Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет alcomystic ([info]alcomystic)
@ 2012-03-26 00:03:00

Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Настроение:эцелоп бъет по пяткам
Музыка:Six Organs of Admittance - Procession if Cherry Blossom Spirits

Сортир - Камера Обскура


- >>> T A B E P H A >>> (2:5020/6028.73) ---------------------------- tabepha -
 Сооб : 1391 из 2419 -1390 +1392            Snt Loc Scn
 From : alcoMYstic                          2:5020/6028.73                                 01 Apr 10  01:14:00
 To   : Тролль Владимир                                                                    01 Apr 10  01:20:20
 Subj : Сортир - Камера Обскура
-------------------------------------------------------------------------------
    ─╥─────────────────╥─
═════╣  T A B E P H A  ║
    ─╨─────────────────╨─
 31 Mar 2010 пили Тролль Владимир и alcoMYstic

 ТВ> удивительно. хочешь?

-   Удивительно хочу. Занятно, что когда я с тобой выпиваю в какой-либо эхе,
неважно даже где, мне всегда неизменно хочется заказать стакан Джеймсона и
ведро льда. Кажется, наш траурный поход в тот красный английский паб очень
сильно отпечатался в мне.

    alcoMYstic чем-то оглушительно щелкнул внутри себя, зашуршал трухой и
всяким шкафным мусором и взглянул на Тролля почти новыми глазами.

-   Знаешь ли ты, чем ворон похож на письменый стол?
    Вернее нет, история, исполненая неизъяснимого ужаса:
                               *Сортир - Камера Обскура*

    alcoMYstic скрипит и всем своим разнообразным всем откашливается, пъя.

-   Случилось однажды мне, блаародный трактиршык, оказаться в бурную штормовую 
ночь запертым в деревенском сортире. Свистали свистки и гудели гудки кораблей, 
море грохотало там-тамами, а двери домов отвечали ему тук-туками, повсюду
носились носки, сорванные с бельевых веревок злым ураганом, злым и
бессмысленным, потому что у него нет ног. Я (в сортире) сжался от ужаса,
затеплил свечку (никакого электричества не бывает в шторм, лишь небесное, зато 
этого как раз много), затеплил, значится, свечку и принялся читать старинный
готичненький роман "Мельмот Скиталец", дабы себя хоть как-нибудь утешить и
развлечь.

    Как я оказался запертым в деревенском нужнике в такую ночь, когда и собака 
не вылезет из будки, чтобы повыть, помыть и облегчиться, а люди глядят на
потухшие телевизоры, плачут и стыдятся своих слез? А очень просто - я в него
зашел по неотложному делу, проходя мимо по другим, весьма неотложным, делам.
Открыл, вспугнув сколопендр и пауков, скрипучую дверь, нащупал свиток, влажный 
и рыхлый какой-то кладбищенской рыхлостью, протянул руку к ржавой щеколде и
вдруг... Я не в силах передать мой испуг и боль, когда эта самая щеколда
(вместе с приделанной к ней дверью) с оглушительным грохотом вонзилась мне в
голову. Ну, может не так уж вонзилась, но саданула изрядно, брошенная порывом
шторма на меня на манер катапульты или старого пляжного топчана. Весь сортир
содрогнулся - от таинственных вонючих подвалов до гнезд нетопырей под
колокольней.

  ..Или топырей. Как бы то ни было, дверь захлопнулась, неумолимая, как
могильная плита и болезненная, как трое пьяных болельщиков. Чтож, свеча и книга
отгородили меня от безрадостной действительности, бурной, сортирной и ни капли 
не юморной. Я читал, слабо надеясь на спасение - кругом не было ни одной живой 
души, а утопленники, похороненные на кладбище по соседству в такую погоду
более, чем мизантропы и отнюдь не склонны освобождать туалетных узников. Я
читал, находя в своем положении даже некую болезненную и вонючую отраду,
какой-то странный уют, свойственный лишь моргам, гримпенским трясинам и
заброшенным вытрезвителям (особенно если есть табак, свеча, страшная книга и
фляжка ирландского виски). Я читал, прислушиваясь к воплям и завываниям
разбушевавшейся стихии, но обращая на них куда меньшее внимание, чем на
заветную фляжку, заветную трубку и, ясно дело, заветную нудную книгу. Что
дальше? Чем же завершились мои злоключения? А злоключения еще и не начинались!

