Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет 3d_camper ([info]3d_camper)
@ 2019-01-17 14:47:00

Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Ложные стереотипы, или Кто поднимал промышленность в Қазақстане?
Наверняка вам приходилось слышать о том, что нам, қазақам, подняли промышленность. Неужели кто-то полагает, что в зарождающейся промышленности Қазақстана массово работали представители казачества или переселенческого крестьянства? Тут следует упомянуть, что индустриализация в Российской империи началась в 40-ые годы XIX века. Она сопровождалась спадами (я уже не говорю о рабском труде крепостных) и порой с большим сомнением могла быть названа состоявшимся «техническом переворотом». Например, еще в 1880 году 90 % чугуна в России выплавлялось с использованием древесного топлива, в то время как в Казахстане в этот период в медеплавильных печах использовался уголь (понятно, что у нас не было столько древесины, но тем не менее).
Меня интересуют истоки мифа о том, что советская власть подняла қазақам промышленность. Где же были сами қазақи и почему это подается как некое благодеяние (словно за этим не стояло вполне меркантильных целей или это не сопровождалось резким ухудшением экологии)?
Рассмотрим для примера Карагандинский угольный бассейн.
19 августа 1854 года Н. А. Ушаков, штейгер Г. Чернавин и 11 рабочих қазақов (!) в верховьях рек Караганды, Бокпа-Карасу, Кокпекты и Майкудук пробили 13 шурфов.
Первых рабочих горной профессии нашли на Урале из числа крепостных. В 1857 году их учтено 27 человек и сразу было набрано 25 қазақов.
1858 г. уже 45 қазақов-углекопов.
1862 г.: крепостных – 74, қазақов – 117 (почти в 1,5 раза больше).
1863 г: количество крепостных не указано, қазақов – 110.
Промышленники охотно принимали на работу местных жителей: қазақи работали хорошо и много, а платили им значительно меньше, чем русским рабочим. Кроме того, русские много пили и в эти дни не выходили на работу. Была сложность и с қазақами: нанимаясь на летний период, пока скот спокойно пасется на близлежайших жайлау, они с приходом зимы увольнялись и уходили с аулом на кыстау. Обедневшие қазақи, как правило, нанимались, чтобы подкопить денег, купить скот и вновь кочевать со своим аулом.
В 1879 году из 245 углекопов қазақи составляли 196 человек (80 %), в 1885 году қазақов возросло до 238 человек (русских рабочих – 60 человек, т.е. 25 %). Кроме указанных қазақов, занятых добычей угля, қазақское население (100 %) занималось перевозкой грузов между Спасским заводом, Карагандой, Успенским рудником и до железной дороги в Петропавловске.
В 1885 году на копи среди прочих хозяйственных построек было семь дворов, где постоянно проживали 60 человек русских рабочих. Қазақское население, занятое на промыслах, располагалось в юртах летом и зимой – в землянках.
С 1886 по 1896 гг. добыча приостановлена.
После возобновления добычи горные промыслы Рязановых пусть и медленно, но развивались. На Успенском руднике работало 170 горняков, в числе которых были 164 қазақа (96 %).
На карагандинской копи работало 522 человека, из них 496 қазақов (95 %).
На Спасском заводе число рабочих – 202, из них 143 қазақа (71 %).
Рабочие рязановских шахт жили в весьма стесненных условиях. Средний заработок шахтёра в день составлял 73 коп., в то время как служащий получал 54 руб. в месяц или примерно 1,8 руб. в день (т.е. больше чем в 2 раза больше).
При Рязановых на Карагандинских копях произошли первые выступления қазақских рабочих (до русской революции 1905 года!). Забастовки и стачки носили стихийный характер, рабочие отстаивали в основном экономические требования. Летом 1900 года шахты покинули 83 рабочих, которым не выплатили обещанные при вербовке деньги. В конце 1903 года шахтёры не выходили на работу в течение трёх дней. Организаторы этой забастовки Б. Сихимбаев и С. Ерикбаев требовали, чтобы рабочим выдавали качественный уголь для отопления жилых помещений.
Первого июля 1904 года шахты Успенки, Спасска и Караганды были сданы в аренду, а затем проданы французам, которые, в свою очередь, продали угольные шахты, Успенский рудник и медеплавильный завод англичанам.
В сентябре 1904 года в Караганду и Спасск прибыли шесть английских и американских инструкторов, назначенных для работы на копях и заводе. Шахта вступила в строй в 1906 году.
