Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
3rd-Sep-2017 11:44 am - Андрей Пионтковский об Александре Невзорове
Андрей Пионтковский о доверенном лице В. Путина Александре Невзорове и его короткой и очень избирательной памяти
30th-May-2017 10:26 pm - Отель "Waterflower". Андрей Пионтковский о вашингтонском Пигмалионе
Отель "Waterflower"

Андрей Пионтковский о вашингтонском Пигмалионе


Андрей Пионтковский
30-05-2017



Андрей Пионтковский. Фото: Каспаров.Ru

Многочисленные расследования связей избирательного штаба кандидата Трампа с путинской агентурой, ведущиеся Конгрессом США, прессой, правоохранительными органами, концентрируются исключительно на возможной помощи российских структур в проведении кампании и избрании Трампа президентом США.

Напрочь игнорируется не менее важная сторона деятельности "кремлевской капеллы", без которой вообще невозможно было бы понять, а зачем, собственно, Кремль способствовал избранию Трампа.

Это — формирование политики будущей администрации Трампа по отношению к России.

Суть "путингейта" не в количестве контактов предвыборного штаба Трампа с Кремлем, а в последовательно нараставшем весь 2016 год сходстве внешнеполитических воззрений Трампа с набором путинских пожеланий.

Наконец, буквально на днях Russia Investigation в лице многочисленных комиссий законодательной и исполнительной власти приблизилось к ключевому невралгическому событию грандиозной спецоперации "Трампнаш".

Произошло это почти случайно и значение своего открытия еще не осознано полностью самими расследователями. Но 24 мая впервые были произнесены слова — "27 апреля 2016, Отель "Mayflower".

Рутинная проверка показала, что Джефф Сешнс, Генеральный прокурор США, заполняя при вступлении в должность необходимую форму безопасности, забыл указать в ней одну из своих встреч с российским послом в США Сергеем Кисляком. Одну, но какую! Я, кажется, понимаю, почему дрогнула рука Генерального прокурора и не начертала роковых слов "Майский цветок". А зачем вообще двум таким солидным джентльменам, как Сешнс и Кисляк надо было встречаться в каком-то отеле. Почему не в уютном кабинете сенатора Сешнса? Дело в том, что в той же точке четырехмерного пространства-времени пересеклись мировые линии еще нескольких замечательных людей — Пола Манафорта, Картера Пейджа, Майкла Флинна, Джареда Кушнера, Дональда Трампа и, наконец, самого главного из них, того, кто с того исторического дня и рулил всей этой дружной кампанией — Дмитрия Константиновича Симиса, бывшего заместителя секретаря комитета ВЛКСМ ИМЭМО и лектора-международника МГК КПСС, неожиданно в 1972 подавшего прямо в этом качестве прошение на постоянное жительство в США.

За долгие годы скитаний на чужбине Дмитрий Константинович оборотился в Dmitrii Simes, President and CEO of The Сenter for the National Interest.

27 апреля конференц-холл "Мayflower" был арендован саймсовским Центром Национального интереса для важного мероприятия — со своим первым докладом по вопросам внешней политики был приглашен выступить один из кандидатов на пост президента от республиканской партии Д. Трамп. Перед началом выступления гостеприимный хозяин познакомил двух своих гостей — Трампа и Кисляка. Видимо, они сразу же так понравились друг другу, что, встретившись через год с небольшим в Овальном кабинете, просто сияли от удовольствия и заливались в счастливом смехе. Кисляк стал сегодня в Вашингтоне токсичной суперзвездой. Но я бы не преувеличивал его значение. Во многом он раздутая фигура отвлечения. Очевидно, что реальным шефом операции "Трампнаш" был не Кисляк, а именно Саймс.

В качестве руководителя мозгового центра "Nixon Center", а затем "Center for the National Interest" Дмитрий Саймс уже более двух десятилетий выполняет важную миссию в американском экспертном сообществе. Его задача — мягко и ненавязчиво постоянно внушать американскому истеблишменту и руководству позиции, выгодные в текущий момент Кремлю, подталкивая Белый Дом на очередные перезагрузки.

Делалось это всегда весьма искусно, я бы даже сказал артистично. Его тексты содержательно и стилистически неотличимы от стандартного вашингтонского внешнеполитического дискурса на тему американских national interests. Но в каждой статье обязательно появлялся ключевой абзац, вкрадчиво выдававший за "american national interest" какую-нибудь очередную кремлевскую хотелку. А все остальное было солидной академической шелухой, выполнявшей для американского читателя роль сигнала "я свой".

И не важно, был ли появившийся в США в 1973 году эмигрант Д. Симис засланным "казачком" КГБ. Важны бесспорные факты — многолетняя аналитическая и публицистическая деятельность Simes/Симиса. Звездный час его наступил в 2016 году. Центральной фигурой, душой и мозгом кремлевской операции "Трампнаш" стал именно президент "Сenter for the National Interest".

Кандидатура Трампа, человека мало осведомленного в вопросах внешней политики, чрезвычайно самоуверенного и сделавшего своим коньком лозунг "America First", оказалась идеальным объектом для оперативной разработки.

Ключевым успехом Саймса стала готовность Трампа произнести 26 апреля свою первую внешнеполитическую речь "America First will be the major and overriding theme of my administration" в саймовском "Сenter for the National Interest" — этой вашингтонской резидентуре путинского аналитического спецназа.

Такому "удачному" выбору Трампа предшествовала большая предварительная работа Саймса по обработке клиента: совместное обсуждение двумя выдающимися американскими патриотами — Саймсом и Трампом — американских национальных интересов. Разумеется, безграмотный Трамп не мог сам написать свою речь, он и прочел-то ее по промтеру с трудом. Но, кстати, очень дисциплинированно, ни разу не отрываясь от первоисточника, что для него крайне не характерно. Знакомое перо легко прочитывалось в озвученном кандидатом на президентский пост тексте. В окружении маргинала в большой политике Трампа весной 2016 года вообще не было экспертов по международным отношениям, и заполнить вакансию внешнеполитического гуру оказалось для мотивированного Саймса делом нехитрым.

Так Саймс стал Пигмалионом, лепившим свою президентскую Галатею по дизайнерской задумке Кремля. Учитывая крайне ограниченный attention span великовозрастной Галатеи, решено было сосредоточится на внушении ей двух наиболее важных для Москвы мэмов: "Путин — необходимый Америке союзник в борьбе с ИГ и с ним следует сотрудничать" и "НАТО устарела как организация эпохи холодной войны".

Оба они сначала в характерной для Саймса осторожной и вкрадчивой манере прозвучали уже в установочной речи 27 апреля:

"We should seek common ground based on shared interests. Russia, for instance, has also seen the horror of Islamic terrorism".

"The countries we are defending must pay for the cost of this defense, and if not the US must be prepared to let these countries defend themselves. We have no choice".


Постепенно в последующих заявлениях Трампа и его окружения из этих пассажей, как из личинки, начала вылезать вся путинская программа капитуляции Запада.

"Наш основной враг — ИГИЛ, Путин борется с ИГИЛ, поэтому мы должны отбросить все наши мелкие разногласия и объединиться с Путиным" — вот нехитрый штамп сознания, который денно и нощно внушали Трампу Саймс и его подручные Манафорт и Пейдж.

Отбросить мелкие разногласия на их языке означало сдать Украину на полный произвол Путина. И вот уже Трамп заявляет, что он не уверен, было ли присоединение Крыма к России аннексией. А затем крайне скептически отзывается об устаревшей, на его взгляд, организации НАТО.

А какой музыкой сфер прозвучали в Кремле слова близкого к Трампу Гингрича, объявившего капитуляцию Запада от имени будущего президента Трампа! Спикер палаты представителей в 90-х Ньют Гингрич заявил в ходе кампании, что "Эстония — это пригород Санкт-Петербурга, и он не собирается ради нее идти на риск ядерной войны с Россией".

Интересно, знал ли Гингрич, что он дословно повторяет аргументацию Сталина 1939 года, объявившего войну Финляндии, якобы самой своей географией угрожавшей безопасности Ленинграда.

Отказ США от военной защиты страны — члена НАТО, от принципа ядерного сдерживания означал бы конец НАТО, конец США как мировой державы, уход Запада из Мировой Истории.

"Сотрудничайте с нами, или вас будут продолжать взрывать в ваших домах и на ваших улицах" — вот какой сигнал практически дословно посылается из Москвы после каждого крупного теракта в США, Франции, Германии, Великобритании, начиная от Бостонского марафона-2013 и кончая недавним взрывом в Манчестере.

Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров только что назвал теракт в Манчестере "уроком" британским спецслужбам за отказ сотрудничать с российскими коллегами.

Кремлевская мафия почти открытым текстом предлагает Западу крышу от дальнейших терактов.

Условия этой "крыши" и суть навязываемого Кремлем Западу "сотрудничества" формулируются им предельно откровенно: новая "Ялта", раздел сфер влияния, признание исключительного доминирования Москвы на территории бывшего СССР.

Шампанским в думе была встречена утром 9 ноября победа Трампа в Москве. Cаймс отсалютовал на нее директивной статьей-инструкцией "A Blueprint for Donald Trump to Fix Relations with Russia" для трамповской администрации, представляя путинскую повестку дня в респектабельном обличии "american national interests".

Но в Кремле не понимали одного очень важного обстоятельства. Засрать мозги одному недалекому человеку и усадить его в кресло в Овальном кабинете в Белом доме недостаточно, чтобы подчинить себе внешнюю политику США.

США — развитая демократия с многоуровневой системой сдержек и противовесов. За сто с лишним дней президентства Трампа уникальная кремлевская спецоперация "Трампнаш" прошла путь от триумфа до полного провала. Но виртуозное мастерство ее главного героя в зомбировании своего клиента должно быть оценено по достоинству профессионалами разведывательного сообщества. Судите сами. Трамп уже движется уверенно в направлении импичмента, а все равно продолжает время от времени повторять заученную им с 27.04.2016 мантру — "Путин наш союзник в борьбе с ИГ и мы должны с ним сотрудничать". А на саммите НАТО упрямо отказывается подтвердить приверженность США статье 5-й устава НАТО о коллективной обороне.

Секретный канал связи с Путиным Трампу так и не удалось создать. Кушнер с Кисляком провалили эту многообещающую идею. Но ментальный вербовочный канал Саймс — Трамп выдержал проверку на прочность.

Андрей Пионтковский
27th-Jul-2016 01:28 am - Самосбывающийся прогноз Андрея Пионтковского
Я думаю, что одна из целей заметок уважаемого мною и не только мною Андрея Андреевича Пионтковского — самосбывающийся прогноз.

Конечно, это не значит, что все произойдет в предполагаемые им сроки.

Но думаю, что Пионтковский, имеющий связи в международных академических кругах, вносит определенный вклад в ход российской истории.

Вероятно, одна из важнейших задач оппозиционеров-"пессимистов" — обличение путинизма.

Тогда как оппозиционеры-"оптимисты" предсказывают крах режима — а он рано или поздно действительно наступит.
26th-Feb-2016 09:40 pm - О люстрации
О люстрации

Евгений Ихлов
vestnikcivitas.ru
26.02.2016


Наконец-то в среде независимой демократической оппозиции начались серьезные дискуссии, которые носят глубоко принципиальный, даже сущностный характер. Плохо только то, что они сугубо эфемерные, или, если угодно, имеют символический характер, поскольку годятся лишь в качестве маркеров для естественного политического размежевания по куда более важным моментам.

Прежде всего, это спор о люстрации. Вопрос, по которому Ходорковский явно провёл демонстративную черту между собой и Навальным.

Навальный завёл «Чёрный блокнот» для составления даже не люстрационного, но проскрипционного списка деятелей отечественной юстиции, виновных, по мнению составителей «блокнота», в политических и заказных расправах.

Это хорошо, что так обозначился еще один полюс в рядах оппозиции. Есть полюс отказа от выборов: Каспаров, Пионтковский, Илларионов… Есть полюс участия в выборах: Касьянов, Ходорковский, Навальный, Явлинский… Внутри последнего и произойдёт размежевание по поводу люстрации и создания «золотого моста» для Путина и компании (хотя, честно говоря, это гарантии для свергнувших Путина).

Но всё это – лишь предлог обозначить свою отдельную позицию и «послать сигнал».

Позиция Ходорковского и его сторонников в этом размежевании - надежда на самый щадящий способ «мирной революции» - дворцовый переворот. Заранее надо обещать прощение тем, кто переметнётся на сторону революции. Расчёт недурной: революция обещает быть буржуазно-демократической. Единственный имеющий харизму лидер просвещенной буржуазии - Ходорковский. Поэтому ему просто волею судеб предназначено место вождя мирной буржуазной революции, вождя, который твёрдой, но милостивой рукой приведёт страну к выборам в Учредительное собрание.

И при таком сценарии расчёт на ренегатов - единственно верный.

В отечественной истории тому есть масса примеров: Фёдор Басманов, посланный с армией на зачистку Лжедмитрия и перешедший на его сторону; Павел Грачёв, командующий ВДВ, получивший от Язова приказ на штурм Белого дома и перешедший на сторону Ельцина, маршал Жуков, дважды помогший Хрущеву - в разгроме госбезопасности в 1953 и в разгроме Политбюро в 1957; ультрамонархист Пуришкевич, трижды участвовавший в заговоре против монархии: в середине ноября 1916, когда он поддержал Милюкова (их выступления были частью согласованного Гучковым 31 октября в Ставке ползучего военного переворота), в конце декабря, когда он убивал Распутина, и в середине марта 1917 года, когда - в развитие военного переворота - он приехал к Николаю II вымогать отречение.

Посему такая «всепрощенческая» позиция — довольно хитрый политический манёвр.

Другое дело, что цена всем этим гарантиям — ломаный грош в базарный день... Временное правительство дало гарантии бывшему монарху и его семье. Но Ленин и Свердлов таких гарантий не давали. И никто не гарантирует, что в процессе углубления антипутинской революции, Ходорковский, давший Путину, Шойгу, Патрушеву, Сечину, Бастрыкину гарантии, не будет изгнан (сильно подвинут) куда более радикальными деятелями, которые назовут эти гарантии предательством народа и олигархическим заговором. Лафайет и Мирабо давали Людовику XVI железные гарантии, но Дантон, Робеспьер и Марат сочли бы изменой революции… Горбачеву гарантии дали, но он предпочёл большую часть времени проводить вне…

Обращу внимание на главное различие. Проскрипции (буквально «оглашение») и люстрация (буквально «прозрачность») - это не просто два красивых слова на латыни, это обозначение двух сущностно разных явлений. Проскрипции — это публичный список «врагов». Он может составляться властью и её адептами. Он может составляться радикальной оппозицией, ведущей реестр своих гонителей. В любом случае, это адресный, индивидуальный подход, при котором к каждому перечисленному прилагается список его провинностей (или такой список подразумевается).

Люстрация — это процесс, который совершенно не был знаком древним. Это групповое поражение в правах с целью защиты общества, государства от попадания на статусные позиции представителей потенциально угрожающей группы. Первой «люстрацией» был испанский закон 15 века о сертификате крови, когда испанскую элиту пытались защитить от инфильтрирования маранами - крещённым евреями, причем, часто во втором-третьем поколении. «Христианнейшим королям» [официальный титул — Е.И.] Кастилии и Леона и католикам-фундаменталистам нужно было резко изменить неслыханно толерантный характер испанского общества, придать ему необходимую для завоевания морей и заморских земель воинственность, которой не бывает без фанатизма и невежества.

Люстрацией был советский закон о «лишенцах», лишающий избирательных прав выходцев из бывших привилегированных слоёв общества или имеющих во время НЭПа наёмных работников, поскольку до завершения коллективизации над большевизмом всегда нависала угроза сдвига общества в сторону разрушенной в 1918 году «нормальности».

В отличие от проскрипций, люстрации — это не месть. Более того, в отличие от проводимой союзниками в Западной Германии денацификации, которая предусматривала для нацистских функционеров даже заключение в фильтрационных лагерях, люстрация не грозит никаким лишением свободы.

Только и исключительно запрет (постоянный или временный) на занятие определённых позиций в политике, администрации, медиа или в системе образования.

Именно поэтому сам я являюсь безусловным сторонником люстрации по чётким и прозрачным правилам.

Я призывал к ней с декабря 2011 года и был очень горд, что требования очистки власти вошли в декларацию оппозиции, принятую Координационным советом в декабре 2012 года, а также и в манифест Антикриминальной революции, принятый на марше оппозиции 12 июня 2012 года.

Интеллигентские рассуждения про «озлобленность/не озлобленность народа» не значат ничего. Либеральная интеллигенция хочет мановением волшебной палочки вернуться к демократии уровня лета 1999 года при уровне жизни лета 2011 года. Всё, что противоречит этой утопической схеме, с негодованием отбрасывается как опасный радикализм.

Если в стране сменится режим, значит народ очень и очень озлоблен. Он может начать мстить сам: например, сотни тысяч пропущенных через тюрьму и обобранных предпринимателей просто придут к «своим» судьям, следователям, прокурорам, а также отлично им известным «заказчикам» своих бед. И предотвратить расправы может только объяснение, что существует законная процедура наказания. Но ещё раз - это не люстрация. Пока это только адресное наказание виновных. Оно может быть мягким и милосердным, оно может сопровождаться амнистией. Но это только в отношении конкретных преступников в погонах и мантиях.

А ещё есть номенклатура - то самое страшное социальное явление, что пережило август 1991 года, потому что тогда, под крики «не надо охотиться на ведьм», находясь в эйфории от своего триумфа, от заискивания перед ними старого советского аппарата, так быстро и легко победившие «ельцинские демократы» от люстраций отказались.

Номенклатура сильно обновилась, она вобрала в себя социальные группы, с которыми раньше сражалась, например, статусную либеральную интеллигенцию или разбогатевший низовой частный бизнес.

Что же такое номенклатура, если отойти от классических определений Джиласа и Восленского, применимых исключительно для тоталитарного партократического государства?

В нормальном правящем слое (элите и субэлитах) современного общества существует чёткое разделение по функционалу: законодатели и министры, судьи, адвокаты и прокуроры, свободные профессии и чиновники… В отличие от этого в номенклатуре происходит разделение по социальным ролям: закон сочиняет министр и отдаёт его депутатам для литературной обработки, даже позволяя специально отобранным представителям общественности чуть-чуть шлифовать формулировки, которые получились бы без этого такими людоедскими, что даже зорькинскому Конституционному суду пришлось бы их корректировать; следователь приносит обвинение прокурору, тот правит грамматику и половину процессуальных несообразностей и относит к судье, который (которая) правит половину оставшихся процессуальных ляпов и пишет сверху «приговор», а адвокат следит, чтобы его клиент счёл бы за благо, что ему ни за что ни про что дали не 10, а 8 лет, и сулит, что на кассации ещё годик сбавят (сбавляют полгодика).

Люстрация – это единственный бескровный способ уничтожить номенклатуру как сословие, потому что она лишает права на политическую и административную карьеру тех, кто получал возможность для карьеры ценой соучастия в нарушении закона и прав других.

Вот примеры таких бенефициаров беззакония. Некто стал депутатом партии, в пользу которой сфальсифицировали выборы. Другой сделал административную карьеру в результате подавления оппозиции и свободы слова. Третий сделал медийную карьеру, став рупором пропаганды, клеветы и ксенофобии. Следующий - сделал карьеру в системе культуры и образования за счёт цензурных барьеров для своих соперников и оппонентов. А ещё один — просто сделал состояние за счёт разорения властями своих конкурентов.

Повторю: никто из перечисленных не нарушил лично закон, он просто является бенефициаром узурпации власти тем господствующим слоем, к которому сам примкнул.

И либо эти, скажем так, социальные элементы по-прежнему будут занимать главенствующие высоты в политической, административной, деловой, медийной и прочих сферах, и продолжат бесконечно воспроизводить созданную ещё Сталиным номенклатурную управленческую систему, либо их остановят и дадут стране шанс начать жизнь свободно.

И остановят их по простому формальному критерию – были ли они благоприобретателями от попрания закона.

Потому что неформальный механизм люстрации – это, извините, линчевание…


* * * * * Приложение

Закон о люстрациях от Галины Старовойтовой*

Сегодня - 13 лет [речь идёт о ноябре 2011 года - Е.И.] со дня трагической гибели Галины Старовойтовой. Мне посчастливилось быть знакомой с Галиной Васильевной. О ней много сказано, и еще можно рассказывать много — потому что человек она была незаурядный, деятельный, много чего успела за свою не столь уж долгую жизнь. Была депутатом СССР, РСФСР, Госдумы РФ, первой в российской истории женщиной, выдвигавшейся на пост Президента РФ...

Гибель Старовойтовой послужила катализатором объединительных тенденций в среде демократов — и в 99-м они таки победили. Ненадолго…

Но сегодня хочу рассказать о другом, менее известном факте политической биографии Галины Васильевны.

Нередко теперь в среде либералов говорят о том, что тогда, в начале 90-х, необходима была люстрация, то есть запрет на некоторые виды деятельности для тех, кто был проводником тоталитарного режима. Так было в послевоенной Германии, так было в посткоммунистической Восточной Европе. Да, об этом многие говорили и тогда, 10 лет назад. Но только Старовойтова в 1992 году внесла в Верховный Совет РСФСР законопроект «О запрете на профессии для проводников политики тоталитарного режима». В нём предлагалось подвергнуть профессиональным ограничениям работников партаппарата КПСС, штатных сотрудников и агентуру советских и российских спецслужб. Этот проект был одобрен съездом «Демократической России». Но — не хасбулатовским ВС. В 1997 году Старовойтова, верная своим принципам, повторно вносит этот документ — теперь уже на рассмотрение Госдумы РФ второго созыва. Не знаю, на что она рассчитывала, но представляю, сколько ей пришлось претерпеть от коммунистического и прокомунистического большинства той Думы. Естественно, закон принят не был, а демократов продолжали обвинять в «охоте на ведьм». Обвиняли, разумеется, в первую очередь те самые «ведьмы».

Нашла тот легендарный документ. Это, собственно, не законопроект в чистом виде, а, скорее, заявка на него, обоснование. Тем не менее, цели, задачи и инструменты защиты общества от тех, на ком держался тоталитарный режим, прописаны четко.


март 1997 г.
Проект
ЗАКОН О ЛЮСТРАЦИИ
(о временном запрете на профессии для лиц, осуществлявших политику тоталитарного режима)

I. Преамбула
События последних лет подтверждают обоснованность предложения Движения "Демократическая Россия” о необходимости инициативной разработки проекта закона о люстрации - запрете на некоторые профессии для лиц, являвшихся активными проводниками политики тоталитарного режима. Крупномасштабные люстрации (от латинского lustratio - очищение) в XX веке имели место дважды - в ходе денацификации Германии и чисток государственных органов стран, сотрудничавших с нацистами (Италии, Японии и др.), а также в ходе декоммунизации стран Восточной Европы.
Недавний восточноевропейский опыт пока оценивается противоречиво - главным образом ввиду несовершенства принятых законодательных актов и практики их применения, а не из-за отказа от самой идеи профессиональных ограничений для людей, составлявших опору власти, нарушавшей фундаментальные права человека.
Движение "Демократическая Россия” видит необходимость люстрации в качестве меры, препятствующей реваншу сил, возвращающих сейчас свои властные позиции. Введение этой меры не преследует цели мести за ограничения на профессии, фактически существовавшие в нашем обществе для людей, непричастных к КПСС или ее "вооруженному отряду ВЧК-КГБ”. Мы отвергаем также обвинения в призывах к "охоте на ведьм” и в отрицании права на инакомыслие. На самом деле высокопоставленная коммунистическая номенклатура, в том числе и причастная к антиконституционным путчам, практически нигде в России - ни в центре, ни в регионах - не понесла ни моральных, ни материальных потерь; многие из ее деятелей остаются у кормила власти. В то же время демократы (особенно среди военных), вставшие в 1991 и 1993 гг. на сторону Президента России, на сторону законной власти и продолжения реформ, повсюду в стране шельмуются, нередко подвергаются гонениям и увольнению.
Лицемерно защищаясь от несуществующей "охоты на ведьм”, некоторые монстры прежнего режима, причастные к его кровавым преступлениям и далекие от покаяния, готовы и сейчас по первому сигналу продолжить массовые репрессии, неотделимые от практики ленинизма и сталинизма. Наше общество, интеллигентно называя верных ленинцев и сталинцев инакомыслящей оппозицией, как будто бы больше озабочено их комфортом, чем душевным и материальным состоянием жертв ленинизма и сталинизма - все это несмотря на широковещательные декларации о возвращении к общечеловеческим ценностям. Неприменение люстрации в 1991 г., после коммунистического путча, недоведение до конца суда над идеологией и практикой коммунистов сделали возможным возникновение крупной парламентской фракции в Государственной Думе России, состоящей из коммунистов, не отмежевавшихся от преступлений своей партии и открыто пропагандирующих сталинизм.
Движение "Демократическая Россия” констатирует отсутствие надежных политических гарантий в нашей стране против возврата к тоталитаризму. Основным барьером на пути нового переворота - ползучего или революционного - является лишь воля прозревшей части населения, в меньшей степени политические институты, еще в меньшей - правоохранительные органы, суды и прокуратура.
Учитывая сказанное, мы снова выступаем с инициативой разработки закона о люстрации, хотя и понимаем, что власти упустили время для его принятия.
II. Основная часть
1. Категории лиц, подлежащих люстрации
Определенным профессиональным ограничениям на время продолжения переходного периода (на срок в 5-10 лет) в соответствии с этим законом должны подвергаться следующие лица:
а) все бывшие освобожденные секретари партийных, производственных и территориальных организаций КПСС;
б) бывшие первые, вторые и третьи секретари райкомов, горкомов, обкомов и крайкомов КПСС;
в) работники центральных республиканских и союзных комитетов коммунистических партий, действовавших до 06.11.1991 г. т.е. времени первого Указа Президента России о запрете КПСС (включая секретарей соответствующих ЦК, но за исключением технического персонала).
Перечисленные категории лиц подвергаются профессиональным ограничениям в следующих случаях:
а) если в общем стаже их трудовой деятельности нахождение на указанных должностях в сумме составляет 10 и более лет;
б) если на 21 августа 1991 г. - день подавления коммуно-экстремистского путча - они занимали одну из указанных должностей и не заявили о выходе из КПСС добровольно;
г) действовавшие штатные сотрудники, включая резерв, и давшие подписку о сотрудничестве с органами НКВД-МГБ-КГБ, либо работавшие в этих органах на протяжении последних десяти лет перед принятием новой Конституции России (в 1993 году).
Ограничения на профессии для активных проводников политики тоталитарного режима не распространяются на лиц, получивших должности в системе представительной или исполнительной власти в результате прямых свободных выборов как формы волеизъявления народа (если деятельность этих лиц в КПСС и КГБ не скрывалась ими в ходе предвыборной кампании). Все сотрудники служб безопасности и офицеры всех родов войск должны сдать экзамены на знание Конституции РФ, принятой на референдуме 12 декабря 1993 г., и присягнуть ей.
2. Сущность люстрации
Под ограничением (запретом) на профессии для указанных лиц понимается временный запрет для них (на 5 или 10 лет) занимать по назначению или в результате непрямых выборов ответственные должности территориальной исполнительной власти, начиная с глав администраций районов, городов, областей и вплоть до министров республик и Российской Федерации в целом (включая премьер-министров).
На срок до 10 лет для тех же лиц должна быть запрещена деятельность, связанная с преподаванием в средних и высших учебных заведениях; на срок до 15 лет - преподавание в военных учебных заведениях и работа в средствах массовой информации.
Другие виды профессиональной деятельности, включая частное предпринимательство или работу в госсекторе, в том числе и на руководящих должностях, не возбраняются.

Примечание: проект впервые принят 17 декабря 1992 года на III съезде "ДЕМРОССИИ” по предложению Галины Старовойтовой.

* Оригинал: http://politics-80-90.livejournal.com/115682.html
15th-Dec-2015 11:33 pm - Корабль дураков
Корабль дураков


Андрей Пионтковский
Радио "Свобода"
Опубликовано 14.12.2015 10:00


Понимаю, любезный читатель, что надоел я тебе со своим Венедиктовым. Ну, нет у меня ничего личного к этому человеку! Просто я без всякой иронии и без всякого преувеличения считаю бесценными те донесения, которые суперкрот-"собеседник" регулярно приносит нам с пиров Всеблагих. В последние недели и дни объем и значимость передаваемой им эксклюзивной информации резко увеличились. Так, его сенсационные откровения о крышевании Россией преступного совместного бизнеса "Исламского государства" и Башара Асада ошеломили наблюдателей, подозревавших многое, но не это. Создается впечатление, что "собеседник" работает на пределе, осознавая неизбежность скорого провала. Того настоящего Провала, когда гибнет не герой, а гибнет хор.

Пару недель назад вся верхушка "российской политической элиты" слетала в Екатеринбург и обратно на открытие "Ельцин-Центра". Откровенные разговоры в своем кругу на борту воздушного корабля и на церемонии открытия шли о самом главном – о войне, ее мотивах, целях, намерениях Государя. Реалити-шоу, сравнимое с репортажем из Зимнего дворца в последние дни июля 1914-го или из Кремля 23 августа 1939-го. И у нас есть компактная голограмма, на которой профессионально зафиксировано все существенное из того, что там произносилось:

"Если мы будем говорить, какие интересы у России – там, что преследует Путин, руководство Российской Федерации, то мне кажется – вот я наблюдаю, разговариваю, мне удалось поговорить в Екатеринбурге с людьми, скажем, которые недалеко стоят от Путина и принимают решения – политические, не военные, там военных не было, потому что все военные тут были в Генштабе после этой трагедии – то мне кажется, что это такой, знаете, слоеный пирог, нельзя сказать, что преследуют одну цель.

И какая цель важна, это не сказать, потому что, скажем, до гибели над Синаем нашего самолета пассажирского были одни цели, возможно, они потом поменялись. Вот сейчас после гибели бомбардировщика, я имею в виду, полковника и морпеха, другие цели, может быть, тоже поменялись. Можно сейчас попробовать сконструировать.

Не во-первых и не в главных, а я просто перечислю, как на ум придет. Насколько я знаю президента, Путин реально верит, что он должен остановить террористов, которые, если их не остановить, подползут через Кавказ и через Среднюю Азию к России. Эта фраза: давайте их остановим под Дамаском, а не под Краснодаром – это, говорят, цитата. Я не могу ее сертифицировать, но говорят, что цитата принадлежит президенту. И я думаю, что этот резон существует.

Еще одна цель, которая тоже, конечно, существует, это сохранение, пожалуй, единственного сейчас режима на Ближнем и, скажем, Среднем Востоке, который является открытым нашим союзником или, скажем так, открыто в нас нуждается. Потому что можно сказать условно, что Иордания или Марокко наш союзник, но они в нас не нуждаются, это надо признать сразу. А режим Асада, руководство Сирии критически абсолютно нуждается в поддержке Российской Федерации и Путина. Сохранение союзника, сохранения опорной истории, сохранение нашего присутствия там в разных формах, это тоже, конечно же, без сомнения, цель Путина.

Наверняка существует еще и резон, по которому как-то говорят: таким образом Путин маленькой победоносной войной поднимает себе рейтинг, укрепляет свою внутреннюю позицию – мы это видим, потому что большинство поддерживает Владимира Путина, во всяком случае, по опросам, в том числе и в этой войне, считая, что он воюет против террористов.

И этот внутриполитический резон тоже абсолютно верен, потому что если идти воевать на Украину, ты будешь иметь Запад против себя. А если ты идешь воевать в Сирию, ты имеешь Запад с собой – ну, так, широко. И это следующий резон. Создав большую коалицию, вернуться в клуб великих. Да бог с ней, с Украиной, пусть она, там, этот Донецк с Луганском как-то там догорают, догнивают, Крым мы не отдадим – забыли. Но мы окажем услугу Западу, Обаме, мы окажем услугу, соответственно, Европейскому союзу. Ну, и, конечно, есть другие, наверное, слои, психологические. Не хочу даже в это входить. Надо понимать, что такие решения всегда "полицеличны" (от слова "цель") – я бы сказал так.

Давайте часть из того, что я вам сказал, – это конструкция, а часть из того, что я вам сказал – это просто знание. Так что вы можете верить в это или не верить, но мне кажется, это так"
.

Россия вползает в войну, грозящую перерасти в мировую, как бы на ощупь, без четкого понимания, что она делает и зачем

Мне тоже кажется, что это так. Путин, правда, еще публично оперировал важным резоном необходимости испытания новых образцов боевой техники, но об этом "собеседник" со свойственной ему деликатностью умолчал. Ну что ж, пройдемся последовательно по пунктам. После войны с этим еще долго будут разбираться трибуналы, историки, психиатры. Прежде всего отметим, что, как свидетельствует голограмма, цели операции, реальные или пропагандистски декларированные, постоянно варьируются в зависимости от текущих событий. То есть Россия вползает в войну, грозящую перерасти в мировую, как бы на ощупь, без четкого понимания, что она делает и зачем. Так уже было 101 год назад. Тогда еще не было кровавого братушки Асада, но были какие-то другие братушки, сакральное право которых взрывать австрийских эрцгерцогов надо было во что бы то ни стало защитить даже ценой гибели империи.