    ..Естественно, этого и стоило ожидать - резкий порыв ветра, каким-то
немыслимым сквозняком проскользнувший сквозь трещину витража, задул свечу. Я
потянулся за спичками и (о, ужас!) столкнул их в тот вечный мрак, откуда нет
возврата и который можно найти лишь в деревенских нужниках. "Не беда" - подумал
я, непроизвольно предугадав грядущее - "пока не гаснет огонь в трубке, моя душа
в безопасности". В этот момент с высоких пыльных сводов упала всего одна капля 
- именно так и должно было случиться, именно так плачут над тщетой человеческих
чаяний циничные летучие мыши. Капля упала в чашечку трубки и стало окончательно
темно, сыро и как-то зябко, несмотря на глобальные изменения погод и половинный
запас моего ирландского оптимизьма.

    В темноте, сырости и боли разбитого лица, в вони деревенского сортира, в
вое бури и грохоте прибоя вдруг стали возникать какие-то неясные взаимосвязи,
словно бы тончайшие паутинки опутали мою пустеющую фляжку, кипарисы, стонущие
от ударов стихии, скрипы и звоны дверей и щеколд, по абсолютной темноте
заструились мутно-белесые тени, накладывая на столь знакомые моей памяти черты 
грязного деревенского гадюшника какую-то иную архитектуру, даже не архитектуру,
а нечто подобное медленному, выпивающему из человека все тепло вальсу темных
половинок предметов и явлений. Я попытался вырваться из этой складывающейся
вокруг меня, но столь чуждой мне головоломки, Боже, да я мечтал еще раз
удариться о дверь или хотя бы нащупать стены, но не было ничего, не было ничего
знакомого мне, даже время стало частью этой призрачной сети, предав мой
остановившийся хронометр. О чем уж тут говорить, если вонь, всю ночь
преследовавшая меня, оказалась всего лишь одной из темных синих бусин в
медленно стягивающейся плетенке взаимосвязей.

    Я сдался. Я сломался. Я согласился. Да и стоит ли многого ждать от
деревенского пьяницы, ударенного дверью собственного сортира? Я не Джордано и
не Бруно, я готов предать свою душу в любой момент, как и большинство
телезрителей нашего рыбацкого (в прошлом) поселка. А посему я поднял руку,
выпрямил указательный и средний пальцы, коснулся ими ближайшего узла, в котором
билось мое сердце и закрыл глаза. Мои ноги вдруг обзавелись корнями, но это
были мертвые, неспособные никого напитать отростки, мои волосы заколосились
каменным мхом, а в свое время я с удивлением впустил подземную реку, о которой 
никто из моих односельчан даже не догадывался. Я начал медленный танец вечной
глины, я перестал быть и это мне даже понравилось. "Значит не нужно чинить
крышу" - мелькнула последняя мысль и время потекло, кружась.

    Бог велик! Не в смысле "велосипед", это я описываю его основные приметы, в 
данном случае - размер. "Наш пострел везде поспел" - это про него, спасибо. В
миг, когда я уходил в стену, когда меня осталось не более, чем узор трещин на
грязной сортирной штукатурке, когда я даже по меркам деревенских блядей не мог 
бы представлять абсолютно никакого интереса, кроме как нацарапать на мне слово 
"Хуй", вспыхнула молния такой небывалой силы, что все лампочки в сельсовете
перегорели разом, дабы хоть в миг своей смерти изведать величие Господней
стихии в апофеозе коллективного самосожжения. Какие хорошие лампочки, какой
ничтожный я! Но и обо мне позаботились..

>                  ФИЗИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
> Камерой Обскурой называется старомодная коробка, в которой дырочка
> и лист хорошей старомодной бумаги. Свет, попадая в коробку через
> маленькую дырочку, творит чудеса, водя старомодной рукой художника, даже
> если этот художник ничтожество и бездарь.
> Черный Квадрат Малевича - случай использования апокрифической Темной
> Камеры Обскуры Без Отверстия, что есть анафема и ересь.
> Белый Квадрат Малевича - противоположный случай, насчет которого Церковь
> не имеет единого мнения. Как и о самой себе.

