Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
30th-Jun-2012 07:42 pm - Леонид Баткин - о грядущих российских репрессиях и их природе
Леонид Баткин - о грядущих российских репрессиях и их природе



Дмитрий Волчек
Радио "Свобода"
29.06.2012


Историк, публицист, главный научный сотрудник РГГУ, один из старейших исследователей социально-политических процессов в России в интервью Радио Свобода рассказал о возможных перспективах российской оппозиции - в том числе и в связи с расследованием Следственным комитетом "Болотного дела" о беспорядках 6 мая.

Леонид Баткин предсказывает, что "следует ожидать ползучего наращивания репрессий всякого рода".

– Ваш прогноз: чем завершится расследование "Болотного дела"?

– Мы не можем давать прогнозы: всё решается под ковром, решается Путиным. Есть две версии: дело заведено для того, чтобы напугать и отрезать руководителей движения от основной массы, или для того, чтобы всерьез арестовать. Мы этого не знаем. Так у нас устроено всё. Мы ведь не знали, какая будет реакция на Pussy Riot, мы не знали, будет ли побоище во время марша 12 июня или обойдется мирно. Все обошлось мирно, потому что так захотелось маневрировать Путину. Как он захочет сейчас – мы не знаем, и никто не знает.

– Глеб Павловский уверен, что противостояние власти и оппозиции при росте непримиримости с обеих сторон усиливает риск укрепления третьей силы - партии, которую Павловский называется "Конституция к черту". Символом этой силы он называет главу Следственного комитета Александра Бастрыкина. Согласитесь с Павловским?

– Нет, не соглашусь. Это ведь все домыслы – и, по-моему, малоправдоподобные. Какая третья сила? Что, Бастрыкин и Следственный комитет восстанут против Путина? Или какая-то часть его приближенных восстанет? Когда-нибудь это и может произойти, но сейчас этим, по-моему, не пахнет.

– Мне обыски у оппозиции напомнили попытки удержать репрессивную систему в 1988 году. Тогда после первого съезда партии "Демократический союз" была разгромлена редакция журнала "Гласность" в поселке Кратово: был такой же обыск, была изъята вся техника, ценности. В Ленинграде было возбуждено дело по 70-й статье Уголовного кодекса (антисоветская агитация и пропаганда), но все кончилось крахом системы, которая пыталась таким образом обороняться. Можно ли проводить такую аналогию?

– По-моему, нельзя. Я вообще противник аналогий: то сравнивают с Веймарской республикой, то с ситуацией 1988 года – когда был совершенно другой режим и КГБ вел себя иначе, и степень нашей вписанности в мировую систему межгосударственных отношений была иная, и наша связь с мировой экономикой была иная. Словом, когда пала КПСС и развалился Советский Союз – это была другая, особая ситуация. Вообще каждая новая историческая ситуация, как я думаю, может иметь некоторые черты сходства с тем, что уже было, но она всегда обновляется. А в России, когда речь идет о свержении коммунистического режима или режима Путина, мы имеем дело каждый раз с новой ситуацией. И мы должны исходить из достоверных знаний или предположений, которые основываются не на далеком прошлом, а на прежнем поведении Путина. Скажем, то, что было 12 июня, – это был маневр, и то, что было 6 мая, – тоже маневр. Сначала было приказано устроить провокацию, создать это безобразие, затем было приказано надеть белые рубашки. Какой будет приказ завтра – я не знаю. Путин – великий интриган, он меняет маски: сегодня говорит одно, завтра другое – в зависимости от ситуации, момента и аудитории. Посмотрите, недавно в Питере он сказал о необходимости диалога с оппозицией, Шувалов то же самое стал говорить. А что Путин скажет завтра – мы не знаем. Он умеет маневрировать, он очень ловкий человек. Не глубокий, разумеется, но ловкий.

– Ситуацию конца восьмидесятых и нынешнее время роднит глубокая некомпетентность спецслужб. Те люди, которые занимаются расследованиями и "Болотного дела", и дела Pussy Riot проявляют глубокую некомпетентность, как и их предшественники в последние годы существования СССР.