Есть, однако, один инвариант в наборе целей ближневосточной войны, который не колеблется вместе с обстоятельствами или с линией партии. У "собеседника" он формулируется так: Путин маленькой победоносной войной поднимает себе рейтинг, укрепляет свою внутреннюю позицию. И это, пожалуй, единственный тезис, с которым мне хотелось бы серьезно поспорить. Речь идет у Всеблагих, на мой взгляд, уже не о маленькой войне и тем более не о рейтингах. В той системе своей пожизненной власти, которую путинская бригада сейчас выстраивает, само понятие рейтинга, то есть количественной оценки эффективности вождя, становится мыслепреступлением. Как элегантно выразился самый авторитетный юрист страны, Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин, страна должна жить в обстановке "военной суровости".

Нашим политическим демиургам стало предельно ясно, что построенная ими за четверть века воровская экономика ротенбергов, чаек, цапков, чемезовых-чубайсов с одним китайским планшетом на двоих, миллеров, сечиных абсолютно недееспособна, обрекает страну на маргинализацию, а граждан страны – на обнищание. В этих условиях удержание власти в течение длительного времени (а Всеблагие, опираясь на достижения современной западной медицины, рассчитывают на очень длительное) можно обеспечить лишь созданием образа осажденной со всех сторон врагами крепости, тотальным сплочением масс вокруг вождя и готовностью населения постоянно приносить жертвы на алтарь Отечества.

Концепция маленькой победоносной войны уже испытана и оказалась несостоятельной ни в Новороссии, ни в Сирии. Теперь нужна война длительная и изнурительная с неопределенным исходом, желательно с могущественными противниками – "Исламским государством" и Западом, например. Классическая оруэлловская схема – Океания Большого Брата, вечно сражающаяся с Евразией и Остазией, иногда, впрочем, меняя приоритеты и временного союзника.

Остановимся теперь поподробнее на врагах нашего богоспасаемого Отечества в путинской модели пожизненной войны. Итак, Запад и "Исламское государство". Невооруженным глазом видно, что Запад Всеблагие ненавидят гораздо яростней, надрывней, мстительней и обреченней. Сразу же веришь – по Станиславскому – этим мазохистски размазывающим свои "геополитические унижения" нуворишкам-миллиардерам, которых так и не приняли на Западе в настоящие буржуины. Исламских террористов же они проклинают как-то дежурно, формально, для галочки. Я бы даже предположил, что "игиловцы" воспринимаются Всеблагими как социально близкие. Ну так же, как в советском ГУЛАГе воспринимались чекистами уголовники. Это мое интуитивное предположение начинает в последнее время все более наполняться убедительной доказательной базой.

Но прежде несколько слов о наших доблестных союзниках. Бок о бок сражаются с нами на стороне Асада две отмороженные шиитские террористические организации – ливанская "Хезболла" и иранский "Корпус стражей исламской революции". Сражается вся эта замечательная коалиция воинов-интернационалистов не с "Исламским государством", которое, овладев востоком Сирии, не представляет сейчас непосредственной военной угрозы Дамаску и алавитскому анклаву в Латакии. Прежде всего – с оппозицией Асаду, повстанцами, теснящими его потрепанную армию на границах анклава. Политическая задача союзников заключается в том, чтобы уничтожить физически эту оппозицию и поставить мир перед дилеммой: в Сирии остались только два субъекта – Асад и "Исламское государство", выбирайте.

Российская авиация, например, систематически бомбит "какие-то племена" (как изволил выразиться г-н Путин) этнически близких туркам туркманов, единственное преступление которых заключается в том, что они восстали против "легитимного" палача Асада, систематически уничтожающего суннитское население. И какой же реакции мы ожидаем в таком случае от Турции? Понятно, что Турция не может не вступиться за туркманов. А вот мы-то почему так врубились за "легитимного"? "Собеседник", глубоко проникший во внутренний мир бухающих с ним на пирах Всеблагих, дает откровенный ответ:

"​Сохранение единственного сейчас режима на Ближнем и, скажем, Среднем Востоке, который открыто в нас нуждается. А режим Асада, руководство Сирии критически абсолютно нуждается в поддержке Российской Федерации и Путина"​.

Прочтите это еще раз внимательно, по буковкам. Во-первых, Всеблагие с русского "корабля дураков" никому не нужны на Ближнем Востоке – как, собственно, и в любом другом регионе мира, включая, разумеется, и постсоветское пространство. Это Всеблагие понимают, но в силу изложенных выше внутриполитических обстоятельств им жизненно необходимо постоянно торчать в телевизоре в качестве брутальных решал, азартно поднимающих ставки в геополитическом казино. К счастью, нашелся на Ближнем Востоке диктаторский режим, развязавший гражданскую войну, в которой погибли уже сотни тысяч людей, ненавидимый суннитским большинством, поддерживаемый в регионе только двумя террористическими шиитскими организациями. Вот и встретились два одиночества, развели у Дамаска костер, вокруг которого рассчитывают долго еще греться два обанкротившихся диктатора.

Ну а как же фенечка про Путина, гаранта безопасности нашей, который-де реально верит в то, что он должен остановить исламских террористов? А если не остановит, то подползут террористы через Кавказ и Среднюю Азию к России. "Мы должны убивать их на дальних рубежах, чтобы они не пришли к нам". Высшие чины государства, заученно повторяющие эту мантру, либо сознательно лгут, либо пытаются обмануть самих себя. Мы влезли в самое пекло средневековой религиозной войны. Наш православно-шиитский крестовый поход не уменьшит числа суннитских радикалов. Наоборот, их количество резко возрастет и в Сирии, и в Ираке, и во всем мире, в том числе и на территории России. Джихад – это сетевая структура, идеологический бренд. Потенциальным террористам не надо ползти к нам через Кавказ и Среднюю Азию, они уже давно среди нас, и число их растет. Об этом проникновенно говорил сам Путин на совещании в Министерстве обороны России на минувшей неделе, докладывая о масштабной героической деятельности ФСБ по предупреждению их деятельности: практически на всей территории страны, то там, то здесь вскрываются замаскированные ячейки различных террористических организаций. Неужели он не понимает, что он тем самым опровергает свои же фальшивые аргументы о дальних рубежах, заученно представленные им в той же речи минутой позже?

Интересно было бы услышать, наконец, от Верховного Главнокомандующего ответ на вопрос, с какой целью значительную часть этих замаскированных по всей территории страны джихадистов ФСБ заботливо снабжает заграничными паспортами и переправляет на Ближний Восток? Чтобы их удобнее было там уничтожать в ходе испытаний новейших образцов боевой техники, запускаемых с акватории Каспийского моря?

Ну и, наконец, о какой борьбе Путина с "Исламским государством" на дальних рубежах или на коротких можно говорить после знаменитого донесения "собеседника" от 21 ноября, опирающегося, как обычно, на надежные источники в высшем политическом руководстве страны:

"Основным бенефициаром торговли игиловской нефтью и, следовательно, основным спонсором ИГИЛа является президент Сирии Асад". В этих бочках, которые везут, не просто нефть – там кровь наших граждан. Это не я сказал. И не Венедиктов. Это совершенно справедливо подчеркнул Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Так почему же эти бочки с русской кровью доходят до нашего друга и боевого товарища Башара Асада, пригласившего в Сирию наши войска? И мы не только покровительствуем его бизнесу, наш МИД даже крышевал его до самого последнего времени, запрещая, ссылаясь на нормы международного права, французам бомбить промыслы "Исламского государства" без разрешения "легитимного" Асада. Какое дивное совместное предприятие запрещенного в России ИГ и не запрещенных пока, к сожалению, Асада и Путина!

На этом можно было бы и закончить анализ тех мотивов, которыми руководствовалась путинская группировка, влезая в войну на Ближнем Востоке. Но есть в репортаже "собеседника" с "корабля дураков" еще одна очень характерная зарисовка с натуры, важная для понимания жизненной философии этих персонажей. Необходимость перманентной телевизионной войны ими не обсуждается, без нее режиму уже не выжить. А дальше деловито взвешиваются варианты:

"Если идти воевать на Украину, будем иметь Запад против себя. А если ты идешь воевать в Сирию, ты имеешь Запад как бы с собой. Создав "антигитлеровскую коалицию", можно будет вернуться в клуб великих. Да бог с ней, с Украиной, пусть она, там, этот Донецк с Луганском как-то там догорают, догнивают. Но мы окажем услугу Западу, Обаме, Европейскому союзу".

То есть наши чистоконкретные пацаны собрались кинуть абсолютно всех: поверивших им энтузиастов "Русского мира", которых они, кстати, методически отстреливают в Донбассе; глупых и трусоватых пиндосов, которым они будут в качестве ценнейшей военной услуги продавать пустышку "антигитлеровской коалиции"; русских солдат и офицеров, которым придется реально умирать на реальной войне; мирных российских граждан, которых будут взрывать в воздухе и на земле – и которых уже взрывают реальные террористы.

Но зато, оказав услугу, удастся надежно оградить домики на Сейшелах, Багамах, в Флориде, авуары в американских, швейцарских, австрийских банках от слишком пристального внимания финансовых разведок ненавистных, но вечно привлекательных США и Европейского союза.

Разные войны вела в своей истории Россия – и Отечественные, и такие, о которых не хотелось бы вспоминать. Но, может быть, не было еще войны столь подлой, столь лживой и столь откровенно зацикленной на личных корыстных интересах диктатора и его окружения. И обречена она на поражение. Потому что в ней в принципе нет определения победы. Потому что не зацепила она сознание народное. Добровольцы не осаждают военкоматы и вербовочные пункты. Несмотря на лошадиные дозы впрыснутого из телевизионных башен имперского наркотика народ безмолвствует.

Это уже второе метафизическое поражение власти, пытавшейся растлить свой народ. Кратковременная эйфория "Крымнаш" не вылилась в санкцию "отцу нации" на бесконечную гибридную войну по "защите этнических русских и русскоязычных" на всем постсоветском пространстве. На зов фальшивой имперской трубы откликнулись только прохановы и дугины, холмогоровы и охлобыстины, прилепины и шахназаровы. Не поддержанная подавляющим большинством русских – как в Украине, так и в России – затея Новороссии стремительно скукожилась до "гнойника" сепаратистских территорий на Востоке Украины.

Я категорически не согласен с популярным в либерально-гламурной среде мемом – 15% продвинутых "сливок нации" противостоят 85% "имперских ватников". Посмотрите на уродов, ежедневно беснующихся в поганых телешоу. Нет там мифических рабочих Уралвагонзавода. Среди порождающих безумные смыслы "экспертов" почти все поголовно как раз из той социальной среды, которая мнит себя "сливками нации". Именно на этой среде лежит ответственность за русскую катастрофу начала ХХI века.

Два внешнеполитических поражения подряд для диктатуры с безнадежно стагнирующей экономикой – это уже перебор. Это пробоины ниже ватерлинии. "Корабль дураков" – или, в нашем случае, скорее "корабль подлецов" – погружается в пучину 2016 года.

P.S.

По сообщениям мировых информагентств, Иран на прошлой неделе начал вывод подразделений "Корпуса стражей исламской революции" из Сирии. Слишком велики боевые потери, Тегеран потерял в Сирии многих бойцов, командиров, в том числе и генералов. Персы фактически впихнули Путина в Сирию, попросив воздушной поддержки для своей наземной операции, а теперь уходят. Понятно. Ценность жизни перса, тем более не просто перса, а Стража исламской революции – конечно, намного выше ценности жизни русского солдата. Не исключено, что за иранцами уйдет и контролируемая ими "Хезболла". Останутся только русские выполнять до конца интернациональный долг, защищая любушку своего Башара Хафезовича Асада.

Андрей Пионтковский – политический эксперт
3rd-Sep-2015 12:08 am - Путин готовит сделку с Западом, чтобы избежать позора
Путин готовит сделку с Западом, чтобы избежать позора

Почему Путин стал создавать себе новый позитивный образ?


Апостроф
Андрей Пионтковский, российский политолог специально для "Апострофа"
среда, 2 сентября 2015, 18:56



Путин готов пойти на сделку с Западом, предлагая помощь в борьбе в ИГИЛом на Ближнем востоке в обмен на отказ от поддержки Украины Фото: Фото пресс-службы Президента России

Президент России Владимир Путин усилил свою публичную активность, в частности, устроив фотосессию с премьером РФ Дмитрием Медведевым и пообщавшись со школьниками. Зачем это российскому лидеру, и как подобные действия связаны с его попыткой наладить отношения с Западом, — мнение Андрея Пионтковского для "Апострофа".

Путин собирается пожизненно оставаться президентом. Никуда уходить он точно не хочет. Но вполне вероятно, что он постарается использовать Медведева как карту в игре с Западом. Такая нарочитая демонстрация дружбы и близости может быть обращена только к западной аудитории. Там еще не все разобрались, who is Mr. Medvedev, и даже считают его эдаким либералом-западником.

Путин сейчас судорожно ищет новый способ мирного сосуществования с Западом. Потерпев, по сути, серьезное поражение по всех своих планах — идее "русского мира", "Новороссии", ядерном шантаже — он надеется заключить какую-то новую сделку с Западом на максимально выгодных для себя условиях, чтобы все его действия не выглядели как позорное поражение, Путину жизненно необходимо спасти лицо — сохранить представление "Крымнаш" и удержать какие-то позиции на Донбассе.

Российский президент понимает, что и последняя его затея — втолкнуть "Лугандонию" (оккупированные районы Донбасса, — "Апостроф") внутрь Украины, чтобы все эти МоторЫлы и Гиви сидели в Раде, а Украина содержала эту территорию — тоже провалилась. Поэтому он отчаянно торгуется с Западом, стараясь использовать все свои оставшиеся карты.

Активизация дружбы с Медведевым — это не единственная его карта. Вся агентура Путина на Западе сейчас настойчиво проталкивает тезис — нам нужен Путин, он может нам помочь в Иране, Афганистане, Ираке, Сирии, не надо загонять его в угол, давайте поможем ему спасти лицо.

Буквально на днях появились сенсационные сведения из израильских и других ближневосточных СМИ о том, что Путин готовит переброску тысяч военнослужащих для поддержки Асада (президента Сирии Башара Асада, ведущего войну, — "Апостроф"), создает базу под Дамаском, а Западу это продает как его участие в совместной борьбе с ИГИЛом. Эти сообщения еще официально не подтверждены, но такой поворот вполне возможен.

Два года назад ему уже удалось трюком с "химическим разоружением" провести Обаму, как простачка, и спасти Асада. Теперь он может попытаться продать Обаме свою военную поддержку Асада, как участие Москвы в коалиции по борьбе с ИГИЛ. Посмотрим, как будут развиваться события дальше.

Активность Путина сейчас нельзя не заметить, и не только в российском пиарном пространстве, но и на международной арене. Сейчас, к примеру, он едет в Китай на празднование победы над Японией во Второй мировой войне. Но справедливости ради стоит сказать, что с японцами коммунистическая партия Китая и её армия не сражались. Они воевали с Гоминьданом, правительством Китая, на котором и была вся тяжесть борьбы с Японией. Собственно, никто из крупных мировых лидеров на эту китайскую церемонию и не поедет.

Громких заявлений стоит ожидать на Генеральной ассамблее ООН, куда Путин поедет (в сентябре, — "Апостроф") со своим новым планом мирного сосуществования с Западом. Если за оставшееся время ему удастся всучить Вашингтону его военную поддержку Асада как крупный вклад Кремля в общее дело борьбы с терроризмом, тогда этот план обретет какую-то плоть и содержание.

Программа максимум для Путина — поддержать Асада, а за это заставить Запад отказаться от поддержки Украины. Если он серьезно на это рассчитывает, то он действительно живет в другой реальности как говорила канцлерин Меркель, или, как сказал Борис Немцов, он просто е***ся.

Мне кажется, Путина ждут еще один серьезный провал и еще одно разочарование. Мы узнаем об этом в ближайшие дни, когда придет новая информация с Ближнего Востока.

Андрей Пионтковский, российский политолог специально для "Апострофа"


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
16th-Apr-2015 08:09 pm - Андрей Пионтковский о снятии Путиным запрета на продажу Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300
Стерх оборотился черным лебедем

Андрей Пионтковский: 150! 170! 250! 270 долларов за баррель!


Андрей Пионтковский
kasparov.ru
15-04-2015


Подписанный Путиным указ об отмене введенного в 2010 году запрета на продажу Ирану зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-300 буквально взорвал ситуацию на Ближнем Востоке.

Вот только один характерный и, на первый взгляд, парадоксальный пример реакции в арабском мире. Близкий к властям ведущий египетского спутникового телеканала Al-Faraeen Тауфик Окаша в прямом эфире призвал премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху нанести авиаудар по иранской АЭС в Бушере:

"Иран прямо напротив тебя. Бушер прямо напротив тебя. Доверься Аллаху и разбомби его. Мы с тобой. Если твоим самолетам нужно топливо – мы тебе его дадим".

Указ Путина меняет в регионе все. Во-первых, срывает ядерную сделку, в подготовке которой Россия как бы активно участвует. Но, по-существу, это сделка США и Ирана. Иран замораживает на 10 лет свою ядерную программу в её сегодняшнем состоянии (2-3 месяца до сборки первой бомбы), но не демонтирует её инфраструктуру. В ответ США и ЕС снимают санкции, и иранская нефть выплескивается на мировые рынки.

Обаме надо продать эту сделку Конгрессу США и американскому общественному мнению и ему очень трудно ответить на вопрос: а что если иранцы будут продолжать нас обманывать так же, как они постоянно это делали последние двадцать лет. "Мы об этом узнаем и сможем в последний момент остановить иранский проект военным путем" – утверждает он.

А про себя думает, что, в крайнем случае, эту грязную работу возьмут на себя израильтяне. Одним "преступлением мирового сионизма" больше, одним меньше в глазах прогрессивной общественности. Им не привыкать за последние несколько тысячелетий.

Но дело в том, что указ Владимира Владимировича начисто выбивает из-под Барака Хусейновича этот и так не очень убедительный аргумент. Через несколько месяцев, когда ЗРК С-300 будут в необходимом количестве размещены для защиты ядерной инфраструктуры, Израиль навсегда потеряет техническую возможность остановить иранский проект военным путем, даже если США продадут ему когда-нибудь сверхсовременный истребители-бомбардировщики F-35.

США теоретически сохранят возможность такой операции, но сложность ее заметно возрастает и в любом случае Обама вряд ли отдаст приказ о подобной миссии в оставшиеся два года своего правления.

Несомненно одно. Через несколько месяцев впервые в истории государства Израиль его судьба и жизнь всех его граждан – от младенцев до глубоких стариков – будет зависеть не от готовности его отважных мужчин и женщин сражаться, а от ментального состояния нескольких престарелых и давно свихнувшихся на ненависти к евреям мулл.

Иран – это демократическое и плюралистическое государство. Там существуют разные взгляды на методологию окончательного решения еврейского вопроса. Так известный умеренный либерал Рафсанджани, например, предлагает "выблевать Израиль из тела мусульманского Ближнего Востока". А вот верховный лидер аятолла Хаменеи требует "вырезать раковую опухоль Израиля".

Как должен поступать руководитель государства, столкнувшегося с такой экзистенциальной угрозой?

“Если кто-то хотя бы попытается использовать средства, сопоставимые со средствами массового уничтожения в отношении нашей страны, мы будем отвечать мерами, адекватными угрозе. По всем местам, где находятся террористы, организаторы преступлений, их идейные и финансовые вдохновители. Подчеркиваю, где бы они ни находились”.

“В таких случаях, и я это официально подтверждаю, мы будем наносить удары. В том числе превентивные”.


Кто эти ястребы, проповедующие концепцию превентивных ударов, нарушающую священный принцип суверенитета национального государства? Дж. Буш, Д.Рамсфелд, Д.Чейни, Б.Обама, Б.Нетаньяху?

Первое высказывание – это выступление президента В.Путина на заседании правительства 28 октября 2002 года. Второе – заявление министра обороны С.Иванова, сделанное им еще 22 сентября 2002 года.

Первым, кому Б.Нетаньяху, оказавшись в новой реальности, позвонил "с озабоченностью по поводу снятия эмбарго" был как раз В.Путин. Очевидно, эта была последняя отчаянная попытка израильского премьера предотвратить катастрофическое развитие событий.

Игриво подмигнув стоявшему рядом С.Иванову, В.Путин мысленно пожелал израильтянину то же самое, что и Тауфик Окаша, а для стенограммы, прикинувшись шлангом, "обстоятельно разъяснил логику действий российского руководства в данном контексте, акцентировав, в частности, тот факт, что по своим тактико-техническим характеристикам система С-300 имеет сугубо оборонительное назначение и не поставит под угрозу безопасность Израиля и других стран ближневосточного региона"

* * *

Через несколько месяцев с облегчением вздохнут в арабских столицах, которых перспектива ядерного Ирана страшила не меньше чем американцев.

И дружно обрушат свой справедливый гнев на израильскую военщину. В том числе и саудиты, чьи средства ПВО деликатно не заметили в своем воздушном пространстве израильские боевые самолеты, летевшие в направлении Ирана.

А в одной из роскошных подмосковных загородных резиденций организованная группа чисто конкретных пацанов-нефтетрейдеров будет напряженно следить за биржевыми сводками мировых агентств.

150! 170! Лавров – в студию с решительным осуждением израильской агрессии!

Крупный теракт в центре Иерусалима. 200! 220! Иран нанес ракетный удар по саудовским нефтяным платформам в Ормузском проливе. 250! 270 долларов за баррель!

Этот день они приближали как могли. Передавали Ирану технологии, обучали специалистов, пятнадцать лет крышевали Иран в Совете Безопасности, срывая принятие жестких санкций, которые действительно могли бы остановить иранский ядерный проект.

И, наконец, в решающий момент бросили на стол козырную карту.

Ставки в игре были десятки, сотни миллиардов нефтедолларов. На 5–6 человек. И самое главное, теперь эти 5–6 замечательных людей навсегда останутся у власти. Или, во всяком случае, им так будет казаться.
14th-Mar-2015 12:46 pm - Партия кровищи
Партия кровищи

Андрей Пионтковский
Радио "Свобода"
12.03.2015 10:30




Четыре выстрела в спину не только оборвали жизнь бесшабашного и обаятельного человека. Они разворошили и обнажили политический гадюшник высшей российской власти. Информационная катастрофа разрастается с каждым днем, с каждой новой неуклюжей попыткой власти прикрыть свой срам и с каждым новым, напротив, удачным ответом некоего "крота" внутри самой власти, этот срам усугубляющим.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день, через две недели после сакрального убийства, символически отметившего новый государственный праздник – День, а точнее Ночь Диверсанта и Террориста. Борис Немцов мертв. Время, место, обстоятельства преступления указывают на то, что оно не могло быть совершено без содействия (сочувствия, попустительства) руководства российских спецслужб.

Официальным убийцей, единственным организатором и заказчиком назначен награжденный указом Владимира Путина орденоносец Заур Дадаев, начитавшийся Немцова на сайтах "Эха Москвы" и "Эксперта" пятилетней давности и якобы доведенный до отчаяния немцовскими "оскорблениями пророка Мухаммеда". Однако при немедленно организованной ему встрече с правозащитниками в СИЗО Дадаев опроверг все приписанные ему "признательные показания" и продемонстрировал на теле следы пыток. Его предполагаемый сообщник Шаванов и коллега предполагаемо "покончил собой" в момент задержания.

И это еще не самое худшее для высшей власти. В информационном поле снято табу на критику путинского проекта "Кадыров", давно вызывавшего подспудную ярость силовиков как в армии, так и в спецслужбах.

Теперь вернемся к списку руководителей российских спецслужб, которые только и могли обеспечить должное сопровождение событий на мосту в роковую ночь. Он невелик – Путин, Иванов, Патрушев, Бортников, Золотов, Муров – и я его обозначил еще в первых своих комментариях в ночь убийства.

Начнем с Путина. В анонимной статье "Новой газеты" "Патриоты России и ее враги" Путин – невинная овечка, которую злые люди загнали в тупик насильно и с особым цинизмом. Версию приказа Путина на устранение Немцова безымянный автор гневно отбрасывает как ересь. Ну почему же ересь? Версия как версия, и она просто обязана присутствовать наряду с другими.
Война за Кавказ – это всегда война за Кремль

Причин ненавидеть Немцова у Путина было более чем достаточно, да он и не считал нужным скрывать свое глубокое чувство к "поураганившему в 90-х" политику. Что касается возможных "моральных ограничений", то не забывайте, что речь идет о персонаже, отдавшем, как еще раз подтверждается в эти дни на слушаниях в Лондоне, приказы на ликвидацию Литвиненко, на штурм с огнеметами школы с детьми-заложниками в Беслане, на газовую атаку на театр на Дубровке и на многое-многое другое.

Нет, никак нельзя с ходу отбрасывать версию "Путин". Поэтому предположим, что убийство Немцова было задумано и организовано с участием президента. Но тогда он же наверняка должен был заранее тщательно продумать в позитивном для себя ключе и весь процесс "расследования" и "справедливого наказания виновных". Как отлил однажды воспитанный в тех же правовых традициях его однокашник, "Сам голову отрежу, сам буду и расследовать".

Но почему же тогда каждый шаг в расследовании оборачивается информационными и репутационными потерями для власти, превращая ее в нечто худшее чем чудовище – в посмешище? Почему в этом процессе активно участвуют, казалось бы, лояльные Кремлю журналисты? Объяснение только одно: процессом рулит в своих интересах с самого начала кто-то другой, обладающий серьезными возможностями, какой-то "крот" из приведенного выше списка, а может, и целая стая "кротов".

Основное направление скоординированной атаки – максимальная дискредитация Кадырова, а через него, косвенно, и патронирующего его Путина. Очень перспективная для дворцового переворота тактика, бьющая в самое уязвимое в глазах правящей братвы место Путина. Кадыровской темы никто из них не осмеливался касаться все эти годы. Но никто и не забыл тот пафосный сортирный призыв, который задал установку на вторую чеченскую войну и во многом определил ее довольно печальный для России исход.

В самой Чечне, оказавшись вследствие своей политики перед выбором между чудовищным и очень плохим, Путин, надо отдать ему должное, выбрал очень плохое. Признав свое поражение, он отдал власть в Чечне Кадырову с его воинством и выплачивает контрибуцию бюджетными трансфертами. В ответ Кадыров формально декларирует не столько даже лояльность Кремлю, сколько свою личную унию с Путиным. Чудовищным было бы продолжение войны на уничтожение чеченцев – по-шамановски, по-будановски.

Любые, даже самые удачные дефиниции и классификации неизбежно условны и упрощают живую действительность. Справедливо это и для известной и популярной дихотомии нашей правящей клептократии ("партия бабла" и "партия крови"). На самом деле группировок больше, а линии водораздела между ними подвижны. На наших глазах все более активно выдвигается в публичное пространство в качестве кремлевской силы "партия кровищи", давно и упрямо, еще со времен Кадырова-отца, недовольная проектом "Кадыров".

Эта партия так и не смогла смириться с потерей Чечни как зоны своего кормления и, что может быть даже еще важнее, зоны пьянящей власти над жизнью и смертью любого ее обитателя. Проект "Кадыров" лишил их этих двух базовых удовольствий, и за это они искренне Кадырова ненавидят. Закрытие очень плохого проекта "Кадыров" стало бы официальным признанием поражения России во второй чеченской войне и объявлением третьей. Это возвращение в 1999 год, только в гораздо худшей исходной позиции. Это, кроме того, полная политическая делегитимизация Путина как "спасителя отечества в 1999 году".

Наши лучшие политические публицисты – от Проханова до Радзиховского – убедительно и страстно объясняли в свое время, что дети были сожжены в Беслане, а заложники задушены в "Норд-Осте" ради величия России и торжества ее геополитических интересов. И что же нам теперь будут рассказывать?

Партия кровищи задумала, осуществила и эксплуатирует убийство Немцова не как самоцель, а как детонатор для реализации своих далеко идущих политических устремлений. Кадыровцам на каком-то уровне, видимо, было подсказано, что заказ на ликвидацию исходит от Папы. Это почему-то показалось настолько достоверным, что они ни на секунду не усомнились, а исполнители (Заур, Руслан или кто-то совсем другой) были уверены в своей безнаказанности.

В случае успеха мегаоперации "кротов" Путин определенно станет одной из первых политических жертв нового порядка на Кавказе и в России. Война за Кавказ – это всегда война за Кремль. Вслед за десятилетним проектом "Кадыров" будет закрыт и пятнадцатилетний проект "Путин". Этот человек, последовательно, шаг за шагом проложивший дорогу к власти настоящим нацистам, станет им более не нужным.

Андрей Пионтковский – политический эксперт

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции
1st-Dec-2014 06:22 pm - Пионтковский: американские военные в Польше и странах Балтии — фактор сдерживания Кремля
Mr. Putin, are you ready to die for Narva?

Андрей Пионтковский: ядерная риторика Кремля была услышана, проанализирована и принята во внимание


Андрей Пионтковский
kasparov.ru
01.12.2014


Около полугода назад я предложил экспертному сообществу один сценарий эпохи Четвертой мировой войны. Этот сценарий вкратце таков. Для реализации духоподъемной концепции собирания исконных русских земель, провозглашенной речью Путина 18 марта, обладающие уникальным генетическим кодом, доведенные до отчаяния пассионарные русскоязычные жители Нарвы (Эстония) проводят референдум о присоединении к "Русскому миру". Для подтверждения итогов их свободного волеизъявления на территорию Эстонии направляются для проведения своего отпуска вооруженные до зубов вежливые зеленые человечки со знаками различия или без оных и деловито расставляют новые пограничные столбы.

Каковы будут действия в этой ситуации агрессивного блока НАТО? Согласно ключевой статье 5 устава этой организации, все ее государства-члены должны будут оказать Эстонии немедленную военную поддержку. Отказ союзников Эстонии выполнить свои обязательства станет событием эпохального исторического значения: он будет означать конец НАТО, конец США как мировой державы и гаранта безопасности Запада и полное политическое доминирование путинской России не только в ареале "Русского мира", но и на всем европейском континенте.

И, тем не менее, ответ на вопрос – будет ли НАТО защищать Эстонию в случае попытки ее расчленения ядерной державой – вовсе не очевиден. Тем более если Путин заявит, что в случае угрозы превосходящих конвенциональных сил НАТО новым священным рубежам "Русского мира" он будет вынужден ответить очень ограниченным ядерным ударом: уничтожит, например, две европейские столицы.

И поставьте теперь себя на место лауреата Нобелевской премии мира Обамы. Он остался единственным, кто как-то может вмешаться в так неожиданно обострившийся конфликт вокруг никому в Америке неизвестного, да пропади он пропадом, городишки Narva. А вся европейская и вся американская общественность дружно восклицают, как и 75 лет назад: "Мы не готовы умирать за Данциг (Нарву)! Эстонский кризис не имеет военного решения. Необходимо срочно послать на линию разделения зеленых человечков с армией самообороны Эстонии миссию ОБСЕ во главе с поднаторевшей в подобных делах госпожой Тальявини".

"Парадокс Нарвы" – способность Путина одним шагом поставить весь Запад перед немыслимым выбором – унизительная капитуляция и уход из мировой истории или ядерная война с человеком, находящимся в другой реальности, – обсуждался и обсуждается в последние месяцы во многих мировых мозговых центрах. Я принимал участие в некоторых из этих дискуссий.

Еще в конце октября я докладывал нашим читателям, что у Запада нет адекватного решения парадокса Нарвы. Более того, наметилась одна очень показательная тенденция в поведении некоторых стран – членов НАТО. На нее обратил внимание в своей статье заместитель главного редактора Washington Post Джэксон Диль. Размышляя над "пропутинским " дрейфом таких стран, как Венгрия, Чехия, Словакия, он справедливо отмечает, что такое их поведение объясняется не только и уже не столько чисто экономическими причинами. "Некоторые из них, кажется, уже хеджируют свои ставки и в сфере безопасности и идеологии. Они пришли к выводу, что не стоит им дожидаться проверки на практике, шутил ли Путин о своих марш-бросках в столицы стран бывшего советского блока и придет ли на самом деле возглавляемая Обамой НАТО на помощь этим странам".

Казалось, что Кремль одержал первую психологическую победу в своей гибридной войне с балтийскими соседями: три из "Вышеградской четверки" стран НАТО уже хеджируют свои риски на случай отказа НАТО защищать Балтию от собирателей исконных русских земель. Инструменты этой гибридной войны разнообразны: заявления российского МИДа о притеснениях этнических русских, регулярные вторжения военных самолетов РФ в воздушное пространство соседних стран, похищение эстонского офицера, непризнание эстонской границы, арест литовского судна, "вырванная из контекста" фраза Путина о том, за сколько дней он дойдет до Риги, Таллинна, Вильнюса, Варшавы и Бухареста, и многое другое. И все большую роль в гибридном арсенале, и не только в отношении Балтии, играют нарастающее бряцание ядерным оружием, запугивание ядерным оружием, прямой ядерный шантаж , официально закрепленный в новой военной доктрине РФ, допускающей применение Россией ядерного оружия в региональных и даже локальных конфликтах.

Но сегодня, 1 декабря, ситуация уже совершенно иная. Отношение коллективного Запада к путинскому режиму прошло в ноябре некую точку невозврата. Путин, наконец, добился своего. Он стал восприниматься "партнерами" как стратегическая проблема, требующая немедленного четко сформулированного ответа.

