Дмитрий Беломестнов
Commenting To 
22nd-Jun-2016 02:27 pm - БОЛЬШОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ (18+)
БОЛЬШОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ (18+)

Евгений Ихлов
22.06.2016


Возможно, задеваю чувства, но не оскорбляю)

Критика https://www.facebook.com/notes/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80-%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B2/%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D1%85%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%B3-%D0%BD%D0%BE/1126243510770194
петербургским историком, уважаемым Александром Валерьевичем Скобовым, некоторых моментов моего эссе «Сны о чём-то большем… [18+]» http://e-v-ikhlov.livejournal.com/179415.html показывают, что чудесные, благородные люди не вполне понимают принцип современного разделения идейных направления внутри церквей, а также псевдоцерковных идеологий, вроде коммунизма.

Идеалистическая интеллигенция исходят из того, что есть движения тех, кто стремится вернутся к нравственным идеалам (моральным максимам) первоначального этапа и тех, кто не просто оппортунистически поддерживает существующий социальный порядок («падшую» действительность), но и склоняется к его наиболее консервативным вариантам.

Но я принципиально отвергаю такую схему, предлагая свою. В рамках предложенного мною сравнения радикального исламизма, радикального православизма и радикального социализма, я исходил из совершенно иных критериев. Их суть – проста. Есть религии средневекового типа – ислам и русское православие, т.е. восточное (манихейское) христианство.

Есть стилистически напоминающий религию коммунизм, который по социальным практикам напоминает пародию на католицизм, а по модели глобального распространения – халифат 7-9 веков.

И есть, привлечённая для сравнения, доктрина либеральной демократии, ставшая идеологическим мейстримом Запада.

Исходя из максимов последней, я заявил, что с моей точки зрения, исповедание ненасильственного стремления к воплощению социального идеала, соответственно, «Святой Руси», Халифата и Мирового Союза соцреспублик не должно преследоваться, что никакой мирный утопизм не может быть признан экстремизмом, даже если его задача – теоретическая деконструкция существующего и легального порядка вещей.

Поскольку есть два равноправных направления в каждой доктрине – консервативно-оппортунистическая и радикально-утопическая.

Вот цепочка моих рассуждений.
На всём доктринальном лежит отпечаток Средневековья, как именно доктриноцентрического периода.

В этой схеме совершенно не важно, что конкретно предлагали основоположники доктрин, важно лишь зачем. Например, основа христианских максим – социопсихологические рецепты «Нагорной проповеди» – это алгоритм ухода от государства. Классическая рекомендация: получив по щеке или лишившись бурнуса, не беги к судье, но и не возвращайся к язычеству «вендетты»…

Но, если развить тему урегулирования межличностного конфликта, то, вопреки стереотипам, когда христиане уже 19 веков полемически противопоставляют новозаветную «щёку» - ветхозаветному «зуб за зуб», ровно тот же смысл имеет галахический запрет на обращение к властям в случае бытового конфликта. Нарушитель обязанности сделать предварительную попытку мирового посредничества, обратившись к раввину или в религиозно-общественный суд даянов, считается стукачом-«майсором» [от этого слова – «мусорА»]. В базовой ежедневной молитве иудаизма - "Амида" (18 благословений)» есть отдельное: «не подавай надежды наветчику и лиши удела в будущей жизни всех гонителей еврейского народа». Обратите внимание на параллелизм тяжести прегрешения!

(Небольшое отступление в сторону. Уже только из этого видно, что ложно обвинённый в подготовке антиправительственного мятежа бродячий галилейский равнин-экзорсцист был основоположником отнюдь не альтернативы раввинского иудаизма, но как раз одной из его предварительных версий. Инопланетный историк назвал бы раннее христианство «раввинизмом для эллинистов».)

Все морально-обрядовые инновации христианства вызваны лишь сменой аудитории: от патриархальных селян – к пауперам мегаполисов, эллинистскому «плавильному тиглю». Поэтому происходят главные разделяющие изменения – отказ от обрезания (замена его на «обрезание сердца») и от кашрута, т.е. отказ от народной «веры отцов», космополитизм.

