Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
8th-May-2017 10:39 pm - Историк Борис Соколов: во Второй мировой погиб 41 млн граждан СССР, пятая часть населения
Борис Соколов, российский историк

Во Второй мировой погиб 41 млн граждан СССР, пятая часть населения



08.05.2017 12:53 129

День Победы, «Праздник со слезами на глазах». Такая постановка вопроса в России ушла в прошлое. И сам исполнитель песни, строчка из которой упомянута, Лев Лещенко сегодня крымнашевец, включенный в «черный список». Последние годы истерия вокруг этого праздника в РФ такова, что для нее придумали специальное слово – «победобесие».

Тем удивительней, что два месяца назад на слушаниях в Государственной думе о патриотическом воспитании прозвучал доклад, в котором на основании неких «рассекреченных данных» было названо новое число потерь Советского Союза в так называемой Великой Отечественной войне, искусственно выделенной Сталиным из Второй мировой, чтобы отмыть его союз с Гитлером. Число это – 42 миллиона человек (в том числе 19 млн – потери армии). То есть пятая часть всего населения страны!

Эти данные практически совпали с оценочными показателями известного российского историка Бориса Соколова, издавшего в этом году книгу «Цена войны. Людские потери России/СССР в XX–XXI вв.».

СОВЕТСКИЙ ПОДСЧЕТ: ПЛЮС-МИНУС 10-20 МИЛЛИОНОВ ЖИЗНЕЙ

- Сама постановка вопроса, когда советская точность потерь в войне составляет плюс-минус десять-двадцать миллионов жизней потрясает. Борис Вадимович, почему так произошло?


- Исчисление людских потерь в войне – не сухое решение некой математической задачи. Речь идет о живых людях, вселенных, как говорят философы, обладавших мыслью, свободой воли. Но на момент подсчета они уже погибли или пропали без вести, то есть заведомо недоступны для счетчиков. Значит, нужно считать потери на основе армейских донесений разных уровней. При этом первичные донесения о потерях (от командиров взводов, рот и батальонов) в большинстве случаев в архивах не сохраняются. Подобные донесения сами по себе также не вполне точны, поскольку основаны как на личных впечатлениях командира, наблюдавшего предполагаемую гибель своих бойцов, или на показаниях подчиненных о гибели кого-то из товарищей, на факте отсутствия кого-то из бойцов после боя. Субъективный фактор в таких условиях очень велик. В Красной Армии во время войны автор донесения обычно стремился преуменьшить данные о своих безвозвратных потерях или сообщать о них с опозданием.

- С какой целью?

- С несколькими. Во-первых, это позволяло получать дополнительные пайки, во-вторых – улучшать представление начальства о результатах боевой деятельности. Однако главным образом занижение уровня потерь могло идти в тех инстанциях, куда поступали первичные донесения о потерях. Каждая из этих инстанций, начиная от полка и кончая фронтом, также была заинтересована в том, чтобы представить результаты собственной боевой деятельности в наилучшем для себя свете. Логично, что достигалось это занижением своих потерь и преувеличением потерь противника… Но особенно сильно занижение советских потерь происходило на армейском и фронтовом уровне. Поэтому даже дивизионные донесения часто оказываются точнее армейских. Ну, и на следующем этапе подсчета от субъективизма не свободны уже историки, ведущие подсчеты.

- Зависимость оценок потерь от политических, идеологических взглядов исследователя оказывается достаточно высокой?

- Чаще всего – да. Те, кто более критически относятся к советскому прошлому, придерживаются, более высоких оценок. Те, кто говорят, что «в СССР всё было хорошо», и представители военного ведомства, дают минимальные по величине оценки. Российские военные, большинство из которых служили еще в советской армии, стремятся доказать, что Красная армия воевала не хуже вермахта, и тем самым оправдать сохранение основных принципов строительства вооруженных сил, во многом оставшиеся неизменными со времен той войны.

ОТ СТАЛИНСКИХ 7 МИЛЛИОНОВ – К ГОРБАЧЕВСКИМ 27

- Давайте припомним шаги, этапы установления числа потерь. Впервые число советских военных потерь назвал Сталин в 1946 году.