Трудно сказать, что именно так повлияло на бывших коллег Путина по G8 и привело к кумулятивному эффекту отторжения. Может быть его "Валдайская речь", в которой он уже не в частном телефонном разговоре, а публично угрожал развязать еще несколько конфликтов "на стыках геополитических интересов":

"Сегодня резко возросла вероятность целой череды острых конфликтов если не с прямым, то с косвенным участием крупных держав. При этом фактором риска становятся не только традиционные межгосударственные противоречия, но и внутренняя нестабильность отдельных государств, особенно, когда речь идет о странах, расположенных на стыке геополитических интересов крупных государств, или на границе культурно-исторических, экономических цивилизационных материков. Украина, о которой наверняка тоже много говорили и поговорим еще, – один из примеров такого рода конфликтов".

"Валдайская речь" стала логическим продолжением "крымской" о разъединенной нации, Русском Мире и национал-предателях. Та была столь очевидным почти текстуальным ремейком гитлеровской "судетской" речи, что видный кремлевский пропагондон Мигранян попытался смягчить неловкое впечатление, выдвинув концепцию "хорошего Гитлера": да, Путин действительно говорит как Гитлер и действует как Гитлер, но как "хороший" Гитлер, собиратель исконных немецких земель, каковым рейхсканцлер де был до 39-го года.

Как бы подтверждая теорию Миграняна о двух Гитлерах, сочинская речь Путина стала еще более откровенным заимствованием, но уже из "плохого" Гитлера – из двух его посланий Чемберлену, продиктованных 23 и 25 августа 1939 года в Берхтесгадене, любимой резиденцией фюрера на юге Германии. (Поразительная сравнительная подборка цитат дана А.Илларионовым.) Путь от "хорошего" Гитлера до "плохого" (по Миграняну) Путин прошел за 8 месяцев (март-ноябрь 2014), примерно за тот же срок, что и его предшественник (сентябрь 1938 – август 1939).

Видимо, те же идеологемы и практические инициативы излагал Путин и канцлерин Меркель на их исторической многочасовой встрече в Брисбене, которую она покинула в состоянии шока, cудя по ее беспрецедентно резким комментариям и шагам по возвращении домой.

Сегодня на Западе нет политиков масштаба Черчилля и Рузвельта, но похоже, что коллективный западный Чемберлен, медленно разворачиваясь, нашел, все же адекватный ответ на нарастающий ядерный шантаж Москвы. Ответ этот могут обеспечить технически только США и сформулирован он был в Вашингтоне 21 ноября.

Обсуждение на тему "Кризис в отношениях с Россией", проведенное в элитарном Аспеновском институте, собрало много ветеранов американской дипломатии, экспертов по России: бывшие заместители госсекретаря С. Тэлбот , Н. Бернс, советник президента по национальной безопасности С. Хэдли, послы в Москве Дж. Коллинз и в Киеве С. Пайфер...

Ядерная риторика Кремля, направленная на подрыв ключевой статьи 5 устава НАТО, была услышана, проанализирована и принята во внимание.

Все выступавшие поддержали размещение на постоянной основе на территории стран Балтии и Польши военных контингентов НАТО, включая американских военнослужащих.

Размеры этих контингентов не имеют большого значения. Они не рассчитаны на наступательные, и, надо надеяться, им не придется принимать участие и в оборонительных операциях. Принципиален сам факт присутствия американских солдат и офицеров. Они – живое оружие сдерживания, заложники – смертники, если хотите.

Весь расчет кремлевских шантажистов, вот уже почти год болтающих о радиоактивном пепле г-на Киселева и смеющихся "Искандерах" восхитительной г-жи Семенович, строится на том, что, введя в балтийские страны вежливых зеленых человечков и размахивая ядерной дубиной, они запугают и парализуют Европу и США вопросом: "Вы готовы умереть за Нарву ?"

Символическое присутствие американских военнослужащих в районе Нарвы психологически разворачивает ситуацию на 180 градусов. Появление там первого вооруженного вежливого зеленого человечка автоматически означает вступление Российской Федерации в полномасштабную войну с США.

Тем самым экзистенциальный вопрос адресуется теперь уже не к Западу, а к Путину и его ближайшим соратникам – " Гг. Гангрена, Косой, Михал Иваныч, Солдат и как там вас еще, Вы действительно готовы умереть за Нарву? Ужели Вам покой не по карману?"

Как поведал нам на днях второй (после А.Венедиктова) по значимости крот на вершинах российской власти С.Белковский, острая дискуссия на эту в прямом смысле слова животрепещущую тему уже давно ведется в окружении вождя Русского Мира.

Выясняется, что не всем этим замечательным русским людям с их дополнительной хромосомой духовности на миру и смерть красна. Да, собственно, никому и не красна кроме самого вождя, объявившего городу и миру о такой суицидальной готовности чуть ли не всех этнических русских еще в апреле.

Половина из них (как бы консерваторы) считает, что наша победа в ядерной войне будет легкой, достигнута малой кровью, в основном – чужой. Жалкий и нерешительный Обама просто не успеет и не посмеет дотянуться до своего ядерного чемоданчика. Поэтому и умирать на миру с улыбкой на устах, им к сожалению, так и не придется.

Вторая половина (как бы прогрессоры ) ни в малейшей степени не ставя под сомнение величие вождя, призывает его одержать еще одну выдающуюся победу – сорвать коварные планы США, не дать им втянуть нас в разрушительную войну и вернуться в отношениях с Западом к business as usual.

И те и другие наивно полагают, что им удастся так или иначе сохранить на Западе активы, недвижимость, детишек в университетах, медицинское обслуживание, еще что-нибудь по мелочи.

У меня есть две новости для тех и других.

Business as usual уже не будет. Активы в лучшем случае будут заморожены.

В ответ на любой ядерный удар верховный главнокомандующий вооруженных сил США , преодолев свою природную застенчивость и нерешительность, дотянется до чемоданчика. Считайте, что уже дотянулся.
***

Нескромно замечу: когда я прочел сообщение о предстоящем размещении американских военных в Польше и странах Балтии, то пришел к тому же выводу.
Д.Б.
20th-Apr-2014 01:37 am - Андрей Пионтковский о двуличии Д. Быкова
Из Быкова нам что-нибудь...

Андрей Пионтковский: широк, широк русский человек Быков!


Андрей Пионтковский
kasparov.ru
19-04-2014


"Полтора месяца уличных столкновений — это не политика и не Европа, а бардак, особый жанр, в котором украинцы знают вкус и толк. И Майдан как главная форма украинской политики, и митинги, переходящие в концерты, и сведение счетов с конкурентами — все это бесконечно далеко не только от европейского, но даже от советского стандарта. Одичание, увы, шло с обеих сторон.. За два месяца своего отчаянного стремления в Евросоюз Украина доказала всему миру, и прежде всего Европе, что ей до вступления в эту общность куда как далеко. Да и в Таможенный союз, честное слово, как-то рановато — он и сам слишком хрупок, чтобы принимать столь ненадежных партнеров".

Д.Быков. "Профиль" 29 января


"Но после того как Михаил Леонтьев несколько раз назвал украинское современное правительство шпаной, можно после этого что-то изменить или нет? Я очень люблю Михаила Леонтьева, это мой друг, но я хочу спросить, какие силы пытаются нас поссорить с Украиной. Ну неужели ты думаешь, что можно отыграть назад все те моря грязи, клеветы, кипящего гноя, которые были вылиты на Украину за последние три месяца. Это можно объявить яко не бывшим".

Д . Быков. "Эхо Москвы" 18 апреля


Широк, широк русский человек Быков! Сузить бы не мешало. Поэтому и отказался ехать на форум "Украина-Россия" в Киев под надуманным, даже не из пальца высосанным предлогом. Помнит, что отлил с "либерального" фланга так востребованные тогда журналом "Профиль" свои пять копеек грязи, клеветы, кипящего гноя.



НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:
http://ru.krymr.com/
http://www.unian.net/
http://news.liga.net/
http://www.pravda.com.ua/rus/
http://censor.net.ua/
http://www.unn.com.ua/ru/
http://zn.ua/
http://lb.ua/
http://crime.in.ua/
http://ipress.ua/ru/
http://www.ukrinform.ua/rus/
http://www.youtube.com/user/espresotv
20th-Jan-2014 07:59 pm - Пионтковский: не могла Латынина обойти вниманием первую высылку американского журналиста из России
Жанна д’Aрк плаща и кинжала
Андрей Пионтковский: не могла Латынина обойти своим вниманием первую в России высылку журналиста США




Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
20.01.2014


Среди обозревателей, в течение многих лет неизменно отстаивающих позицию спецслужб во всех связанных с ними скандалах и на всех сфабрикованных ими судебных процессах, выделяется своей неутомимостью и пассионарностью Ю. Латынина. Не могла эта Жанна д’Aрк плаща и кинжала обойти своим профессиональным вниманием и первую в посткоммунистической России высылку американского журналиста Дэвида Саттера.

Всецело поддерживая и одобряя выдворение клеветника России, она в то же время призывает компетентные органы отбросить их жалкое блеяние о якобы просроченной г-н Саттером визе и, как это и подобает органам гордо встающей с колен державы, назвать истинную причину нежелательности дальнейшего пребывания Саттера на территории РФ. Это книга Саттера о том, как ФСБ взрывает Россию, и вопросы, которые он пытался задавать по поводу взрыва автобуса в Волгограде в октябре 2013 года.

"ФСБ взрывает Россию" возвращает нас к событиям 1999 года и прежде всего к "учениям" в Рязани. На этих "учениях" подложившие в подвал жилого дома мешки с гексогеном и взрыватель приехавшие из Москвы офицеры центрального аппарата были вычислены и блокированы рязанским УФСБ и их задержание в последний момент отменил своим приказом Патрушев.

Угадайте с трех раз, кому принадлежит следующий гневный комментарий по поводу тех событий:
"Когда офицеров практически поймали с поличным, им не осталось ничего другого, как нести какую-то чепуху о том, что в мешках сахар, и про "проверку бдительности". Тогда единственное, что могло спасти репутацию режима и лично Путина, — это немедленное увольнение Патрушева и гласный суд над всеми, кто был причастен к очковтирательству, переходящему в терроризм".
Саттеру? Нет. Пионтковскому? Нет. Это Юлия Леонидовна Латынина собственной персоной. Выслать ее немедленно из страны как демшизу поганую вместе с Саттером? Не торопитесь. Вчитайтесь внимательно в концовку фразы. Девушка выполняет ответственную патриотическую миссию, спасая остатки репутации режима и лично Путина. Работает с интеллигенцией, с информированной частью общества. Она не отрицает всем известные обстоятельства позорного провала ФСБ в Рязани, более того она возмущается ими, требует увольнений, гласного суда. Но в концовке ( а запоминается всегда именно концовка ), завоевав доверие читателя, почти незаметно передергивает карту.

Переквалифицирует преступление ФСБ с терроризма в невнятное очковтирательство, переходящее в терроризм. Виртуозная работа.

Не меньше вопросов, требующих расследования и гласного суда, возникает и по поводу других громких терактов. "Норд-Ост", например. Почему-то почти все террористы были расстреляны, когда они уже не представляли опасности, а в то же время о многом могли поведать на допросе. Единственный из них оставшийся в живых Теркибаев, завербованный агент спецслужб, выйдя из здания невредимым и свободным, успел затем дать сенсационное интервью "Новой газете", и только после этого был ликвидирован. А один из организаторов теракта Эльмурзаев руководил службой безопасности крышуемого спецслужбами Прима-банка, на инкассаторских машинах которого передвигались по Москве террористы.

Среди бесланских террористов было несколько человек, включая одного из их главарей Ходова, отпущенных на свободу незадолго до нападения на школу. Все они были выпущены из тюрем и изоляторов не вопреки желанию силовиков, а по их сознательному решению. Лица, задержанные российскими спецслужбами как подозреваемые террористы, могут оказаться живыми на свободе только в одном качестве: в роли завербованных агентов этих спецслужб.

Бесланская трагедия с самого ее начала до финала – от ее организации до залпа из огнемета по залу с детьми – была преступлением российских властей.

Гласного суда над террористами в погонах, к которому справедливо призывала госпожа Латынина, не было. Ни после Рязани, ни после "Норд-оста", ни после Беслана. Безнаказанность преступников во власти порождает и будет порождать их новые преступления.

Дмитрий Соколов, "гражданский муж шахидки Зияловой", находился в центре волгоградской легенды силовиков после взрыва автобуса 21 октября. Нам ежедневно сообщали, что кольцо преследования вокруг неуловимого главного подрывника махачкалинской диверсионно-террористической группировки неумолимо сжимается и вот-вот он будет схвачен.

Но в интернете уже были его фотографии в фас и профиль при задержании, детали его перемещений, записи разговоров боевиков. Как старательно потом пытался убедить ведущую программы "Неделя" М. Максимовскую бывший руководитель волгоградского ФСБ Сергей Воронцов: "Да, он был задержан, мы его контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом".

Поэтому и неудивительно появление уже через несколько минут после волгоградского теракта массы сведений не только о Соколове, но и о его "гражданской жене", начиная с чудом уцелевшего ее новенького паспорта с фотографией в хиджабе и до огромного массива видеонаблюдений разгуливающей по городу "шахидки".

В конце концов он снова был арестован (в который раз!). Затем он как мешок было заброшен вместе с четырьмя неизвестными в какой-то дом на окраине города, в котором им всем согласно разработанному сценарию суждено было умереть в прямом эфире федеральных телеканалов "в процессе задержания". Для довершения этого безумного театра абсурда во время своего расстрела Соколов между выстрелами чистосердечно признался в организации теракта 21 октября.

Как сухо заметила по этому поводу в своей статье в "Новой Газете " г-жа Латынина: "Я понимаю, почему спецслужбам потребовалось подобным образом "легализовать" труп. Суды в Махачкале коррумпированы и запуганы, террористов реально отпускают, и проще отчитаться о "ликвидации" запытанного боевика в ходе спецоперации, чем смотреть, как он потом выходит на свободу из зала суда".

Кстати занимавшаяся информационным сопровождением неоднократных арестов и ликвидации Соколова Латынина окончательно запуталась в своих показаниях то в пятницу рассказывая в "Новой" об аресте Дмитрия Соколова в Махачкале, то в субботу на "Эхе" объявляя арестованного Лже-Дмитрием.

Даже прокремлевская "Комсомольская правда" заключила свой репортаж о ликвидации Соколова выводом "Дмитрий Соколов уже давно находился в разработке у спецслужб. Готовился теракт в Волгограде еще с сентября". Кем готовился и как разрабатывался ? Волгоградские силовики, как минимум, виновны в том, что позволили организовать и совершить теракт вышедшим из-под их контроля агентам - Соколову и Зияловой.

И эти люди, и г-жа Латынина вместе с ними обвиняют Саттера в том, что тот ковыряется в носу – задает вопросы о взрыве автобуса 21 октября. Да если бы власть захотела вместе с Саттером найти ответы на эти вопросы, скорее всего не было бы терактов 29 и 30 декабря.

Ну и последнее. Один приятель прислал мне тассовочку от 15 января некоего Олевича Виктора Жозефовича, политолога, специалиста по российско-американским отношением. Почитайте специалиста, не пожалеете. Получите громадное удовольствие. Изложенный кондовым гэбэшным языком середины 60-х годов прошлого столетия краткий темничек латынинской статьи от 20 января. Пять дней ушло у нашей Жанны на литературное воплощение концептуального замысла Жозефыча.
31st-Dec-2013 08:23 pm - Андрей Пионтковский: трагедии 29 и 30 декабря были просто запрограммированы
Либо такой страны уже не существует
Андрей Пионтковский: трагедии 29 и 30 декабря были просто запрограммированы




Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
30.12.2013



Либо такой страны уже не существует
Андрей Пионтковский: Трагедии 29 и 30 декабря были просто запрограммированы
update: 30-12-2013 (22:35)

Анализируя обстоятельства первого (октябрьского) волгоградского теракта, я позволил себе заметить, что "Обстоятельства жизни и смерти Дмитрия Соколова столь чудовищны, что их обсуждение либо должно стать центральным событием в политической жизни страны, либо такой страны уже не существует".

Трагические события 29 и 30 декабря подтверждают этот тезис.

Дмитрий Соколов, "гражданский муж шахидки Асияловой", находился в центре волгоградской легенды силовиков. Каждый день наши славные органы духоподъемно сообщали нам, что кольцо преследования вокруг неуловимого главного подрывника махачкалинской диверсионно-террористической группировки неумолимо сжимается и вот-вот он будет схвачен.

Только зачем это кольцо такими героическими усилиями пришлось им сжимать, если они сами же его и разжали? Он был уже в их чистых руках. Они сами об этом рассказали, выложив в интернет его фотографии в фас и профиль при задержании, детали его перемещений, записи разговоров боевиков.

Человек, задержанный органами как подозреваемый исламистский боевик, может оказаться живым и невредимым на свободе только в одном качестве – в роли завербованного агента спецслужб.

Как с десяток бесланских боевиков, включая одного из их главарей Ходова, выпущенных из тюрем и изоляторов незадолго до теракта. Как благополучно оставшийся в живых террорист Норд-Оста, успевший затем дать интервью Анне Политковской, и только после этого ликвидированный.

Поэтому и неудивительно появление уже через несколько минут после волгоградского теракта массы сведений не только о Соколове, но и о его "гражданской жене", начиная с чудом уцелевшего новенького паспорта с фотографией в хиджабе и до огромного массива видеонаблюдений разгуливавшей по городу шахидки. И совсем уже не укладывается в официальную легенду знаменитое видео момента взрыва автбуса.

В свете этих обстоятельств остаются только две возможные версии октябрьского взрыва автобуса в Волгограде:

Теракт сознательно совершен российскими спецслужбами c использованием своих агентов. После "учений" в Рязани, после странных обстоятельств терактов в Беслане и на Дубровке в этой версии нет ничего сенсационного или шокирующего. Она, к сожалению, скорее рутинная.
Благодаря преступному разгильдяйству российских спецслужб теракт совершен их агентами, вышедшими из-под контроля.

Именно во второй версии старательно пытался убедить ведущую программы "Неделя" М. Максимовскую заслуженный волгоградский чекист Сергей Воронцов: "Да, он был задержан, его контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом". Ну что ж, давайте для успокоения совести назовем г-на Воронцова психованной демшизой и будем продолжать искать под кроватью саудитов и пиндосов.

Как и провидчески нам докладывали, Дмитрий Соколов "скрывался" в Дагестане, и был "арестован" (в который раз!) в Махачкале. Затем он как мешок был подброшен вместе с четырьмя неизвестными в какой-то дом на окраине города, в котором им всем согласно разработанному сценарию суждено было умереть в прямом эфире федеральных телеканалов "в процессе задержания".

Чекистские пиарщики на этом не остановились и обогатили свой традиционный репертуар двумя уже запредельно сатанинскими новеллами. Во время расстрела Соколова, тот в промежутках между выстрелами, умудрился дать подробные показания, взяв на себя ответственность за организацию и проведение теракта. Убийцы, которые сами привезли человека на место казни, заставили кроме того его несчастную мать разговаривать с ним по телефону, умоляя его сдаться, чтобы «сохранить жизнь».

Прокремлевская «КП» в своем триумфалистском репортаже от 20.11.13 «В Махачкале уничтожен организатор теракта в Волгограде», уже не замечая степени его саморазоблачительности, меланхолически поведала: «Дмитрий Соколов уже давно находился в разработке, у спецслужб. Готовился теракт в Волгограде ещё с сентября».

И вот этим совершенно обнаглевшим в своей лжи, непрофессионализме, беззаконии волгоградским силовикам, ещё с сентября, оказывается, готовившим теракт имени Дмитрия Соколова, общество, начальство, их верховный главнокомандующий не задали за два с лишним месяца ни одного вопроса. Им по-прежнему доверялась безопасность города, жизнь его жителей. Трагедии 29 и 30 декабря были просто запрограммированы.
29th-Dec-2013 04:03 pm - Евгений Ихлов. Пессимистический ответ Андрею Пионтковскому
Россия будет первой
Евгений Ихлов: "вечная Россия" будет "жить вечно", чередуя эпохи процветания и бедствия




Евгений Ихлов
kasparov.ru
29.12.2013


Мой вечный незримый оппонент писатель Андрей Андреевич Пионтковский задал риторический вопрос: "Кто уйдёт первым – Путин или Россия?" Он, в общем, правильно определил и гибельность для России и второго "золотого" застоя, и бессилие, возникшего при Ельцине, реформистского истеблишмента покончить с путинизмом, и неспособность путинизма к внутренней эволюции – ни в сторону мобилизационного (фашистского), ни в сторону умеренно-реформаторского (авторитарно-либерального) проектов.

Просто в данном контексте, словом "Россия" называют два совершенно разных явления. Россия как национально-цивилизационный феномен, непрерывно формирующийся с XV века* – с правления великого князя (короля по феодальным стандартам тогдашней Европы) Московского Ивана Третьего – в качестве православной русской империи на основании византийской цивилизационной матрицы.

Этот феномен прошёл следующие стадии:

* сословно-представительной этнической империи (рейха – по тем же стандартам),
* "универсальной" континентальной сословно-представительной империи,
* ядра** континентальной абсолютистской империи,
* ядра континентальной империи ограниченного абсолютизма,
* ядра идеократической тоталитарной (мессианской) континентальной империи (коммунистический "халифат"),
* демократической национальной державы имперского типа (конституционный рейх),
* авторитарной национальной державы имперского типа…

Россия в этом качестве сохранится веками. Возможно, она пройдёт фазу конфедерализации или даже мозаичности, когда, подобно донаполеоновской Германии или постосманского Арабского мира, будет какое-то время конгломератом политически чуждых или даже враждебных государств с общим этническим большинством, культурным и языковым единством. Вероятно, крах предыдущих моделей – советского неомосковского и путинского неопетербургского, вновь, как в 1992 году, освободит "новгородскую" традицию и мы увидим развитие русской национальной и демократической альтернативы, прерванной в 2001 году. Словом, "вечная Россия" будет "жить вечно", чередуя эпохи процветания и бедствия, централизации и децентрализации. Как Германия, Италия, Греция…

Совсем иное дело Россия как послеавгустовское (1991) политическое образование. Вот здесь я убеждён, оно исторически не переживёт путинизма. Точно также, как путинизм не переживёт его создателя. Революция 1991 (точнее, кульминация Революции 1989-93 годов) была антифеодальной (антисредневековой) и антиимперской.

Вместо идеократической континентальной империи должны были возникнуть национальные государства, связанные в экономический, военный и гуманитарный союз на основе общей цивилизационной традиции.

Вместо тоталитарной социалистической системы – свободный рынок и многопартийная парламентская демократия. Высвобождалась "новгородская альтернатива", заглушенная при формировании того, что позднее историки назвали "русское централизованное государство". Но такой альтернативы – вечевой олигархической демократии было на роду написано жить всего лишь 9 лет. Затем многое вернулось. Федерация обернулась усечённым СССР (малой империей). Роль монопольно правящего класса заняла ФСБ, которая подчинив себе и бюрократию, и большой бизнес, и публичную политику, и медиа, и криминалитет, воссоздало номенклатуру – монопольно правящий сословный класс, в котором разделение социальных функций заменено распределение социальных ролей: депутаты назначены литредакторами министерских чиновников, часть обвинителей назначены быть судьями, часть политиков назначены служить парламентской оппозицией…

В результате оказались восстановлены все противоречия, разнесшие СССР – между центром и провинциями, между паразитарным феодальным сословием и классом свободных собственников, между потребностью общества в свободной и критической мысли и стараниями государства насадить очередную версию общеобязательной консервативной идеологии.

Неопетербургская неофеодальная неоимперия Путина существует уже дольше, чем ельцинско-лужковская неоновгородская «удельная» олигархическая демократия. Что, очевидно, означает, что дни её быстротекущей жизни завершаются.

Путинизм – неопетербургский период отечественной истории – это режим личной власти. Весь секрет этой власти в том, что Путин и только он обеспечивает ФСБ статус ядра власти, и, одновременно, в том, что основная часть населения всё еще воспринимает его как "диссидента на престоле" – внутреннего врага ненавистной и презираемой коррумпированной номенклатуры.

Поэтому путинизм без Путина невозможен.

Единственный, кроме Путина, уважаемый в обществе сановник – Шойгу, очевидно, не сможет сделать ничего для сохранения не просто режима, даже и стабильности на переходный период. Один из самых приличных и опытных путинских бюрократов – Собянин выглядел крайне бледно даже в соревновании с Навальным. Что уже говорить об условиях действительно состязательной политики.

ФСБ не может править напрямую, без ослепляющей толпу политической маски цезаризма. Оттеснение ФСБ нетерпеливо ждущими реванша бюрократическими и олигархическими кланами обнажит такую неприглядную наготу номенклатурного режима, что его падение станет лишь вопросом времени. Ни армия, ни полиция взять на себя роль нового стрежня режима неспособны. Одновременно, у фрондирующих группировок правящих групп, в отличие от 1991 года, нет своих политических агентов – ни слоёв бюрократии, ни реальных политических сил. Весь путинизм висит на Путине – на его аппаратной ловкости, на тщательно поддерживающемся балансе кланов, на тщательно дозированном давлении на власть имущих (запрет загрансчетов, запрет офшоров) и игре в кошки-мышки с гражданским обществом.

Путин олицетворяет непреходящую надежду всех социальных групп – от провинциальных инвалидов до нефтепромышленников – на то, что в следующий исторический миг он пойдёт им навстречу. Реальная социальная база Путина так узка и при этом так прочна, что он никогда не рискует стать заложником своих сторонников. С другой стороны, каждая фрондирующая группировка, прикидывающая свои возможности по устранению Путина, отлично понимает, насколько быстро и она будет сброшена в политическое небытие. В Украине революционную эскалацию может остановить олигархия – но в России уже 12 лет нет олигархии.

Нет и никакой непререкаемо уважаемой общественной силы, способной контролировать течение социально-политического кризиса. Ни армия, ни церковь, ни правозащитники, ни оппозиционные партии, ни независимый бизнес.

Вот цена предельной социальной атомизации, цена превращения путинизмом всех общественных институтов либо в инструменты власти, либо в декорации. Новый средний класс, больше всех заинтересованный в ликвидации путинской «опричнины» (силового перераспредения собственности), коррупции и произвола, единственный способный заместить кадрами вычищенных путинских номенклатурщиков, резонно опасается вызывать неконтролируемую революционную эскалацию. Ибо он станет одной из первых жертв народного недовольства – как слишком культурный, как стилистически чуждый массам.

Но крот истории всё равно упрямо роет.

Путинский миф тает, как сугроб под московским кислотным дождём. Неовизантийская (сталинская) цивилизационная матрица, на которую перенёс Путин свою опору в поисках желаемого консерватизма – исторический анахронизм, она постоянно разрушается под воздействием европеизации общества, в т.ч. европеизации самой правящей номенклатуры.

Поэтому сперва рухнет путинизм как социальная система бонапартистского типа. И лишь потом зашатается личная власть Путина.

Возможно, это будет выглядеть так, как описал Андрей Андреевич – миллионные толпы протестующих захлёстывают городские улицы и площади, а потом генерал внутренних войск отказывается повторять 6 мая 2012 года. Как в ночь на 11 декабря 2013 "Беркут" отказался зачищать Майдан. Но это не привело к победе Второй Помаранчевой революции.

После развала путинизма автоматически рухнет сама послеавгустовская государственность. Только путинизм, виртуозно чередуя запугивание, обман, раздачу бюджетных подачек, включая и отключая социальные лифты, мог её поддерживать. В этом момент Россия как держава исчезнет. Путинизм так и не смог дать общее будущее, а общее прошлое – Август 91-го помог обесчестить и оклеветать. Современная же Россия – создана именно Августом 1991, и предшествующей ему четвертью века интеллигентского-диссидентской традиции. Её дискредитация вынудила власть искать исторической опоры в думской монархии вековой давности. Что при отсутствии монархии, аристократии, почитаемой интеллигенции и всепроникающей церкви оказалось лишь любительской театральной постановкой. А опора на этническую национальную идентичность возвращает в эпоху "великого прошлого" – когда все этносы враждовали***, и их соединяла лишь твёрдая рука петербургских императоров.

И уже после распада Российского рейха (национальной империи) уйдёт последний российский цезарь – Путин. Он 14 лет последовательно заменял все живые ткани государства пластмассовыми протезами, а сейчас это пластмасса крошится на глазах. Но к несчастью, страна, пусть на исторический миг, но опередит его на пути в небытие. За оставшееся время полумёртвое гражданское общество вырастить новую живую плоть страны просто не успевает.

* Наследниками Киевской Руси наравне с Владимирским и Московским великими княжествами стало Великое Княжество Литовское, Русское и Жемойтское – первая европейская поликонфессиональная феодальная федерация. Поэтому однозначно выводить преемственность России от Руси я не решаюсь.

** Мы рассматриваем Россию как социально-культурный феномен в границах почти совпадающих с границами РСФСР-РФ. Поэтому она – «ядро» империй Ивана IV, Петра I и его преемников, СССР.

*** Всем моим критикам, которые скажут, что автор, дескать, повторяет ленинскую (либеральную) клевету о «тюрьме народов», в то время как… отвечу: все континентальные империи формировали имперские элиты и субэлиты, интегрируя выходцев из подчинённых этносов; однако самоидентификация всех народов Российской державы сформировалась вокруг эпоса сопротивления оной. От воспевшего гайдамаков Кобзаря до движения евреев за выезд в Израиль.
4th-Dec-2013 02:39 pm - О фашизме и реакции
Фашизма мы еще не заслужили
Евгений Ихлов: не фашизма нам надо бояться, а олигархической полицейской диктатуры южноевропейского типа
Ответ уважаемому коллеге Пионтковскому




Евгений Ихлов
kasparov.ru
04.12.2013


Поскольку внутриполитическая жизнь в нашем богоспасаемом отечестве в очередной раз впала в сонное состояние, то появляется возможность обратиться к вопросам теоретического свойства. Недавно политолог Андрей Андреевич Пионтковский ярко обличил фашистскую суть путинизма.

К сожалению, и по этому вопросу я вынужден ему оппонировать. Доказательством фашизоидности режима он счет информацию о внесудебных казнях участников вооруженного подполья на Северном Кавказе. Я должен огорчить моего уважаемого коллегу – такого рода практика вовсе не является признаком фашизма. Все государства, борющиеся с терроризмом, герильей или партизанским движением (нужный термин можно выбрать самому) практикуют внесудебные убийства. О том, как это могли бы делать в США, я как раз читаю только что вышедший роман известнейшего автора политических боевиков. При этом автор романа отнюдь не считает режим Обамы фашистским. Вне приключенческих романов это практиковал не только Израиль (хотя правление убежденной демократической социалистки Голды Меир назвать фашистским режимом вряд ли кто решиться), но и Шарль де Голль (расправа французской военной контрразведки со скрывающими в ФРГ лидерами ОАС), и Маргарет Тэтчер (убийство боевиков ИРА в Гибралтаре в марте 1988), которых Андрей Андреевич, я полагаю, к фашистам также не причислит.

Добавлю больше. Российские спецслужбы прибегают не только к внесудебным казням, но и пыткам. Более того, на Кавказе действуют и парамилитарные структуры (по-иному — "эскадроны смерти"). А полтора десятилетия назад – при самом махровом расцвете ельцинской демократии – парамилитарные образования создавались отечественными спецслужбами для террористической войны с оргпреступностью. И Трепашкин, и Литвиненко, и Фельштинский об этом подробно рассказывали. И любая страна, которая ведет антитеррористическую (контрпартизанскую) войну наряду с убийствами террористов (боевиков, партизан), широко практикует такие строжайше запрещенные международным правом методы как пытки, внедрение провокаторов и коллективные наказания. Либо она такую войну не ведет и сразу сдается.

Другими методами с партизанской войной (герильей) воевать невозможно в принципе.

И такая страшная война никак не влияет на уровень демократии в самих государствах. Пытки и расправы французских колониальных войск в Индокитае и Алжире происходили при самом расцвете французской парламентской демократии Четвертой республики, при правлении леволиберальной партии "радикал-социалистов". Максимум вьетнамских ужасов — это президентство Линдона Джонсона — эпоха Акт о гражданских правах, борьбы с сегрегацией и бедностью ("Великое общество"). Если углубиться дальше в историю, то рост колониальных захватов и невиданных жесткостей в западноевропейских колониях во второй половине XIX – начале XX веков совпадал с быстрым расширением либеральных свобод в метрополиях. Пик либеральных реформ кумира отечественных либералов Александра II — это одновременно и пик геноцида черкесских народов и этнических чисток на Западном Кавказе. Как говорил Киплинг:

"Библейские заповеди не действуют за Суэцем".

Ужасы гитлеровского нацизма — это перенесение рутинной колониальной практики, вроде порядков в Бельгийском Конго или германской Юго-Западной Африке (Намибии), или усмирения восставших китайцев — в просвещенную Европу.

Поэтому два первых вывода: ВСЕ либеральные режимы, втянутые в антитеррористическую или антипартизанскую войну, постоянно и грубо нарушают Женевские конвенции.

Эти нарушения очень слабо влияют на уровень гарантированности демократических свобод в метрополии.

