национальным героем привело его в тюрьму -- но вместе с тем придало величия! Сделало тюрьму метафорой попираемых героем обстоятельств!

    Только однажды он признается в собственном бессилии -- в стихотворении, давшем название всему сборнику:

    Со всеми пострадавшими и страшными // Убившими, ограбившими, павшими // Стоял я в длинной очереди к медсестре // А день лишь занимался на дворе <...> Тюрьма живая как предгорья Рая // Тюрьма кишит. И вшами умирая // Мы бродим и заламываем руки // О эти наши утренние муки... // О ноль часов, о ноль часов! Тоска // Как будто жизнь -- могила из песка...

    В остальном Лимонов бодр, весел и шаловлив. Несмотря на свои 63! Более того, этот возраст позволяет ему называть себя патриархом! Мудрым стариком! Отцом Эдуардом!

    Говорят, что политическая деятельность Лимонова напрямую связана с его литературным творчеством: он ушел в радикальную политику и создал свою партию, чтобы было о чем писать книги. Так и есть! Стиль диктует человеку его поступки. Литература формирует реальность! В этом ее благородное назначение!
    Friday, June 9th, 2006
    2:00 pm
    [wind_de_nor]
    М. Амелин "Конь Горгоны" (2003)
    За книгу стихов "Конь Горгоны" Максим Амелин получил главную премию "Московского счета". Понимать это надо так, что похвалы достойно усердие.

    Автор, переводчик Катулла и "Приаповой книги", знаток античной поэзии, столовой ложкой черпает вдохновение из Овидия, Пиндара и Горация. Из античности у Амелина эпиграфы, пеоны, обильные инверсии, белый стих. Рассказ о том, какой едой украсить стол, -- несомненно под влиянием Горация. Только у Амелина это получается уж очень по-крестьянски:

    "Черного // пора нарезать хлеба, белой соли, // не скупясь, // выставить целую склянку."

    Не скупясь! Тот еще жучило! "Чужого куска мне не надо, но свой не отдам никому"! Дружба дружбой, а табачок врозь! Этот крестьянин, как признает сам автор, попал в литературу, а мог и не попасть:

    "Короче, не будь я поэтом // по воле поющих небес, // не в том преуспел бы, так в этом, // где важен порядок и вес."

    Сближение поэзии и земледелия, конечно, не случайно. Само слово "культура" происходит от латинского colere -- возделывать, обрабатывать землю. Амелин -- крестьянин от литературы и, как и всякий крестьянин в литературе, возводит генеалогию к "Трудам и дням" Гесиода, а бессмертие свое обосновывает участием в круговороте вещей в природе: умрет, станет землей и разрастется зеленью всякой, преумножась, оставив себя на веки вечные в мироздании. Видимо, это касается и его виршей, которые, в общем, по мнению Амелина, тоже бессмертны. Надо только помнить, насколько глубок культурный, возделанный слой почвы в Средиземноморье, и каков он в средней полосе России. Старательный поэт, вскапывая огород созвучий на своей делянке, упрется разве что в XVIII век, в Хвостова и Тредиаковского. Да и этот слой уже изрядно истощился, а кое-где и вовсе превратился в глину. Не получится ли так, что всходы на этих глинистых почвах будут хилы и неказисты?

    В остальном о крестьянине-поэте (не путать с крестьянским поэтом!) можно сказать, что он суеверен, прожорлив, страшится молнии, провидет в ней за райскими кущами отверстый ад. И это о нем Артюр Рембо, предпочитавший вспаханным полям в поэзии городские и угрюмые лесные ландшафты, писал: "Солдаты леса, вороны, привет! // Вас Бог прислал, чтоб вон // был изгнан вами хитрый домосед, // крестьянин-скопидом".
    Tuesday, May 16th, 2006
    4:17 pm
    [wind_de_nor]
    М. Степанова "Физиология и малая история" (2005)
    Стихи Марии Степановой из книги "Физиология и малая история" имеют сходство с наукой -- в стремлении обнажить суть вещей. Но если в научных дисциплинах занимаются сторонними явлениями, то поэт рассказывает о себе, поэтому в первом случае цель исследования достигается любознательностью, а во втором -- искренностью.

    Собственно, физиология и малая история -- метафоры этой искренности.

    Мне неспокойно с собой, как хозяйке питбуля. // Вот я над малым селом многоглавая буря. // Вот я за мирным столом саблезубая ящер. // Лучше возьми меня за и задвинь меня в ящик: // Словно в шкаф платяной – в плотяной, // Между этим и этим ребром, // За границею кожной, мясной, костяной – // В непреложный прижизненный дом.