- Это было интервью, посвященное Фултонской речи Черчилля. Сталин не знал реальных потерь ни Красной армии, ни мирного населения, и взял из головы цифру, которая гарантированно превышала потери союзников, «Англии и Соединенных Штатов Америки, вместе взятых». Но при этом не очень пугала – меньше десяти миллионов. Так появился показатель в 7 миллионов потерь, как сказано у Сталина «в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу».

- А как появились 20 миллионов, о которых говорили Хрущев и вслед за ним Брежнев?

- Хрущев упомянул это число в 1961 году в письме премьер-министру Швеции Эрландеру. При этом считалось, правда, неофициально, что половина потерь приходится на военнослужащих, а половина – на гражданское население. Судя по всему, показатель был взят из статьи западногерманского исследователя доктора Гельмута Арнтца «Людские потери во Второй мировой войне», вышедшей в немецком сборнике «Итоги Второй мировой войны». Каковы были подсчеты Арнтца? Из популярной в то время в Европе книги советского перебежчика полковника Кирилла Калинова «Советские маршалы имеют слово» были взяты данные армейских потерь – 8,5 миллионов убитых, 2,5 миллионов умерших от ран и 2,6 миллионов умерших в плену. В сумме это 13,6 миллионов. К ним прибавлены сталинские «около семи миллионов» (при этом Арнтц посчитал, что они относятся только к потерям гражданского населения). Полученная сумма округлена в меньшую сторону – до 20 миллионов. Но исторический анекдот в том, что «Калинов» – вымышленный персонаж. Такого советского полковника, якобы бежавшего из Берлина на Запад, никогда не было. На самом деле книгу «Советские маршалы имеют слово» написали два эмигранта, Григорий Беседовский и Кирилл Померанцев. В честь последнего придуманного полковника нарекли «Кириллом Дмитриевичем». Так что 13,6 миллионов военных потерь – это исключительно оценка Померанцева и Беседовского, не основанная на доступе к каким-то архивным данным.

- Тяжело это слышать… Вспоминаю детский трепет, когда в 60-е годы по ТВ провозглашалась минута молчания и с дрожью в голосе говорилось «двадцать миллионов погибших». А, оказывается, никто даже не удосужился подсчитать…

- Попытки были. Есть воспоминания фронтовика полковника Федора Сетина, работавшего в Центральном архиве Министерства обороны СССР. В середине 60-х годов он там столкнулся с группой молодых офицеров Генштаба, работавших с особо секретными документами. Он общался с ними в столовой, в курилке, в комнате отдыха Архива. И из обрывков их разговоров понял, что они занимаются подсчетом безвозвратных потерь армии за годы войны, для чего просматривают все архивные фонды, имеющие к этому отношение. Оказалось, что предыдущая группа высчитала цифру более чем в тридцать миллионов. “Наверху” эту цифру не приняли. “Слишком много”, – сказали. После чего была сформирована новая группа для подсчетов.

- А как появились горбачевско-ельцинские «27 миллионов погибших»?

- Это уже результат демографических статистических подсчетов. Его выдала в 1990 году совместная комиссия Госкомстата и Генштаба Вооруженных Сил СССР. При этом использовались экстраполированные данные ЦСУ, то есть подсчет был статистически-оценочный.

НА 1 УБИТОГО НЕМЕЦКОГО СОЛДАТА – 10 СОВЕТСКИХ

- Какие же данные потерь считаются официальными в сегодняшней России?


- Практически такие же – 26,6 миллионов, из них 8,668 млн армейских потерь. Но, на мой взгляд, нынешние официальные цифры советских военных потерь в Великой Отечественной войне, впервые обнародованные в виде монографии «Гриф секретности снят» в 1993 году (авторский коллектив во главе с генерал-полковником Григорием Кривошеевым), не выдерживают никакой научной критики. Авторский коллектив Кривошеева изначально имел четкую установку: за счет завышения потерь гражданского населения минимизировать потери Красной Армии и путем статистических ухищрений сделать их близкими к потерям вермахта. Чтобы создавалось впечатление, что они воевали почти на равных. Все это – из соображений патриотического воспитания молодежи. Печально, но часть историков и демографов, казалось бы, вполне демократических убеждений, в частных беседах со мной говорили, что, в принципе, согласны с таким подходом.

- Каковы же Ваши подсчеты?

