Дмитрий Беломестнов
Commenting To 
25th-Feb-2017 03:26 pm - РЕВОЛЮЦИЯ ПАЛЬМ. ЧАСТЬ 1 (18+)
РЕВОЛЮЦИЯ ПАЛЬМ. ЧАСТЬ 1 (18+)

Евгений Ихлов
25.02.2017


Ключ к центральному пункту моих рассуждений я заполучил, ещё не зная об этом, в конце апреля 2014 года, когда установивший мне точный диагноз российско-израильский врач оказался вынужден на время переехать в Москву из-за аллергии на цветение финиковых пальм.

В моих рассуждениях опора только на общеизвестные или легко доступные сведения. Оскорбить или унизить национальные и конфессиональные чувства не намерен, поэтому буду стараться быть по мере сил деликатным.

Опубликовать эти размышления меня побуждают, как конфуцианское почтение к общим предкам, так и настоятельные просьбы известного культуролога профессора Игоря Григорьевича Яковенко, который стоически выдерживал мои фрагментарные озарения на данную тему, кои я периодически на него обрушивал, за что я ему безмерно благодарен.

Часть рассуждений на данную тему я уже высказывал ранее, поэтому прошу прощения за повторы.

Прежде всего, я хочу обратить внимание, что художник, реставрируя исторические события, идёт за логикой развития сюжета и характером героев, в отличие от мемуаристов и хронистов, которые имеют дело с мозаикой фактов, пересказами и сплетнями, обрывками документов. Поэтому в моих попытках реставрации событий весны 33 года нашей эры, случившихся в Иерусалиме и его окрестностях, покажутся совпадения с писателями скорее, чем с евангелистами.

Прежде всего о датировке. Я исхожу из психологического анализа поведения префекта Иудеи (подобная должность стала именоваться «прокуратор» лишь век спустя) всадник [барон, «дворянство мантии»] Пилат Понтий. От был ставленник префекта претория и одно время почти соправителя императора Тиберия - Сеяна, возглавлявшего консервативную юдофобскую партию. Сеян пал в 31 году. При нём Понтий Пилат, имеющий репутацию жестокого самодура, палача и юдофоба, поставил бы по делу Иисуса Назаретянина лес крестов, а не потакал бы Синедриону в притушении его масштабов. Но в условиях, когда по всей римской державе чистили людей Сеяна, был весьма уступив перед напором туземной еврейской знати. Хотя в 37 году сместили и его. Поэтому смещение даты тех событий ранее 33 или 32 года сомнительно.

Необходимо понять контекст событий. Со времён Цезаря и вплоть до начала Первой Иудейской войны - восстания 66-73 года годов евреи были привилегированной общиной. Причиной этого была в помощи, которую еврейское население оказывало императорам в их борьбе с соперниками. Египетские Птолемеи просто сидели на «еврейских штыках» - на отрядах гвардии, базирующейся на нильском острове Элефантин, где даже - в нарушении строго запрета - стояла небольшая копия Иерусалимского храма, в которой приносились жертвы. Евреев люто ненавидели греки, занимавшие, часто евнухами, высшие посты в бюрократии. Но как болтунов, трусов, льстецов, лжецов и интриганов римляне их страшно презирали, считали выродившимися потомками великого народа и называли «гречишками», хотя считали, что в качестве ведомственной бюрократии и творческой интеллигенции они незаменимы. В пику коварным эллинам, римляне предпочли выводить себя от отважных, но простодушных троянцев.

Вся тогдашняя греческая мысль, особенно в Александрии, была фабрикой юдофобии. Поэтому слова «нет ни эллина, ни иудея» [варвара, скифа, раба, свободного, мужского и женского] можно перевести так: нет ни «русского марша», ни профсоюза мигрантов, или, если вернуться на 30 лет назад - ни общества «Апрель», ни общества «Память»...

Но вернёмся к евреям. Дело в том, что среди римской знати стал необычайно моден «иудаизм-лайт», игравший ту же роль, что и «дзен-лайт» в Америке 60-70-х. Его поклонниками стали сенаторские жёны и дочери, от которых не требовалось обрезания, и Публий Тацит шипел от злобы, что во всех римских домах справляют нынче субботу, которую он считал порождением «изначальной еврейской лености». Мода на еврейство как на знаменитый «свет с Востока» шёл уже и от жены Нерона Поппеи Сабины.

И ещё - очень важное. Иерусалимский храм был банкиром западного плеча Великого Шёлкового пути, по которому в Левант и в Рим шла вся роскошь востока. Это приблизительно как Лондонский Сити рубежа веков, контролировавший всю торговлю Европы с Индией и Китаем.

Понятно, почему антиримское восстание 66 года было воспринято как неслыханное предательство со стороны облагодетельствованного меньшинства, и с тех пор политика империи надолго стала радикально антисемитской.