    Стихотворение называется "Желание быть ребром". Степанова находит слова, чтобы рассказать о главном в женщине. Женщина хочет любить и рожать. Остальное -- малая история, способы обратить на себя внимание! Зачем женщине ходить на футбол и заниматься литературой? Зачем стоять на баррикадах, воевать с ветряными мельницами, играть в мужские игры? Чтобы стать любимой! Темной кровью двигаться к затылку! И рожать!

    В противном случае: Если чудо не созреет, // Древо станет сухостой.

    Есть в этом желании и еще одно: женщина знает, что она своей любовью, тем, что она вызывает к себе любовь у своего мужчины, этой, такой человеческой, любовью она его спасает! В самом христианском смысле! И это не лирика! Не женский каприз! А практически прямо-таки научный факт!
    Wednesday, May 3rd, 2006
    5:54 pm
    [wind_de_nor]
    А. Витухновская "Черная икона русской литературы" (2005)
    Сабж состоит из пяти разделов. Первый раздел -- проза, четыре остальных -- стихи, без малого за двадцать лет, хронологическая последовательность не соблюдается. Такая перестановка стихов местами возможна, потому что Алина Витухновская уже с младых ногтей демонстрировала в стихосложении образцы зрелого стиля!

    Эмоция, которая и формирует этот стиль, -- ненависть. Это важно! Подавляемые ненависть и жажда мести целых народов со времен Ницше являются реальным фактором политики, но до сих пор не находили своего голоса в современной поэзии! Можно ли тогда назвать такую поэзию современной?

    Витухновская, в 90-е годы своей судьбой доказавшая, что мир -- тюрьма, сейчас актуальна чрезвычайно. И вовсе не обязательно для объяснения ее стихов ссылаться на гностиков. Наоборот, вся эта чрезвычайно глубокомысленная античная трескотня только затемняет дело. Стихи и проза Витухновской потеряют свою значимость только тогда, когда исчезнет порождающая их эмоция. А это, видимо, произойдет еще совсем не скоро!

    По крайней мере, за двадцать лет устарела разве что одна строфа из стихотворения 1987 года:

    У меня нет права на слово "вечность". // У меня нет денег на право забыть. // Они говорят, что это бедность, // Я говорю, что страшно жить.

    Теперь-то всем известно, что так говорит пародист Ренаты Литвиновой.
    Thursday, April 20th, 2006
    1:31 am
    [arvegger]
    Прочла "Цемент" Гладкова, залпом, - соскучилась по настоящей литературе. В моем понимании книга совершенно жуткая. Страшнее и не припомню. Даже как-то пошатнула представление, что критический реализм трансформируется в соцреализм при социализме.

    Еще прочла кучу говна, но про него потом как-нибудь.
    Saturday, April 8th, 2006
    12:13 pm
    [wind_de_nor]
    А. Труайя "Бодлер" (2006)
    Анри Труайя -- французский прозаик русского происхождения, автор многочисленных биографий русских писателей и царей, Радзинский для французов. И его книга о Шарле Бодлере, поэте XIX века, несет в себе достоинства и недостатки, которые можно ожидать от такого сравнения.

    К достоинствам относится несомненное просветительское значение сабжа, возможность узнать больше о поэте, создавшем новый эстетизм и новый эротизм европейской литературы и культуры, актуальные до сих пор. Кроме того, нельзя не отдать должное драматургическим способностям Труайя, его умению выстраивать сюжет биографии, которая вовсе не изобилует яркими событиями.

    В числе недостатков -- крикливая экзальтация, пустословие многочисленных психологических описаний, авторский взгляд на судьбу Бодлера, чисто обывательский. "В домашних библиотеках порядочных людей эти книги [книги Бодлера] соседствуют с произведениями Виктора Гюго", -- пишет Труайя. Он сам -- один из этих порядочных людей, которые в свое время крепко доставали Бодлера, пока тот был еще жив, и всячески над ним измывались.

    Да и что изменилось с тех пор! Как еще, если не "измывательством", назвать то, что автор для того, чтобы хоть чем-то сдобрить нудное цитирование писем Бодлера своим родственникам, высасывает из пальца эдипов комплекс. А любовь к матери, о которой повторяется так навязчиво, что начинаешь думать недоброе! А совершенно дикое утверждение, что страстное влечение Бодлера к уродству возникло из нежелания замарать светлый образ матери!