Еще добавлю. В самых демократических странах существуют социальные "анклавы", где процветают приемы и методы, характерные для жестоких полицейских диктатур и тоталитарных режимов. Это — спецслужбы, отделы полиции по борьбе с мафией, пенитенциарные учреждения для особо опасных преступников... Общество существование таких анклавов — "тоталитарных заповедников" лицемерно осуждает, собираются парламентские комиссии, публикуются журналистские расследования, которые получают премии, снимаются фильмы. Все это только сдерживает экспансию тирании из "анклавов фашизма".

Теперь о собственно фашизме. Опять отвлекусь. 28 лет назад недавно вышедший из Лефортовского следственного изолятора КГБ Андрей Фадин дал мне пачку "Белого ТАССа". "Белый ТАСС" - это секретный объективный обзор зарубежных событий, который Институт научной информации по общественным наукам (знаменитый ИНИОН) готовил для ЦК КПСС. Так вот, в обзоре событий по левым силам в тогдашнем правоавторитарном Перу сообщалось, что находящаяся в подполье компартия раскололась на три части. Причина – горячая и принципиальнейшая партийная дискуссия по животрепещущему вопросу: является ли тогдашний перуанский режим фашистским, фашизирующимся или фашизоидным. Рискуя выглядеть столь же комичным, как латиноамериканские политсектанты начала 80-х, изложу свои соображения о фашизме, по моему, убедительно доказывающие неправоту и коллеги Пионтковского и других, кто говорит о непосредственной фашистской угрозе в России.

Фашизмом я собирательно называю все формы прорыночного (правого) тоталитаризма, т.е. общественно-политического устройства, построенного на нерасчленении политической жизни, администрирования, идеологии и социально-экономической и культурно-научных сфер. Идеологически правый тоталитаризм отличается радикальным отторжением ценностей гуманизма, пафосом романтизированного Средневековья и некритическим культом традиционного национального наследия. Две другие разновидности тоталитаризма, известные на сегодняшний день – это левый, основанный на ультрарадикальном прочтении гуманизма (иначе коммунизм); и исламский революционизм. Внутри фашизма как базовые типы различают фашизм итальянского типа и германский национал-социализм. Здесь такое же отличие, как между советским коммунизмом и маоизмом (с ответвлением от него в виде левацкого терроризма 60-80-х), или между шиитским иранским правлением аятолл и суннитским движением "Аль-Каеды".

Если отметить различие между нацизмом и классическим фашизмом чуть подробнее, то нацизм рассматривает этнос как биоту (биологическую единицу — вид, подвид), а фашизм — как восторженный инструмент государства.

К фашизму примыкает такое направление, как "консервативная революция" — идеология "просвещенного", но антигуманистического правого авторитаризма. Самые известные "консервативные революционеры" — Аугусто Пиночет и Александр Солженицын. Само понятие возникло как идеология аристократической элиты Конфедерации Южных штатов периода Гражданский войны Севера и Юга.

В отличие от элитарных по духу "консервативных революционеров", делающих ставку на правление с опорой на штыки, бюрократию и квазиобщественные корпорации, фашизм известен только как массовое движение. Такое движение всегда проходит героическую фазу борьбы, когда оно либо находится в оппозиции и преследуется как экстремисты: НСДАП до 1932 года, "Союзы борьбы" Муссолини до 1922 года, либо захватывают власть в результате вооруженной борьбы или гражданской войны, как испанская "Фаланга". Тоталитаризм вообще всегда имел героическую (оппозиционную) фазу. Видимо, это связано с тем, что тоталитаризм как средневековая (правый) или архаическая (левый) реакция на современное общество способен набрать необходимую энергетику лишь в борьбе с системой, основанной на принципах современного (модернити) общества.

Даже первое известное в истории протофашистское движение – русская "Черная сотня" сталкивалась с атаками революционеров. Впрочем, государственная поддержка сыграла с "истинно русскими людьми" (этот мем век назад применялся как универсальное определение черносотенцев) злую шутку — падение династии Романов погребло их под собой, а до этого движение, насчитывающее несколько миллионов членов, стремительно распадалась на враждующие фракции и группировки.

Фашизм – это реакция, свойственная именно современному обществу.

Совершенно фашистские, на наш взгляд, порядки полицейского абсолютизма в духе Людовика XV или Фридриха I Прусского, опричнина Ивана Грозного (как известно, "за свирепость прозванного "Васильевич"*), борьба Торквемады с еретиками и криптоиудеями (так талантливо показанная гениальным Алексеем Германом в его "Истории арканарской резни") — это были варианты сопротивления средних веков натиску дуновениям гуманизма и вообще — современности.

Фашизм — это средство уничтожения институтов гражданского общества, хотя бы в эмбриональном виде. Фашизм (правый тоталитаризм) приходил всегда, когда существование гражданского общества, независимой прессы, свободных профсоюзов, перспективы мирного прихода к власти левых воспринималось как явная угроза сохранению у власти порожденных феодализмом правящих групп. Фашизм – это бунт против современного общества и демократических ценностей, главными из которых являются политический и идеологический плюрализм и права меньшинства.

Фашизм и примыкающий к нему "консервативный революционизм" — это полная противоположность гуманизму и современным правозащитным концепциям.

Правозащитные (в полемике их называют "леволиберальные") принципы — это соединение предельного расширения демократии и предельного расширения гуманизма. Первое — это постепенный отказ от отчуждения личности от политики в виде расширения прямой, а не "партийной" демократии. Второе — это постепенный отказ от любого социального дарвинизма в виде поддержки социальных аутсайдеров (позитивная дискриминация представителей меньшинств и инвалидов, поддержка жертв рыночной стихии, включая прямое субсидирование неконкурентных социальных групп — крестьян, ремесленников, творческой интеллигенции).

Правый радикализм (фашизм) предлагает замену политического плюрализма таким эрзацем демократии, как плебисцитарное одобрение политики вождя, а поддержку социально слабых — их подкупом в обмен на лояльность и агрессивность в отношении демократов и "чужаков".

Но фашизм в своей основе — это бунт представителей средних и низших страт общества, живущих еще традиционными (средневековыми и архаическими) представлениями и мучительно воспринимающих ломку традиционализма. Там, где нет гражданского общества, где государство, либо сильная демократическая (либеральная и левая) оппозиция не разрушают традиционализм, в принципе не может быть фашизма. Может быть лишь феодальная реакция после "необдуманного увлечения реформами".

Поскольку в современной России гражданского общества нет, а традиционализм разрушает само государство, проводя авторитарную модернизацию, то и почвы для реальной фашистской угрозы не существует.

Полтора года назад, на пике протестных выступлений, когда, казалось, гражданское общество вторично, после 1990 года, проходит процесс кристаллизации, нам показали краешек фашизма — арест "Pussy Riot" и нападения "православных активистов".

С точки зрения характеристики фашизма, юридическое оформление несогласия с официальной идеологией в качестве уголовного преступления гораздо более характерно, чем садистски жестокий разгон демонстрации или масса полицейских запретов на их проведение.

Когда "движение несогласных" не на шутку напугало Кремль, были созданы протофашистские молодежные движения, программно пропитанные ненавистью к демократии западного типа.

Но у нас нет гражданского общества и нет либеральных институций — независимой прессы, неуправляемых парламентских партий, независимого бизнеса, для разгрома которых и вызывается "из бездны" фашизм. Это не отменяет того, что, судя по корректным социологическим опросам, значительная часть населения хочет жить при "бархатном фашизме": твердый порядок, определяющий и регламентирующий все стороны жизни; "фюрер-принцип" вместо политического соперничества, испытанные "дедовские" нормы — против "гнилого плюрализма"...

И власть имущие, особенно провинциальные, мечтают о фашистском "порядке". Но нет в них энергии мощного политического действа... Поэтому они фашизм радостно примут. Но не введут.

Поэтому путинизм – это не форма фашизма. Это даже не форма "консервативной революции", хотя среди романтических сторонников путинизма полно ее адептов (лучшие примеры – Дугин, Проханов и Хазин). Это правоконсервативная олигархическая полицейская диктатура "самодержавного" (дисперсно-авторитарного) типа. Она, безусловно, имеет тенденцию к фашизации, и подъем демократического движения использует как повод к фашистской мобилизации.

Пресловутый "Уралвагонзавод", ставший в устах либеральной оппозиции притчей во языцех, вовсе не склонен громить либеральные общественные институты. За их отсутствием.

На самом деле он не менее завсегдатаев "Болотной" ненавидит истеблишмент, но только с иных — левототалитарных (постнеосталинистских) позиций. Правоавторитарный путинизм в принципе не сможет опереться на левототалитарные по своему настрою слои распадающегося советского социума.

Протестное движение (либеральное и леводемократическое в своей основе) еще не настолько мощно и не настолько воспринимается как угроза традиционному укладу, чтобы вызвать правототалитарное движение отторжения, а власти предержащие еще не настолько боятся за свое положение, чтобы выращивать массовое антимодернистсткое движение.

Не фашизма нам надо бояться, а вульгарной олигархической полицейской диктатуры южноевропейского типа эпохи 1890-1930-х годов.

Что, впрочем, не мешает ругать палачей и цензоров фашистами. В конце концов, понятие фашизм за последние 80 лет прочно закрепилось за садистско-жестокими диктатурами.

*Так было сказано во французском энциклопедическом словаре.
14th-Nov-2013 10:03 pm - Андрей Пионтковский: мы живем в откровенно фашистском государстве
Но Вы ведь согласитесь
Андрей Пионтковский: мы живем в откровенно фашистском государстве




Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
14.11.2013


Программа Hard Day’s Night телеканала "Дождь" от 12 ноября была чрезвычайно поучительна. Вернее ее первые несколько минут, в течение которых крупный государственный деятель Хинштейн и его гламурные собеседники обменялись репликами, сказавшими о природе нашего государства больше чем тома аналитических докладов. Причем красноречивей говорили не столько сами слова, сколько тональность их звучания. Давайте послушаем:

Хинштейн: В подавляющем большинстве лидеры банд-формирований, активные деятели бандподполья уничтожаются при задержании. При этом мы понимаем, что далеко не всегда это физическое устранение является единственным выходом из ситуации. Понятно, когда идет перестрелка, неразбериха – это одна ситуация, но такое бывает сплошь и рядом, когда разговариваешь с людьми. Почему? Они честно говорят: потому что до недавнего времени, до тех пор, пока мы не изменили законодательство, в частности, террористические дела могли рассматривать суды присяжных, очень часто такого рода лица выходили из зала суда. Я могу привести даже конкретные примеры, в том числе резонансные , самый яркий их них – то, что было связано с событием в 2004 году с нападением на школу в Осетии, когда как минимум три человека из участвовавших в этих событиях ранее задерживались, но были отпущены.

Барабанов: Но ведь вы согласитесь, что зачастую и для силовиков значительно комфортнее и проще убить человека на месте, чем доказывать потом его вину в судах, потому что мы же видим, что большинство так называемых лидеров джамаатов, которые уничтожаются на Северном Кавказе – это ребята от 20 до 25 лет, и большой вопрос, насколько они лидеры какого-то подполья. Проще пристрелить, чем в суде доказывать, разбираться.

Хинштейн: На самом деле то, о чем вы говорите, лишь подтверждает неплохую работу наших правоохранительных органов, силовиков на Кавказе, потому что ликвидация подобного рода лидеров происходит достаточно часто.

Хинштейн, на минуточку, председатель комитета Государственной Думы РФ по безопасности. Нашей с вами, граждан России, безопасности. Впервые государственный деятель такого масштаба не просто оправдывает, но с большим сочувствием и пониманием смакует "неплохую работу наших правохранительных органов" по довольно частым убийствам не в перестрелках, а при задержании безоружных людей, граждан России. Или они уже не граждане России?

Характерна и интонация его собеседника.

Он спокойно и даже как-то хирургически отстраненно констатирует признаваемую всеми рутинность бессудных казней на Северном Кавказе.

Больше к этой теме участники программы не возвращаются.

Зафиксировав в самом начале, как бы по касательной, мимоходом, обыденность путинского фашизма, внутри которого мы все более или менее комфортно существуем, присутствующие затем в течение часа с большим увлечением обсуждают волнующие их вопросы: ездил ли Бастрыкин в Прагу, крышевал ли сын Чайки подпольные казино и что могло означать появление Маркина в кабинете Колокольцева.

В приведенной выше реплике словоохотливого Хинштейна скрыта еще одна взрывоопасная тема, которую его собеседники почему-то предпочли не заметить. Оправдывая бессудные расправы, он жалуется, что суды присяжных часто оправдывали террористов и приводит, по его словам самый яркий и красноречивый пример – нападение на школу в Осетии, когда как минимум три человека из участвовавших в этих событиях ранее задерживались, но были отпущены.

Это наглая сознательная лицемерная и саморазоблачительная ложь. Действительно, среди бесланских террористов было несколько человек, включая одного из их главарей Ходова, отпущенных на свободу незадолго до нападения на школу. Но ни один из них не был освобожден по решению суда. Все они были выпущены из тюрем и изоляторов не вопреки желанию силовиков, а по их решению.

Лица, задержанные российскими спецслужбами как подозреваемые террористы, могут оказаться живыми на свободе только в одном качестве: в роли завербованных агентов этих спецслужб.

Г-н Хинштейн, сам того не желая, еще раз напомнил нам что бесланская трагедия с самого ее начала до финала – от ее организации до уничтожения заложников – была преступлением российской государственной власти – еще одним проявлением обыденного путинского фашизма. Фашизма, с которым давно уже свыклись сливки обшества, позиционирующие себя его конструктивной и вменяемой оппозицией, уверенно идущей навстречу транспарентным, конкурентным и легитимным выборам 14, 18, 24 годов.


***
Статья 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит:

1 Право каждого человека на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2 Лишение жизни не рассматривается как совершенное в нарушение данной статьи, если оно является результатом применения силы, абсолютно необходимой:

* для защиты любого лица от незаконного насилия;
* для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;
* для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа
.
4th-Nov-2013 01:28 pm - Андрей Пионтковский: следующая волна протеста будет иметь иную социальную природу
Опять народ-богоносец сливкам нации подна**ал?
Андрей Пионтковский: следующая волна протеста будет иметь иную социальную природу




Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
04.11.2013


Нашумевший манифест «в буквальном смысле сливок нации», решившихся, наконец, откровенно объясниться со своим «бездарным и бессильным» народом, принадлежит перу журналиста, ощущающего себя самого безусловно одной из самых жирных этих «сливок», хотя бы на том бесспорном основании, что он уже много лет известен прежде всего как высокооплачивымый пиарщик Альфа-сливки нации. Не путать с его полным тезкой – любимым шутом Альфа-самца нации.

Но интересна не фигура автора, а отраженное им настроение, то отношение "элитарной" гламурной тусовки к "серому быдлу", которое в последнее время регулярно и все более агрессивно вываливается на страницы либеральных изданий.

Мне кажется, я догадываюсь о психологических механизмах этого явления. В воздухе разлито ощущение катастрофы, грядущего третьего за неполное столетие краха российского государства. Путинский миф, этот жалкий симулякр большого идеологического стиля, мертв, так же как были мертвы в 1917-м имперский, а в 1991-м был коммунистический мифы. Третье падение Третьего Рима может по своим трагическим последствиям превзойти два предыдущих. Страшный суд в одной отдельно взятой стране уже на пороге, и каждому придется определиться с мерой своей собственной ответственности.

Привилегированная верхушка, готовясь идеологически и организационно к гуманитарной эвакуации, очень хочет доказать, прежде всего самой cебе, что она тут ни при чем, а это снова ей народ-богоносец подна**ал — серая масса алкашей из деревни и городских предместий-де избрала Путина и, только дай этим ксенофобам голос, они объявят войну Америке.

Это неправда. В процессе назначения Путина пожизненным президентом РФ были реализованы самые смелые и дерзновенные мечты противников всеобщего избирательного права. Президента, как известно, выбрали не алкаши из деревни, а шесть очень состоятельных граждан безупречных либертианских убеждений. в буквальном смысле creams of the creams нации : Роман Абрамович, Борис Березовский, Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко, Александр Волошин, он же Санька-облигация, Анатолий Чубайс. Безусловно, самые достойные русские люди.

Любые случайно отобранные по картотеке ГУИНа шестеро каторжан обладали бы большим моральным правом выбрать президента России, чем эти прошедшие строжайший имущественный и идеологический ценз сливки нации, и сделали бы это намного ответственнее. Профессиональные уголовники, уважающие себя воры в законе никогда не пошли бы на такой беспредел, как поход Басаева в Дагестан, взрывы домов в Москве и Волгодонске, "учения" в Рязани, проигранная Россией кавказская война, на которой погибли десятки тысяч людей.

Вся эта знаменитая коллегия суперсливок — выборщиков, за исключением одного повешенного, до сих пор великолепно себя чувствует и не испытывает никаких угрызений совести. Они даже устроили недавно публичный корпоративчик на Атлантическом побережье, пригласив туда пошестерить интеллектуальную совесть нации — русского Вольтера в полосатых штанишках.



Власть и обслуживающий ее достаточно широкий круг сливок (ресторан, такси, девочки, руководители средств массовой информации, кутюрье, священнослужители, сомелье, политтехнологи, пиарщики, мозолисты, члены Общественной палаты) оказались абсолютно коррумпированы не только в собственно уголовном смысле, но и гораздо глубже — невероятной легкостью бытия, вошедшей в плоть, в подсознание привычкой к немыслимым ранее финансовым возможностям.

Русский золотой миллион живет так, как никогда прежде не жила российская "элита". Более того, своим стилем агрессивного потребления он оставляет далеко позади золотой миллион любого развитого государства. Русский золотой сливочный миллион — верная опора режима, требующего от него за сказку, сделанную былью, всего лишь уплату минимального членского взноса — абсолютную политическую лояльность. В этой среде "перестройка" не возникнет никогда. Или только тогда, когда уже будет безнадежно поздно.

Так и мчится чудо-тройка с приблатненным главврачом на облучке. И расступаются перед ней в изумлении и ужасе иные народы и государства. Куда мчится — хрен ее знает. Не дает ответа. Но ясно, что уже не бежит, задрав штаны, за какой-то Португалией. Мы не petrostate, не сырьевой придаток глобальной экономики. Мы не халявщики. Мы партнеры. Мы Великая Энергетическая Держава. Встаем с колен. Наносятся мощные удары по американской дипломатии.

Антизападные и антиамериканские комплексы и страсти бушуют наиболее грозно как раз не в Бирюлево, а в тех верхних разреженных слоях "элиты", в которых принято посылать жен рожать в американские клиники, а детей обучаться в американские университеты. Сливки нации собирали свои сокровища не на небе и сундуки с ними хранят не в социально близких Северной Корее, Иране или Венесуэле, а все в тех же проклинаемых США, за что ненавидят их еще больше.

Сегодняшние обитатели Кремля, все эти бывшие занюханные майоры или бухгалтера в нарукавничках из питерской мэрии, благодаря воле случая и бешеной энергии покойного Бориса Березовского оказавшиеся во главе огромной страны, так и остались плебеями, мечтающими увенчать свою удивительную карьеру легализацией какого-нибудь многомиллиардного свечного заводика на вечно любимом и вечно ненавидимом Западе. Как легализовал его уже хранитель главного путинского общака Роман Абрамович.

Бирюлево — не «бунтующие окраины России», как презрительно бросил сливка-автор. Это Россия, это выросшее поколение детей тех, кто проиграл навсегда в ходе «либеральных» реформ, проводимых «сливками нации».

С неизменным снобизмом и самомнением посвященных авгуров более двадцати лет подряд одни и те же «сливки нации » во власти вещают о «непопулярных реформах», высокий замысел которых органически неспособно понять и оценить отсталое, пораженное патерналистской ментальностью быдло, которое следует разными способами ограничить в его избирательных правах.

«По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы?». (Матф. 7:16).

Наглядные плоды четвертьвековых усилий созвездия сливок в законе — смоквы живущей по понятиям криминальной экономики, неспособной соскочить с нефтяной иглы И ведь все сливки прекрасно знают, и не как академические исследователи, а как практикующие собственники, что любая частная собственность в России — от нефтяной компании до продуктового ларька — условна, зависит от лояльности феодальным сюзеренам вдоль всей вертикали власти, даруется и изымается в жестком соответствии с приобретением или потерей условным владельцем административного ресурса.

Такая система может при заоблачных ценах на нефть достаточно долго стагнировать, но никакое содержательное развитие, никакая инициатива бизнеса и никакие инновации в ней невозможны в принципе.

Экономика России не развивается не потому, что еще не все паразиты-пенсионеры передохли, а сливке Прохорову все еще не удалось ввести 60-часовую Ё-рабочую неделю, а потому, что не может быть никаких творческих импульсов в не имеющей ничего общего с рыночной мертвой среде, созданной сливками, где вся вертикаль от альфа-Цапка всея Руси до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими для обитателей Бирюлева все социальные лифты.

Фальшивым и лицемерным выглядит заискивание автора перед «ребятами с Болотной», узниками путинского режима, стремление противоставить их «быдлу» из Бирюлева. Эту фальшь очень точно прочувствовал один из них Илья Гущин, увидевший в манифесте прежде всего страх и ненависть к собственному народу, давно присущие сливкам нации.

Среди посаженных в клетку узников Болотной нет сливок. Они такие же дети народа, как доведенные до отчаяния жители Бирюлева. «Я не желаю быть частью ВАШЕГО протеста. Я не Болотник, Я Бирюлевец!» — упрямо повторяет Илья Гущин.

Кстати, митинг на Болотной 6 мая был дважды предан сливками нации. До марша, когда самые гламурные сливки дезертировали, не увидев в нем достаточной перспективы для халявного самопиара. Им казалось, что придет очень мало народа, а приличные люди, как они нам снисходительно объяснили, не участвуют в заведомо провальных мероприятиях. И после марша, когда они, напуганные его размахом и изменившимся социальным составом, дружно старались очернить и дискредитировать его. Вот характерный пример высокомерной спеси одной знатной сливки, очень близкой по духу и способу кормления к автору манифеста:
На самом деле качество протеста, судя по наблюдениям, 6 мая, уже начало меняться. Причем не в лучшую сторону... Больше приезжих (Петербург, Воронеж, Пермь, Екатеринбург, даже Минск), представленных молодыми, решительно настроенными активистами, и полевение риторики. Возможно, это связанно с некоторым омоложением состава и снижением доли московских аборигенов.

Оно и немудрено. От митинга отошли, почувствовав бессмысленность такой формы диалога с властью, Акунин, Гудков, Парфенов, Пархоменко, Романова, Улицкая и многие другие из "умеренных". Крыша шествия и митинга довольно ощутимо съехала налево. Вернуть назад будет трудно.

Нетрудно предвидеть, что на следующем массовом мероприятии законопослушных интеллигентов и благонамеренных горожан будет меньше, а пацанов из предместий — больше. Интеллигентам и горожанам не очень интересно слушать, что скажет господин Удальцов. Да, собственно, и господа Немцов и Навальный тоже: все уже сказано...".

А донос сливки нации Собчак за утренней чашечкой кофе 7 мая просто находится за гранью добра и зла:

«Вчера я приняла очень непростое решение для себя — первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка».

Юридически отточенное обвинение в организации массовых беспорядков, полностью вошедшее затем в легенду СК и прокуратуры.

Сверхзадачей сливочной оппозиции с декабря 2011 года было "возглавить" протестное движение и увести его в безопасное для власти русло (мы должны влиять на власть, а не менять ее) и тем самым повысить свою капитализацию эффективных решал внутри их совместного с силовиками ЗАО "Дзюдохерия".

Страх остаться наедине со страной без Путина и его опричников оказался у них сильнее, чем неприязнь к своим зарвавшимся бывшим охранникам. И сегодняшний манифест сливок нации это снова обращение к Путину и Медведеву, снова попытка влиять на них.

Это Их власть, которую они создали, которая служит их интересам, к высшей касте которой они принадлежат.

Гламурная фронда в буквальном смысле сливок, сытенькая и трусливая, покусывающая руку власти и тут же припадающая к её сапогу, опущенному на лицо человека, завершила свой круг и вернулась в валдайское стойло конструктивно готовиться к судьбоносным выборам 14-го, 18-го, 24-го...

Значит, следующая волна протеста, если у страны ещё остался коллективный инстинкт самосохранения, окажется не только более массовой, но и будет иметь иную социальную природу. Его возглавят совсем другие, может быть, очень неприятные самозванным сливкам нации люди. Но винить им в этом будет некого.
***

Возможно, среди бирюлевских погромщиков и не было никого из числа "русского золотого миллиона" — разве что кто-то из организаторов.
Но вряд были ли только бедняки.
Д.Б.
9th-Aug-2013 10:09 pm - Андрей Пионтковский: на Западе хорошо известны все общаки российского руководства
Кремлевская триада год спустя
Андрей Пионтковский: на Западе хорошо известны все общаки российского руководства


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
09.08.2013


Год назад модный и широко востребованный кремлевский политтехнолог Минченко опубликовавл доклад "Большое правительство Владимира Путина и Политбюро 2.0", основанный на результатах экспертного опроса более 60 экспертов, (представителей политической и бизнес элиты страны) – документ огромной cаморазоблачительной силы.

По жанру это скорее не предназначавшиеся для чужого глаза рабочие заметки и схемы мафиозного клана, находящегося на вершине своего могущества и уверенного в своем историческом бессмертии.

Прежде всего деловито и чисто конкретно определяются стратегические задачи преступного сообщества на ближайшее десятилетие (Династический этап, по выражению автора):

1. Дальнейшая конвертация власти в собственность (через новый этап приватизации, использование бюджетных средств и преференций со стороны властных структур для развития прибыльных бизнесов, создания новых "рент");

2. Обеспечение передачи обретенной в 1990-2000-х годах собственности по наследству, создание потомственной аристократии;

3. Обеспечение легитимации приобретенной собственности на Западе.


Но, как явствует из названия и содержания доклада Минченко, в нем идет речь не просто о преступниках, а о правительстве, о "политбюро", о руководителях великого государства. Невольно всплывает в памяти чеканная формула советского обвинителя на Нюрнбергском процессе:

Преступники, завладевшие целым государством и самое государство сделавшие орудием своих преступлений.

Триада жизненных установок российской правящей верхушки – украсть, передать по наследству, легитимизировать на Западе - разумеется, не открытие Минченко. Об этом писали многие авторы, включая вашего покорного слугу. Напомню, например, статью тринадцатилетней давности "Путинизм как высшая и заключительная стадия бандитского капитализма в России".

Впечатляет другое. Доклад широко обсуждался российским политическим классом. Уточнялись подробности структуры Политбюро и ЦК, персональный состав различных кланов, сферы их сотрудничества и соперничества. Но никто из прикремленных экспертов не не оспорил и даже не касался самой сути триады.

Она воспринимается как рутинная данность. Да. Так было в лихие 90-е годы, так было в тучные нулевые, так, по их убеждению, будет и в династические десятые.

Узкая группа богатейших чиновников-бизнесменов, которым в течение последних двадцати с лишним лет принадлежит реальная политическая и экономическая власть в России, несмотря на крайне плачевные для страны результаты своей деятельности все еще убеждена в своем священном праве и в своей исторической миссии оставаться и впредь несменяемой и неизбираемой кастой и требует продолжения банкета. Речь идет не о первородном грехе приватизации, а о непрерывном четвертьвековом блуде.

Cложившаяся в России модель непрерывной конвертации власти в собственность не только экономически неэффективна но и ведет к омертвлению всех социальных тканей и необратимой деградации общества. Так среднестатистический офицер полиции в подобной модели почти неизбежно воспроизводит на доступном ему ресурсном уровне стилистику поведения своих высших политических руководителей: он постоянно конвертирует в собственность свой собственный властный ресурс – пистолет и бутылку из под шампанского. Это уже не коррупция, потому что коррупция – отклонение от нормы. А рэкет и рейдерство "правоохранительных" структур – норма их существования.

Нет сегодня у страны более неотложной и чисто экономической и нравственной проблемы, чем избавление ее от захватившей в ней государственную власть воровской мафии. Иначе не выжить.

Многоуважаемый Евгений Григорьевич Ясин любит часто повторять, что мы за последние два десятилетия решили историческую задачу, построив рыночную экономику, а теперь вот только остается добавить к ней демократические институты. Вы заблуждаетесь, Евгений Григорьевич. Оглянитесь окрест себя и душа Ваша уязвлена станет.

Мы, а точнее не мы, а Ваши любимые ученики, построили бандитское государство, а самые талантливые из них органично вошли в головку правящей мафии (см. ниже список Минченко). Не может быть никаких творческих импульсов в созданной ими не имеющей ничего общего с рыночной мертвой среде, где вся вертикаль от альфа-Цапка всея Руси до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими все социальные лифты. Эта мафия неспособна к внутренней эволюции.

Любое постпутинское правительство на своем первом заседании будет решать, что делать с главными государственными преступниками (судебный процесс, воровской пароход, амнития, иные опции?). Их персональный список благодаря заблаговременным усилиям осведомленного инсайдера г-на Минченко достаточно полон и убедителен. Запомним же для Истории эти имена - 60 воров в законе, они же высшие формальные и неформальные государственные руководители Российской Федерации:

Путин, Сечин, Чемезов, Тимченко, Ковальчук, Собянин, С.Иванов, Володин, Медведев, Бортников, Сердюков, Колокольцев, Бастрыкин, В.Иванов, Золотов, Муров, Патрушев, Школов, Полтавченко, Абрамович, Якунин, Миллер, Ротенберги, Греф, Потанин, Дерипаска, Фридман, Усманов, Прохоров, Вексельберг, Алекперов, Мордашов, Евтушенков, Волошин, Чубайс, Нарышкин, Гундяев-Михайлов, Кудрин, Игнатьев, Абызов, Дворкович, Чайка, Дьяченко, Юмашев, Жириновский, Зюганов, Миронов, Шувалов, Кожин, Громов, Хлопонин, Козак, Лавров, Набиуллина, Христенко, Голикова, Сурков, Песков, Минниханов.

У каждого из этих падших созданий есть ещё шанс деятельным раскаянием и активным сотрудничеством со следствием (адреса легитимизированных зарубежных общаков, явки, номера и пароли счетов) облегчить свою участь и хоть в какой-то степени искупить свою тяжкую вину перед отмытой ими России.

Кое-кто выпал из обоймы за прошедший год, некоторые, судя по ряду признаков, действительно начинают задумываться над своим возможным будущем в постпутинской России . Тем более, что серьезная угроза нависает над реализацией центральной задачи династического этапа, венчающей их криминальный замысел - 3. Обеспечение легитимации приобретенной собственности на Западе.

Запад долгое время был лояльным партнером кремлевской бригады в решении важнейшей для той задачи №3. Хотя, покрывая российских преступников, правительства США, Великобритании, Швейцарии и других стран не могли не сознавать, что становятся соучастниками ограбления России. "Перезагрузка", если освободить её от высокопарной шелухи сводилась к нехитрой сделке : транзит американских военных грузов в Афганистан в обмен на неприкосновенность общаков российской верхушки на Западе.

Но что-то расстроилось в последнее время в этом деловом сотрудничестве. Может быть американцы нашли других партнеров для транзита грузов уже из Афганистана. А может быть просто устали от постоянного троллинга в их адрес из воровской кремлевской подворотни.

Наивно и контрпродуктивно было бы ожидать от Запада помощи в решении российских проблем. Как говаривал наш истинный национальный гений, "любезный друг мой Вяземский, конечно, я презираю наше Отечество с головы до пят, но мне крайне неприятно, когда это чувство разделяет со мной иноземец". Избавление России от правящей в ней воровской мафии это наша собственная общенациональная задача.

Но потребовать у американцев и европейцев соблюдения их собственного законодательства на их собственной территории было бы очень разумно и своевременно.

Законы о борьбе с отмыванием преступно нажитых капиталов приняты во всех цивилизованных странах. Существует международная организация FATF (Financial Action Task Force), призванная координировать эту борьбу. После откровений Сноудена нет никаких сомнений, что на Западе хорошо известны все общаки российского руководства, независимо от того, на чьи имена они зарегистрированы.

Кстати, это обстоятельство является дополнительным и очень весомым аргументом в пользу немедленного отстранения всего состава Политбюро 2.0 от власти, так как их уязвимость представляет серьезную угрозу национальной безопасности России.

Преступный характер происхождения аккумулированной в общаках собственности подробно задокументирован, например, в Высоком Королевском суде во время знаменитой тяжбы Абрамович – Березовский.

Слова "obchshyak" и "krysha" так же органично вошли в ходе этого процесса в английский язык, как когда-то русское слово "sputnik". Кстати с "obchshyak"а самого Абрамовича очень неплохо бы было и начать. Нужна только политическая воля, и что-то мне подсказывает, что на этот раз она будет проявлена.

См. также:
Триада: 60 главных государственных преступников
Узкая группа богатейших чиновников-бизнесменов требует продолжения банкета


Андрей Пионтковский
kasparov.ru
23.08.12
29th-Jul-2013 08:38 pm - Андрей Пионтковский: как относиться несистемной оппозиции к проекту "Преемник-2013"?
Советы постороннего
Андрей Пионтковский: как относиться несистемной оппозиции к проекту "Преемник-2013"?


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
29.07.2013


Сами по себе выборы мэра Москвы не столь интересны как тот конфликт на вершине российской власти, который вокруг них разворачивается.