    Я смутно, более чем смутно помню то, что последовало. Помню свет, много,
очень много света, вдруг вспыхнувшего в самом центре нового
сумеречно-иллюзорного мира, мира, в котором я не был отдельной частью и это так
нравилось мне. Помню, что мне вдруг стало пусто и ветренно, что в то же время
на меня рухнул оглушительный запах цветущего миндаля и пыли, причем я точно
знал, что эта пыль лежит под акацией у местного магазина и что лежит она
перевернувшись - каждая пылинка брюхом вверх. Помню ощущение времени, разбитого
на секунды, превратившегося из неторопливой подземной реки в тиканье моих
часов, но и это тиканье было перевернуто и пахло миндальными цветами. Помню
знакомых пьяниц, стоящих вниз головой в очереди у магазина и ангелов этих
пьяниц, парящих в море подобно большим белым рыбам. Да, еще были ростущие с
неба лопухи и чей-то до боли добрый смех.

    Утром взошло солнце. Утром меня хватились. Взломали, ясно дело, нужник и
обнаружили, что он весь внутри угольно-черный, выгоревший, причем единственный 
не поврежденный пожаром предмет - моя вишневая трубка. Звать пожарных или
милицию никто не стал - в нашей деревне своих мертвецов хоронят тихо, а мелкими
неприятностями даже соседей донимать не принято. Но озадачились, ясно дело,
изрядно - сгорел ли я, сидя на толчке или в этом самом отверстии утоп? Или
частично сгорел, а частично провалился? Или я поджег сортир и ушел, хлопнув
дверью со всей своей дурацкой дури? И если да - то куда ушел? Посовещались,
плюнули на это дело и отправились, естественно, к магазину - время такое
настало, натикало на часах и по радио, что магазину должно бы уже открыться, а 
явление это космического порядка, пред которым меркнут не только горелые
гальюны, но и политика, и футбол, и прекрасные дамы. И даже мотоцикл.

    В пыли у магазина.. Да, я понимаю, что после такой бури это была не пыль, а
самая настоящая деревенская грязюка по колено, но для меня.. Так вот, в мокрой 
миндально-ангельской пыли у магазина плакал я, размазывая гарь и грязь по
обожженому лицу скрюченной рукой, с торчащими указательным и средним пальцами
(по словам очевидцев: "как факом крестился"). Меня взяли в добрососедские руки,
меня слегка залили "Зубровкой", меня умыли минералкой и обнаружили, что на моем
лице перевернутым даггеротипом отпечатался весь поселок, все его жители,
коровы, собаки, сто лет как разобранный трактор, море, море, море,
недостроенная церковь, кладбище, опять кладбище, но с другой стороны, какие-то 
тряпки, похожие на ворон, куча пустых банок и рваный диван, а если
присмотреться то и лодочные сараи под обрывом видны. Присматриваться нужно
через линзу, в качестве которой лучше подходит не "Зубровка", а обычная
прозрачная.. Короче говоря, я почти целый день (пока чинили проводку и не было 
электричества) пользовался огромным успехом, вернее не пользовался, а просто
сидел как телевизор и слушал голоса людей и тиканье часов. И сейчас слушаю. И
слышу. И вот опять тикнули. Смешно Ж-)


p.s. Где же этот даггеротип? Как я его свел? Куда спрятал? А никуда -
всмотритесь в мое лицо. Все, что на нем есть, появилось в ту бурную ночь
сидения в деревенском сортире. Аминь.


Servus! alcoMYstic                                    [Виноград - давить!]

--- GoldEd
 * Origin: fire back in firebottles (2:5020/6028.73)



(Читать комментарии)

Добавить комментарий:

Как:
( )анонимно- этот пользователь отключил возможность писать комментарии анонимно
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Имя пользователя:
Пароль:
Тема:
HTML нельзя использовать в теме сообщения
Сообщение:



Обратите внимание! Этот пользователь включил опцию сохранения IP-адресов тех, кто пишет анонимно.