    А когда Труайя пишет, что Бодлер в юности выбрал циничную и мизантропическую манеру держаться, как иногда опрометчиво выбирают костюм! И это о Бодлере, который всегда, с юных лет был денди, который отводил большое внимание тому, как он выглядит, и занимался своим туалетом по два часа в день! Думается, это заявление насчет костюма было сделано опрометчиво. Совсем черт-те что.

    Ну да Труайя и не пытается примерить костюм Бодлера. Даже не накинет пиджак на плечо, как Парфенов. Вылитый Радзинский!
    Monday, March 27th, 2006
    7:01 am
    [lqp]
    С. Щеглов. Тень спрута
    http://lib.aldebaran.ru/author/shcheglov_sergei/shcheglov_sergei_ten_spruta/

    Рекомендуемое чтение для участников движения “Слава робатам!” и патриотов Звездной России.

    В остальном Щеглов как Щеглов, слегка облегченный и самопародированный. Сильной стороной Щеглова, как вообще, так и в данной повести является умение впечатляюще изобразить “приключения духа”, оставаясь при этом в рамках тем и понятий, присущих фантастическому боевику. Безо всяких там вечных тем и глобальных вопросов. С одной стороны это хорошо - очень редко можно встретить писателя способного живописать приключения духа. Прямо скажем, второго имени я прямо так сходу и не назову. С другой стороны - а зачем же это нам вообще тогда нужна книга, если в ней глобальных вопросов нету?
    Tuesday, March 21st, 2006
    3:02 pm
    [wind_de_nor]
    Юкио Мисима "Комната, запертая на ключ" (2005)
    В книге семь рассказов Юкио Мисима, написанных в 1954 и 1955 году, и одна из пяти "Современных пьес для театра Но".

    Можно подумать, что короткая проза, да еще в таком небольшом объеме, -- лишний довесок к романам, которых Мисима написал штук сорок, но этот сборник замечателен тем, что дает наглядное представление, на каких именно грядках произрастают пионы истинного эстетизма!

    Указание, в каком направлении для этого двигаться, есть в послесловии к рассказам:

    Вдобавок все это написано старой дореформенной иероглификой, подчеркивающей приверженность Мисимы запрещенному культу божественности императора.

    Через десять лет после поражения во Второй Мировой войне тогда еще один из самых "либеральных" писателей пользуется дореформенной иероглификой! Для этого надо очень не любить реалии послевоенной Японии! Понятно, что неоднократно поминаемая в рассказах ненависть персонажей в полной мере относится и к автору.

    Эту ненависть, несмолкающее подспудное чувство, уничтожающее на корню душевное здоровье и равновесие, не надо пестовать и лелеять. Она -- истинна. И так же истинна взращенная на ней красота.

    Роскошь этих цветов не сравнить с красотой, которую может предложить добро. Красота добра -- незабудки на церковном кладбище, да и только.
    Tuesday, March 14th, 2006
    10:55 am
    [lqp]
    Артур Баневич. Драконий Коготь
    Эту книгу я начал читать с большим сомнением и даже некоторой скукой. Виной сему - аннотация, которая, как видно из отзывов на Альдебаране, обмвнула и многих других. В ней книга преподносилась как подражание Сапковскому. Пан Анджей и сам-то в последних книгах выглядит не лучшим образом, а уж подражатели...
    И только уже начиная вторую главу понял, что наткнулся на неожиданно сильную и оригинальную книгу.
    Никакое это, конечно, не подражание Сапковскому. Если у них и есть что-то общее - так это стиль, характерный для польской фантастики как таковой. Хотя, собственно, и к фэнтези книгу можно отнести лишь с изрядной натяжкой. На самом деле это цепочка философски-политических притч на темы, хоть и не тождественные, но все же довольно близкие к сегодняшней жизни. Нету тут ни эскапизма, ни крутого фэнтезийного героя, за приключениями которого с замиранием сердца следит читатель. Какая уж тут крутизна, когда главного персонажа - Дебрена - каждый прохожий не преминет пнуть, запугать, оскорбить - а он воспринимает это как должное.
    Я практически не разбираюсь в польской политике и поэтому, видимо, понял далеко не все. Но местами проскальзывают ссылки, очевидные даже и мне.
    В городе Гаге провинциальные власти недавно построили современную тюрьму, и именно такие магические стены там сложили. Преступников, в тюрьме или в башне заключенных, эти стены не только сами охлаждают, но и сушат, тем самым обеспечивая бесплатные пытки. Кажется, экономия получается значительная, потому что половину исполнителей удалось от работы освободить. Что тут говорить, жить нам досталось в счастливое время. Мир идет к лучшему благодаря магическому прогрессу.