Причинами же, казалось бы иррационального, восстания я вижу две.

Первая - богатства элит почти не перепадали крестьянско-ремесленному простонародью, которое платило двойные подати - римские и местные (своему заиорданскому царю или в Храм) - так река из миллионов золотых фунтов никак не облегчала жизнь в лондонских трущобах Уайтчепеля.

Вторая - считалось, что оккупация язычниками Святой земли препятствует приходу Мессии и наступлению божьего царства добра и справедливости.

В этих условиях даже не изъятие части храмовых ценностей префектом Иудеи Гессием Флором и казнь тысяч протестующих спровоцировали восстание, но паническое бегство префекта из Иерусалима.

Возможно, в конце нероновой эпохи, когда всё большее бремя управления империей выпадало быстро растущему эллинизированному бюрократическому аппарату, на высшем уровне и было принято концептуальное решение «переступить с еврейской ноги на греческую» [как в послевоенном СССР переступили с еврейской ноги на восточноукраинскую].

Вот теперь главное - я убеждён, что адепты коммуно-социалистической западной традиции были совершенно правы, и Иисус был настоящим революционером. Изображение же его совестливым интеллигентом, попавшего в непонятки, на которого подлые чекисты шьют политическое дело (типа, при обыске у доцента нашли копии «Агни-Йоги», а написали в протоколе, что Солженицына, и ещё наркоту подбросили), как это сделали Булгаков, а особенно - Любимов и Бортко, просто - оскорбление настоящего героя.

О названиях - назаретянин или назорей. Путаница могла возникнуть только в переложениях на койне (тогдашний левантийский греческий): Га-Ноцри - выходец из Назарета (Нацрата), а назир - еврейский дервиш, своеобразного ордена вроде суфиев. Но у Иисуса была какая-то степень посвящения, потому что если бы ни знание о данном им обете безбрачия, окружающие были бы скандализированы тем, что 30-летний еврей - холост и уже точно не признали бы его раввином. Тем более, что в окружающем греко-сирийском и аравийском мире содомия была просто ритуализирована. Но есть глухие упоминания о причинах разрыва с этой эзотерической средой - знаменитые упоминания лампы, которые надо ставить на окна (широко известный древний способ освещения городов), а не прятать под горшок. Никакого Иоанного призыва идти в пустыню. В любом случае - безбрачие его уважалось, а вот прикосновение к мёртвому телу было уже допустимо.

О социальном статусе Иисуса. По отцу [в любом случае усыновление давало те же права] - сын почтенного ремесленника, обедневший потомок династии Давида (каковые встречаются, но после резни, устроенной Иродом Первым, они - редки и очень почитаемы), а по матери - потомок одного из знатнейших (одно из 24) священнических родов - коэнов. Раввин - религиозный наставник, имеющий право проповедовать в синагоге, но явно самоучка - никаких данных о его гуру нет (в отличие от Савла/Павла, чьим гуру был сам президент [так я перевёл титул наси - князь] Синедриона Гамалиэль, позднее канонизированный христианами), нет данных о посещении одной из духовных школ. Хотя возможно, учёных наставник был, но готовил Иисуса в назореи, и отказ от вступления в духовный орден привёл к их разрыву.

И вот теперь мы подошли к пальмам. Меня всегда поражало откуда в апреле у чествующих Иисуса на белом осле взялись пальмы. В апреле финиковые пальмы цветут и попытки обломать в этот момент ветки вызвали бы резкие нарекания со стороны добрых селян, для которых пальма - мать-кормилица, как лоза на Кавказе или яблонька у сталинского колхозника. Зато в октябре - после сбора урожая, из пальмовых ветвей делают шатры-кущи (праздник Суккот), а при молитве полагается держать в руках икебану из ветки пальмы (лулав), ветки ивы, ветки мирта и этрог (лайм). Вот тут толпа могла быть вся покрыта ветками пальмы, не хуже Бирнамского леса. Но Кущи - это пьяные еврейские сатурналии и ничего драматически-возвышенного на этом празднике не сотворишь. Но откуда на Песах лес пальмовых листьев в толпе?

Дело в том, что есть еврейское правило использовать священное для священного. И в том числе, старинный красивый обычай сохранять с Суккот ветки для испекания мацы в неких аналогах тандыра. Поэтому ничего подозрительного в том, что несколько тысяч сторонников Иисуса несут в Иерусалим старые ветки нет, для окружающих, а главное - для стражников и шпиков - они просто чудаковатые приверженцы древнего обычая.

Но это - идеальный способ выделиться в огромной толпе пилигримов, набившихся в Иерусалим, как сейчас переполняющих Мекку во время хаджа. И это - отличный способ показать, что ты - безоружен: ни мечей, ни копий, ни страшных ножей террористов-сикариев... Только ветки. Как гвоздики демонстрантов, вставляемые в стволы полицейских карабинов.