– С этим легко согласиться, разумеется. Умные и образованные люди вряд ли идут в тайную полицию. Хотя умные люди попадаются и там, но именно попадаются, а преобладают люди некомпетентные. Я недавно посмотрел фильм о Мюллере, начальнике гестапо, который презирал все разведки (и наше НКВД презирал), считая, что они непрофессиональны. Мюллер был профессионален. У нас тоже были кое-какие профессионалы, но их было очень мало.

– То, что произошло между Бастрыкиным и редактором "Новой газеты" - еще одна иллюстрация.

– Я склонен, в отличие от некоторых наших сограждан, воспринимать ситуацию так: Бастрыкину было дозволено творить безобразия. Я не знаю, предупреждал ли он, что отвезет в лес заместителя главного редактора "Новой газеты", согласовывал ли в деталях, мелочах, но в принципе у него руки были развязаны. Когда разразился огромный скандал, было дано указание извиниться, и он извинился. Это все зависимые люди, и решает все один человек; ну, может быть, еще парочка около него поближе. Так что на все это я смотрю как на маневрирование в русле общей тенденции – нарастание репрессий. Это нарастание идет непрерывно, тоже зигзагами, с маневрами, с отступлениями. Так было последние полгода и так будет впредь, я полагаю.

Причем нарастание репрессий не дает повода нам кричать насчет 1937 года. Никакого тридцать седьмого года не будет, я в этом убежден. Не потому, что Путин добрее Сталина, а потому, что совершенно другая мировая историческая ситуация, другое соотношение России с остальным миром, другая предшествующая Путину ситуация: перестройка, а затем Ельцин. Будет нарастание репрессий до известного предела. Предел этот ставит не совесть Путина, разумеется, а объективные обстоятельства, с которыми он попытается бороться, не обращать внимания – до тех пор, пока не упрется в стену, особенно в экономическом плане.

Многие рассчитывают, что осенью – после еще большего падения цен на нефть, после того, как страна войдет в рецессию, когда придется поневоле сокращать или останавливать пролонгирование и нарастание обещанных льгот, будут задеты коренные интересы большинства населения – все изменится и социальный протест сольется с политическим протестом так называемого среднего класса в столице. Могут быть – и, скорее всего, будут – беспорядки, новые забастовки, перекрытия дорог; то, что мы уже наблюдали, но в еще большем размере. Это может произойти. Но режим справлялся со всем этим раньше – и сейчас тоже, скорее всего, справится. Путин будет бороться до самого конца, насколько позволят ему обстоятельства. Так что тридцать седьмого года не будет, но у меня мрачные предчувствия.

– Вы следите за тем, что происходит вокруг дела Pussy Riot и за делом "приморских партизан", о котором, к сожалению, в Москве мало говорят. Расскажите, пожалуйста, о ваших наблюдениях.

– Я не знаю, разумеется (как и никто, кроме немногих правозащитников, не знает в подробностях) о "партизанах". Но при всей необычности и громкости этого дела, абсолютной его непривычности для нашей страны, все-таки это только эпизод. Он, конечно, показывает настроения многих людей, но в настроениях и поступках есть немалая дистанция. В конце концов, при советской власти были миллионы людей, которые были недовольны экономическим положением и другими вещами – а на поверхности была тишь, гладь и божья благодать. Так что я сочувствую этим "партизанам", понимаю людей, доведенных до отчаяния; но придавать этому какое-то пророческое, расширительное значение, по-моему, пока рано.

То же самое с Pussy Riot. Существо дела совершенно понятно: задета часть системы, ибо РПЦ стала частью чиновничьей системы. Но демонстративные жесты, как бы они нас эмоционально ни поражали, какое бы сочувствие ни вызывали, не могут изменить политическую ситуацию в стране в целом. Я отношусь к этому процессу так же, как и все порядочные люди: с негодованием против патриарха и всей этой чиновничьей церкви, за исключением немногих замечательных священников. И опять-таки не знаю, что будет. Дадут какой-то серьезный срок или продержат, продлевая арест в течение года, а потом выпустят под каким-то соусом? Это как левая нога Путина захочет…

Радио Свобода поздравляет Леонида Михайловича Баткина с 80-летием.
21st-Jun-2012 07:28 pm - Андрей Пионтковский: что будет после Путина?
Отставка
Проект переходного периода ответит на вопрос: "Что будет после Путина"


Андрей Пионтковский
kasparov.ru
20.06.12


После 12 июня отставка нелегального президента Путина стала центральным пунктом политической повестки дня России.