- Они подробно изложены в моей последней книге «Цена войны. Людские потери России/СССР в XX–XXI вв.» (2017). Кто заинтересуется, особое внимание советую обратить на методику подсчета. Она у меня также оценочна. Но я статистически заходил с разных сторон, отталкиваясь от различных источников (таких например, как уникальная база похоронных извещений по Архангельской области). И в результате экстраполяций их на всю территорию СССР и на 4 года войны выходил на данные потерь в промежутке – от 40,1 до 40,9 миллионов человек, в том числе 26,9 млн погибших и умерших из числа тех, кто служил в Красной Армии.

- Но неужели нет возможности – подсчитать потери впрямую и точно?

- Увы, нет. В СССР человеческая жизнь ценилась очень невысоко. Атмосфера 30-х годов, с коллективизацией, голодом, массовыми репрессиями перешла в «роковые сороковые», когда считалось нормальным абсолютно не считаться с потерями и побеждать не умением, а числом. Соответственно и статистических данных в полном объеме не существует. Согласно моей оценке, на Восточном фронте на одного убитого германского военнослужащего приходилось 10 советских. Порой советский полк за день успевал потерять больше солдат, чем противостоявшая ему германская армия за целую декаду. Например, 9 ноября 1941 года 2-й ударный коммунистический полк на Невской Дубровке потерял 1000 человек убитыми и ранеными. А вся 18-я германская армия, державшая блокаду Ленинграда, за период с 1 по 10 ноября 1941 года смогла потерять только 818 убитых, раненых и пропавших без вести. И подобных примеров в моей книге – множество.

- А как Вы оцените данные о 42 миллионах погибших, оглашенные 14 марта 2017 года на слушаниях в Государственной думе в докладе о патриотическом воспитании молодежи?

- Они близки к моим подсчетам в оценке общих потерь, однако, на мой взгляд, резко занижают потери армии – 19,4 миллионов военных. А те, по моим подсчетам, были в полтора раза больше, около 27 миллионов. Сюда я включаю и тех советских военнослужащих, которые, попав в плен, погибли уже потом, сражаясь в рядах вермахта, СС, будучи полицаями, а также воюя в партизанских отрядах, или скончались от болезней и других причин уже после освобождения из лагерей, но до освобождения территории Красной армией. Их общее число я оцениваю в 700 тысяч человек.

- Занижение потерь армии и завышение потерь гражданского населения помогает в пропагандисткой работе – мол, гениальные военачальники воевали не так позорно, а больше зверствовали фашисты.

- В какой-то степени да. Хотя и моя оценка жертв гражданского населения чрезвычайно велика – от 13,2 до 14 млн погибших и умерших… Кстати, о зверствах фашистов. Советские военнопленные в 1941-1942 годах брались в таком огромном количестве, что немцы и их союзники не могли их прокормить, поскольку число военнопленных в 1941 году было больше, чем численность вермахта на Восточном фронте. Поэтому смертность в лагерях была очень высокая. Но если удавалось покинуть лагерь для военнопленных, то можно было выжить. У гражданского населения на оккупированных территориях большого голода и случаев каннибализма не было. Нацисты были против индустриализации оккупированных территорий, распускали людей по селам, где была возможность прокормиться. А вот на территориях, оставшихся под контролем Советской власти, был и голод, и распространенные случаи людоедства. Население использовалось как ресурс, из которого выжималось всё, что возможно.

- Каково же общее количество жертв войны среди мирного населения СССР?

- Они, по моим подсчетам, находятся в промежутке между 13,2 и 14 миллионами.

ВТОРАЯ МИРОВАЯ – ПОТЕРИ УКРАИНЫ

- А как Вы оценивает потери в этой войне Украины?