Фелл и Фрэнк обратили внимание на низкую стоимость услуг перевозчиков, которыми были исключительно местные қазақи (100 %), знавшие степь, степные дороги и их особенность в разное время года, и для которых дальняя дорога не составляла сложности. Англичане писали: «…перевозчики просили нас позволить им перевезти оборудование, которое мы закупали… за цену в 22 доллара за тонну. Т.к. одна лошадь с повозкой может перевозить примерно полтонны, получается, что одна повозка совершает путешествие в семьсот миль туда и обратно за 11 долларов. 13-14 сотен миль кажутся мне слишком большим путешествием для лошади с повозкой за 11 долларов».
В октябре 1904 года Фрэнк сообщал: «Нанято 1300 человек, а с контрактниками будет примерно 2500. У нас 500 повозок и 1000 волов на перевозке угля и руды, а зимой будет 600 верблюдов». Контрактниками были перевозчики на волах и верблюдах, и их число составляло 1200 человек.
Акционерное общество «Спасских медных руд» планомерно занималось развитием не только производства, но и положением рабочих. Русским рабочим предоставлялись помещения с отоплением и освещением. Рабочие из қазақов жили летом в юртах, зимой переходили в заводские помещения (!).
В Спасске в 1914-1916 гг. 3000 жителей. На разных работах заняты 1500 қазақов и 300 русских (русских – лишь 17 %).
На Спасском заводе заработная плата зависела от вида работ. В мае 1914 года медеплавильщики работали по 8 часов. Оклад мастера в день составлял 1,80 руб., его помощника - 1,70 руб. и рабочих - 0,60 руб. В кузнечном и столярном цехах трудились по 9 часов. Здесь мастеру платили в день 2,40 руб., его помощнику - 1,50 руб., рабочим - по 0,70 руб. Особая бригада занималась вспомогательными делами по 10 часов в день. Десятник получал 2 руб., а рабочие - по 50 копеек.
Рабочими, как правило, были қазақи, а мастерами, помощниками, десятниками - русские. Может, переселенные из российских деревень русские были лучше подготовлены для выполнения технических работ?
Из воспоминаний Фелла: «Русский характер высокого стандарта: терпеливый, вежливый, уважительный, сочувствующий и незлобный… Главный недостаток – неудержимое пьянство от самогонки, полной сивушних масел, до одеколона и формалина. Другой серьезный недостаток – отсутствие целеустремленности. Если русский обещает выполнить твою просьбу «сейчас», то это будет завтра, а если говорит «завтра», то она не исполнится никогда».
Из воспоминаний Уорделла: «…В Сары Су работало около 120 человек, из которых 20 было русских. Они были наняты как служащие, десятники, мастеровые. Как правило, они были не сильно образованы. Но, по их собственному мнению, обычно русский знал все и оскорблялся, когда ему что-то объясняли. После детального инструктажа он часто делал что-то совершенно иное, будучи уверенным, что знает лучше, чем его инструктор, или что инструктор имел в виду совсем не то, что сказал. Будучи очень общительным, он любил проводить много рабочего времени, бездельничая и покуривая в кругу своих товарищей» (см. материалы Ю. Попов «Караганда и вокруг нее»).
Следующие после революции 15 лет исторические события не позволили развивать промышленность.
После голодомора количество қазақов в Карагандинском регионе значительно сократилось. Число же заключенных, переселенных, депортированных росло. В годы политических репрессий и войны на шахтах работали в основном заключенные КарЛАГа и, позже, военнопленные (например, военнопленными Спасского лагеря были введены в эксплуатацию шахты № 105, 106, 38 (с обогатительной фабрикой), они же участвовали в постройке шахты им. Костенко).
В послевоенные годы проводится политика вытеснения и неприема на работу на шахты (за счет чего можно было выжить в голодное послевоенное время) қазақов и некоторых представителей депортированных народов.
В 50-60-ые гг. на шахты принимают тех, кто остался не у дел после провала одной из самых больших афер – целины (это – отдельная тема). В это время, к слову, и начинает строиться город, в котором қазақи составляли ничтожно малую часть. Работникам промышленности бесплатно выдаются квартиры, предоставляются путевки в пионерлагеря и санатории. Қазақов, вытесненных из промышленности, это почти не коснулось.
Таким образом, миф о том, что кто-то поднимал нам промышленность, и қазақи, мол, лентяи, не хотели там работать, берет начало в 50-ых годах ХХ века, когда қазақи были методично вытеснены из строящихся городов и высоко оплачиваемой работы в промышленности.


(Читать комментарии)

Добавить комментарий:

Как:
(комментарий будет скрыт)
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Имя пользователя:
Пароль:
Тема:
HTML нельзя использовать в теме сообщения
Сообщение:



Обратите внимание! Этот пользователь включил опцию сохранения IP-адресов тех, кто пишет анонимно.