И не надо думать, что идея ненасилия была тогда неизвестна. По прибытию на новое место службы Пилат решил спровоцировать ненавистных ему «еврейчиков» - ночью легионеры внесли штандарты с изображением Тиберия и поставили у главных зданий, в т.ч. у Храма. Это было неслыханное нарушение одной из двух еврейских привилегий - быть избавленными от принуждения к языческим церемониям, включая даже присутствие бюстов и штандартов. Второй неслыханной привилегией было освобождение от коленопреклонения перед принцепсом.

И на улицы вышли тысячи протестующих. Они стояли спокойно и только говорили о нарушении обещания императора. Солдаты загнали их на стадион - протестующие легли на землю и лежали 6 дней. Пилат послал солдат шугануть. Лежащие открыли шеи под мечи. Пилат сдался, но затаил в душе хамство.

Итак, 9 нисана 3693 года от сотворения мира, или за 6 дней до начала Песаха 33 года н.э. Иерусалим начинают наполнять сотни тысяч пилигримов со всех концов Святой земли и из основных центров диаспоры - Египта, Дамаска, Афин, Антиохии, Крита, Кипра, Киренаики (Ливии), Рима... Харизматический раввин Иегошуа Назарейский, успевший перессорится со всеми элитами, контрэлитами и субэлитами, во главе сторонников входит в город через Золотые ворота. Сторонники поднимают ветви пальм и начинают скандировать: Славься, Мессия бен Давид! Крик подхватывает огромная толпа. Иисус врывается в притвор Храма и устраивать погром в рядах менял и торговцев горлицами для жертвоприношений. Храмовая стража боится и приблизится. Потом, при аресте в Гефсимании Иисус будет над ней издеваться: вы же меня каждый день видели в Храме - чего не взяли?...

Вот кульминация - на плечах тысяч ошалевших от счастья присутствовать при наступлении Царствия Небесного, войти в Храм, войти в Святая Святых, громко помолится, потом выйти, вылить в огонь благовония, а на жертвенник воду - и сказать: Я - пришёл!!!

Здесь я должен обратить внимание на следующее обстоятельство. Старый - уже на том момент - чин позволял совмещать должности царя и первосвященника. Именно так поступили представители революционной династии Хасмонеев-Макковеев. Ещё более древний обычай позволял избирать и царя (но обязательно - давидида) и первосвященника, но обязательно происходящего от священников-коэнов, «майданом». Лишь бы было широкое представительство от сословий и областей. И тогда огромный митинг становился Кнессетом (буквально - собрание Израиля, но аутентичней перевести - Земским собором). Достаточно было и одного коэна для помазания (а в Большом Синедрионе у него было три сторонника - будущий святой Гамалиил, Иосиф Аримафейский и Никодим) и рав Иегошуа га-Ноцри превращается в Иегошуа га-Алеф - га-мелех га-Исраэль вэ- га-коэн-га-гадоль. Это так - чтобы музыку слов почувствовали...

Этого не происходит. Потом будет ещё несколько митингов в толпе, таких же как десятки и сотни других «гайд-парков». Довольно скоро по меньшей мере миллионная толпа, забившая кривые улицы такого неэлинизированного мегаполиса, забывает и ликующие вопли у ворот и скандал в притворе...

Вы представляете липкий ужас Синедриона - ведь Первосвященник становится распорядителем сокровищ Храма и заново формирует Синедрион (или для музыки - Сангедрин)!

И потом, объявление смутьяна-бродяги царём - это бунт, восстание, революция! С каким удовольствием получивший совершенно законный повод Пилат устроит кровавую баню «мятежной жидовне», не разбирая правых и виноватых, но злопамятно отыгрываясь на владыках Храма, измучивших его склоками и кляузами...

Когда первый страх проходит, решают действовать быстро. До Песах два дня. Если мятежный рав Иегошуа вновь войдёт в Храм и принесёт пасхальную жертву - он Мессия бен Давид, и перед ним склоняются все. Тут ведь принцип - кто смел, тот два съел.

А дальше нужна ювелирная политическая работа. Мятежника - покарать (это доказательство твёрдости и прочности власти), но так чтобы мятежа как бы не было (это доказательство хорошо поставленной «воспитательной работы с населением»).

Окончание http://ikhlov-e-v.livejournal.com/12387.html
Comment Form 
From:
( )Anonymous- this user has disabled anonymous posting.
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Username:
Password:
Subject:
No HTML allowed in subject
Message:



Notice! This user has turned on the option that logs your IP address when posting.
This page was loaded Feb 19th 2019, 10:58 am GMT.