- Потери украинского населения можно приблизительно оценить, приняв во внимание долю Украинской ССР в населении СССР накануне войны. На 1 января 1941-го население Украины составляло 20,8% населения Советского Союза. Можно предположить, что эта пропорция сохранилась и к 22 июня 1941 года. Тогда потери в границах на 1941 год, на мой взгляд, можно оценить в пределах от 8,34 млн до 8,51 миллионов человек. Добавив сюда потери населения Закарпатской Украины (вошедшей в состав Украинской ССР только в 1945 году) – от 166 до 175 тыс. человек, получим потери Украины в границах 1945 года в пределах от 8,51 до 8,70 миллионов человек, в том числе в рядах Красной армии – около 5,7 млн человек. Эти цифры в целом совпадают с оценкой Института национальной памяти Украины – 8-10 млн погибших в годы Второй мировой войны жителей Украины, куда задним числом введены потери в Крыму, включенном в состав Украинской ССР только в 1954 году (это примерно еще 240-245 тысяч человек). Однако хочу отметить, что, на мой взгляд, оценка ИНПУ значительно завышает число жертв среди мирного населения Украины – 5 млн человек, в том числе 1,5 млн евреев. По нашей оценке, такое количество евреев – советских граждан было уничтожено при холокосте на всей оккупированной территории СССР. На Украину же может приходиться не более половины из этого числа (включая евреев Закарпатья и Крыма). Думаю, что в целом общее число погибших во время войны мирных жителей Украины значительно меньше 5 миллионов – от 2,8 до 3,0 миллионов человек. Соответственно больше было число украинцев, погибших в составе Красной армии, – не 4 миллиона, а 5,7.

- Как Вы можете объяснить такой недоучет украинскими исследователями общего числа мобилизованных в РККА жителей Украины, погибших в рядах советских войск?

- У них в число мобилизованных не были включены ополченцы и призванные непосредственно в части Красной Армии, что было очень распространено в 1942-1945 годах.

- Каковы, на Ваш взгляд, были потери УПА?

- Здесь подсчеты еще более трудны, поскольку операции проводились спецслужбами, а значит с повышенным уровнем секретности. Могу дать лишь общую оценку, что безвозвратные потери бойцов Украинской повстанческой армии, Армии Крайовой, антисоветских партизан в Прибалтике, не служивших прежде в Красной Армии и проживавших к 22 июня 1941 года на советской территории, в годы Второй мировой войны и послевоенные годы составили в совокупности не менее 100 тысяч человек.

- Вы говорили, что в мае-июне находитесь в Варшаве. Что Вас туда привело?

- До конца июня буду преподавать в Академии военного искусства в качестве приглашенного профессора.

- А где будете отмечать 8-9 Мая?

- Поеду в Вену на международную конференцию, посвященную узникам нацистских лагерей и коллаборационизму.

Олег Кудрин, Рига.
5th-Oct-2015 02:00 pm - Историк Борис Соколов — о том, чего стоят победные сводки Кремля из Сирии
Опьянение сводкой

Борис Соколов, 05.10.2015
Грани.Ру Колонки



Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru

Победные извещения Генштаба об успехах российской авиации в Сирии очень напоминают сводки Совинформбюро первых дней Великой Отечественной войны. Вот, например, что сообщалось 23 июня 1941 года: "Все атаки противника на Владимир-Волынском и Бродском направлениях были отбиты с большими для него потерями. На Шауляйском и Рава-Русском направлениях противник, вклинившийся с утра в нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был разбит и отброшен за госграницу; при этом на Шауляйском направлении нашим артогнем уничтожено до 300 танков противника... Наша авиация вела успешные бои, прикрывая войска, аэродромы, населенные пункты и военные объекты от воздушных атак противника и содействуя контратакам наземных войск. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии в течение дня на нашей территории сбит 51 самолет противника; один самолет нашими истребителями посажен на аэродром в районе Минска. За 22 и 23 июня нами взято в плен около пяти тысяч германских солдат и офицеров".

А вот что сообщают нынче про Сирию. За первые три дня боев российская авиагруппа в Сирии совершила 60 боевых вылетов и поразила 50 объектов террористов "Исламского государства". Начальник главного оперативного управления Генштаба генерал-полковник Андрей Картаполов заявил: "Удары наносились круглосуточно с авиабазы "Хмеймим" на всю глубину территории Сирии. За трое суток нам удалось подорвать материально-техническую базу террористов и существенно снизить их боевой потенциал... Разведка фиксирует, что боевики покидают контролируемые ими районы... В их рядах началась паника и дезертирство. Около 600 наемников оставили свои позиции и пытаются выбраться в Европу (это чтобы европейцев попугать. - Б.С.)". Удары при этом, конечно, были только точечные, и поражались исключительно командные пункты, склады, в том числе с "поясами шахидов" (которые в Сирии не используются - Б.С.), лагеря и боевая техника террористов.

В общем, за три дня российская авиация всего 60 вылетами добилась того, чего международная коалиция во главе с США не сумела достичь за год борьбы, совершив более 7 тысяч вылетов против объектов ИГИЛ. Знай наших!