Ключевой вопрос для будущего, более того для самого существования страны — как долго продержится у власти Путин. Не потому, что после его ухода все автоматически изменится к лучшему, а потому, что как теперь уже всем очевидно, без его ухода не изменится ничего и деградация страны будет продолжаться.

Авторитарный режим, задуманный как пошлый симулякр большого идеологического стиля, значительно пережил свой среднестатистический срок жизнеспособности. Путинский миф давно умер. Ведущие правительственные эксперты публично признают, что курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть, это национальная смерть русского народа. Но уже охваченные тошнотой бытия клепто-элиты слишком долго оставались парализованными страхом остаться один на один с народом-богоносцем без ненавидимого ими, но обеспечивающего их безопасность "национального лидера".

Однако на фоне стремительно растущей неадекватности последнего инстинкт самосохранения заставил активизироваться определенные слои высшего истеблишмента. Риск сохранения его у власти впервые стал восприниматься ими выше, чем риски его отстранения.

С завидной откровенностью поведала нам об этом на днях редакционная колонка Газеты.Ru:

"Опасность этой ситуации латентной политической нестабильности в том, что на настоящий большой протест могут выйти далеко не цивилизованные столичные жители, а агрессивные представители так называемого простого народа. Тем более что протестные настроения в провинции, судя по последним данным социологических опросов, нарастают".

Явные симптомы сенильной деменции с навязчивыми экскурсами в мочеполовую сферу наблюдались недавно у августейшего пациента многомиллионной телевизионной аудиторией во время его встречи с победителями Универсиады. Высшие государственные чиновники становятся невольными свидетелями подобных сцен, видимо, гораздо чаще. Призрак бродит по подмосковным резиденциям, призрак дворцового переворота.

Дворцовые элитные перевороты задумываются и осуществляются для сохранения сути правящего режима при обновлении его персональных брендов. Но они расширяют окно исторических возможностей и, как правило, ведут к непредсказуемым заранее последствиям. Все зависит от творческой активности других субъектов.

Российское протестное движение не должно оказаться на подтанцовке у тех или иных элитных групп. Его задача не в том, чтобы заменить плохого царя Путина на хорошего царя Навального или Собянина. Задача — ликвидировать должность царя и отстранить от власти наследственную клептократию.

Впервые после 1999 года обозначившийся в последние недели раскол элит, о неизбежности которого говорит история падения всех авторитарных режимов, меняет многое в нашей политической жизни. В том числе и наше отношение к выборам, организованным властью. Из рутинной спецоперации по имитационной легитимизации авторитарного режима они превращаются в потенциальный механизм его разрушения. Раскол элит плюс массовое протестное движение — это уже не дворцовый переворот. Это уже возможность Мирной антикриминальной революции.

Cегодня речь идет не только и не столько о выборах в Москве, сколько о политической власти в стране, о судьбе путинской Дзюдохерии, о характере политического строя после ухода Путина в 2013 году.

Коллективный Собянин как бы с человеческим лицом, вытащив на время Навального из тюрьмы, хотел бы использовать его как куклу для битья на мэрских как бы честных выборах, решая двуединую задачу. Во-первых, легитимизировать грядущий дворцовый переворот, освятив его как бы мнением народным в столице. Во-вторых, деморализовав несистемную оппозицию, надолго исключить вторую составляющую формулы Мирной антикриминальной революции — массовое протестное движение.

За спиной коллективного Собянина явно просматривается коллективный Волошин — оператор проекта "Преемник-1999", удачного опыта сохранения власти клептократии при радикальном изменении ее бренда.

Как относиться несистемной оппозиции к проекту "Преемник-2013"?

Положительно в той его части, которая касается отстранения от власти свободного от брачных и любых иных уз любителя целовать в животики тигриц, щук и мальчиков-никитушек. Мы не способны пока вывести на улицу 500 000 человек и тем самым обойтись в решении этой насущной общенациональной задачи без коллективного Собянина.

Категорически отрицательно — к планам сохранения коллективным Собяниным после смены декораций монополии на политическую и экономическую власть в стране.

Но чтобы успешно противостоять второй части "Проекта-2013", оппозиции необходимо продемонстрировать свою политическую силу. Участие в избирательной кампании кандидата Навального дает нам такую возможность. Они привезли его из тюрьмы с одной задумкой. Он может навязать им другой сценарий.

В этой связи довольно странным мне показалось, что на прошедшей неделе главная страница сайта "Эха Москвы" превратилась в стену плача либерального народа о грозящем ему бедствии под названием "Президент Навальный".

И уж совсем трогательно, что с моральными проповедями к нам чуть ли не ежедневно обращается валдайский "американский политолог", на раблезианской плоти которого кремлевские тавро ставить уже негде.

Как у каждого из нас, у Алексея Навального много недостатков. Но разве мы обсуждаем сегодня причисление его к лику святых или признание его мессией? У него есть своя сложившаяся система политических взглядов, иная, нежели та, что, например, у меня и у Андрея Некрасова. Но разве речь идет сегодня об избрании его Президентом РФ? Cкажем откровенно, и не об избрании его мэром Москвы на как бы честных выборах.

Нет, речь идет о том, что человек, несомненно проявивший личное мужество, одной ногой уже находящийся в путинском застенке, может помочь нам всем повлиять на многое, заставить вменяемую часть власти вступить в диалог с гражданским обществом.

Судебные преследования, которым подвергается Алексей Навальный, увеличили его популярность, привлекли к нему много новых сторонников, особенно среди молодежи. О том, как можно эффективно использовать этот политический потенциал в ходе идущей избирательной кампании, хорошо сказал Алексей Петрович Кондауров:

"Он вправе им распоряжаться так, как подсказывает ему политическое чутье. Но если по совести, то условный месяц, подаренный ему Путиным для участия в "кремлевской разводке", использовать надо бы для привлечения внимания к делу "узников Болотной". Что есть в сегодняшней российской жизни более важное, чем защита человека от физического и нравственного надругательства! Алексей Навальный, испытавший на собственной шкуре всего несколько дней назад, что такое тотальное беззаконие и несправедливый приговор, чувствовать это должен как никто другой из оппозиционных политиков. Теперь уже ему, опираясь на возросшую популярность и статус кандидата в мэры, необходимо встать на защиту фигурантов московского процесса, не уступающего абсурдностью и цинизмом кировскому. Не Навальному рассказывать о полицейско-мэрской подставе и надуманности обвинений, звучащих сейчас в московском суде – он сам был 6 мая на Болотной площади и скандировал со всеми вместе: "Один за всех, все за одного". Кто запретит кандидату в московские мэры встречаться с избирателями в зале суда? Не в автозаке же. Даже не надо никого звать с собой в суд. Просто сообщать в интернете, что кандидат в мэры Алексей Навальный имеет намерение познакомиться с работой судебной системы г. Москвы, посещая заседания по делу "узников Болотной". Вот это была бы кампания, достойная кандидата от оппозиции".

К вышесказанному добавлю, что ежедневное live палачество над узниками 6 мая — самое уязвимое место в новом гламурном имидже, старательно нам предлагаемом как Сергеем Семеновичем Собяниным, так и коллективным Собяниным. "Собянины" первыми в правящей верхушке открыто и демонстративно дали обществу понять, что их волнует их место и их положение в постпутинской России. Собственно, весь проект досрочных московских выборов вопиет именно об этих их амбициях.

Но 6 мая — это не плитка и не озеленение, которые можно списать на подчиненных. Это мэрское дело. Разрешение на шествие 6 мая давала мэрия, ответственность за безопасность на нем несла мэрия, политическую оценку событий 6 мая должен дать прежде всего мэр.

Свою оценку уже высказали Уполномоченный по правам человека РФ, Совет по правам человека при Президенте РФ, Общественная комиссия по расследованию событий 6 мая. Все они пришли к выводу, что 6 мая 2012 года в Москве не было массовых беспорядков и, следовательно, не было события преступления, в котором обвиняют привлеченных по "Болотному делу".

Значит, узников 6 мая, так же, как Ходорковского и Лебедева уже 10 лет, а Толоконникову и Алехину — больше года, пытают сегодня исключительно по злобной воле одного и того же мстительного человека, пообещавшего: "Они испортили мне праздник, я испорчу им всю жизнь".

Как же с такими грехами и в постпутинский рай, Сергей Семенович? Может быть сначала все-таки в чистилище?

Опыт успешных трансформаций авторитарных режимов говорит о том, что таким очень полезным для всех — и для власти, и для оппозиции — чистилищем может стать механизм переговоров в рамках Круглого стола.

А давайте представим себе на минуту, что процесс Круглого стола у нас уже идет. Тем более, что неформально он действительно идет. После фантастических событий 18 июля трудно отрицать наличие раскола элит. Все другие объяснения этих событий (в том числе и предложенное Навальным) малоубедительны. А если это так, то сигналы коллективного Собянина (открепительные талоны, автобусы, мундепы, освобождение Навального) являются своего рода пробными заявлениями на виртуальном Круглом столе. В этом нет ничего уникального. Примерно так же нащупывались первые контакты участников Круглого стола в Испании и в Польше. На этом этапе очень полезны медиаторы. В Испании был король. В Польше — церковь. Короля у нас нет; гербалайф, секс и гундяевых с троюродными сестрами не предлагать.

У меня есть для вас, уважаемые читатели, неожиданная новость — у нас стихийно сложился российский медиатор, так необходимый на первой неформальной стадии Круглого стола. Скорее всего он сам об этом еще не подозревает. Зовут его Дмитрий Андреевич Муратов, в миру — главный редактор "Новой газеты".

С одной стороны человек безусловно демократических убеждений, твердый антипутинец. В его газете я с сентября 1999 года несколько лет почти в одиночку говорил о Путине и путинизме то, что сегодня, наконец, поняли все.

В то же время он вхож к коллективному Собянину, куда его призывают всеблагие как собеседника на пир, запросто беседует с физическим Собяниным, ведет из того лагеря весьма информативные репортажи, по-существу посылая нам новые сигналы от коллективного Собянина :

"Про легитимность, которая нужна Собянину, много говорили, но для многих это пустой звук. Значит, я же слышал, когда первый раз... И мы разговаривали об этом с Собяниным, когда он принимал это очень сложное решение и оно не было одобрено. И он ходил за этим решением...

Я могу сказать, что для него очень важна еще и, мне кажется, не только его легитимность, но еще и легитимность его команды, легитимность вот этой новой общественной атмосферы, которую создают люди, которых он привел, успешных людей из большого бизнеса, из больших проектов. Я имею в виду Печатникова, я имею в виду, конечно, Горбенко, Ликсутова, я имею в виду, естественно, Сергея Александровича Капкова. И общественная атмосфера, атмосфера, например, медицинских учреждений...

В Москве перестали говорить про взятки чиновничеству. Ну, мы-то это ощущаем по почте, которую получаем, поэтому легетимность своей команды — это один из мотивов Собянина.

Вот здесь я не могу достоверно утверждать, но могу поверить, что Вячеслав Викторович Володин поддерживает Собянина в его вот этих устремлениях...

В деле с Навальным сыграл свою роль Верховный суд и, я уверенно это говорю, председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. Эта фамилия ни разу не называлась в контексте этого дела, но я могу это сказать. Я информирован. Вполне об этом информирован.

И в этом смысле мы не за Собянина и Навального, мы точно, абсолютно точно за тот первый лозунг первой Болотной, который почему-то потом этот пи-пи Координационный совет оппозиции снял, пи-пи, да? И мы за чистые и честные выборы..."
.

Ну что ж, прекрасно информированный, удачно позиционировавший себя, почти идеальный пи-пи посредник. Впервые мы получаем практически из первоисточника персональный список коллективного Собянина, в основном подтверждающий наши догадки. Внушительный состав. Можно попытаться, размышляя вслух, послать через посредника ответный сигнал.

Переговоры Круглого стола власти и оппозиции — это обычно очень деликатный процесс. Важное значение переговорщики со стороны власти всегда придают вопросам личной безопасности при будущем государственном устройстве, когда они уже не будут гарантированно контролировать силовые структуры. Созданию благоприятной атмосферы для решения этих чувствительных проблем максимально способствует освобождение политических заключенных в самом начале переговоров. Пленные должны освобождаться, когда прекрашаются войны.

Специфика нашей ситуации в том, что коллективный Собянин пока еще не власть, а только часть власти и не может освободить всех заключенных. Но в отношении "Болотного дела" моральная и политическая ответственность мэрии особая и московская власть обязана здесь подняться как минимум до уровня благородного омоновца Александра Казьмина, который в отличие от Путина не хочет быть отбросом России и не хочет, чтобы нашего товарища Михаила Косенко продолжали держать в клетке. Свидетель защиты С.С.Собянин мог бы как и боец ОМОН’а А.Казьмин придти на процесс и дать свою авторитетную оценку событий 6 мая. Это очень благотворно повлияло бы и на судью Никишину, и на общественную атмосферу в городе, и на то положение, которое С.С. Собянин собирается занять в политической системе постпутинской России.

Что касается перспектив перехода Круглого стола из виртуальной стадии в формальную, то чем больше голосов получит оппозиция 8 сентября, тем раньше он произойдет и тем большим весом будет оппозиция обладать на этих переговорах. Первоочередная задача — не допустить триумфальной "победы" С.С. Собянина в первом туре.

Кстати, хорошо бы прекратить идиотические призывы к Митрохину снять свою кандидатуру и вообще попытаться наладить партнерские отношения с командами Митрохина и Мельникова. Чем больше их убежденных сторонников придут на выборы, тем меньше шансы Собянина набрать более 50%.

P.S.

Один мой друг настойчиво убеждает меня, что никакого реального раскола элит нет, а та видимость раскола, которую нам предлагают, является искусной разводкой опытного чекиста, задумавшего вместе со своими отморозками тотальную зачистку. Он особенно утвердился в этом своем мнении после появления принадлежащего перу известного мыслителя оппозиции Ксении Собчак текста о расколе элит и лестного отзыва о ее интервью с Навальным любимого путинского шута Андрея Колесникова (г-н Колесников был в свое время публикатором доверительной ночной беседы г-жи Собчак с посетившим ее во сне архангелом Владимиром).

Что ж, возможно, мой друг прав, но это совершенно не меняет того, что мы должны делать. Просто у нас будет меньше шансов на успех в краткосрочной перспективе. Но даже если коллективный Собянин, которому есть, что терять, не самостоятелен и является субьектом/обьектом чьей-то разводки, то все равно он не может не задумываться постоянно над одним и тем же судьбоносным для него вопросом. Кто за ним придет первым: коллективный Путин или коллективный Пугачев?
25th-Jun-2013 05:55 pm - Ответ Ихлова Каспарову
Продолжение спора о "Второй России"
Пробить брешь в почти тоталитарной стене можно только совместными усилиями




Евгений Ихлов
kasparov.ru
25.06.2013


Перед самым объявлением о временной задержке за рубежом Гарри Кимович Каспаров очень резко прошелся по моей статье об эссе политолога и писателя Андрея Андреевича Пионтковского. Меня упрекнули в непонимании романа Василия Аксенова "Остров Крым" и неправильном уподоблении его обитателей "системным либералам". Напомню, что в романе-антиутопии 35-летней давности Крым — остров, которому оказалась уготована судьба русского Тайваня. Леволиберальные элиты острова начинают сближение с СССР (чтобы подорвать целостность коммунистического тоталитаризма изнутри), но Кремль вместо мирного аншлюса организует вторжение.

Прежде чем ответить на критику, вызванную, скорее всего, недопониманием моей позиции, мне было хотелось продолжить историю острова Крым там, где она прервалась в романе, — гипотетическим советским вторжением где-то в 1979–1980 годах.

Итак, проходит несколько лет. Убежавший от оккупантов сын лидера объединительного движения Андрея Лучникова Антон возглавляет в Риме Комитет освобождения Крыма. На острове, ставшем Восточно-Средиземноморской (слово Крым как синоним свободы по-прежнему ненавистно советскому руководству) АССР в составе РСФСР, тлеет партизанско-террористическая война "яки-сопротивления" (яки — самоназвание тех, кто считал многонациональный народ Крыма самостоятельной формирующейся нацией). Чтобы подорвать яки-идею, в ВСАССР создано несколько татарских автономных районов. Возникает татарско-крымский исламистский национализм, вдохновленный недавней Исламской революцией в Иране. Суматошная деятельность генерального куратора Восточного Средиземноморья от ЦК КПСС тайного прогрессиста Марлена Кузенкова (гений Аксенова предвидел в нем соединение двух грядущих перестроечников — Александра Яковлева и Александра Бовина) объявлена блестящей операцией прикрытия, и к 65-й годовщине Октября в 1982 году он получает орден Октябрьской революции (как реальный Яковлев — за идеологическое обеспечение вторжения в Чехословакию). Еще через три года Горбачев делает Кузенкова главным идеологом перестройки.

С точки зрения модной сейчас метастратегии (в духе Переслегина) временная гибель крымской демократии — это гениальная жертва ладьи за возможность поставить шах и мат советской системе путем продвижения антикоммуниста на позицию главного стратега реформирования коммунизма.

В реальности жертва Прагой, давшая карьерный спурт Яковлеву, в качестве выигрыша через 20 лет принесла Москву (а заодно и Прагу, и Варшаву, и Берлин, и Будапешт).

В ходе перестройки все чаще выдвигается лозунг "Сделать, как было в Крыму!". Живой пример еще недавно демократического и рыночного процветающего острова парирует все доводы в пользу коммунистической аскезы, "оборонного сознания" и "особого пути России". Это показывает гениальность первоначального замысла объединительного Союза общей судьбы.

В 1987 году амнистируются и реабилитируются все получившие сроки за "антисоветский так называемый крымский сепаратизм". В 1989 году Съезд народных депутатов СССР принимает решение "Об усилении полномочий органов власти Крымской автономной советской республики". Крымский народный фронт требует статуса союзной республики. В 1990 году председатель президиума Верховного совета РСФСР Борис Ельцин подписывает с председателем Крымского Верховного совета Антоном Лучниковым договор о конфедерации, произнеся свои знаменитые слова: "Берите суверенитета, сколько дотащите". Еще через 5 лет Крымская национальная гвардия заставляет сдаться выброшенный на Симферопольский аэродром десант свежесозданной российской армии (приказ был "одним полком за два часа") и осаждает Севастополь… Так начинается кровавая Первая крымская война.

В реальности вместо фантастического острова Крым российским Тайванем ("Второй Россией") стали Израиль и русская (русско-еврейская) диаспора в США. Между прочим, еще четверть века назад каждый понимал, что носители социокультурного кода русской цивилизации способны успешно вписываться и в рыночные, и в демократические структуры. Причем эти носители были и из числа рафинированной интеллигенции, и из числа самых простых людей — сотен тысяч бежавших от Сталина "перемещенных лиц", бывших пленных и ост-арбайтеров. Единственное их отличие от волн эмиграции начала XX века — это совершенно крайние по западным меркам правоконсервативные взгляды. Многие из них были в душе "путинистами" ("бархатными пиночетовцами") еще лет за 20 до прихода к власти крошки Цахеса.

Впрочем, первичный отбор контингента, разумеется, был. С генералиссимусом Чан Кайши на Тайвань эвакуировались выходцы из более-менее состоятельных и образованных слоев, на которых примитивная уравнительная демагогия маоистов не действовала.

Точно так же и "перемещенными лицами" стали те выходцы из СССР, которым все-таки хватало понимания, каким кошмаром является сталинская система.

То же относится и к селекции среди советских обывателей и "образованцев" — для рывка в Израиль или Америку, где жизнь приходилось начинать с нуля, нужно было хоть некоторое понимание полной тупиковости брежневской эпохи, то есть изначальная трезвость и критичность сознания.

Я хочу до конца обозначить свою позицию с полной откровенностью. Если меня и можно ругать, то только за коварство. Ведь я предлагал цинично обмануть придворных "либералов", внушив им, что главной целью демократической оппозиции является привод их к власти, а потом, когда они заблокируют возможность силового сопротивления режима, начать его полный демонтаж.

То есть поступить так же, как поступили четверть века назад "прорабы перестройки", когда, тайно ненавидя КПСС и коммунистическую систему, непрерывно внушали партийным реформаторам, что любое их продвижение в сторону плюралистической демократии и рыночной экономики — это шаги к настоящему социализму, а травля советских интернационалистов — это борьба с манкуртами*, забывшими свои корни…

Стратеги реформ, в свою очередь, надеялись, что интеллектуалы-перестройщики идеологически обеспечат плавный переход от социализма к госкапитализму, дадут возможность номенклатуре плавно перетечь в олигархию, помогут заменить в качестве основы морально-политической легитимации новой власти "строительство коммунизма" этническим национализмом и борьбой со сталинизмом и "коммуно-фашистским реваншем". В общем, как обычно и бывает, все обманули всех, а главное, самих себя. Интеллектуалы от воспевания "демократического социализма" мгновенно перешли к антикоммунизму, полностью лишив хитрецов из старого партаппарата легитимности, а партийно-комсомольская номенклатура следующих эшелонов вышвырнула из политики возомнивших о себе интеллигентов, сама объявив себя и демократами, и реформаторами, и возродителями традиции… Так Наполеон Бонапарт вырвал корону из рук Папы Пия VII, показав, что сам себя коронует.

Я, естественно, предлагаю следующим лидерам демократического движения не упускать политической инициативы и не передавать полученную власть иным силам.

Разумеется, постыдные сцены капитуляции "умеренных" (системных) "либералов" при вползании в Нарфронт, их жалкий лепет на Петербургском экономическом форуме только лишний раз подтверждают тезисы радикалов об их предательской сущности. Но давайте говорить открыто, серьезно и ответственно. Если крах путинизма не будет обвальным, то именно либеральный бизнес и либеральные технократы объективно станут основой следующего правящего слоя. Обеспечить такую ситуацию, когда на этот слой непрерывно оказывается необходимое давление, не позволяющее прекратить демократические перемены, — вот какой станет основная задача нового протестного движения.

О предательстве. Все правители-реформаторы, а не только русские цари и генсеки рассматривали "головы" своих сподвижников из числа самых рьяных прогрессистов в качестве универсальной валюты в торге с консерваторами.

А элитарные прогрессисты точно так же выгадывали очередной позиционный выигрыш, "сдавая" своих идеалистических сторонников из низов и жертвуя их интересами. С этой точки зрения "реформаторы-эволюционисты" — "предатели" по определению. Но их консервативные противники, громогласно торжествуя при каждом своем тактическом успехе, очень скоро обнаруживали, что утратили стратегическую инициативу.

О гнилости системной фронды. Для того чтобы ситуация стронулась, очень важно убедить умеренную часть элиты, что дальнейшая путинская "перестройка-2" грозит им куда больше, чем мирный демократический прорыв. Каспаров очень огорчил меня, когда стал пинать Сергея Гуриева, такого же "невозвращенца", как и он. Мол, по делам вору и мука, напомнив о том, как Бухарин и Ягода, помогавшие Сталину отстроить политический тоталитаризм, сами пали его жертвой. Но отход от сталинизма в исторических реалиях 30-х мог быть либо обвальным — с торжеством некоего аналога фашизма, точнее группы этнических фашизмов, либо эволюционным. В последнем случае стадия возвращения к власти умеренных "истинных ленинцев" типа Бухарина была неизбежной и желательной.

Около пяти лет назад я напомнил, что антисталинская оппозиция потому все проиграла, что не выходила за рамки аппаратной борьбы и схоластических идеологических дискуссий. Она так действовала, исходя из того, что открытая борьба приведет к расколу большевистской партии и ее полному уничтожению ненавидящим ее простым народом. Либеральные фрондеры (условное наименование "бывшие медведевцы"), которых воротит от инициатив сидякиных-железняков-яровых, очень не хотят, чтобы в эпоху "после Путина" их судьба оказалась в руках квачковых-лимоновых… Их надо не загонять в угол, а выстроить им "золотой мост".

80 лет назад, договорившись, Тухачевский и Ягода (армия и ОГПУ) могли быстро убрать Сталина, но у ВКП(б) вне культа Сталина своей харизмы уже не было. Сохранить власть антисталинские путчисты могли только ценой прекращения коллективизации и аналога перестройки. И очень скоро почувствовавшие свою силу крепкие крестьяне и мелкие городские торговцы с помощью механизмов Советов вытеснили бы большевиков от власти. Но заменили бы их не эсерами и меньшевиками, а каким-то вариантом муссолиниевщины. Трезвое понимание этого в советской элите и останавливало любых заговорщиков. Идейная эволюция венгерской революции в октябре 1956 года наглядно показала, как бы это освобождение от большевизма происходило на самом деле.

Теперь о главном. Исходя из своей гипотезы о борьбе в Русской цивилизации двух социокультурных матриц — Европейской (Западнической) и Неовизантийской (Сталинско-средневековой) я предложил для демонтажа путинизма, который сегодня стремительно передвигается на "византийское" поле, создать альянс "европейцев" — в оппозиции и среди околоправящих кругов. Именно "европейцев" в целом, а не круг придворных прогрессистов, я уподобил аксеновскому Острову Крым — "Второй России".

Поэтому я и выделил особенно, что при любых социально-политических преобразованиях вождям будущей революции необходимо исходить прежде всего из необходимости защиты того слоя, который является носителем западных цивилизационных ценностей. Продумать не только ускорение политических процессов, но и — при необходимости — их замедление.

Но для начала этих процессов необходимо создать на поле "европейской" оппозиции прочный альянс левых и либералов.

Сперва такая широкая "европейская" коалиция должна будет нейтрализовать "византийскую" правящую группировку, а потом сдерживать клокочущую магму "средневековых" низов. Следующим шагом будет навязывание демократами-"европейцами" уже умеренным кругам радикальных демократических реформ.

Мы же слышим, что лишь гремят лозунги борьбы с "предательством системных либералов". Эти лозунги, возможно, и будут актуальны, но на последних стадиях революционного прорыва.

Они чрезвычайно нелепы и провокационны на первых стадиях, когда пробить брешь в почти уже тоталитарной стене можно только совместными усилиями.

И не надо так уж ругать "системных". Это в западной традиции бунтарь успешно действовал, дистанцируясь от ненавистного правителя или правления — принц бежал из дворца и поднимал мятеж, князья и вельможи собирались в провинциях и там формировали свои армии, революционер уходил в подполье или бежал за границу… В отличие от этого в восточной традиции настоящий удар по власти можно было наносить лишь вблизи — султаненок резал не успевшего его отравить владыку, новая династия воцарялась после дворцового переворота. И таких успешных "близких революций" было куда больше, чем победоносных народных восстаний. Поэтому нелепо упрекать "византийских" оппозиционеров, что они стремятся окружить трон, а не рвутся в леса и горы набирать робингудовские ватаги и крестьянские армии… Яд и кинжал им сподручнее мечей и вил… Дайте им шанс. И не орите, что их головы тоже скоро будут на пиках.

* Рабы кочевников, с помощью примитивной лоботомии лишенные памяти. Из романа Чингиза Айтматова "И дольше века длиться день".

Вы можете оставить свои комментарии здесь
4th-Jun-2013 09:35 pm - Гарри Каспаров: сислибы не решатся выступить против созданной ими системы
"Мы живем, под собою не чуя страны"
Сислибы не решатся выступить против созданной ими системы


Гарри Каспаров
kasparov.ru
04-06-2013


Известный публицист Евгений Ихлов, обычно пишущий весьма содержательные статьи стратегического толка, удивил своей недавней колонкой под заголовком "Ультиматум Пионтковского".

Автор критикует действия российских радикалов-"республиканцев", которые "просто поносят режим и слишком робких попутчиков протеста и туманно воспевают некий неопределенный взрыв протеста", а главное — "с какой яростью противники путинизма кидаются на системных либералов, и десятой доли того пафоса не достается черносотенному крылу партии власти". Хотя, по мнению Ихлова, для успеха революционного протеста "необходим союз между умеренными революционерами и внутривластной либеральной оппозицией". Поэтому российская революционная оппозиция должна "проявить нужную гибкость для привлечения попутчиков".

Чтобы подкрепить свою точку зрения, Ихлов вспоминает сюжет знаменитого фантастического романа Аксенова "Остров Крым", где Крым оказался этаким процветающим (и суперлиберальным) Русским Тайванем и где постепенно пришло к власти интеллигентское движение "Союз общей судьбы", выступающее за воссоединение с Большой Родиной — угрюмой Совдепией. По замыслу сосовцев, Советская Россия может качнуться либо к неосталинизму, либо к демократическим реформам, и свободный Крым призван сыграть роль гирьки, которая утянет весы истории в сторону либерализма. В романе все кончается плохо — коварной советской интервенцией…

"Но вся ирония истории в том, что жизнь как раз показала гениальность расчета Луча — вождя сосовцев, главреда "Крымского курьера" Андрея Лучникова, — пишет Ихлов. — Прошло всего несколько лет после выхода романа, и именно жестоко высмеянные Аксеновым латентные "системные" либералы… помогли свернуть СССР на путь демократических реформ. Только роль "Свободного Крыма", переборовшего 25 лет назад сталинистскую инерцию, сыграла "продажная" статусная интеллигенция, а также интеллигенция нестатусная, решившая пожить при рынке и многопартийности, попробовать себя при капитализме".

"Важно сохранить "Остров Крым" — очаг европеизма в России… Для интеллигентного русского европейца любой сценарий перемен должен прежде всего учитывать гарантии сохранения "Острова Крым". Сохранение любой ценой!" — этот бесспорный тезис автора, увы, обесценивается некорректностью сравнения нынешней политической ситуации в России с сюжетом романа "Остров Крым".

Впервые на моей недавней памяти Ихлов допустил (не знаю, умышленно или случайно) грубейшую смысловую подмену — фактически приравнял сегодняшних российских системных либералов к интеллигентам из романа "Остров Крым", не заметив фундаментального различия между ними:

системные либералы изначально являлись неотъемлемой частью ельцинско-путинского режима и активно участвовали в его создании! Они внутри системы, тогда как страдающая комплексом исторической вины мифическая аксеновская интеллигенция — вне ее.

Когда в основе логического построения лежит неверная предпосылка, все дальнейшие, сколь бы то ни было разумные, аргументы смело можно выкидывать в мусорную корзину…

Странно, что Ихлов прибегает к сомнительному сравнению российской общественно-политической реальности с литературным вымыслом, вместо того чтобы поискать уместные исторические аналогии.

Самая очевидная и напрашивающаяся из них — сталинский Советский Союз 1920–1930-х годов. На новом витке спирали исторического развития Россия идет абсолютно тем же путем. Конечно, законы формирования диктатур более-менее универсальны во все времена — что при Иване Грозном, что при Путине. Но в данном случае совпадения дошли уже до уровня кальки.

Правда, прежде чем проводить исторические параллели, надо избавиться от одного принципиального заблуждения. Долгое время системные либералы воспринимались лишь как "буржуазные спецы при большевиках". На самом деле это иллюзия: сислибы никогда не были буржуазными спецами — они всегда были частью правящей элиты, ее правым крылом.

Подобное крыло, бухаринское, было и в большевистской партии. Вспомним хотя бы судебный процесс над эсерами в 1922 году, вызвавший жестокую борьбу среди большевиков по вопросу о том, нужно или не нужно казнить подсудимых. Бухарин за кулисами всячески противился казни, но все-таки подчинился партийной дисциплине и произнес несколько речей с резкими нападками на эсеров. Потом он участвовал в гонениях на меньшевиков, которые в принципе были ему идейно очень близки. Но, в отличие от "врагов"-меньшевиков, бухаринцы были частью системы и многие годы входили в "корпорацию", пока нужда в них не отпала.

Сейчас Россия находится уже "в 30-х годах" — в финальной стадии перехода от однопартийной диктатуры к диктатуре одного человека. Это важный исторический момент.

Формирование личной диктатуры Путина идет полным ходом, в точности так же, как и в постленинском СССР, когда однопартийная большевистская диктатура в итоге превратилась в диктатуру одного человека — Сталина.

Поэтому история с допросами и вынужденной эмиграцией Сергея Гуриева, да и с системными либералами в целом, больше всего похожа на историю с партийной и военной элитой сталинской эпохи. Сислибы, как в свое время и большевистские бонзы, искренне считали, что репрессии — это лишь для врагов, а не для своих. Они ощущали себя хозяевами жизни, членами правящей "корпорации" и пребывали в уверенности, что законы истории для них не писаны и что их минует чаша фатальной исторической неизбежности.

Но… "продуман распорядок действий, и неотвратим конец пути". Процесс перехода от однопартийной диктатуры к диктатуре одного человека всегда сопровождается сменой кадрового состава. И всегда вместо интеллектуалов, востребованных на начальном этапе становления диктатуры, к власти в конце концов приходят цепные псы и мясники. Этой исторической закономерности никто не отменял.

Понятно, что сегодня репрессии имеют иной масштаб и характер, чем при сталинщине. Нынешняя информационная эпоха, так сказать, более вегетарианская. Неправедный суд, домашний арест или вынужденная эмиграция — это все-таки не расстрел. Но сам вектор развития, несомненно, тот же.

Замена правящего аппарата идет ударными темпами, и не факт, что всем отставникам удастся избежать гонений. И пусть ныне осуждают не "тройки", а суды — декоративность судебной системы очевидна. Все понимают, чего стоят суды и над Навальным, и над Ходорковским с Лебедевым, и над Pussy Riot, и над многими, многими другими… Как когда-то была декоративной сталинская Конституция 1936 года, так же декоративна и сегодня ельцинская Конституция 1993 года. Декоративны все инструменты власти, кроме личной диктатуры.