Требование отставки звучало и на плакатах участников "Марша миллионов", и в выступлениях ораторов на трибуне. Оно доминировало в принятом на митинге Манифесте.

Сама по себе отставка Путина, разумеется, не решит ни одной фундаментальной проблемы России. Но без нее невозможно даже подступиться ни к одной из этих проблем.

Любая дорожная карта восстановления базовых институтов государства, пораженных раковой опухолью путинской клептократии, может начинаться только со дня Х — ухода Путина с политической сцены России.

На следующий день после марша прозвучало много и скептических отзывов, и конкретных предложений относительно текста принятого на митинге Манифеста. Но лишь очень немногие авторы, как, например, Андрей Колесников, пытались утверждать, что поставленные в нем задачи могут и должны реализоваться "при Путине".

На фоне того, что происходит ежедневно на наших глазах, трудно представить себе, что блестящий интеллектуал Колесников может искренне верить в какое-то будущее страны "при Путине". Скорее всего он все еще по инерции находится в рамках недавней установки Чубайса о пролонгации властного тандема сислибов с Путиным на 5-10 лет ради проведения недоделанных реформ.

Но ритм политического времени в России заметно ускоряется и 13 июня уже не 1 июня. Гораздо адекватнее, как мне кажется, оценивает ситуацию внутри правящей верхушки Г. Павловский, чьи инсайдерские свидетельства я подробно разбирал в предыдущей статье.

Явно симпатизирующий сислибам и предлагающий себя в качестве их идеолога маститый политкомбинатор точно знает, что думают о происходящем те, без которых Путин никто — они считают это безумием. Более того, он буквально подстегивает их как можно скорее выразить свое понимание происходящего и словом и делом.

Стереоскопически дополняет эту картину состояния умов российской верхушки ракурс с ее противоположного фланга, представленный другим ярким российским политическим мыслителем С. Кургиняном.

С. Кургинян давно симпатизирует во властном тандеме силовикам и пытается обелять и идейно окормлять их как меньшее, на его взгляд, зло, как воров державно-патриотических, строптивых по отношению к Западу, хранящих свои опричные паи якобы в пределах Отечества, национал-клептократов, если хотите, в отличие от безродных либеральных глобо-клептократов.

Сегодня Кургинян не менее решительно, чем его собрат по разуму Павловский, отвергает сценарий сохранения еще на несколько лет тандема силовиков-сислибов для проведения недоделанных реформ:

"Внутрисистемный компромисс превращается из нормы политической жизни в источник полномасштабной политической катастрофы... Либеральные партнеры путинских консерваторов, заключив с консерваторами псевдокомпромисс, начинают навязывать им непопулярные меры. Это и ценовая политика, и политика в сфере ЖКХ, и политика в сфере образования и здравоохранения.

Власть, которая сама подливает масло непопулярных реформ в огонь уличного протеста, ведет себя как самоубийца… Краски столь мрачны, что сгущать их нет ни малейшей необходимости. Вот почему мы начинаем борьбу за демонтаж этого, как никогда опасного, компромисса"
.

Демонтаж здесь ключевое слово. По существу и Кургинян, и Павловский, — оба многолетние участники кремлевских аналитических штабных игр, выступают с противоположных позиций за одно и то же — за демонтаж путинского режима.

Потому что суть путинского персоналистского режима как раз компромисс, тандем двух властных группировок, созданный злым гением Березовского и Волошина кровавой осенью 99-го. Майор занюханной дрезденской резидентуры, чиновник второго плана в мэрии бандитского Петербурга, затем в администрации позднего Ельцина В. Путин не мог стать ни лидером, ни идеологом ни одного из этих кланов.

Зато в контексте их компромисса нелегальный президент Путин всей своей трудовой биографией, включая двенадцатилетнее подвижническое служение на галерах, органично сочетает и синтезирует в своей персоне обе ветви криминального капитализма в России. И в этом смысле он воистину был Наше Все.

Однако в обстановке нарастающего экономического, социального, политического, морального кризиса; сокращающейся базы кормления клептократов; массового протестного движения в столице, грозящего распространиться на всю страну, у каждой из группировок возрастает непреодолимое искушение решить хотя бы на время все свои проблемы самым простым способом. Сбросив партнеров по тандему с властных галер на колья справедливого народного гнева. Темпераментные призывы хорошо информированных инсайдеров Павловского и Кургиняна — свидетельства степени этого искушения.