Все эти бравые отчеты, разумеется, имели и имеют крайне мало общего с действительностью. Насчет первых дней Великой Отечественной объяснять нет нужды. А по поводу сводок о Сирии замечу, что, как свидетельствуют находящиеся там наблюдатели, из 60 российских налетов лишь один пришелся по объекту "Исламского государства" - его столице Ракке, да и то затронул в основном мирное население. Остальные же налеты были направлены против объектов умеренной исламской оппозиции, которая и представляет наибольшую опасность для Асада, поскольку пользуется поддержкой США и американских союзников. И жертвами этих налетов тоже стало главным образом гражданское население. Дело в том, что российская авиация в основном использует неуправляемые бомбы и ракеты, вроде фугасных ФАБ-250. Применяются и управляемые ракеты Х-29Л с лазерным наведением. Но они эффективны только со сравнительно небольших высот, на которых самолет может быть поражен имеющимися у повстанцев средствами ПВО, захваченными у сирийской и иракской армий. Кроме того, эта ракета очень чувствительна к погоде и неэффективна против замаскированных целей. Так, в Чечне, где преобладает пасмурная погода, применение Х-29Л ограничилось четырьмя пусками. Действовать же с небольших высот российским пилотам вряд ли разрешат. Путину совсем не надо, чтобы пленных российских летчиков потом демонстрировали на весь мир. Если верить сирийской оппозиции, один из российских самолетов уже был сбит. Но узнать, так ли это, мы сможем нескоро. Российские потери засекречены, и признавать факт уничтожения самолета или вертолета Москва будет лишь тогда, когда в руках противника окажутся пленные из его экипажа.

Объекты у ИГИЛ и других группировок, сражающихся против Асада, не просто точечные, а суперточечные. У них нет самолетов и аэродромов, очень мало танков, бронемашин и артиллерии, и используются они одиночно. Склады тоже небольшие и рассредоточенные. А лидеры группировок и полевые командиры постоянно меняют свое местоположение. Повстанцы действуют небольшими подразделениями в несколько десятков человек. Отряды в несколько сот человек создаются на короткое время для атак на конкретные цели. Для того чтобы наносить эффективные авиаудары по всем этим постоянно меняющим свое положение объектам, необходимы оперативные данные агентурной разведки. А таких агентов у Асада на контролируемых повстанцами почти не осталось. Алавитов там либо убивают, либо изгоняют, а другой опоры у сирийского диктатора нет.

Если бы ИГИЛ можно было победить авианалетами, это давно бы сделала возглавляемая США коалиция. У нее и самолетов значительно больше, чем у российского контингента и ВВС Асада вместе взятых, и системы наведения лучше. Но пока что успехи союзной авиации довольно скромны - никакого перелома в борьбе с исламистами она не достигла. И Путин наверняка понимает, что одними самолетами войну в Сирии не выиграть. Проблема Асада не в недостатке авиационной поддержки, а в острой нехватке солдат. Из 320-тысячной довоенной сирийской армии у него осталось не более 120 тысяч человек, причем до половины из них - это алавитские ополченцы. Из союзников у сирийского президента только несколько тысяч бойцов "Хезболлы", которые тоже понесли тяжелые потери. Численность противостоящих Асаду группировок неизвестна, но, вероятно, в совокупности они не меньше правительственной армии. Ресурсы же пополнения у них несравнимы. Алавиты - это лишь 10-15% населения Сирии, а арабы-сунниты, составляющие ядро оппозиционных группировок, - более 50%. Не исключено, что из-за больших потерь у Асада ощущается нехватка своих летчиков и он попросил Путина прислать не только самолеты, но и российских пилотов. Кстати, сирийские летчики в этой войне должны быть эффективнее российских, потому что они знают местность. А для того чтобы только сохранить те 20% территории Сирии, которые сейчас контролирует Асад, вероятно, потребуется подкрепить его не менее чем 10-15 тысячами российских солдат.