Естественно, что в эпоху открытого общества и Интернета дела "шьются" обвиняемым более изощренно, чем прежде. Но общее понимание, что обвинения заказаны сверху и состряпаны на скорую руку, делает ситуацию еще более омерзительной.

Поведение видных экономистов, уже много лет успешно обслуживающих путинскую мафию, удивительным образом напоминает поведение сталинских военачальников в конце 1930-х годов. Вызываемый на допросы Гуриев говорит, что у него нет претензий к Путину и Медведеву. Арестованный Блюхер и прочие командармы с комдивами (наподобие Котова из фильма "Утомленные солнцем") тоже твердили как заклинание: "Мне нечего бояться, за мной ничего нет. Товарищ Сталин разберется…"

И это легко объяснимо, потому что они были и мыслили себя частью системы. Они ее энергично строили, и строили для себя, уничтожая многочисленных врагов. Но затем, на другом витке развития диктатуры, сами стали расходным материалом.

Вот и Гуриев вложился в строительство системы, поэтому он по-прежнему готов с ней сотрудничать, например, со следствием по делу Ходорковского. А ведь десять лет назад именно российские олигархи и системные либералы во главе с Чубайсом хладнокровно отдали Ходорковского на растерзание путинским опричникам. Тот слишком зарвался и всерьез угрожал даже не лично Путину, а всей насквозь коррумпированной системе, собираясь сделать "ЮКОС" по-западному прозрачной компанией. Ликвидацию этой угрозы олигархи и сислибы восприняли с явным облегчением: менять систему им было попросту невыгодно.

Правда, во время президентства Медведева (тоже, как выяснилось, декоративного) Гуриев с экспертной комиссией имел неосторожность дать отрицательное заключение по второму делу Ходорковского и Лебедева, усомнившись в законности и справедливости вынесенного им приговора. Тогда во власти шли свои внутренние игры: часть сислибов "противилась казни" и делала ставку на Медведева. Так и Бухарин со своими сторонниками когда-то надеялся сместить Сталина. Сходство персонажей поразительное: и те, и другие — типичные правые уклонисты! Близки они и по философии ("обогащайтесь"!), не имеющей никакого отношения к демократическим свободам. От силовой части властной верхушки их отличает лишь внешняя интеллектуальность и то, что впрямую они никогда не занимались палаческим ремеслом.

Но ставка на Медведева оказалась ложной. Личная диктатура его старшего товарища продолжала набирать силу в полном соответствии с необратимой исторической логикой.

В результате сегодня Ихлов советует противникам путинизма не кидаться с яростью на системных либералов, а гибко искать среди них попутчиков. А ведь у последних был исторический шанс в конце 2011 — начале 2012 года, но они им не воспользовались: это никак не входило в их повестку дня. И даже сейчас, когда вовсю идет смена кадрового состава власти, сислибы будут жалобно скулить, но не решатся выступить против системы, которую сами же создавали и которой они полностью обязаны своим благополучием.
=========

О цитировании и логике
Комментарий Евгения Ихлова


Уважаемый Гарри Кимович, обильно цитируя мою статью, выбросил (или не заметил) самое главное: уничижающее сравнение сислибов с гитлеровскими генералами, которых надо бы подстрекнуть на мятеж (на 20 июля 44 г.). Но! - удача этого мятежа сократила бы войну на 9 месяцев, что спасло бы несколько миллионов жизней. Каспаров же обличает их (сислибов) подобно тому, как советские историки тех генералов - мол, пока шли от победы к победе - не возмущались. Да, Каспаров в роли прокурора якобинского трибунала - прав: либеральная аристократия (столько сделавшая для раскачивания абсолютизма) - наживалась на народе, была порочна и заслуживает гильотины. И либеральные адвокатишки, подрывающие самодержавие Николая Второго - по сути, эксплуататоры трудового народа и ЧК найдет на них управу. Но когда произойдет "демонтаж", кого поставите министром экономики, уважаемого Западом и успокаивающим крупный бизнес - Гуриева поставите, Сергея Маратовича! Иначе - оскал холодной и голодной зимы! И еще одну мысль мою упустили - вам нужны статусные либералы - бизнесмены и технократы, поскольку у вас - кадровый пшик. Нет массового движения, нет теневого кабинета, нет альтернативной программы. Кто перехватит бразды? Либо - Кудрины-Гуриевы-Касьяновы, либо - вояки с ментами. Вот о чем я писал статью... И сравнение моё с "Островом" адекватное: Остров Крым - это не "сислибы", это - европеизированный слой общества, ненавидимый остальной Россией. Революция - это не только педаль газа, но и тормоз. Иначе - поездка до первого столба. Не хотите зависимости от сислибов - подберите независимых экспертов. У Ельцина было на выбор три команды для правительства реформ. 15 лет назад даже Яблоко, не говоря уже о СПС, могли создать приличные теневые кабинеты. А у нынешней оппозиции - даже не одного приличного оратора нет, и потому отказываются демонстранты от митингов.
26th-May-2013 01:54 am - Андрей Пионтковский: материальные блага поработили либеральных капо и заставляют их служить режиму
Крест прогрессоров
Материальные блага поработили либеральных капо и заставляют их служить режиму


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
23-05-2013


Достаточно распространена точка зрения (а в либеральной среде она просто господствует), полагающая, что за последние двадцать лет в России построена и более или менее успешно функционирует рыночная экономика, но, к сожалению, пока недостаточное внимание уделялось созданию демократических институтов. А вот теперь хорошо бы этот досадный пробел восполнить.

На наш взгляд, согласиться с таким пониманием итогов посткоммунистического двадцатилетия категорически невозможно. Сегодняшняя авторитарная, манипулятивная, выхолощенная политическая система не какой-то досадный диссонанс с развитой рыночной конкурентной экономикой, а

абсолютно органичная и функционально единственно возможная политическая надстройка сформировавшейся в стране экономической модели — криминального общака правящей "элиты".

Показателен, например, провал десятилетних усилий по проведению пенсионной реформы. Ее авторы исходили из ложной предпосылки, что они работают в рамках рыночной экономики, где существует банковская система, которой доверяет население, и где могут функционировать пенсионные фонды с их "длинными деньгами". Но никакая накопительная система для миллионов граждан не может возникнуть в воровском общаке. И попытки проведения реформ в любой другой сфере упираются в те же базовые ограничения.

А уходящий со своего поста председатель Банка России удрученно разводит руками и меланхолически сообщает, что десятки миллиардов долларов капиталов непонятного ему, но, видимо, преступного происхождения ежегодно выводятся из страны и, скорее всего, одной и той же организованной группой.

Либеральному сознанию предстоит очень серьезный и болезненный для самолюбия пересмотр итогов "реформаторской" деятельности последних десятилетий.

"Непопулярные меры" более двадцати (!) лет подряд обещает народу (чтобы ему когда-то потом в светлом будущем стало хорошо) политический класс России, реализовавший за эти же годы реформ очень популярные в своем узком кругу меры по бесстыдному личному обогащению.

Как могут наши вожди и их пропагандистская обслуга, находясь в ясном уме и здравом сознании, рассуждать о продолжении каких-то экономических реформ и совершенствовании рыночной экономики, когда, по существу, отсутствует ее фундаментальный институт — частная собственность?

Экономика России не развивается не потому, что пенсионный возраст еще не поднят выше средней продолжительности жизни, а некоторые школьники еще позорно изучают математику бесплатно.

И даже не потому, что для "национального лидера" построено 26 дворцов, а капитализация только самых известных созданных им лично нагло и бесстыдно на глазах всей страны общаков — Гангрены, Абрамовича, Косого и Солдата — составляет более сотни миллиардов долларов.

Она безнадежно стагнирует, обрекая страну на вырождение, потому что не может быть никаких творческих импульсов в мертвой среде, созданной "реформаторами", где вся вертикаль от альфа-Цапка до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими все социальные лифты, и где собственность обусловлена лояльностью феодальному сюзерену.

Нет сегодня у страны более острой и неотложной чисто экономической проблемы, чем избавление ее от захватившей в ней государственную власть мафии воров в законе.

Потанины, фридманы, абрамовичи, дерипаски, прохоровы, чемезовы, якунины никакие не бизнесмены в классическом смысле этого слова и никогда ими не были.

По своей ролевой экономической функции, по характеру своей деятельности они крупные государственные чиновники, контролирующие бюджетные потоки и перераспределяющие сырьевую ренту. Эти фактические чиновники и виртуальные бизнесмены получили возможность совершенно легально отчуждать в возглавляемые ими и, как правило, хранящиеся за рубежом общаки огромную долю национального богатства.

К ним удивительно подходит чеканная формула, рожденная по другому поводу 68 лет назад: преступники, овладевшие целым государством и самое государство сделавшие орудием своих преступлений.

Номенклатурная пуповина, связавшая в конце 80-х — начале 90-х новорожденный российский капитализм с властью, не только осталась неперерезанной, но и выросла в огромную ненасытную кишку.

В нее провалились за двадцать лет и залоговые аукционы, и пирамида ГКО, и госкорпорации друзей, и империи тимченок, ковальчуков, шеломовых, ротенбергов, и модернизационные химеры "Роснано" и "Сколково". Номенклатурная приватизация в России — это не первородный грех, а четвертьвековой блуд новых старых хозяев жизни. Блуд, которому с удовольствием предаются порой и номенклатурные оппозиционеры.

Континуальность этого длящегося десятилетия преступления (сага "Сибнефти", представленная в Высоком королевском суде, — великолепная иллюстрация) страшна не столько даже вопиющей социальной несправедливостью, сколько, прежде всего, неэффективностью такой феодально-бюрократической формы "собственности", ее абсолютной нерыночностью.

Путь "собственника" к успеху в России лежит не через эффективное производство и успешную конкуренцию, а через близость или прямую принадлежность к "властной вертикали", через эксплуатацию своего административного ресурса — маленького или совсем не маленького куска государства — и через лояльность правящей бригаде и ее пахану. Как любит повторять один из самых богатых людей России, "в любой момент я готов отдать все свое состояние по первому требованию Владимира Владимировича Путина".

Вина российских "реформаторов" вовсе не в том, что двадцать лет назад они не тем и не так раздали собственность. В начальной точке траектории это было почти неизбежно (коммунистическая номенклатура уже сама ее разобрала напрямую или через своих назначенцев).

Беда в том, что они так и не создали и даже не попытались создать базовые инструменты рыночной экономики и, прежде всего, институт частной собственности, отделенной от административного ресурса власти. В результате родился мутант континуальной приватизации, пожирающий страну и лишающий ее всякой исторической перспективы.

Наши "реформаторы" прекрасно знают, и не только как академические исследователи, но и как успешно практикующие (часто через счастливо одаренных предпринимательским талантом жен) собственники, что любая частная собственность в России — от нефтяной компании до продуктового ларька — условна и даруется и изымается в жестком соответствии с приобретением или потерей номинальным владельцем административного ресурса.

В административном общаке никакие кейнсианские или, наоборот, монетаристские меры не заработают, и споры на эти темы ученых экономистов совершенно бессмысленны, потому что субьекты такой экономики ориентируются на гораздо более грубые и примитивные сигналы.

Криминальная путиномика, не способная соскочить с сырьевой иглы, может при заоблачных ценах на сырье достаточно долго стагнировать, но никакое содержательное развитие и никакие инновации в ней невозможны в принципе.

Построение конкурентной рыночной системы на месте воровского общака путинской бригады без обрушения хозяйственной жизни страны — задача не менее, а более сложная, чем восстановление политической конкуренции в выжженной пустыне суверенной демократии.

В отличие от более или менее консенсусной программы политического переустройства, задача легитимизации собственности наверняка вызовет жаркие споры в обществе — от "все отнять и поделить" до "оставить все, как есть". Кстати, обе программы мало чем отличаются друг от друга. Оставить все, как есть, означает продолжать все отнимать и делить между своими. Наши практикующие "либеральные реформаторы" (шуваловы, дворковичи), как свидетельствуют их кредитные истории, идеологически те же шариковы, только гораздо более циничные.

На самом деле обществу предстоит решить два разных вопроса:

а) как остановить непрерывное четвертьвековое разграбление страны (перерезать номенклатурную кишку, соединяющую власть и бизнес одних и тех же людей);
б) что делать с уже награбленным.

Ключевое экономическое значение имеет первый вопрос, и его решение в определенной степени будет решаться средствами политического переустройства, то есть восстановлением государства в его истинном смысле и кадровым очищением его институтов.

Второй вопрос менее важен в чисто экономическом плане, но, безусловно, он будет волновать массовое сознание гораздо больше.

Представляется, что решение его будет во многом зависеть от личностного поведения самих бенефициариев последнего двадцатилетия сегодня и в самое ближайшее время.

Сохранение ими доли приобретенного и перспективы легально играть по правилам конкурентной рыночной экономики в обмен на их активное и эффективное содействие капитуляции преступного режима (частью которого они являлись) стало бы наиболее прагматичным сценарием Российской мирной ненасильственной революции. Эта опция пока еще для них сохраняется. Но, похоже, живущие под собою не чуя страны, они не спешат ей воспользоваться.

Так же, как и когда-то все его падшие братья по разуму, путинский режим еще лет пять назад перевалил через свое убогонькое акме, и на шкале естественного жизненного цикла авторитарных режимов время его близится к концу. Как и положено подобным структурам, он умирает не от восстания масс, а от какой-то странной внутренней болезни — от непреодолимого экзистенциального отвращения к самому себе, от собственной исчерпанности и сартровской тошноты бытия. Именно такие настроения были зафиксированы у большинства российских "элит развития" в известном исследовании Михаила Афанасьева еще весной 2008 года.

С тех пор симптомы высокой болезни только усугублялись, и путинизм, казалось, неудержимо приближался к финальной точке своей траектории — помойному ведру истории. Но в поведении его исторических могильщиков — образованных профессионалов, без хотя бы пассивной поддержки которых режим не мог бы просто существовать, — обнаружилась какая-то робость.

Несмотря на усиливающуюся уже почти рвотную тошноту, многие из них продолжают служить режиму.

Попробуем разобраться в причинах этой исторической заминки. Их, на наш взгляд, две — материальная и идеологическая, — и они взаимосвязаны. Русский золотой миллион, включая и потенциальных бунтарей, никогда не жил так хорошо.

Нефтяные брызги из советских скважин не только залили с головой тимченок, абрамовичей, сечиных и прочих воров в законе, но долетели и до профессоров ВШЭ, советников премьера и президента, главных редакторов радио- и телеканалов и прочих инженеров человеческих душ.

Умом они понимают, что страна погружается в катастрофу, но они невероятно, фантастически богаты по сравнению с аскетическими советскими временами. И они еще не успели в полной мере насладиться этими волнующими новыми возможностями. Не нажрались еще.

Соблазненная головокружительно жирными объедками в лакейской воров в законе, последняя (де)генерация русской интеллигенции превратилась в капо правящего режима.

Но нет такой низости, которую постсоветский "интеллектуал" не смог бы для себя идеологически оправдать и обосновать. Мало ему на путинский державный кол смачно сесть, надо ведь еще и либеральную рыбку съесть на десерт для душевного равновесия.

Такой рыбкой для либеральных капо и стали ритуально повторяемые ими заклинания о продолжении и углублении "рыночных реформ" в России, единственными проводниками которых в этой отсталой, пораженной патерналистским сознанием стране они являются. Потому и призваны прогрессоры и страстотерпцы стоически продолжать нести свой крест в золотой клетке власти.
7th-Apr-2013 01:25 pm - Андрей Пионтковский: Айфончик умер (политически), но паскудное дело его живет
Марафонцы
Айфончик умер (политически), но паскудное дело его живет


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
06-04-2013


Рождение ровно год назад одной, как теперь выясняется, долгоиграющей погремушки ваш покорный слуга приветствовал небольшой заметкой «Коллективный айфончик». Позвольте привести выдержку из неё. Уверяю вас, вы убедитесь, что не зря.

"Кудрин, Юргенс, Ясин, Белых, Познер — лучшие и благополучнейшие люди страны, вот уже почти четверть века каждый на своем посту беззаветно служившие власти, проводившей непопулярные, но столь жизненно необходимые стране реформы, будут теперь почтительнейше ей оппонировать в созданном ими Комитете гражданских инициатив."

Айфончик умер (политически), но паскудное дело его живет. Четыре года подряд этот аферист на доверии своим сладкоголосым блеянием о свободе, которая лучше, чем несвобода, выполнял важнейшую для режима функцию. Парализовывал ложными надеждами энергию протеста тех, кто давно уже понял, что в результате живительных реформ во власти оказались продажные чиновники и ничего не предпринимающие «предприниматели». Они хорошо устроились. У них «все есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его.

Теперь, когда окончательно выяснилось, что вечно будет путинское сердце клокотать у клептократии в груди и никакого «либерального преемника» у альфа-моли не предвидится, технология охранителей режима оперативно видоизменяется.

Новым коллективным аферистом на доверии становятся бухгалтер мафии в нарукавничках от Brioni и откомандированные в его распоряжение звезды либерального бомонда».

К первой своей годовщине эта гора интеллекта родила продукт:

Власть – элиты – общество: Контуры нового общественного договора. Аналитический доклад.

В нем около ста страниц. Но наиболее ярко и голографически ёмко его содержание выражено в нескольких строчках на стр.4.

Авторский коллектив доклада:
Игорь Михайлович Бунин – руководитель авторского коллектива;
Борис Игоревич Макаренко;
Алексей Владимирович Макаркин.


Ба! Да это же они самые! Три сладкоголосых тенора знаменитого театра «La Insora», четыре года надувавших через соломинку пустышку Айфончика. Пока, наконец, сам Юргенс не отстранился брезгливо от своей Галатеи: «Медведев-премьер?! Да ни один министр не сможет серьезно воспринимать его в такой роли. В отстой его, в Конституционный суд или в вице-президенты».

Три тенора, оказывается, не ушли в монастырь после торжественного акта содомии на высшем уровне 24 сентября 2011 года, а , наоборот, получили новый солидный долгосрочный ангажемент теперь уже на сцене «La Comitаtо». Моя скромная метафора коллективного айфончика нашла в них свое материальное воплощение. Администрацией театра были наняты те же проверенные в деле исполнители.

В докладе много инсайдерских достаточно циничных наблюдений дум высокого стремленья элитных респондентов. Вот, например, пара замечательных пассажей:

«У элит могут быть серьёзные претензии и недовольства, однако их преодолевает страх перед всеми, кто не «вписан в пирамиду» – от периферийных элитных групп до массовых слоев общества, испытывающих обездоленность… Путин рассматривается элитами как политическое прикрытие, без которого нынешнему режиму просто не на чем больше держаться».

«Лояльность элит гарантирована тем, что при этой власти для большинства элитных дивизионов многое, конечно, плохо, но не все и не совсем, а кое-что – так просто хорошо… Даже критически настроенная часть элиты, прежде всего либеральная, остаётся лояльной власти именно в надежде на то, что преемник, выбранный президентом, будет выходцем из их либеральной группы»
.

В целом же месседж доклада, обращенный к окормляемой КГИ либеральной пастве, сугубо охранительный, вполне в духе предыдущего абзаца.

Не суетитесь до 2018 , а то и до 2024 года. Берите пока ленинские, простите, кудринские уроки в «Школе новой власти». А за это время партия «Гражданская платформа», возглавляемая Михаилом Дмитриевичем Прохоровым, станет центром притяжения для представителей федеральных и региональных элит, общественных активистов и других неравнодушных граждан.

Итоги презентации простодушно и гениально подвел Алексей Леонидович Кудрин: «Мы даже не стайеры. Мы с вами – марафонцы. А дистанция только началась».

А вот очень многие уважаемые эксперты, включая члена КГИ Михаила Дмитриева, напротив, считают, что дистанция уже практически закончилась:

«Национальная смерть русского народа — это тот курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть, сценарий национального вымирания, характеризующегося усилением синдрома выученной беспомощности, утратой трудовых навыков, алкоголизацией, падением рождаемости и массовым ввозом трудовых мигрантов, доля которых быстро возрастет до критического уровня».
19th-Feb-2013 09:11 pm - А. Пионтковск­ий: «Надо перерезать кишку, соединяющую власть и бизнес»
А. Пионтковск­ий: «Надо перерезать кишку, соединяющую власть и бизнес»
Ведущий научный сотрудник Института системного­ анализа РАН, член КС оппозиции ответил на вопросы читателей «СП»


svpressa.ru
15 февраля 2013 года


Сергей Шаргунов: – Сегодня у нас гостях наш автор Андрей Андреевич Пионтковский – ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН, член Координационного совета оппозиции.

Среди вопросов, интересующих читателей, немало касающихся не только о власти, но и об оппозиции. Александр спрашивает: «Считаете ли вы сговор Немцова с властью о переносе митинга предательством протестного движения, или вы согласны с мнением Сергея Пархоменко, что иначе Лимонов устроил бы бучу?»

АП: – Когда была годовщина этих событий в декабре 2012 года, вы видели массу публикаций на эту тему. Очень объективно написал Денис Билунов в «ЕЖ». Мне кажется, что шанс на несколько иное развитие событий был. Сейчас ясно, что власть была очень напугана: эта жалкая политическая реформа Медведева, какие-то попытки пойти навстречу оппозиции – об этом говорят. Еще расшифрованная «тайная вечеря у Суркова», где встречались такие разные люди, как пламенный патриот, антиамериканист Шевченко и либерал-западник Радзиховский, где оба фактически получали инструкции у Суркова, как работать на разные аудитории. Мне кажется, что шанс был упущен. Власть не решилась бы тогда на кровавую бойню.

СШ: – Каковы причины, что многие говорят о «сливе» протеста? Можно ли вообще об этом говорить? Если протест заглох, что нужно делать оппозиции, где искать виноватых?

АП: – Марш 13 января показывает, что никакого «слива» нет. Холодная ярость этого марша, который прошел в очень холодную погоду… Есть разные оценки численности, но объективно – это 60-70 тысяч человек. Был громадный эмоциональный настрой, спровоцированный чудовищным законом и той его частью, которая касалась очень больных людей, у которых другого шанса на жизнь, кроме как уже совершенного усыновления в Соединенных Штатах, не было. Потенциал отчуждения, отторжения власти никуда не делся, он усиливается. Я люблю цитировать исследование человека у власти Михаила Дмитриева, он работал с фокус-группой людей, которые голосовали за Путина. Выяснилось, что у них никаких иллюзий о Путине нет – они знают о коррупции, о воровстве. И когда он, ошарашенный, спрашивал, зачем же вы голосовали за Путина, он слышал три стандартных ответа. Первый – за кого же другого, ведь не за Зюганова или Жириновского. Это показывает, что выборы были сфальсифицированы задолго до дня вбрасывания бюллетеней, за несколько месяцев до этого, когда была произведена селекция неугодных кандидатов. Второй – люди косвенно признавали, что им посоветовали на работе, предприятии. Третий, самый распространенный ответ – а что же случится, если его не будет? Может быть хаос, повторятся события 1917, 1991 годов, распад России и т.д. Выяснилось, что последняя линия обороны режима, – это не какие-то позитивные оценки власти, надежда на лучшее будущее, а на вопрос «что потом?». Задача оппозиции – очень убедительно ответить на этот вопрос. Одно из моих предложений, которое мне приходится буквально пробивать в Координационном совете, – «дорожная карта» переходного периода.

СШ: – Возникает вопрос о разнородности участников оппозиционного движения. Сможет ли оно прийти к общему идейному знаменателю и выдать общий рецепт спасения страны?

АП: – Да и нет. В 2008 году возникла Национальная Ассамблея. Это идея, которую пропагандировал и Лимонов, и я. Левые, националисты и либералы должны объединиться и договориться, простите за высокопарность, о программе национального спасения. Что касается политической сферы, все согласны, что должно быть изменение Конституции, которая по существу является монархической. Нам не нужно заменить царя Путина на условного царя Навального или кого-то другого, а нужно отменить должность царя. Модель Конституции должна быть президентско-парламентской. В такой большой стране должен быть президент как символ единства государства, но правительство должно быть ответственно перед парламентом и избираться им. Никакого вмешательства Администрации президента в экономическую сферу. Президент как некий супергарант прав и свобод граждан. Я всегда считал, что есть три идеи, набор базовых политических идей, который ими и исчерпывается, – идеи свободы, справедливости и национального достоинства. Они не противоречат друг другу, нужно найти синтез этих трех идей.

СШ: – Как вы считаете, такие оппозиционеры, как Борис Немцов, Владимир Рыжков или Михаил Касьянов, близки с Навальным и Удальцовым в вопросах социальной справедливости и экономического устройства?

АП: – Если говорить о более очерченных, а не промежуточных фигурах, то Кудрин, Прохоров – это часть власти, а не оппозиции. У нас правит тандем, но не Путина и человека, фамилию которого уже почти забыли, это тандем силовиков и сислибов – системных либералов. Этот тандем может править только вместе. Системным либералам хотелось бы заменить Путина, они, мягко говоря, не любят его, но их вполне удовлетворяет сложившаяся система. Евгений Григорьевич Ясин любит повторять: мы построили рыночную экономику, но немножечко не доделали демократию. Точка зрения моих коллег, которых я назвал бы радикальными либералами, – Каспарова, Илларионова – и наших объективных союзников в Координационном совете левых и националистов заключается в том, что нет у нас никакой рыночной экономики, у нас феодальная клептократия. У нас нет такого базового института рыночной экономики, как собственность. Любая собственность условна, зависит от административного ресурса. Эта система не работает: в ней не может быть конкуренции, социальных лифтов, прогресса, модернизации, инноваций и т.д. Дмитриев, на которого я ссылался, в своем последнем докладе пришел к выводу, что курс, который ведет современная российская власть, – это курс национальной смерти русского народа.

СШ: – Читатель, подписавшийся именем Татарин, спрашивает: «Уважаемый Андрей Пионтковский, давно слежу за вашим творчеством и ценю его. Не кажется ли вам, что русский народ обречен и спасать его бесполезно? Об этом, помимо демографии, свидетельствуют всеобщие апатия, пассивность, безразличие к собственной судьбе».

АП: – Очень многие уважаемые русские люди проповедуют такую точку зрения, например, известный режиссер Михалков-Кончаловский. Эта точка зрения поощряется властью: один из бывших клиентов Суркова, а теперь Володина – Радзиховский – повторяет эту точку зрения в каждой своей статье.

СШ: – Виктор спрашивает: «Андрей Андреевич, согласен с вами, что режим сегодняшний – это продолжение режима 1990-х, но время теоретиков безвозвратно уходит. Большинство народа перекормили ложной демократией с надеждой на светлое будущее. Вы отдаете себе отчет, что фигуры Немцова, Рыжкова, Касьянова на честных выборах больше 3-4% не получат? Так стоит ли вам идти с этими хромыми лошадьми?»

АП: – Отдаю себе в этом отчет. Но в том, что они сегодня делают, особенно Немцов, много положительного. Говорю это несмотря на то, что у нас была жесточайшая дискуссия с Немцовым по поводу финансирования оппозиции. Но объективно он делает очень много, показывая коррупцию Путина. Его проблема в том, что в общественном сознании через жирную запятую стоят Чубайс и Немцов. Но эта запятая навсегда с ним останется, и он это понимает. У них есть партия Парнас, они говорят, что их союзниками являются Кудрин и Прохоров, но ментально, социально, психологически они связаны с системными либералами, которые являются частью власти.

СШ: – Возможно ли появление здоровой силы, которой симпатизируете лично вы?

АП: – У меня есть идея, которую я обсуждал с Навальным и Удальцовым, что сейчас страна находится в таком состоянии, что необходима минимальная программа национального спасения, и в этом смысле на первых свободных выборах можно было бы подумать о партии нового типа. Сейчас нужно сохранить ценность каждой из трех идей, о которых я говорил, и противопоставить их той клептократии, которой все эти три идеи абсолютно чужды.

СШ: – Валерий спрашивает: «Правящая команда накопила огромные богатства за счет ограбления страны. США и европейские страны наверняка отслеживают движение капиталов. Как думаете, сможет ли новое руководство страны их вернуть и будут ли в этом оказана помощь тех стран, где эти капиталы находятся?»

АП: – Думаю, сможет. Несмотря на абсолютный цинизм исполнительной власти США и европейских стран, в этих странах существуют парламенты, общественное мнение, законы. Один из этих законов о борьбе с отмыванием преступно нажитых капиталов. Общаясь с западными дипломатами я все время им напоминаю об ответственности не перед судьбой русского народа (мы ничего от них не ждем), а перед собственным законодательством.

СШ: – Один из вопросов о перспективах политического развития, о том, когда сменится действующая власть? Что будет во взаимоотношениях между властью и оппозицией?

АП:– Что касается прогнозов, я всегда напоминаю знаменитую историю с Владимиром Ильичом Лениным. В конце февраля 1917 года он выступал перед молодыми швейцарскими социал-демократами, и ему задали примерно такой же вопрос. Он сказал: знаете, мы, старики, уже не увидим русской революции, а вы, молодые, доживете. Когда он вернулся домой, Надежда Константин­овна вручила ему телеграмму­ об отречении Николая II. У меня была статья «Почему Путин уйдет в 2013 году». В основе каждого авторитарного режима лежит какой-то миф. В основе советского­ режима лежала Октябрьская революция, но примерно в 1985 году он умер, потому что коммунистическому мифу никто не верил, начиная от его жрецов – членов Политбюро. Путинизм – это симулякр, это пародия на большой идеологический стиль. В основе его лежит Чеченская война, взрывы домов – вот блестящий молодой офицер, который нас защитит… Сейчас этому никто не верит. Смерть мифа в долгосрочном плане говорит о смерти режима. Второе – функциональность. Путин был функциональным для тех людей, которые его поставили: это защита их капиталов в стране и на Западе. В стране они защищались, потому что очень многие в стране верили в путинскую мифологию. На Западе их состояние защищалось тем, что Путин наладил отношения с западными партнерами, коррумпировал кого-то. Акт Магнитского показывает, что с этим проблемы. То есть Путин уже не нужен этой верхушке.

СШ: – Еще один вопрос: «Уважаемый Андрей Пионтковский, еще во времена второго правления Путина вы писали, что он не пойдет ни на какой третий срок. А вы опять пророчите его скорый уход. Почему? Давайте факты».

АП: – В другом похожем вопросе дается моя обширная цитата, из которой следует, что это прогноз не о Путине, а об элите, которая определяет: останется президент или нет. Я писал о не адекватности Путина, это было в начале 2005 года, после целого ряда серьезных провалов – на Украине, наше безумное поведение в Абхазии, монетизация и т.д. Тогда ужасно повезло вовне – резко вверх пошли цены на нефть, потом неудачи наших западных партнеров. Но я переоценил государственную ответственность элиты. Даже в гораздо более жестком обществе, например, в советском, элита имела механизмы, чтобы справляться с поведением первого лица, которое ее не удовлетворяла. Сегодня элиты хотели бы от него избавиться, но они боятся остаться без него, один на один с народом. Сейчас идет борьба вокруг ситуации с Сердюковым: Путин явно не хочет видеть его тюрьме, а Следственный комитет выдвигает новые обвинения.

СШ: – В этом году 20 лет событиям 1993 года, которые можно мягко назвать конституционным кризисом. Когда началось «путешествие в авторитаризм» в России? Когда начали схлопываться институты демократии, а граждане перестали влиять на власть?

АП: – Я оцениваю эти события как конституционный переворот, но не являюсь и не являлся в те дни сторонником Хасбулатова и Руцкого. Это была борьба кланов внутри одной и той же системы власти. Я отвечу на ваш вопрос с неожиданной стороны. «Щелчок» произошел примерно в 1987-1988 годах. Представьте, что вы член Политбюро в 1985 году, один из десяти наиболее могущественных людей в мире. Вы начинаете ездить по миру и убеждаетесь, что уровень вашей материальной жизни, одного из самых могущественных людей в мире, гораздо ниже ординарного профессора в провинциальном американском университете. Им это не понравилось. Все, что происходило потом, – это конвертация абсолютной коллективной власти номенклатуры в громадную индивидуальную экономическую власть. Первые российские миллиардеры появились с билетом члена ЦК КПСС в кармане. Это дает ответ на многие загадки. Почему не расстреляли толпу у Белого дома в 1991 году? Потому что номенклатура была заинтересована в этом развитии событий. Я не защитник Гайдара и Чубайса, но их роль в 1992 году была гораздо меньше, чем об этом говорят их хулители и поклонники. Приватизация началась в 1988 году и продолжается сейчас. Дело в том, что эта номенклатурная пуповина не оказалась перерезанной, она выросла в толстую кишку. Все, что происходило потом, – залоговые аукционы, бизнес-успех всего кооператива «Озеро» – это продолжение использования административного ресурса для личного обогащения. Главная претензия к Чубайсу в том, что он и его школа продолжают повторять, что у нас создана рыночная экономика и что ни в коем случае нельзя в этой стране проводить свободные выборы, что к власти придут коммунисты и фашисты и разрушат все то, что они построили непопулярными, но столь необходимыми рыночными мерами.

СШ: – А что бы вы перестроил­и сегодня? Раскулачили бы олигархов или создали новую модель экономики?