В рамках грандиозного социокультурного «фазового перехода» от эллинистической античности к Средневековью радикально меняется символическая иерархия библейского и постбиблейского социума. Вместо почитания как культурных героев князей (наси), касты храмовых олигархов и теологов-книжников (сойферим), как это было у саддукеев; или набожного патриота из среднего сословия, как у фарисеев (перушим)… наверху символической иерархии оказываются голытьба и нищеброды. Тем более что когда в условиях кризиса империи все кругом экономически оседает и социально примитивизируется, то культ бедняка даёт великий психокомпенсаторный эффект. Точно также, как в «романизированной» Европе культ ранее абсолютного социального аутсайдера – истеричной некрасивой фригидной дуры, внезапно вытесняет античный культ топовых женских типажей: элегантной куртизанки, эффектной аристократки, или как у Стругацких в «Трудно быть богом» (там, правда, уже ранний Ренессанс, безумно влюблённый в античность): «томной придворной красавицы или пышной мещаночки, которые так ценились во всех сословиях». Этот культ 18 столетий (шутка: до появления журнала «Ellе») подпитывал христианский антиэротизм.

То же самое у коммунистов: бред, с социологической точки зрения, про «Советы» (квазивече) и «диктатуру пролетариата» - это в действительности - символический бунт против воцарившегося либерального иерархизма. Это эсхатологическое «и последние станут первыми» [эти чертовы древние ж… с их испепеляющей ненавистью к античной имперской цивилизации, идеологически отравили всю западную историю].

Ещё раз – главное. Моральные «максимы» доктрин и религий либо не значат ничего при регулировании обыденной жизни, или носят социально-утилитарное значение, вроде культа целомудрия в качестве профилактики ВИЧ (ну, и доброго старого триппера)…

Значение имеет только степень оппортунизма или, напротив, критичности в реализации доктринальной практики по отношению к «тектоническим» сдвигам (в понимании Евгения Ясина), а именно, к ограничению племенного суверенитета в рамках складывания империй-цивилизаций; к легитимацию новых принципов технологий власти (феоды, абсолютизм) или к ресуверенитизации этнических блоков-стран, т.е. распаду первичных империй.

Поэтому традиционные (средневековые) церкви легитимируют все сложившиеся социокультурные практики, включая крепостничество, рабство, войны, казни, пыточное следствие…

Есть только нюансы. Например, иезуиты, тысячами обращавшие краснокожих, красиво выступили против порабощения «благородных индейцев». С этого начался огромный завоз чёрных рабов в Бразилию и Вест-Индию (видимо, подданных западноафриканских царьков было проще принудить к организованному подневольному труду, нежели краснокожих охотников-собирателей).

А протестанты Новой Англии теориями не заморачивались: для них индейцы были не объектом прозелитизма, но тем же, что ханаанейцы для дружин Иисуса Навина, и поэтому они сразу стали завозить покорных и работящих африканцев в Новый свет…

Вся история доктринальной эволюции церкви – это только хроника конфликта между стремлениями церквей вписаться в формирующуюся социальную ситуацию (и получить за это выгоды) или попытаться стать автономным центром силы, а при неудаче этого - получить от конкурентов – высшей власти, аристократии, или торговых сословий, некие отступные. Пример битвы осифлян с нестяжателями здесь прозрачен до идеальности.

Поэтому самый важный конфликт внутри средневековых церквей и современных псевдоцерквей происходит между консервативной поддержкой разворачивающихся социальных процессов и стремлением противопоставить им свой идеал-утопию.

Например, разваливаются империи-цивилизации (Священноримская, Халифат, Великая Россия) на национальные государства, а радикальные круги поднимают лозунг идеократической (горизонтальной) империи. Или - вот кругом торжествует «протестантская» этика, а левые католики сочиняют принципы «христианского социализма».

Аналогично с социалистами. Когда кругом Бернштейн [отказ социал-демократии от ликвидации рыночно-парламентского общества] и «казус Мильерана» [готовность социалистов стать младшим партнёром буржуазных партий – как гипотетического согласие Касьянова стать вице-премьером в правительстве Медведева], то ленинцы в ответ создают Коминтерн и идею Земшарной республики Советов.