Но Путин пока что явно не готов к наземным операциям в Сирии. Для того же, чтобы попытаться восстановить контроль Асада над всей страной, возможно, мало будет и 100-тысячной группировки. Поэтому сирийская авантюра Путина выглядит попыткой не столько предотвратить военное поражение Асада, сколько надавить на Запад, чтобы добиться уступок по сирийскому и украинскому вопросам. Само по себе присутствие российских самолетов в сирийском небе осложняет работу авиации союзников, поскольку повышает риск столкновений в воздухе. В то же время, если самолеты союзников будут обстреляны российскими самолетами, это может быть только провокацией Москвы. Ведь хорошо известно, что у ИГИЛ и других повстанцев авиации нет.

Путин может уйти из Сирии в любой момент, когда пожелает. Потому-то российская пропаганда и старается, убеждая публику, что российская авиация в три дня переломила хребет ИГИЛ. Это чтобы президент России в любой момент мог объявить, что миссия выполнена и летчиков можно возвращать домой. А потом сирийские правительственные войска проведут показательное наступление, отбив у повстанцев тот или иной небольшой город. Они были способны на это и до российской интервенции, однако удержать захваченное долго не в состоянии из-за нехватки сил. Но, как и перед началом российских бомбардировок режим Асада находился в тяжелом, но еще далеко не безнадежном положении, так и их прекращение не приведет к его немедленному падению. Более того, получая российское оружие, Асад может держаться долго. И в любом случае его падение потребует военной интервенции коалиции во главе США, поскольку при уходе нынешнего сирийского президента велик риск резни и депортации сирийских меньшинств - алавитов, христиан, друзов. Однако такая интервенция невероятна при нынешнем американском президенте, испытывающем мистический страх перед американским военным вмешательством где бы то ни было и не имеющем никакой стратегии на Ближнем Востоке. Поэтому сирийский конфликт будет длиться еще долго.

Борис Соколов, 05.10.2015
4th-Mar-2015 01:01 am - Кремлевские мотивы
Кремлевские мотивы

Борис Соколов
grani.ru
02.03.2015


Прокремлевские СМИ заняты производством версий убийства Бориса Немцова, призванных отвести внимание от Путина и всей российской власти как наиболее вероятных заказчиков преступления. Домыслы выдвигаются один абсурднее другого - от мести исламистов за осуждение Борисом Ефимовичем расстрела редакции "Шарли Эбдо" до убийства на почве ревности. Но больше всего рассуждений о том, что оппозиционного политика с провокационной целью убили враги Путина и России (что для кремлевских одно и то же). Эти враги - либо горячие головы из оппозиции, стремящиеся подставить Путина любой ценой, либо враги внешние - ЦРУ, СБУ, "Правый сектор" и т.д. Поэтому и первоначальный тон официозных комментариев - Немцов-де жалкая, ничтожная личность, Кремль его нисколько не опасался и вообще не принимал всерьез, - довольно быстро поменялся. Стали напирать на то, что Борис Ефимович, дескать, в прошлом был видным политиком и России кое-какую пользу принес, вот только растерял влияние и значимость, когда перешел во внесистемную оппозицию. А то получается, что враги России расправились с какой-то малозначительной персоной, на гибель которой и внимания обращать не стоит.

Если же отвлечься от кремлевской ахинеи, которую порой из страха повторяют и некоторые бывшие оппозиционеры, то реальных версий убийства остается всего две. Первая: что убийство Бориса Немцова - это такое же государственное преступление, как и убийство Александра Литвиненко, и приказ о нем могло отдать только первое лицо государства. Вторая - что оппозиционера убили какие-то радикальные сторонники "Антимайдана", чтобы не допустить повторения "Майдана" в России и сделать Путину приятное.

Однако во вторую версию верится плохо. Слишком уж место убийства специфическое. Несколько лет назад мне довелось участвовать в телесъемке совсем рядом с этим местом - так уже через пару минут к нам подскочили люди в штатском, потребовали показать отснятое и целый час допрашивали, как мы туда попали и что делаем. Можно не сомневаться, что в окрестностях Кремля каждый квадратный метр под контролем ФСО и видеокамер десятки. А публике пока демонстрируется лишь одна видеозапись плохого качества, на которой сам момент убийства скрыт от наблюдения снегоуборочной машиной. (Примерно такую же запись, без показа ключевого события, демонстрировали после резонансного ДТП на Ленинском проспекте с участием топ-менеджера "Лукойла".) И то, что органы расследования до сих пор не смогли найти не только киллеров, но даже их автомобиль, о многом говорит.