АП: – Ответ – перерезать эту кишку, соединяющую государственную власть и бизнес. Это можно сделать той же мирной антикриминальной революцией, когда будет отстранена политическая власть. Минченко, тоже человек власти, пишет, что нынешнее Политбюро из 60 человек решает три задачи: дальнейшая конвертация политической власти в собственность, передача по наследству и обеспечение безопасности и здесь, и там. Он называет 2010-е годы династическими, потому что подросли детишки, 20 лет прошло. Квартира-то у Пехтина на сына записана. Пехтин – это мелкая сошка, даже в Политбюро не входит.

СШ: – Многих интересует ваша публичная дискуссия с Ксенией Собчак. Спрашивают, как Собчак попала в КС? Каковы ее политические взгляды?

АП: – Ксения – очень интересная­ успешная молодая женщина. Оппонентом­ она оказалась,­ потому что она одна из самых ярких в «группе граждан», которые пришли в КС, чтобы сохранять эту власть. Ее точка зрения заключается в том, что мы должны влиять на власть, а не отстранять­ ее, ни в коем случае нельзя ставить вопрос об отставке «дяди Володи», потому что это приведет к маргинализации протестного движения. Эта точка зрения была нужна группе сислибов, потому что их план был – уговорить Путина назначить близкого им премьера – Кудрина или Прохорова – и через годик-полтора спокойно уйти. Но где-то в декабре, по моим наблюдениям, Путин решительно им в этом отказал и избрал другой курс. Когда это стало очевидным, те же люди – Пархоменко, Собчак – перестали повторять эту чушь.

СШ: – Чья линия сейчас доминирует­ в Координационном совете? Условных якобинцев или тех, кого можно причислить­ к соглашателям?

АП: – Никто во власти не хочет идти на уступки. Потенциальные преобразователи во власти готовы на персональную уступку – замену Путина. На системные уступки сислибы идти не готовы, потому что потеряют слишком много. Крах этой системы для всех членов Политбюро означает потерю не только власти, но и собственности, и свободы.

СШ: – Александр спрашивает: «Андрей Андреевич, недавно появилась информация, что вас заказали. Известно ли вам что-нибудь об этом более подробно? Будьте осторожны».

АП: – Спасибо, Александр! А что касается подробностей – без комментариев.
7th-Feb-2013 09:30 pm - Пионтковский: эволюция ельцинско-путинского режима переходит в закономерную фашизоидную стадию
Наш маленький 33-37
Значит, нас должен быть миллион


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
06-02-2013


Эволюция ельцинско-путинского режима – этого феерического термидора партийно-гэбешной номенклатуры, слегка разбавленной уголовниками и «младореформаторами», плавно переходит в свою закономерную фашизоидную стадию.

Бенефициары распила советского наследства славно погудели по всем мировым буфетам и обросли «орлиными гнездами» у кого в баварских, а у кого в швейцарских Альпах. Но загнанная российская лошаденка уже не вынесет двоих – ельцинских сислибов и путинских силовиков – ни экономически, ни политически. Двух зажравшихся генералов – коллективного Гангрену и коллективного Аркашку Ё**ный На**ал – русскому люмпен-мужику уже не прокормить.

Кроме того, как правильно напоминает нам г-н Гундяев, нельзя забывать и о духовных скрепах, впадая в вульгарный и примитивный секуляризм. Когда закончились все старые песни о главном – о молодом сексапильном офицере спецслужб, защищающем нас от террористов, о великой энергетической державе, о встающей с колен России, сокрушающей бездуховных пиндосов, осталась последняя веками проверенная скрепа – беспощадная борьба опричнины с коррупцией и изменой в высших боярских эшелонах власти.

Вполне логично, что «консервативные» Гангрены наметили в качестве сакральной жертвы, продлевающей на какое-то время агонию системы, «либеральных» Аркашек.

Аркашки сами вымостили себе путь к этому исходу, последовательно выстраивая диктатуру клептократии, играя роль её «либерального» бантика, доверительно объясняя «демократической» аудитории, что они, любимые, навсегда должны оставаться при власти, чтобы уже третье десятилетие подряд продолжать курс «непопулярных рыночных реформ». А свободные выборы в этой отсталой, пораженной патерналистским сознанием стране нельзя проводить ни в коем случае, иначе к власти придут ужасные фашисты.

Да, в России есть поклонники и Гитлера, и Сталина, искренне сожалеющие, что эти два выдающихся азиопа так и не нашли общего языка в 41-42-ом годах. Почитайте хотя бы таких мыслителей как Дугин или Калашников, окормляющих сегодня своими советами верховную власть. Но, чтобы прийти к власти в России на свободных выборах, этим субъектам пришлось бы решать очень сложную задачу. В течение трехмесячных открытых телевизионных дебатов, в которых им будут противостоять не самые последние люди России (именно в этом заключается смысл понятия свободные выборы), недоумкам необходимо будет убедить в своей правоте более половины населения страны.

Надо чуть лучше думать об умственных способностях большинства своих сограждан. И не надо принимать непопулярность сислибов, во многом теми заслуженную, за тотальную фашизацию всей страны.

В свободно избранном российском парламенте, который станет местом для ожесточенных дискуссий, левых будет, видимо, больше чем сторонников партии "Правое дело". (Если она ещё существует). Но это не основание заранее объявлять его фашистским и запрещать свободные выборы.

Прийти к власти, получив абсолютное большинство на свободных выборах, фашистам в России невозможно. Этого не смогли, вопреки распространенному историческому заблуждению, даже немецкие нацисты. На последних свободных выборах в рейхстаг в 1932 году начался откат НСДАП (33%). Не массы привели Гитлера к власти в январе 1933-го, а сговор элит.

А теперь зададимся вопросом: что должны сделать фашисты в России, чтобы прийти к власти, не победив на свободных выборах, а в результате внутренней эволюции путинского режима, сговора его, с позволения сказать, "элит"? Легче эта задачка или сложнее?

На мой взгляд, намного легче. Им не придется убеждать 50 миллионов избирателей. Достаточно будет убедить трех-четырех мерзавцев из ближнего круга национального лидера. А тех и уговаривать не надо. Они и сами давно уже убежденно борются с "еврейскими олигархами, ограбившими страну" за свои "православные опричные паи". Им просто надо подсказать, что в обстановке нарастающего системного кризиса разлагающейся власти единственный для них способ сохранить свои миллиардные паи – встать на путь откровенной нацистской диктатуры.

Для такой диктатуры не нужна поддержка большинства. Вполне достаточно силовых структур, телевидения и энтузиазма рядовых исполнителей. И то, и другое, и третье у них уже есть. Под тоталитарным прессом большинство будет растеряно и пассивно. Тем более что за всеми сразу не придут. Сначала придут, как водится, за евреями, потом за гомосексуалистами, ну и так далее по списку…

Может быть, какие-то мужественные заложники демократии смогут противостоять системным фашистам внутри власти? Системные либералы, например? Новейшая российская история уже поставила модельный эксперимент на эту тему в 2006 году. Как вели себя иконы российского либерализма после убийств Политковской и Литвиненко? Бегали по всем студиям, редакциям и зарубежным друзьям с постыдным блеянием о "врагах Путина, врагах России, в том числе за рубежом". Старательно и суетливо отмывали убийц.

Точно так же, только еще хуже, они будут вести себя и в час Х. Только удержаться во власти им на этот раз не удастся. Максимум, что Чубайс сможет добиться в плане защиты либеральных ценностей, – это выписать в имперской канцелярии несколько персональных аусвайсов со штампом Wertvolle Juden и получить пост менеджера среднего звена в сколковском специзоляторе.

Цвет отечественной науки будет самоотверженно трудиться там над сверхсекретным нанооружием, которое позволит нам обеспечить, наконец, окончательное решение пиндосского вопроса.

* * *

Вы можете спросить, а как же все вышесказанное согласуется с прогнозом автора, высказанном в статье «Почему Путин уйдет в 2013 году». Очень даже согласуется, как один из вероятных сценариев конвульсий уходящего режима. Кстати, после того, как силовики зачистят сислибов, Верховный Стерх будет им уже не нужен. Более того, он даже станет обременителен для новой «патриотической» власти во время первого же публичного показательного процесса врагов народа и расхитителей Сердюкова, Абрамовича, Дерипаски , Фридмана, Медведева в Колонном Зале Дома Союзов.

Можно ли предотвратить или остановить сценарий 33/37? Можно и нужно. Мне уже приходилось говорить, что формула мирной антикриминальной революции в России на самом деле очень проста: либо двести тысяч российских граждан на улице в Москве + раскол в политбюро либо просто миллион на улице. Похоже раскола не будет – ельцинская гвардия покорно пойдет на убой как в свое время ленинская, цепляясь до последнего момента за ускользающие из их рук власть и собственность. Значит нас должен быть миллион.
3rd-Jan-2013 09:02 pm - Андрей Пионтковский. Последнее искушение сислибов
Последнее искушение сислибов
Гораздо больше шансов у сислибов выиграть свою последнюю партию, если они откажутся от своих дальнейших притязаний на власть


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
03-01-2013


I. НАКАНУНЕ

Российское общество вплотную приступило к решению исторической задачи перехода от путинского Паханата (современной инкарнации традиции деспотизма) к нормальной республике (традиции Русского Вече).

К демократическому государству, в котором различные политические силы: левые, либералы, националисты, – смогут конкурировать за доверие граждан на свободных выборах. Также как в Испании, Польше, Румынии, Турции, Бразилии, Южной Корее, Греции, Чили, Португалии, Сербии, Аргентине, Тунисе, Индонезии, Непале, Тайване, Либерии и многих других странах в самых разных регионах мира, совсем недавно живших в условиях диктаторских и авторитарных режимов.

Этот переход — не прыжок в Царство Божие, а всего лишь запоздалое выполнение необходимых гигиенических процедур. Но будущее России и само ее существование зависит от того, займет ли этот переход несколько месяцев или мы снова обреченно оставим его на потом, доверив его выполнение самому пахану 4.0, как настойчиво уговаривают нас его самые отпетые сирены.

Естественно, что в воздухе давно витает идея Круглого стола и переговоров оппозиции с властью. Польские и испанские рецепты, однако, в наших пенатах не работают. Нет у нас ни Ярузельского, ни Суареса, ни тем более Хуана Карлоса. Карлосов еще в 1918-ом вырезали под корень.

Власть первого лица в стране — это безусловное подчинение ему нескольких десятков человек: высших гражданских, полицейских, медийных, военных чиновников. Причины, по которым нотабли подчиняются монарху, президенту, вождю племени, различаются в разных культурах: конституционное право, обычай, животный страх, корыстный интерес, верность присяге, искреннее уважение к выдающейся личности лидера, религиозный фанатизм или комбинация вышеперечисленных факторов.

Революции, перевороты, мятежи происходят, когда критическая масса этих ключевых персонажей утрачивает мотивы подчинения и у самых решительных рука тянется у кого к табакерке, у кого к шарфику, а у кого (в более вегетарианских социумах) к вотуму недоверия в парламенте, который и есть самое подходящее место для подобных дискуссий.

Я вовсе не собираюсь преуменьшать значение процессов, протекающих в гораздо более широком мире, — социального недовольства, протестных выступлений, отчуждения масс от власти. Они и генерируют, как правило, обвал лояльности элит. Но именно этот обвал и только он служит спусковым крючком перемен.

Если говорить об авторитарных режимах, то власть любого диктатора, даже самого жестокого, никогда не бывает абсолютной. Она всегда конвенциональна, то есть остается условным соглашением его окружения. И в этом смысле она более хрупкая, чем власть избранного лидера в устойчивой демократии.

Тот же товарищ Сталин последние лет двадцать пять своей жизни непрерывно перетряхивал своих соратников, пока не оказался беспомощно лежащим в луже собственной мочи на полу своей аскетической резиденции в Кунцево.

И судьбу товарища Путина будет решать не он один, а все сегодняшнее политбюро – 15-20 авторитетнейших пацанов, опираясь на "мнение народное" (настроение 200-300 нотаблей из второго эшелона кремлевской клептократии).

Вот на это настроение и может влиять оппозиция и массовыми действиями и неформальными переговорами с нотаблями и членами политбюро. Формальные же переговоры с официально назначенными представителями высшей власти, как мне кажется, в ближайшее время не предвидятся.

Сам Путин, как это ни парадоксально, не интересен как потенциальный переговорщик. Сегодня он не готов ни к каким переговорам. Он задумается о переговорах только когда, испробовав все другие методы, поймет, что капитуляция неизбежна и захочет обсудить ее условия.

Но поймет он эту горькую истину как человек упертый, только когда будет оставлен другими ключевыми носителями власти. А тогда с ним уже не о чем будет разговаривать. Условия его ухода обсудят с оппозицией другие люди. Как собственно произошло с Мубараком.

Пройдемся теперь по иным носителям распределенной власти в Паханате.

Настоящим тандемом путинской власти был все эти тринадцать лет нерушимый союз силовиков и "системных либералов", кооператива "Озеро" и "партии бабла", Путина и Чубайса. Одни силовики просто не смогли бы править страной и обеспечивать безопасность награбленных ими авуаров на дружно проклинаемом Западе.

Путинские хорьки из кооператива "Озеро" в конце 90-х были ничем — так, мелкими питерскими жуликами. Они пришли к власти и стали всем не в результате какого-то заговора темных сил или чекистского переворота. Их привели за руку во власть как собственных охранников либеральнейшие из либеральнейших политиков, чиновников, олигархов в окружении Бориса Ельцина. Имена их хорошо известны - так же, как и трагические обстоятельства операции "Преемник-1999" - поход Басаева в Дагестан, взрывы домов в Москве и Волгодонске, "учения" в Рязани, "возрождение российской армии в Чечне", обернувшееся поражением России на Кавказе и выплатой ею контрибуции.

Подвесив страну на чекистский крюк, сислибы потом тринадцать лет объясняли самим себе и остаткам интеллигенции, что только ОН способен защитить их всех от ярости народной и от прихода страшных коммунистов и нацистов.

Я напоминаю эти события нашей недавней истории только потому, что они чрезвычайно важны для понимания сегодняшней ситуации. Все идеологи и технологи власти 90-х (за редчайшим исключением) по-прежнему на плаву. Они золотой фонд и мозговой центр системных либералов, этой неотъемлемой части режима. Они могут в своем кругу ворчать об эксцессах и тупости силовиков. Их могут раздражать нахрапистость таких безродных, с их точки зрения, фаворитов, как всякие тимченки и чемезовы. Они могут ненавидеть невысокого сурового человека в шинели от Brioni и даже иногда покусывать его.

Но они никогда еще не были способны на серьезную конфронтацию с режимом, даже прекрасно понимая, насколько он губителен для России. И дело здесь не столько в их трусости, сколько в ослепленности Властью, в кастовой принадлежности к верхушке режима, в психологии жертв-палачей, связанных общими преступлениями. Это их воровская Власть, созданная ими и служащая им.

О чем-то подобном писал Артур Кестлер в своем знаменитом романе "Слепящая тьма" (1940), посвященном кремлевским разборкам 75-летней давности. Автор, как и многие его современники, задавался вопросом: почему представители так называемой ленинской гвардии так обреченно шли на заклание в эпоху большого сталинского террора, не отваживаясь выступить против сталинского режима? Они так и продолжали цепляться за ускользающую видимость Власти, пока их всех не замочили, одного за другим, вытащив из уютных сортиров Дома на Набережной, тогдашней спартанской Рублевки.

"Либералов" абрамовичей, волошиных, чубайсов, юмашевых, кудриных, кохов кровно объединяет с "патриотами" путиными, сечиными, барсуковыми, патрушевыми, якуниными, гундяевыми глубочайшее убеждение в том, что в этой отсталой стране этому дикому народу ни в коем случае нельзя доверять выбирать власть на свободных выборах - а то он обязательно выберет ужасных людей, которые "поставят под угрозу дальнейший курс рыночных реформ и авторитарной модернизации". Или, иными словами, начнут задавать неприятные и неприличные вопросы о происхождении огромных состояний и тех и других.

Если члены кооператива "Озера" откровенные жулики и воры без всяких идеологических претензий, то системные либералы в качестве психологической релаксации мнят себя еще прогрессорами, вот уже двадцать лет ведущими страну с косным, зараженным патерналистским сознанием населением по пути непопулярных, но так необходимых стране рыночных реформ, страстотерпцами, несущими "Крест Чубайса", как замечательно выразился один из их пиарщиков.

На самом деле за последние 20 лет они создали мутанта, не поддающегося дефиниции в традиционных политэкономических терминах.

Путь "собственника" к успеху в России лежит не через эффективное производство, успешную конкуренцию, инновации, а через близость или прямую принадлежность к "властной вертикали", через эксплуатацию своего административного ресурса - маленького или совсем не маленького куска государства - и через абсолютную лояльность правящей бригаде и ее пахану.

В этой мертвящей атмосфере бункера писать для воров в законе программы 2020 и 2030 или рассуждать с энтузиазмом посвященных о предстоящих нам еще 6-12 годах непопулярных, но столь живительных реформ - это предательство "либеральных" капо, ответственных за курс, ведущий к национальной смерти русского народа.

"Непопулярные меры" двадцатый (!) год реформ подряд обещает и навязывает народу политический класс России, реализовавший за эти же двадцать лет очень популярные в своем узком кругу меры по бесстыдному личному обогащению.

Их обыкновенный коллаборационизм затягивает не только агонию режима, но и петлю на его горле и оставляет только самые драматические сценарии его неизбежного краха.

Партия бабла обладает разветвленными влиятельными структурами в бизнесе, государственном аппарате, медийном и экспертном сообществах. Их поведение в декабре-марте могло существенно повлиять на шансы Путина благополучно проскочить рубеж президентских выборов.

Тандем российской клептократии выдержал тогда серьезное испытание на прочность. Раскола "элиты" вдоль потенциальной линии разлома не произошло. Невиданное в течение многих лет количество и энергетический драйв протестующих, значительная часть которых ментально и социально ориентировались на сислибов, поставили последних перед искушением и дилеммой:

— опираясь на протест улицы и свои разветвленные позиции в государственном аппарате, бизнесе, СМИ, обрушиться на сечинцев, оттеснивших их от самых лакомых финансовых потоков;

либо

— "возглавить" протестное движение и увести его в безопасное для власти русло (мы должны влиять на власть, а не менять ее) и тем самым повысить свою капитализацию эффективных решал внутри их совместного с силовиками ЗАО "Российская Федерация".

После мимолетного колебания была выбрана вторая стратегия. Страх остаться наедине со страной без Путина и его опричников оказался сильнее чем ненависть к ним. К протестующим были посланы талантливейшие комиссары сислибов из их идеологической челяди и гламурной обслуги и предложены соответствующие лозунги.

Еще в сентябре-ноябре прошедшего года они рассчитывали договориться с Путиным о его мягком уходе и о замене его в течение полутора-двух лет другим парнем через назначение сначала премьер-министром Кудрина или Прохорова. Что и определило тогдашние установки их единомышленников в КС на влияние на власть и на поиск доброго барина в рамках концепции "Юрьева Дня".

Но у Путина оказались совсем другие планы, режим двинулся в сторону откровенной фашизации на фоне растущей неадекватности пахана. Даже самым бесстыжим гражданам и гражданкам КС стало невозможно без риска абсолютной потери репутации продолжать свое сладкоголосое блеяние о влиянии на власть, конструктивном диалоге с ней и реформаторском потенциале дяди Володи.

Да и сама подобная риторика перестала уже быть нужной сислибам. Продолжение режима личной власти Путина стало чисто конкретно угрожать их базовым интересам – власти, собственности , жизни. Новый путинский курс потребует активной имитации "борьбы с коррупцией" и естественно, что на колья народного гнева ротенберги и сечины будут в плановом порядке бросать фридманов и чубайсов, а не наоборот. А уцелевшие во власти и в общественных палатках сислибы будут повязаны кровью своих коллег и арестованных оппозиционеров, что не оставит для них никаких оправданий после неизбежного падения режима. Людоедский антисиротский закон был толькой первой показательной операцией нового Путина по массовому замазыванию подельников кровью.

Осознание этой гнетущей реальности заметно сконцентрировало творческую мысль ведущих идеологов партии бабла. На стене президентской спальни проступили чьи-то богохульные слова: "Главная проблема страны окончательно обрела имя, которым уже пугают детей". Говорят, что Песков каждое утро тщательно соскабливает их, но за ночь они проступают вновь.

II. СОВЕТЫ ПОСТОРОННЕГО

Итак, впервые вожди сислибов оценили для себя личные риски сохранения Путина во власти выше чем риски его ухода. Противостояние двух кремлевских кланов прошло точку невозврата и может разрешиться их драматическим столкновением.

Тринадцать лет назад, почти день в день, я предупреждал: "Путинизм – это контрольный выстрел в голову России". Тринадцать долгих лет я убеждал в этом своих соотечественников. И вот сегодня люди, которые за руку привели его в Кремль, похоже, задумываются, как отстранить нелегитимного президента от власти. Как к этому следует относиться? Безусловно, положительно. Уход Путина – это абсолютно необходимый первый шаг к национальному спасению.

Каковы шансы сторон в случае их прямого конфликта? Выше уже отмечалось, что сислибы обладают серьезными финансовыми, организационными, медийными ресурсами. Их возросшая информационная дерзость в последние дни дает основания полагать, что о соотношении сил на самой вершине власти им известно нечто большое, недоступное нам простым смертным. Путинский расстрига Павловский, великолепно информированный двойной инсайдер, давно уже темпераментно призывает их к активным действиям, напоминая, что без их соучастия путинский режим просто не способен функционировать:

"Клерки, те самые клерки, без которых Путин никто. Никто. Власть нынешняя в Кремле – она никто без Клерков... Ведь, я знаю, я точно знаю, что они думают о происходящем. Они считают это безумием. Но пора бы им это выразить... В этом нет ничего плохого. Они просто присоединятся к людям здравого смысла...Понимаете... Каждый человек может сойти с ума, каждая власть может сойти с ума, в России особенно...Значит не надо адресоваться к нему. Надо действовать так, как будто бы Путина нет".

В любом случае в таких конфликтах никогда не удается заранее все просчитать, многое зависит от случайностей, непредсказуемого поведения личностей, оказавшихся в эпицентре событий, колеблющихся симпатий. И от духа исторической и моральной правоты, витающего над сторонами поединка. В этой связи позволю себе дать своим политическим противникам, ставшим временными тактическими союзниками, несколько доброжелательных советов.

Не могут, не имеют морального права продолжать оставаться у власти на внеконкурентной основе архитекторы национальной катастрофы. А ведь именно такую цель они ставят перед собой. В финале спецоперации Группа бургомистров, сокрушивших Дракона – Волошин, Фридман, Чубайс, Усманов, Абызов, Кох, Кудрин, Прохоров, Дворкович – готовится, крепко взявшись за руки, торжественно выйти на балкон, все в белых ленточках, с ритуальным посланием городу и миру:

"Оказался наш отец не отцом, а сукою";

"Мы смели серую нечисть с лица земли, и как вольно дышится теперь в возрожденном Арканаре!"
;

и, наконец, с третьей главной репликой, ради которой собственно и затевался весь проект "Преемник-2013":

"Что же Вы молчите ? Кричите: Да здравствует наш царь Дмитрий Анатольевич! (Алексей Леонидович! Михаил Дмитриевич! Сергей Кужугетович!)".

Они живут, под собою не чуя страны. Они, кажется, не понимают, что ответом будет на этот раз не безмолвие народа, а оглушительный свист и мат, адресованный бургомистрам. (Не знаю, согласится ли со мною коллега Владимир Мирзоев, лучше меня чувствующий эту тему).

Хуже другое. С такой явной установкой на возвращение к полноте власти "как при дедушке" они могут и не добраться до заветного балкона. Категорически нельзя дарить демифологизированному и стремительно теряющему всякую опору хромому альфа-стерху спасительную пропагандистскую идеологему - реванш олигархов 90-х.

Если они придут к национальному зомби и скажут: "Володя, передай нам власть, вот твой надежный преемник, вот твой воровской самолет, ты всем надоел, а нам чертовски хочется помодернизировать и попутиниздить еще лет двадцать без тебя", то он, сохранив хотя бы минимальный информационный ресурс, сможет их переиграть и продлить свою агонию.

Тогда финальная мизансцена будет сыграна не на балконе, а в конце длинного коридора и с иной классической репликой: "Игорь Иванович! Позвоните, пожалуйста, Владимиру Владимировичу! Он обещал сохранить нам жизнь...".

Гораздо больше шансов у сислибов выиграть свою последнюю и решающую для их судьбы и для их места в примечаниях к учебникам русской истории партию, если они откажутся от своих дальнейших притязаний на власть, встанут на путь спасения и покаяния, на путь своего исхода из власти. Со своими огромными возможностями они могут возглавить чрезвычайно эффективную кампанию гражданского неповиновения тех самых аппаратных Клерков, без которых Путин никто.

В "элите" чистых нет. Последние 20 лет мир в верхах держался на том, что не принято было обсуждать, кто и как использует свой административный ресурс. Но там есть много людей, которым при всех их недостатках и слабостях небезразлична судьба нашего Отечества. И в силу своего положения они многое могут сделать в минуты роковые.

Еще 5 лет назад в своем нашумевшем социологическом исследовании М.Афанасьев обнаружил, что

"В элите развития явно преобладает критический взгляд на сложившуюся в стране систему управления и ее результативность… Разговоры об укреплении "вертикали власти" более не воспринимаются продвинутой частью российского общества в качестве государственной идеи. Абсолютное большинство армейских офицеров, предпринимателей и менеджеров, профессиональной элиты в социетальной и публичной сферах, значительная часть чиновников — одним словом, российская элита развития в своем большинстве готова поддержать деятельное обновление страны на основах верховенства закона и честной конкуренции".

Можно только догадываться, как неизмеримо возросло в этой среде неприятие вертикали и ее хранителя за прошедшие пять лет. Не к зомби, а к обществу, в том числе и к элитам развития, нескольким тысячам профессионалов, без которых невозможно управление страной, должны обратиться сислибы, если они действительно решили, наконец, "ножом целебным отсечь себе страдавший член".

"Братья и сестры. К Вам обращаемся мы, неудачные реформаторы. Давайте не будем больше обслуживать этот режим ни в экономических министерствах, ни на телевизионных каналах, ни в аналитических центрах. Он не сможет функционировать без нас. Мы присоединяемся к требованию оппозиции об отставке нелегального президента и о проведении новых конкурентных парламентских и президентских выборов. Весь обанкротившийся высший политический класс должен уйти. Новой России нужны новые люди во власти и новые идеи".


Члены Политбюро сислибов, преодолев последнее и ложное искушение Властью и славно послужив напоследок Отечеству, получат покой в своих швейцарских и баварских "Орлиных гнездах". Элиты развития, освободившиеся пленники системы, заслужат свет, о котором они мечтали еще в далеком 2008 году – деятельное участие в обновлении страны на основах верховенства закона и честной конкуренции.
28th-Dec-2012 02:30 pm - Почему Путин уйдет в 2013 году? Коллективный Путин уйдет. Но этого мало
Почему Путин уйдет в 2013 году?
Коллективный Путин уйдет. Но этого мало.


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
27-12-2012

"Отчего всякое внутреннее дряхление соединяется с крайней внешнеполитической амбициозностью, мне ответить трудно. Может быть, во внешних кризисах ищут выхода из внутренних противоречий. Может быть, наоборот, та легкость, с которой подавляется всякое внутреннее сопротивление, создает иллюзию всемогущества. Может быть, возникающая из внутриполитических целей потребность иметь внешнего врага создает такую инерцию, что невозможно остановиться — тем более что каждый тоталитарный режим дряхлеет, сам этого не замечая".
Андрей Амальрик. "Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?".


Путинизм падет в 2013-м по той же причине, по которой СССР развалился в 1991 году. В основе любого авторитарного режима лежит некий порождающий его миф. СССР рухнул не из-за падения цен на нефть, не из-за "предательства" Горбачева и не из-за так напугавшего старцев Политбюро рейгановского блефа SDI. Советский коммунизм был стратегически и психологически обречен после того, как к середине 80-х окончательно умер в сердцах и умах как рядовых людей так и советской номенклатуры системообразующий коммунистический миф. Как и предсказывал за четверть века до того гениальный Андрей Амальрик.

Путинизм, сознательно задуманный его пиарщиками как симулякр большого идеологического стиля, пробежал в своей коротенькой и позорной тринадцатилетней биографии все классические стадии советской истории, став пошлой пародией на каждую из них:

I. Исходный системообразующий миф, порождающий героя-демиурга, отца нации. Там, где у большевиков была Октябрьская революция, у путиноидов — предвыборная вторая чеченская, механизм которой был запущен походом Басаева в Дагестан и взрывами домов в Москве и Волгодонске. В телевизионной пробирке был рожден миф о героическом офицере спецслужб, оберегающем нас в наших домах и наводящем ужас на террористов и всех врагов России.

II. Период бури и натиска. Там, где у Сталина варварская, заложившая семена своего разрушения, но все-таки промышленная модернизация, у Путина — Великая Энергетическая Держава, удвоение ВВП (нашедшее свое фарсовое воплощение в появлении параллельной фигуры Медведева), вставание с колен и распил, распил и еще раз распил.

III. Высший героический триумф. Победа во Второй мировой войне и создание сверхдержавы у одних. Победа над Грузией и присоединение Абхазии и Южной Осетии у других.

IV. Исчерпанность идеологии и смерть режима. У советского коммунизма эта стадия растянулась лет на сорок. Симулякры обрушиваются гораздо быстрее в силу отсутствия у них какой-либо органики. Путинский миф мертв.

Его физический носитель неадекватен и впадает в людоедство. Путинский Карфаген, приносящий детей в жертву своим богам ксенофобии, должен быть разрушен.

20 декабря Вовы Путина стало мягкой вегетарианской версией 21 декабря Николае Чаушеску, последнего митинга гения Карпат, на котором тот услышал сначала крики "Крыса, убирайся!", а потом и выстрелы.

Концептуально мы все уже живем в постпутинскую эпоху. И спор идет не о нем, а о том, что будет после него.

Tринадцать долгих лет путинизм прикрывал безудержный разврат сложившейся еще в 90-х клептократии духоподъемным блеянием о борьбе с международным терроризмом, о встающей с колен России, о великой энергетической державе и ее суверенной демократии. И в этом своем прикладном качестве он был чрезвычайно успешен и эффективен. Он продлил сладкую жизнь ста миллиардеров и приблизил национальную смерть русского народа. Но у любого пропагандистского мифа как у каждого товара есть свой срок годности.

Находящееся сегодня на посту президента России физическое лицо не способно более выполнять свою сакральную миссию — обеспечение безопасности авуаров российской клептократии в стране и за рубежом. Как и в 1999-м году режим остро нуждается в идеологическом и кадровом ребрендинге. Судорожное барахтанье бульдогов под кремлевским ковром означает одно — начался кастинг проекта "Наследник 2". Ничего личного, Владимир Владимирович. Только бизнес. Они ищут Другого Парня. Вы для них уже не функциональны.

Кастинг 2012-2013 гг. заметно отличается от дворцовой передачи власти 1999 г. Тогда через поход Басаева в Дагестан, взрывы домов, кровавую войну, унесшую десятки тысяч жизней и приведшую к потере Россией Кавказа, олигархи и сислибы, окружавшие Ельцина, вели к власти своего ставленника Путина, призванного защитить ИХ завоевания "либеральных реформ". Второй раз подряд вариант "патриотической" мобилизации масс по телевизору не пройдет.

Текущий проект скорее походит на то,что происходило в 1989-1991 гг. Вспомните, что было в конце восьмидесятых и в начале девяностых – какое огромное количество людей выходило на улицу. И все они были полны энтузиазма. Это же только потом обнаружилось, что перестройка и переформатирование СССР являлись Проектом коммунистической номенклатуры по конвертации абсолютной коллективной политической власти в огромную экономическую власть своих индивидуальных членов.

Потенциальный Наследник, чтобы получить какую-то хотя бы среднесрочную перспективу, нуждается сегодня в легитимизации не только властным олигархатом, но и улицей.

Влиятельному клану "системных либералов" нужно управляемое протестное движение как массовка и как их средство давления на силовиков и на Путина в решающей схватке за высший приз – державный скипетр. Отсюда то большое внимание, которое они уделяют протестному движению и его Координационному Совету, поиску некоей комбинации разумных сил в оппозиции с частью деловой и политической элиты, включая частично и тех, кто сейчас находится во власти.

КС расколот почти пополам между "республиканцами" и "лоялистами".

Их разделяют не тактические споры о наилучших методах достижения одинаково понимаемых ими целей, а принципиально разные стратегические установки.

"Республиканцы" считают, что демонтаж уродливой политической и экономической системы властесобственности, созданной в ельцинские годы и доведенной до логического предела путинской клептократией, является задачей национального спасения.

"Лоялисты" полагают, что в России построена в целом приемлемая рыночная экономика, принесшая ее капитанам сотни миллиардов долларов добавочной стоимости, а для ее дальнейшего успешного развития необходимо лишь убрать некоторые путинские наслоения и в ходе "управляемой политической реформы" вернуть на самые вершины власти ведущих сислибов или их назначенцев.

Анализ поведения и риторики лоялистов позволяет с высокой степенью достоверности судить о намерениях и ближайших планах их партнеров по некоей комбинации разумных сил, включая тех, кто сейчас находится во власти.