Но с разрушением тандема силовиков и сислибов Путин становится никому не нужен. Тем более Путин, которого десятки тысяч людей, маршировавших в центре Москвы, громко называли вором под молчаливо-одобрительными взглядами тысяч омоновцев.

"Марш миллионов" был политическими похоронами Путина. Публично опущенный пахан уже не пахан. Победившие сислибы немедленно запустят традиционную программу "оказался наш Отец не Отцом, а сукою". Победившие силовики зачистят сислибов еще с именем Путина на устах, но быстро заменят его на что-нибудь сечинско-рагозинско-гундяевское.

Неизбежное отстранение отработанного диктатора властной верхушкой — это классика умирающих авторитарных режимов. Чем интенсивней и последовательней протестное движение, тем быстрее эта отставка происходит. Но она не финальная кульминация протеста, а, напротив, старт самой острой фазы политического кризиса.

В нашем случае обе властные группировки имеют свои конкурирующие, но содержательно идентичные проекты постпутинской России. Каждая из них надеется единолично остаться при властесобственности, зачистив партнеров по тандему под флагом всенародной борьбы с коррупцией. Миллиардеры тимченки, чемезовы, ротенберги разоблачат шуваловых, дворковичей, абызовых. Или, наоборот, как получится. Среди и тех и других нет фордов, зворыкиных, сикорских, гейтсов, джобсов. Источник чудесного обогащения всех властесобственников до единого, начиная с самого главного, один и тот же — властный ресурс, полученный ими в кормление, непрерывная четвертьвековая номенклатурная приватизация.

Чума на оба ваших дома — единственно возможная позиция протестного движения. Нельзя позволить ни одной из кремлевских группировок конвертировать нарастающую энергетику мирной антикриминальной революции в проект сохранения власти той или иной ветви клептократии.

Но для этого протест должен обрести свою собственную субъектность. Субъектность протеста это не только и не столько персональный состав его координаторов, а прежде всего предъявленный обществу проект дорожной карты Переходного периода от путинского паханата к демократической республике.

Отставка президента-нелегала — начальная отправная точка Переходного процесса. Без нее мы остаемся в путинской у-вечности, в этой схлопнувшейся черной дыре русской истории, в свидригайловской закоптелой нефтегазовой баньке с ползающими по всем углам разбухшими пауками — ветеранами дрезденской резидентуры и кооператива "Озеро".

Контур дорожной карты был представлен 12 июня в Манифесте Свободной России и сейчас активно обсуждается. Принципиальными задачами Переходного периода (6-8 месяцев) являются принятие нового избирательного законодательства, обеспечивающего избрание парламента и президента на прозрачных конкурентных выборах; изменения в Конституции РФ, существенно ограничивающие полномочия и срок пребывания во власти президента; разработка закона о реформе органов суда, прокуратуры, следствия и полиции, предполагающего очищение их от лиц, запятнавших себя преступлениями...

Эти неотложные политические преобразования пользуются широкой поддержкой гражданского общества. Избранные в конце Переходного периода новые органы государственной власти, впервые за многие годы облеченные безусловным доверием народа, смогут приступить к решению фундаментальных проблем российского государства: модернизация архаичной экономики; статус собственности; социальная политика; возрождение науки и образования; федерализм; будущее Сибири и Дальнего Востока и т.д.

Согласованный совместно людьми разных политических и идеологических воззрений Проект переходного периода станет самым сокрушительным оружием Российской мирной антикриминальной революции 2012 года. Рухнет последняя пропагандистская линия обороны режима: а что же будет после Путина, не погрузится ли страна в хаос, не узурпируют ли власть такие же или еще худшие мерзавцы?

Властным группировкам будет просто нечего противопоставить Проекту, требующему всего лишь соблюдения элементарных гигиенических норм политической жизни. Более того, наиболее вменяемые их элементы увидят для себя в этом проекте exit strategy, гарантии их личной безопасности в том числе, а может быть, и прежде всего друг от друга. Подобное понимание позволит включить формальные и неформальные механизмы Круглого стола, что только приблизит реализацию целей мирной революции.