Или, вернувшись на 40 лет назад: кругом торжествует сонный потребительский тоталитаризм брежневщины, а оппозиция поднимет на щит сталинский миф (который не что иное, как переиначенная версия «народной монархии» Тихомирова-Солоневича)…

Почти нет отличий и с либералами: «либертэ, эгалите, фратернитэ… эмансипе, абортэ» – это просто программа смены доминирующих культурных кодов. Ведь самое главное для родившегося либерализма – это идеологическое санкционирование разрыва аристократии с высокомерным феодальным отторжением торгашества в пользу легитимации вовлечения в бизнес.

А также идеологическое санкционирование противопоставлению клерикализму и абсолютизму, легитимации продвижению в элиты новых социальных групп.

Причём, для последнего используются институты «представительной демократии» и «гражданского общества», и доктрина «верховенства закона», т.е. возможности для чиновников, даже министров, проиграть суд.

Доктрина либеральной демократии формулируется исчерпывающе: она – средство противостоять узурпации власти центром политической, или силовой, или административной силы.

А отнюдь не для того, что бы потакать стремлению всяких невежд заставлять государство выполнять их дурацкие желания как по мановению волшебной палочки…

Чему нас учит Карл Поппер: демократия – это честное публичное соревнование политических проектов. Всё! Есть соревнование проектов налогообложения сделок на форекс и снижения акцизов на качественное экологичное топливо…

А соревнования вокруг проекта «отдавать ли заводы рабочим» - нет и быть не может… Даже «боливарианская революция» Чавеса-Мадуро не пошла дальше конфискации («по твёрдым ценам») частной фабричной продукции.

Величайшая победа либерализма – это превращение социализма в движения за сильную социалку, вместо движения за общественное управление производством, каким он был создан двумя бородачами.

Ещё одно отступление от темы.
Создание [запрещённого] ДАИШ – это величайший социоинжиниринговый проект по абортированию исламско-социалистического движения, по аналогии с левокатолическим движением 20-50-х годов.

[Запрещённый] ИГИЛ – это такая Испания-36-38 – собираем всех леваков Запада в одном месте и лупим с двух сторон (чем вариант Четвертого интернационала – международного антисталинского коммунизма снимается полностью).

Как знаменитые бородачи давили Вторым интернационалом анархистов-бакунинцев. При этом, естественно, что «раздавившие» из борцов с классовым государством превратились в борцов за захват оного, ибо их приучили молиться на структуры всемогущие.

Поэтому нет, и не было никакого исторического христианства сторонников выполнения максим Нагорной проповеди (например, есть в России сотня пожилых «меневок» и «меневцев» – и всё). Можно историческое христианство обзывать «савлианство», никакого другого – кроме кучки толстовцев или квакеров – нет в принципе.

Есть православные, согласные со статус-кво (только пенсии повысить), но хорошо бы вернуть смертную казнь (они русские традиционалисты, а значит манихеи), запретить мини-юбки [один из первых декретов греческой хунты в апреле 1967 года!], геев, аборты, разводы, ввести духовную цензуру.

Есть православные, кроме этого набора ништяков, ещё мечтающие о восстановлении Великой России в границах СНГ (без центральной Азии и Баку – этим – статус колоний), во главе с Белым царем и с запретом иудеям и мусульманам занимать госпосты и вообще здесь командовать…

И есть аналоги такого разделения среди ислама и среди коммунистов.

Я же просто считаю, что пока сторонники второго варианта не зовут к насилию, им всем надо предоставлять право свободно ругаться со сторонниками первого варианта.

Ибо нет ничего более очаровательного и душеполезного, чем горячая публичная полемика православного путиниста с православным сторонником немедленной реставрации Легитимной Монархии.

Лучше, чем даже гипотетическая перебранка Киселёва с Квачковым в воскресный прай-тайм.
Comment Form 
From:
( )Anonymous- this user has disabled anonymous posting.
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Username:
Password:
Subject:
No HTML allowed in subject
Message:



Notice! This user has turned on the option that logs your IP address when posting.
This page was loaded Feb 17th 2019, 3:50 am GMT.