Мотивов же у Кремля для расправы с Немцовым могло быть два. Первый: из всех политиков либерального крыла внесистемной оппозиции только Борис Ефимович мог собирать массовые демонстрации - пусть не в сотни тысяч, но в тысячи и десятки тысяч человек. А еще Немцов собирался обнародовать доклад с доказательствами участия российской армии в боях в Донбассе. Любой из этих причин было достаточно, чтобы устранить оппозиционера. Осуществил же убийство, по-видимому, высокопрофессиональный киллер: как уверяет следствие, он стрелял по-македонски - с двух рук.

Борис Ефимович предчувствовал, что в путинской России ему не уцелеть. Еще в июле 2011 года он говорил в интервью: "Есть три возможных сценария революции в России. И по степени вероятности они распределяются следующим образом. На первом месте - националистический сценарий. Это будет революция с погромами инородцев. На втором месте - сценарий социалистический или коммунистический. Это будет революция, вызванная недовольством народа падением уровня жизни, отсутствием социальной мобильности, ростом коррупции и воровства, социального расслоения, ненавистью к олигархам. И наконец, на третьем месте по степени вероятности - либеральная революция, вызванная отсутствием свободы и демократии. В любом случае революция - это кровь. Стопроцентную ответственность за революционный сценарий несет Путин, поскольку зубами и когтями цепляется за власть и проводит политику воровства и жульничества".

Немцов считал, что в результате насильственного свержения путинского режима к власти вряд ли придут либералы и демократы. И признался: "Я не сторонник революции в силу своего возраста и политических взглядов, хотя и был участником двух революций - в Москве в августе 91-го и Оранжевой революции в Киеве в 2004 году". А на вопрос: "Но что будет, если нынешний режим не захочет уходить от власти даже под давлением народа и революция все-таки случится?" - Немцов ответил: "Будет много жертв. Я могу стать одной из них".

Борис Ефимович опасался стать жертвой революции, а стал жертвой диктатуры, потому что революции не произошло.

Борис Соколов, 26.01.2015
29th-Jan-2015 03:24 am - Сопротивление силой
Сопротивление силой

Борис Соколов
grani.ru
26.01.2015


Трагедия в Мариуполе еще раз показала, что для сепаратистов, как и для поддерживающего их руководства России, жители Донбасса, в защиту которых они якобы выступают, - всего лишь расходный материал для пиара. Их жизнь для Захарченко, Пушилина и компании не стоит ни гроша.

Сначала был обстрел сепаратистами автобуса близ Волновахи. Надо признать, случайный: целились в украинский блокпост, а попали в автобус. Но, хотя миссия ОБСЕ четко зафиксировала, что "градины" прилетели от контролируемого сепаратистами Докучаевска, те привычно обвинили противника в гибели мирных жителей. Затем, уже намеренно, для "симметрии" по отношению к Волновахе, сепаратисты обстреляли троллейбусную остановку в Донецке. Но просчитались: обстрел вели из миномета, дальность стрельбы которого не свыше 8 км, тогда как ближайшие к месту падения снарядов украинские позиции находятся более чем в 15 км. Пришлось срочно изобретать версию о кочующей диверсионной группе - в которую не поверил никто кроме российских официальных лиц и зомбированного антиукраинской пропагандой населения оккупированной части Донбасса.

Провокация в Донецке была нужна, чтобы оправдать отказ от перемирия и минских договоренностей и начало наступления по всему фронту. А обстрел Мариуполя "Градами" - это тоже вполне сознательный акт, направленный на устрашение местных жителей. Расчет был на то, что люди испугаются и побегут из города. Машины с беженцами заполонят дороги, что ограничит возможности передвижения украинских военных. Идея не нова. В 1940 году при наступлении во Франции немцы провоцировали панику среди местного населения, чтобы беженцы максимально затруднили отступление французских войск. Правда, вермахт использовал для этого радиопропаганду и фальшивую брошюру с пророчествами Нострадамуса, а сепаратисты Донбасса решили применить более радикальные средства. И в этом случае миссия ОБСЕ точно установила, откуда обстреляли Мариуполь. После чего лидер донецких сепаратистов отрекся от своего же заявления о начале наступления ополченцев на город и назвал обстрел украинской провокацией.