Активисты протеста — не оппозиция, а патриоты, носители здорового государственного сознания. Творческая задача мирной антикриминальной революции — возрождение России, создание государства, способного обеспечить свободную достойную жизнь ее гражданам. Оппозиция этим целям — сегодняшняя преступная власть.
12th-Jun-2012 08:06 pm - Более 200 сотрудников одной из "силовых" структур письменно отказались дежурить на митинге 12 июня
Брожения

Олег Козырев
12.06.2012


Стоило уехать за сотни километров от Москвы, чтобы узнать неожиданное и интересное.

Оказывается, накануне 12 июня более 200 оперативников одной из силовых структур письменно (!!!) отказались идти работать на митинг.

Более того, другая часть уведомила начальство, что в любом случае не будет применять силу в отношении мирных демонстрантов.

Еще часть (у кого была возможность) под разными предлогами постарались уехать в командировки по тем или иным служебным делам.

Также интересно, что в последний месяц резко выросло число увольняющихся из тех подразделений МВД и ФСБ, которые причастны к подавлению инакомыслия или которых привлекают на массовые акции оппозиции.

Инфа не могу сказать, откуда, но для меня этот источник на сто процентов, кому я доверяю.
================
См. также:
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/299245.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/298967.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/298602.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/298398.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/296040.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/294365.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/293053.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/291861.html
12th-Jun-2012 05:05 pm - Евгений Ихлов. Обращение к левым радикалам
Обращение к левым радикалам

Евгений Ихлов
Forum.msk.ru
12.06.2012


Регулярно читая злорадные комментарии по поводу того, что "мелкобуржуазный" протест имени Болотной то ли вот-вот сдуется, то ли окончательно сдулся, и пророчества, что, исчезнув, "Болотный" протест освободит место для левого движения, я не перестаю удивляться такой наивности.

Нынешнее протестное движение - это движение среднего класса. Именно он требует прекращения коррупции (ему надоело платить взятки) и правовых гарантий (ему не хочется повторить судьбу Магнитского или Алексаняна). Ни основная масса студенчества, ни рабочие и мелкие клерки не требуют ни демократии, ни правовых гарантий. Их требования не идут дальше просьбы о прибавках (на единственном заводе Форда), ни сохранения общежитий. Они готовы требовать - по наущению работодателей - господдержки (как на АвтоВАЗе). Они не готовы и к солидарным действиям. Они - не быдло. Они - есть такое понятие в социальной культурологии - "добродетельные рабы". Идеи левых радикалов об отмене рынка или восстановлении СССР им глубоко фиолетовы, особенно когда им объяснят, что при восстановлении СССР придется делить нефтегазовые доходы не на 140 млн., а не 280. Они уже ворчат, что "кормят" 10-млн. Беларусь. Когда им становится совсем плохо, они дерутся с ОМОНом, как в мае 2010 в Кузбассе. Но быстро вновь заползают под лавку (под шконку). В случае разгрома мелкобуржуазного движения, кучка левых радикалов останется один на один со всей путинской машиной.

Если левые вдобавок будут кричать, что придя к власти, "раскулачат" "Болотную", то разгом левых будет происходить на благоприятном для этого разгона информационном поле. Самостоятельное левое движение возникнет в России лет через 20 в лучшем случае. Но за это время либо страна развалится, либо пришедшие к власти лидеры "Болотной" (а это - единственная контрэлита), не будут учитывать левые интересы, поскольку их союзниками будут переметнувшиеся от Путина чиновники и миллиардеры. Условно говоря, левые радикалы должны доказать "Болотной", что союз с ними выгодней союза с РСПП…

Поэтому единственный выигрышный алгоритм для левых - это поддержать либералов в борьбе с Путиным, а за это получить гарантии доступа к медиа, места в переходном правительстве, возможность создавать профсоюзы и достойно войти в парламент. Стандартная общемировая сделка: левые помогают либералам убрать правую диктатуру, либералы гарантируют социальные права и дают левым солидную долю в политической жизни. В случае если левые "кидают" центристов, те зовут Пиночета. У российских левых нет шансов победить коалицию путинистов и центристов. У либералов нет шансов одним победить путинистов. Нормальный альянс.
This page was loaded Nov 19th 2019, 8:07 am GMT.