    Книга очень грустная, но грусть эта, однако, знает меру и нигде не переходит в чернуху и достоевщину.
    Wednesday, February 22nd, 2006
    5:32 pm
    [wind_de_nor]
    "Проклятые поэты" (2005)
    Переводчик Михаил Яснов составил сборник произведений четырех французских поэтов конца XIX века, которых принято называть "проклятыми". В их числе Тристан Корбьер, Шарль Кро, Жермен Нуво и Жюль Лафорг.

    В сборнике не только стихи, но и проза, письма, свидетельства современников. Короче, по сравнению с сабжем подборки "проклятых поэтов" в давней антологии "Поэзия французского символизма" выглядят совсем уж мизерабельно! Теперь можно понять, по крайней мере, что это были за люди.

    Тристан Корбьер -- поэт-маринист, французский Мелвилл, Джозеф Конрад и Джек Лондон. Он предпочитал глядеть в мертвые глаза урагана, чем на лица парижан. При взгляде на парижан, Корбьер, по-моему, начинал кривиться. Зато оживлялся, как только заговаривал о море.

    Шарль Кро -- эстет. Насколько это вообще возможно среди семейного шума и гама и детских пеленок. Зато какие высоты эстетизма! Почти "Шепот, робкое дыханье, трели соловья..." Фета!

    Жермен Нуво куда слабее. Особенно это касается его стихов о любви к любви. Но он совершенно искренен там, где пишет о суете и счастье обывателей. Нуво -- бродяга. Он смотрит на обывательский мир со стороны, сам ему не принадлежит. И его взгляд потому содержит смесь иронии, интереса и зависти.

    Жюль Лафорг -- мечтатель. "Грезэр", как сказал бы Игорь Северянин.

    Совершенно разные! Объединяет их только определение "проклятости", данное им Верленом, и безвестность при жизни. Предисловие к сборнику, написанное Михаилом Ясновым, в этом смысле очень поучительно.

    Только не надо принимать за чистую монету все эти рассуждения о "философии саморазрушения". Если кто-то из "проклятых поэтов" и заработал себе белую горячку, то вовсе не во имя Поэзии. На то, видимо, были другие причины.
    Monday, February 13th, 2006
    12:03 pm
    [wind_de_nor]
    А. Васильев "Богиня. Разговоры с Ренатой Литвиновой" (2004)
    Журналист Алексей Васильев собрал интервью со сценаристкой и кинорежиссером Ренатой Литвиновой, ее прозу, собственные впечатления от общения и фотографии со съемок кино. Делалось это для раскрутки фильма "Богиня".

    Ничего особенного, разговоры за жизнь и о кинематографе. Но большего и не надо! Главное -- чтобы Литвинова рассказывала. Вот например:

    Я поражаюсь на этих женщин-долгожительниц, которые так беспечно реагируют на смерть знакомых: "Она, мне кажется, умерла? Да! Она что, еще жива?!" Или наоборот, про какую-нибудь подругу: "Ах, она такая распрекрасная". "А вы знаете, -- я говорю, -- она умерла". -- "Умерла? О, Господи Боже мой". И -- раз! -- закрылась эта шторка переживаний. Причем так же безразлично они рассказывают о своих возлюбленных, о детях умерших. Ведь отчего они долгожительницы? Они эмоциональничают только на то, что для них неразрушительно. Как только возникает настоящая трагедия или терпит крах любовь, в них срабатывает механизм самозащиты -- они увлекаются какими-то мелочами и совершенно не дают себе пережить горе. Еще в них есть удивительная невосприимчивость к критике. Я, глядя на них, помнится себя все спрашивала: "Что лучше: быть долгожительницей или чувствовать что-то?"

    Литвинова предпочитает чувствовать. Она дает себе пережить и горе, и счастье, и свободу, и любовь, конечно. Потому-то к ней столько внимания!

    Вот, казалось бы, простые вещи. Чувства! Кто их не испытывал? Кто не говорил об этом? Но это испытание и говорение надо повторять снова и снова. И не бояться показаться при этом банальным. Такое под силу разве что эстетам.

    Только эстеты умеют говорить просто о простых вещах.
[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
About LJ.Rossia.org