Думаю, после всего происшедшего и Украине, и Западу очень трудно будет не объявить ДНР и ЛНР террористическими организациями, что подразумевает, что с ними не будут вести переговоры. По всей видимости, пока в Кремле сделали ставку не на переговоры, а на военное решение. Захват Мариуполя даст возможность по суше прорваться в Крым. А окружение и уничтожение дебальцевской группировки украинских войск численностью в 7-8 тысяч человек (это вторая главная цель наступления российских войск и их союзников-сепаратистов) должно, по замыслу Москвы, заставить Киев капитулировать.

Условия капитуляции могут быть примерно следующие. Прекращение АТО, передача всей территории Донецкой и Луганской областей под контроль сепаратистов, предоставление этим регионам самой широкой автономии, включая право блокировать важнейшие решения центральной власти, иметь свои вооруженные формирования и заключать международные соглашения, вплоть до вступления в Евразийский и Таможенный союзы. Такая капитуляция почти наверняка приведет и к смене власти в Киеве.

Чтобы противостоять нынешней военной угрозе, украинской армии необходимо одержать хотя бы локальную военную победу. Предпосылки к этому есть. Большинство украинских солдат и офицеров более мотивированы к ведению борьбы и воюют более умело, чем их противники - российские военные и донецкие сепаратисты. Первые на Донбассе сражаются по сути нелегально и отнюдь не уверены, что в случае гибели или ранения государство о них позаботится. Главное же, они без энтузиазма воюют против украинцев, которые еще вчера считались "братским народом". Вторые же в своем большинстве представляют собой либо уголовный сброд, либо природных анархистов и потому очень слабо усваивают военную дисциплину. К тому же Путин на этот раз рассчитывает избежать полномасштабной войны с Украиной, которая спровоцирует ужесточение санкций, и обойтись примерно тем же количеством российских войск (15-20 тысяч человек), с помощью которого он достиг успеха в конце августа - начале сентября. Такой группировке, которую поддерживает примерно 18 тысяч боевиков, украинские войска в состоянии успешно противостоять.

Но для этого им необходимо компетентное командование и смена тактики борьбы. О начальнике украинского Генштаба Викторе Муженко положительно отзываются сейчас только пророссийские тролли в украинских соцсетях. Подробный разбор его деятельности в связи с сражением за Донецкий аэропорт уже сделал украинский журналист Юрий Бутусов. Функциональный потолок нынешнего начальника Генштаба - это командование батальоном, а его управление крупными соединениями часто приводит к трагическим последствиям, что наглядно показал Иловайский котел. Это из-за Муженко украинская армия придерживается старой советской кордонной тактики "стоять насмерть!", равномерно располагая войска по всей протяженности линии фронта. При этом не учитывается очень низкая оперативная плотность войск в войне в Донбассе, позволяющая противнику сравнительно легко обойти любой опорный пункт. Необходимо вести активную оборону достаточно сильными и маневренными группировками, способными контрударом разбить ударные силы противника. И если украинским войскам удастся уничтожить одну из локальных российских группировок, это может стать деморализующим фактором для российских военных и, наряду с западным давлением, заставить Путина прекратить войну в Донбассе.

Создается впечатление, что украинская армия имеет негласное указание либо не брать в плен российских военных, либо, во всяком случае, никак не афишировать факт их пленения. Вероятно, президент Петр Порошенко еще надеется на какой-то компромисс с Путиным и пытается не усугублять конфликт с Россией. Надежды эти, как представляется, призрачны. Действовать надо противоположным образом. Даже сейчас, когда противник атакует, украинские войска в отсутствие сплошной линии фронта имеют возможность с помощью подразделений спецназа взять в плен хотя бы несколько военнослужащих российской армии. И вот этих пленных следовало бы максимально показывать ив СМИ и в соцсетях, допускать к ним иностранных корреспондентов, демонстрируя миру прямое участие России в войне. Тогда будет больше шансов, что под давлением общественного мнения западные лидеры вынуждены будут максимально ужесточить санкции против России. Пока же после трагедии в Мариуполе все ограничилось дежурными заявлениями о необходимости усилить экономическое давление на Россию. И даже экстренное заседание Совета министров иностранных дел Евросоюза по ситуации на Украине отложили до 29 января.

Борис Соколов, 26.01.2015


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
This page was loaded Aug 17th 2019, 8:06 am GMT.