Два месяца назад, например, наши оппоненты в КС – лоялисты — убежденно доказывали нам:

Вот мы все те люди, которые подписались под этим документом (манифест ГГ), согласны в одном – что нужно прекратить критиковать власть. Надо влиять на власть, вносить конструктивные предложения... Требования отставки дяди Володи приведут к маргинализации протестного движения.

А послушайте, какую разнузданную пионтковщину в отношении государственной власти несли те же персонажи несколько дней назад:

"Понятно, что курс уже выбран, курс выбран на репрессии, на закручивание гаек, уголовные дела, которые печатаются с какой-то невероятной скоростью. Чем менее легитимна власть, тем более она агрессивна, тем злее она себя ведет. И в этом смысле власть представляет все большую опасность. Они уже скармливают этих несчастных детей сирот в угоду собственным корпоративным интересам. За свободу, друзья, надо побороться. За свободу надо потерпеть для того, чтобы почувствовать вкус к свободе... И нет ничего страшнее, чем власть, которая понимает, что кроме трибунала, кроме расследования преступлений, нет другой альтернативы. Я не понимаю, как этих людей можно уважать. Эти люди достойны презрения".

Такая эволюция идеологов ГГ не случайна. Во-первых, они вынуждены считаться с настроениями участников протестного движения. Если в дискуссиях внутри Координационного совета сохраняется неустойчивое равновесие лоялистов и республиканцев, то в любых опросах на "Эхо Москвы" на тему влиять/менять лоялисты проигрывают в соотношении 1 к 9.

Но еще важнее, что за последние месяцы и особенно недели изменились,видимо, стратегические установки архитекторов операции "Наследник-2". Еще в сентябре-октябре в планах у них было договориться с Путиным о его мягком уходе и о замене его в течение полутора-двух лет другим парнем через назначение сначала премьер-министром Кудрина или Прохорова. И отсюда — тогдашние установки их единомышленников в КС на влияние на власть и на поиск доброго барина в рамках выдающей по Фрейду сокровенное концепции "Юрьева Дня".

С Путиным у них что-то не срослось, а главное телеэпопея со снятием Сердюкова, дальнейшие коррупционные скандалы, стремительное возвышение Шойгу показали, что Путин не способен более эффективно контролировать борьбу кланов в своем окружении. Объясняется ли это состоянием его здоровья или иными причинами, является второстепенным.

Главное, что эти события придали больше решимости сислибам, объединенным желанием форсировать проект "Наследник-2”. Статья "Хроническая боль меняет человека" — это еще одна реминисценция незабываемого 99-го – телевизионное колесование Примакова телекиллером Доренко.

Противостояние сислибов и оставшихся в бункере Путина силовиков прошло точку невозврата и разрешится их драматическим столкновением. Обе эти группировки настолько дискредитированы во мнении народном, что несмотря на их огромные финансовые, информационные, организационные ресурсы ни одной из них не удастся удержаться у власти.

Мирная антикриминальная революция, о необходимости которой все время говорит республиканское крыло КС, свершится в 2013-м году. Коллективный Путин уйдет. Но этого мало. С ним должен будет уйти и коллективный фридман, чье финансовое чрево породило одного урода в 1999-м и уже вынашивает другого — "Наследника-2". Заблаговременно перешедшим на сторону народа деятелям режима победившая революция в качестве жеста национального "Воровской пароход".

С Новым Годом, граждане Свободной России!
26th-Dec-2012 08:58 pm - Андрей Пионтковский: олигархи хотят заменить Путина на "другого парня"
Андрей Пионтковский: олигархи хотят заменить Путина на "другого парня"

kurs.ru
26.12.2012


Курс.ру: В конце прошлой недели вы сообщили СМИ о том, что ряд ведущих российских бизнесменов в выходные, запланировали встречу в германском замке Михаила Фридмана, на которой будет решен вопрос о смещении Владимира Путина и назначении его приемника. Чем закончилась эта встреча?

Андрей Пионтковский:
По информации из хорошо осведомленного источника мне стало известно, что встреча не состоялась. Их смутила публичность, которая была придана этому совещанию. Теперь она должна состояться в первой половине января. Я уверен, что таким событиям надо придавать публичность. Я крайне отрицательно отношусь к проекту "Наследник-2", который очень сильно напоминает проект "Наследник-1" 1999 года. Сегодня в него вовлечены практически все те же лица, что и тогда. Ну, разве что за исключением опального Березовского. Я обнародовал эту информацию потому, что процесс передачи власти в России должен проходить не продавливанием назначенного наследника, а через свободные выборы.

Курс.ру: Если, как вы говорите, претендента "продавят" на высший пост, что будет со страной?

А. П.:
Я бы приветствовал уход Путина. Но говорю о подобных переговорах публично, потому что вижу ту опасность, которая исходит от людей, которые в свое время поставили его у власти. Они хотят заменить Путина на человека, который также как и в 1999 году должен будет выполнять функцию охраны их миллиардов.

Курс.ру: Кто входит в эту группу олигархов?

А. П.:
В этой группе активно работают Чубайс, Фридман, Волошин, Усманов и некоторые другие олигархи. Грубо говоря, это те же люди, что и тринадцать лет назад, за исключением Березовского, который был основным участником операции "Наследник" в то время.

Курс.ру: Как олигархи, в таком случае, попытаются объяснить свои действия гражданам страны?

А. П.:
Тут надо обратить внимание на поведение тех лиц, которые идеологически и организационно связаны с этим проектом, и находятся в Координационном совете оппозиции. Еще два месяца назад они – это Собчак, Яшин, Пархоменко называли меня слабоумным мракобесом и отчаянно боролись с моими тезисами о нелегитимности нынешней власти, о необходимости провести назревшую мирную антикриминальную революцию и политические реформы в переходный период. Эти люди утверждали, что необходимо влиять на власть конструктивными предложениями и нельзя ее критиковать. Требования отставки "дяди Володи", по их утверждениям, лишь маргинализировали протестное движение. А буквально позавчера, Собчак, Яшин занимались в программе Абальц разнузданной пионтковщиной в отношении политика, которого ещё несколько недель назад они считали законным президентом.

Свою позицию они объясняют тем, что власть идет по пути закручивания гаек и будущее страны с такими правителями безнадежно. Сейчас они предлагают КС манифест, в который вошли все мои основные тезисы в той или иной форме, правда, в значительно кастрированном виде. Это объясняется тем, что им надо торчать на гребне протестного движения, то есть получить какое-то доверие у оппозиционно настроенных граждан. Если во всех дискуссиях внутри Координационного совета сохранялось неустойчивое равновесие 50х50, то на любой другой площадке 90% граждан были за меня и 10% за них. Подавляющее большинство недовольных политикой людей выступают за наши тезисы. Не понимать этого Собчак с соратниками не могли, и поэтому сейчас повторяют те же слова, что говорил я.

Но, главное не в том, что произошло изменение политических позиций – это личная эволюция Собчак, Яшина и остальных, а в том, что это изменение стратегии и тактики настоящих лидеров и спонсоров проекта. Я думаю, что в сентябре-октябре у этих лидеров в планах было договориться с Путинным о мягком уходе и о замене его другим парнем, типа Кудрина или Прохорова. Чтобы в течение полутора-двух лет обеспечить переход власти. И отсюда лозунги их операторов в Координационном совете, кричавших, что не надо трогать президента.
Прошло два месяца, Путин видимо отказался от предложения.

И сразу же произошло ослабление его позиций. Та же скандальная история с визитом судебных приставов в квартиру Васильевой, где был обнаружен министр обороны. И вся дальнейшая телеэпопея со снятием Сердюкова, конечно, не работает на Путина. Эти события показывают, что он не может контролировать борьбу кланов в своем окружении.
Главное, что эти события придали больше решимости системным либералам, объединенным желанием реализовать проект "Наследник-2". Они перешли к откровенной атаке на Путина. А статья, опубликованная в "Нью Таймс", в которой говорится о здоровье Путина, причем не только о физическом, но и психическом состоянии, с описанием того, как меняется психика человека испытывающего боль, это откровенный вызов. Значит проект с наследником вступает в решающую стадию. И Путина раз не смогли уговорить, решили дожать. Объясняется ли неспособность Путина контролировать окружение состоянием его здоровья или иными причинами, является второстепенным.

Курс.ру: Каковы, на ваш взгляд могут быть ответные действия Путина на попытки сместить его?

А. П.:
Противопоставить им Путин формально может силовые структуры. Что сейчас, в принципе, и происходит, если наблюдать за силовым давлением на Навального. Я имею в виду угрозы ареста, которые вот-вот реализуются. Навальный – самостоятельная яркая фигура, но очевидно, что олигархи делают попытки его приватизировать. В связи с этим понятно присутствие в окружении Навального господина Ашуркова, который является политическим комиссаром от господина Фридмана. Но для меня некой загадкой является уверенность олигархов в своих силах. Видимо, они знают о положении Путина что-то такое, о чем мы не знаем. Или рассчитывают на благосклонность части силовых структур, которых в России немерено.

Курс.ру: Допустим, этот план удался. Что тогда изменится в жизни россиян?

А. П.:
По сути, не изменится ничего. Экономическая система останется такой же. В России только дедушка Ясин заявляет, что мы построили рыночную экономику, к которой осталось пришлепнуть демократию и все будет хорошо. Но у нас не рыночная экономика, система властесобственности – когда собственность зависит от административного ресурса и из-за лояльности или нелояльности по отношению к феодальному сюзерену даруется и отнимается. Так происходило с тем же Ходорковским и рядом других крупных собственников, потерявших свои компании потому, что были нелояльны президенту. Власть и деньги соединились, и все наши крупнейшие политики, включая Путина, являются крупными бизнесменами. И именно эта модель привела ко всем негативным явлениям в экономике и социальной сфере.

Но олигархи хотят, чтобы система сохранялась. А так как мы находимся в условиях все-таки формально квазидемократических, то они своего "другого парня" должны будут проталкивать через выборы.

Курс.ру: То есть ситуация идентичная той, которая сложилась в 1999 году?

А. П.:
Не совсем. В 1999 году у них было уникальное средство продвижения – война. Но использовать такое средство можно только один раз. Сейчас всем ясно, что мы Кавказ проиграли и платим за это дань. Поэтому им нужно, чтобы наследник получил ауру протестного движения, легитимацию улицы. Они играют на этом. Сначала они хотели продвинуть Кудрина или Прохорова, послав их на митинги, но эти люди абсолютно непродаваемы. Сейчас говорят о Шойгу, потому что он постоянно фигурирует в телеящике – тушит пожары, разбирает завалы и так далее. Шойгу - единственный человек, которого могли бы стране продать. Есть еще один, хотя достаточно экзотический вариант– это Навальный. Однако выдвигать Навального пока было бы рано. Так что реальный претендент на место " другого парня" – это Шойгу.

Курс.ру: Но Шойгу – создатель МЧС, которое является военизированным ведомством, сейчас он возглавляет Минобороны. Согласится ли он на такое предложение от олигархов, ведь фактически принадлежит к клану силовиков?

А. П.:
Силовые кланы, конечно, тоже понимают, что историческое время Путина закончилось, и не хотят уступать свои позиции. Но переход операторов олигархата в Координационном совете на резкие антипутинские позиции и чувствительная персональная атака на него говорят о том, что борьба перешла в серьезную фазу. Следовательно, у авторов проекта «Наследник-2» есть уверенность в поддержке каких-то силовых структур.

Курс.ру: Получается, что все митинги и марши, по сути, были проплаченными акциями?

А. П.:
У разных людей, приходивших и приходящих на митинги, были разные мотивы. Вспомните, что было в конце восьмидесятых и в начале девяностых – какое огромное количество людей выходило на улицу. И все они были полны энтузиазма. Это же только потом стало понятно, что Перестройка и переформатирование СССР являлось акцией коммунистической номенклатуры по конвертации своей абсолютной политической власти в финансовую власть и в собственность.

Курс.ру: Зачем же тогда вообще нужен Координационный совет, раз он работает на интерес узкой группы олигархов?

А. П.:
Координационного совет играет роль протопарламента страны. Когда возникла идея его создания, то Совет должен был стать штабом мирной антикриминальной революции. Таким предлагал его я. А сейчас одна половина его членов выступает за операцию по замене Путина на другого парня, а вторая половина поддерживает идею мирной антикриминальной революции. В этом смысле Координационный совет – это полезный орган, который благодаря тем политически дебатам, которые там ведутся, раскрывает глаза многим людям. За нами более широкая поддержка, и я надеюсь, что проект "Наследник-2" не удастся, и замену всей обанкротившейся власти мы выберем на свободных выборах.

Курс.ру: А что будет с простыми гражданами, если это не получится?

А. П.:
Их жизнь не сильно изменится или вообще не изменится. Если все произойдет по плану авторов проекта «Наследник», то это будет маленький верхушечный переворот. В политической игре участвуют три составляющих: Путин, общество и системные либералы. Если начнется разборка, то она будет проходить между двумя контрагентами – командой Путина и сислибами. Как это будет развиваться, я не знаю. Главное, что общество должно знать о том, что творится в самых верхах власти. Что сейчас обе властные группировки оказались в ситуации, когда точка невозврата пройдена.

/Беседовал Арам Тер-Газарян/
20th-Dec-2012 08:18 pm - Оппозиция как бизнес-проект Михаила Фридмана. Весьма важная статья Андрея Пионтковского
Оппозиция как бизнес-проект Михаила Фридмана

Андрей Пионтковский, публицист, политолог
19 декабря 2012, 16:23


12 декабря газета «Ведомости» опубликовала очень содержательную и информативную статью исполнительного директора Фонда борьбы с коррупцией Владимира Ашуркова «Оппозиция как бизнес-проект», проливающую некоторый свет на политические претензии ее автора и его старших коллег по бизнесу. По откровенности ее можно поставить в один ряд с известными манифестами Б. Березовского 1996 гг. Как известно, Владимир Львович до недавнего времени был директором по управлению и контролю активами CTF Holdings Ltd, управляющей компании консорциума «Альфа-Групп».

Сначала поговорим немного о терминологических и методологических аспектах «борьбы с коррупцией», которой профессионально занимается уважаемый автор. Начнем с его перечня основных пороков российской экономики. Таковыми, на взгляд В.Ашуркова, являются

«тотальная коррупция на всех уровнях системы власти, избыточное, необоснованное регулирование, излишнее присутствие государства в экономике, применяемые государством методы ручного управления компаниями и отраслями, низкий уровень развития инфраструктуры, слабая защищенность прав собственности, которая зачастую приводит к насильственному переделу бизнеса в пользу представителей силовых структур или их неразборчивых в средствах заказчиков-бизнесменов».

Казалось бы, достаточно полный список. Но во-первых, не совсем ясно, что такое тотальная коррупция на всех уровнях власти и каковы её механизмы. И во-вторых, отсутствует понимание той фундаментальной ущербности российской экономической модели, частными проявлениями которой являются все вышеперечисленные пороки.

Вынужден ещё раз напомнить некоторые простые истины, которые я разъяснял нашему экспертному сообществу ещё тринадцать лет назад в статье «Путинизм как высшая и заключительная стадия бандитского капитализма в России»:

«Характер социально-экономической реальности, сложившейся в России за последние 10 лет, не является предметом дискуссии. Суть её заключается в полном слиянии денег и власти на персональном уровне, когда слово "коррупция" становится уже неадекватным для описания происходящих явлений. Классическая коррупция требует наличия двух контрагентов — бизнесмена и правительственного чиновника, которому бизнесмен дает взятки.

Но российским олигархам (потаниным, березовским, абрамовичам) не надо было тратить время и деньги на государственных чиновников. Они сами стали либо высшими государственными деятелями, либо теневыми фигурами в президентском окружении, обладающими распорядительными государственными функциями, о чем откровенно и громоглаcно объявили городу и миру в знаменитом интервью Б. Березовского Financial Times в октябре 1996 года. Так бесстыдное соитие власти и денег достигло своего логического завершения.

Наивно ожидать от Путина попыток демонтировать систему бандитского капитализма, основанного на полном слиянии власти и собственности, когда знаковые символические фигуры этой системы являются ключевыми теневыми игроками путинского проекта.

А в условиях, когда государство приватизировано властесобственниками, усиление роли такого государства просто катастрофично»
.

Прошедшие годы подтвердили и наш анализ ельцинской эпохи и прогноз путинского правления. Как признают теперь уже правительственные эксперты , курс, которым ведет страну сегодняшняя власть, — это национальная смерть русского народа.

Как наши "либеральные" министры , эксперты , финансисты могут, находясь в здравом уме и ясном сознании, рассуждать о продолжении экономических реформ и совершенствовании рыночной экономики, когда отсутствует ее фундаментальный институт — частная собственность?

Ведь все они, включая В.Ашуркова, прекрасно знают как практикующие собственники что любая частная собственность в России — от нефтяной компании до продуктового ларька — условна, зависит от лояльности феодальным сюзеренам вдоль всей вертикали власти, даруется и изымается в жестком соответствии с приобретением или потерей условным владельцем административного ресурса.

Такая система может при заоблачных ценах на нефть достаточно долго стагнировать. Но никакое содержательное развитие, никакая инициатива бизнеса и никакие инновации невозможны в принципе в не имеющей ничего общего с рыночной мертвой среде, созданной реформаторами, где вся вертикаль от альфа-Цапка всея Руси до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими все социальные лифты.

Номенклатурная пуповина, связывавшая новорожденный российский капитализм с властью, не только осталась неперерезанной, но выросла в огромную ненасытную кишку.

Не банальная коррупция, с которой решительно и бескомпромиссно борются каждый по-своему и Ашурков и Путин, а всепроникающий институт властесобственности представляет собой системообразующий порок российской экономической и политической системы, обрекающий ее на катастрофу.

В течение золотого десятилетия 1998-2008, как с триумфом сообщает нам автор, “подавляющее большинство российских компаний преуспевали, появилось много новых активных игроков на рынке, были созданы сотни миллиардов долларов добавленной стоимости — как с точки зрения текущих доходов, так и с точки зрения капитализации компаний”.

А почему же эти сотни миллиардов долларов не воплотились в возрожденную инфраструктуру, наукоёмкие производства , процветающие системы здравоохранения и образования, а, наоборот, приблизили нас к национальной смерти русского народа.

А потому что все эти замечательные активные игроки функционировали в уродливой воровской системе, фундаментальные пороки которой я отмечал еще 13 лет назад.

Взращенные в этой среде старые и новые активные игроки – сотня миллиардеров (абрамовичи, прохоровы, фридманы) и десятки тысяч их менеджеров и управляющих – до недавнего времени были вполне довольны путинским режимом.

Их, конечно, раздражала нахрапистость ближайшего окружения национального лидера. Но по-настоящему их вывело из себя лишь такое «исключительное» преступление кровавого путинского режима, как покупка «Роснефтью» ТНК-ВР, специально отмеченная в статье В.Ашуркова.

Впрочем в последнее время у них появилась проблема посерьезнее, чем сечинское рейдерство.

Путинский миф, рожденный в телевизионной пробирке 13 лет назад, мертв. И его смерть намного важнее, чем слухи или факты о здоровье его физического носителя.

Лицо, находящееся сегодня на посту президента России, оказывается неспособным более выполнять свою сакральную миссию — обеспечение безопасности авуаров российской клептократии в стране и за рубежом. Как и в 1999 году, режим остро нуждается в идеологическом и кадровом ребрендинге. Судорожное барахтанье бульдогов под кремлевским ковром означает одно — начался кастинг проекта "Наследник-2". Они ищут Другого Парня.

Кастинг 2012-2013 заметно отличается от дворцовых передач власти 1999 г. и 2007 г. Он скорее походит на то,что происходило в 1989-1991 гг. Потенциальный Наследник, чтобы получить какую-то хотя бы среднесрочную перспективу, нуждается сегодня в легитимизации не только властным олигархатом, но и улицей.

Влиятельному клану «системных либералов» нужно управляемое протестное движение как массовка и как их средство давления на силовиков и на Путина в решающей схватке за высший приз – державный скипетр.

Происходящее не может не отбрасывать свою тень на ситуацию в Координационном Совете оппозиции.

"Республиканцев" и "лоялистов" в КС разделяют не тактические споры о наилучших методах достижения одинаково понимаемых ими целей, а принципиально разные стратегические установки.

"Республиканцы" считают, что демонтаж уродливой политической и экономической системы властесобственности, созданной в ельцинские годы и доведенной до логического предела путинской клептократией, является задачей национального спасения.

"Лоялисты" полагают, что в России построена в целом приемлемая рыночная экономика , принесшая ее капитанам сотни миллиардов долларов добавочной стоимости, а для ее дальнейшего успешного развития необходимо убрать некоторые путинские наслоения и в ходе «управляемой политической реформы» вернуть на самые вершины власти ведущих сислибов или их назначенцев.

22-25 декабря на одном из горнолыжных курортов недалеко от Мюнхена глубоко уязвленный сделкой Роснефть-BP Михаил Фридман проведет встречу с группой олигархов и близких им политиков. Ожидаются и некоторые члены КС. Эдакий ремейк Давоса-1996, благословившего Б.Ельцина на второй президентский срок. Будут обсуждаться кандидатуры Другого Парня и вопросы финансирования несистемной оппозиции.

В витиеватых терминах В. Ашуркова, на Мюнхене-2012 речь, видимо, пойдет о некоей комбинации разумных сил в оппозиции с частью деловой и политической элиты, включая частично и тех, кто сейчас находится во власти.
3rd-Dec-2012 05:50 pm - Ихлов на Каспаров.ру - ответ на план Пионтковского
Путеводитель снов
Ответ Андрею Пионтковскому


Евгений Ихлов
kasparov.ru
03.12.12


В то время как все честные люди должны писать о подготовке "органами" нового — зонтичного — супердела против радикального крыла протестного движения, напоминать, как сталинская юстиция, которой наскучило отдельно разоблачать "контрреволюцию", отдельно — "троцкистскую" деятельность, а отдельно — "правый" (бухаринский, пронэповский) уклон, соорудило идеальные всеобъемлющие конструкции: КТРД ("контрреволюционно-троцкистская деятельность") и "правотроцкистский блок", я считаю нужным вступить в полемику с уважаемым коллегой Андреем Пионтковским по такому поводу, как план переходного периода от Путина к демократии. Однако только в таких теоретических спорах я, к сожалению, могу оказывать помощь освободительному движению.

Итак. Андрей Андреевич выдвинул два тезиса, которые я считаю очень опасными для оппозиции. Первый — о возможности составить "дорожную карту" перехода к демократии. Второй — о необходимости "кулуарной" подготовки новой Конституции (для блицутверждения ее референдумом) во имя сокращения нестабильного переходного периода.

Прежде всего "история учит" (это мем), что революции, как любые процессы прохождения социальных бифуркаций (точек выбора), совершенно непредсказуемы. Непредсказуемо ни начало наиболее активной части революции (хотя подспудно процессы идут полных ходом), ни выборы конкретных сценариев. Написать, как все будет, начиная с отставки одного, временного назначения другого, назначения даты Конституционного референдума и выборов, такая же маниловщина, как, например, "дорожная карта" израильско-палестинского урегулирования.

В Осло можно было расписать все по нотам. Но тут внезапно в ноябре 1995 года убивают на митинге премьера Рабина, в сентябре 2000-го министр Шарон посещает Храмовую гору, детонируя Вторую интифаду (построенную на массовом использовании шахидов), а в июне 2007-го "ХАМАС" захватывает власть в Газе, вырезая там структуры "ФАТХ". И все подробные планы летят в тартарары.

Но самой очевидно провальной была попытка "дорожной карты" Временного правительства, составленной в марте 1917 года. Тогда тоже было уже распланировано, какие реформы провести, какой — приблизительно — предложить закон о выборах в Учредительное собрание, когда провести выборы (через полгода — и ведь идеально уложились в график). Но не смогли предположить ни майского, ни июльского кризисов, в два этапа вышвырнувших мартовских победителей из Временного правительства. Ни корниловской авантюры, превратившей либералов в путчистов и политически их угробившей. Какие-то планы на поэтапную осаду КПСС были в 1990 году у окружения Ельцина и тогдашнего главного теоретика реформ Гавриила Попова. Но январские события 1991 года в Вильнюсе и ГКЧП двумя резкими зигзагами поломали все построения. Поэтому никаких вариантов сценария постреволюционного переходного периода нельзя строить в принципе.

В подавляющем большинстве случаев активная фаза революции (или "боевой период" общественного движения) начинается со, скажем деликатно, непропорционального применения силы старым режимом. Обычно это либо расстрелы мирных демонстраций, либо провоцирующее выдвижение войск. Вот только французские примеры, поменявшие ход всемирной истории: окружение королевскими войсками Национального собрания 12 июля 1789 года (что привело к штурму Бастилии) и ввод де Голлем танков в Париж 12 мая 1968 года, превративший университетскую бузу в Ночь баррикад.

После любого применения насилия общество может взорваться. Кто мог предсказать, что после вывода на улицу войск в романтической свободолюбивой Польше "Солидарность" будет загнана в подполье на долгие семь лет, а в "генетически рабской" России ввод войск в Москву и Питер обрушил коммунистический режим в два дня?

Поэтому никаких прожектов того, как будет распадаться путинизм, составить принципиально невозможно.

Есть два взаимоисключающих сценария. Постепенное назначение все более продемократических глав правительства, призванных своим присутствием во власти успокоить волнующиеся массы. Обвальный распад власти и стремительный переход ее к революционному руководству. Которое, в свою очередь, под давлением улицы будет все более радикализироваться, скорее всего, смещаясь в левую сторону политического спектра. В первом случае наиболее либеральным будет "последний состав" правительства. Во втором случае — самый первый состав.

Вторым опасным тезисом мне представляется возможность искусственного сокращения "нестабильного переходного периода". Нестабильный период — это деликатное название активной фазы революции. Но революция не заканчивается принятием новой Конституции. Напротив, именно стабилизация, как правило, временная, дает возможность утвердить основной закон — как результат нового соотношения социальных сил (или нового согласия/сговора элит). Во время Четвертой русской революции "нестабильный переходный период" фактически начался с "войны законов" между Горбачевым и Ельциным (стартом этой войны стала Декларация о госсуверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года), а завершился признанием российскими элитами личной власти Ельцина как либерального реформатора 5 октября 1993 года. Принятие нынешней Конституции (отредактированной в Кремле версии, согласованной на Конституционном совещании) стало итогом, но не причиной стабилизации.

Естественно, борьба вокруг различных Конституционных проектов будет одним из центральных нервов политики во время следующего "переходного периода". Но причина борьбы в складывании нового соотношения социальных сил, а не в наличии поводов для него.

В послекайзеровской Германии Конституция (Веймарская) была принята очень быстро, она была очень демократической и очень федералистской, но после ее стремительного утверждения переходный период длился еще четыре с четвертью года — до подавления коммунистического и нацистского путчей в ноябре 1923 года.

В случае искусственного навязывания обществу постреволюционной Конституции политическая борьба со споров о положениях основного закона переместится на тему признания этого закона как такового. Так было в Веймарской Германии. Так продолжается и в современной России, где не только значительная часть оппозиционных сил, но и наиболее "правое" (фашизоидное) крыло в самой "партии власти" в принципе отвергает ельцинско-шахраевскую Конституцию.

Мне совершенно непонятен тезис Андрея Андреевича о том, что, дескать, уже сложился некий консенсус по базовым положениям новой послепутинской Конституции. Поэтому, чего тянуть — референдумом ее, болезную. Напротив, мне, например, совершенно очевидно, что сегодня есть несколько принципиальных вопросов, разделяющих не только общество, но и радикальную оппозицию. Прежде всего, это вопрос о том, сохранять ли положение о приоритете международного права над отечественным законодательством или поставить национальный суверенитет выше. Второй важнейший — о национально-федералистском устройстве: тема национальной русской республики, тема этнических протогосударств в составе федерации, тема национального (как в Европе) или гражданско-"цивилизационного" (как в Америке) принципа государственности…

По сравнению с этим дискуссия о том, будет ли будущей Россией править железной рукой президент (при "премьере-завхозе") или премьер-министр (при "почетном" президенте), не столь важна. Ясно же, что это зависит только от того, захочет ли вождь революции называться главой государства или главой правительства или два соперничающих лидера поделят между собой эти посты по-честному, и тогда их полномочия будут приблизительно равны. Здесь необходимо понять, что если мы сохраняем избираемость президента всенародно, то его моральная легитимность всегда будет выше, чем у премьера, который в глазах общества будет представлять не нацию, но лишь "партийную говорильню". Именно так Ельцин, имея на бумаге очень условные и очень временные полномочия, победил в 1992–1993 годах Верховный Совет, имевший — через Съезд народных депутатов — фактические полномочия Учредительного собрания.

Между прочим, единственным Конституционным положением, оправдывающим чрезвычайные (монархические) полномочия российского президента, является его статус "гаранта Конституционных прав".

Поэтому когда коллега Пионтковский предлагает оставить "ослабленному" президенту "всего лишь" всенародную избираемость и прерогативы Конституционного гаранта, то он фактически оставляет его таким же монархом. Только вынуждает потратить какое-то время на борьбу с массой мелких, но амбициозных партийных вождей.

Поэтому прерогативы гаранта прав должны быть закреплены за Конституционным судом. Каковой я полагаю необходимым объединить с Верховным. Все вышесказанное означает, что центральным моментом Конституционной реформы должно быть не переименование главы исполнительной власти, но подчинение его суду и гражданскому обществу в лице партий. При возвращении прямых выборов глав регионов (вот тут действительно консенсус, даже Путин за) очень вероятно установление системы, известной в Латинской Америке как "касикизм" (касик — царек, русский эквивалент князя, или, если угодно, шейх) — региональный авторитаризм, когда вне зависимости от либеральных порядков на федеральном уровне все вопросы решает местный политбосс.

Вывод из этих рассуждений такой. Теневой оппозиционный кабинет должен подготовить временный Конституционный акт, который, не затрагивая сущностных вопросов будущего Конституционного устройства (правовой суверенитет, национальный и федеративный характер страны), восстановит систему сдержек и противовесов, даст юридические гарантии независимости гражданского общества. Одновременно необходимо подготовить проект закона о выборах Учредительного собрания. Моя давно предлагаемая концепция такова: члены Учредительного собрания избираются по спискам в поддержку определенного проекта Конституции. Нижняя палата парламента избирается только по мажоритарным округам. Верхняя палата парламента может формироваться по смешанному принципу — один сенатор избирается всем населением региона, второй (вместе с региональным правительством) назначается региональным парламентом и имеет статус регионального министра.

Переходный период завершается либо победой революции и принятием обществом этой победы (для большевиков, например, это произошло весной 1921 года), либо поражением революции и заключением нового "общественного договора" (в случае Первой русской революции это произошло летом 1907 года). Характерно, что во всех приводимых нами в пример случаях победителям пришлось отступить. Самодержавие легализовало многопартийность, независимые (левые) профсоюзы и парламентаризм; серьезно потеснив аристократию, пустило в политику бизнес и интеллигенцию; демонтировало свой главный социальный оплот — крестьянскую общину. Большевики дали деревне эсеровский "черный передел", вернули в города малый бизнес. Ельцин сохранил за провинциальной коммунистической номенклатурой контроль над регионами.

И специально для Андрея Андреевича маленькая справка из области криминальной субкультуры. "Пахан" (папахен, батька) — это традиционный лидер преступного мира, правящий по принципам архаической военной демократии, то есть в полном согласии с элитой — ворами в законе, полностью подчиняющийся "малявам" и "прогонам". Так сказать, эмир, слушающий шейхов и признающий фетвы улемов. Другие аналоги: Артур и рыцари Круглого стола; император, курфюрсты и епископы; царь, бояре и патриарх.

Беспредельный диктаторский авторитаризм в преступном мире — это пришедшая с перестройкой власть "авторитетов", окруженных "бычьем" и "шестерками". Так что приход в России к власти человека с полномочиями "пахана" станет серьезным продвижением к демократии и разделению властей.

В качестве послесловия я приведу начало своей статьи "Пакт Монклоа по-русски", опубликованной ровно год назад, до всех бурных "белоленоточных" событий.

Так и вижу сцену заключения исторического компромисса в духе "воровского парохода" Андрея Пионтковского. Москва, окрестности Пушкинской площади. Тверская улица перекрыта бэтээрами и витками спирали Бруно. У памятника поэту тлеет перманентный митинг. На Тверском и Страстном бульварах — палаточные лагеря, украшенные множеством разноцветных флагов и транспарантов. Ополченцы "народного сопротивления" и бойцы спецназа внутренних войск привычно перекликаются: "Эй, наймиты вашингтонской закулисы, киньте закурить!" — "Лови, прислужник кремлевской сволочи…"

В отдельном кабинете кафе "Пушкин" идут деликатные переговоры (у дверей маются две группы сопровождения: ополченцы с трофейными ментовскими "калашами" и сотрудники ФСО с новейшими "узи"; внутри кафе периодически слышны скандирования митингующих). Условный Пионтковский передает условному Сечину уведомление на проведение через три дня пикетов: на 20 тысяч на Соборной площади Кремля и на 50 тысяч на Красной площади. "Даем вам 18 часов, чтобы назначить премьером Ходора, покидать брюлики и прочие манатки, и ариведерчи — стачком авиадиспетчеров выпустит два борта на Минск из Внуково".

Условный Сурков: "Мы не согласуем ваши пикеты, они угрожают памятникам культуры…"

Условный Навальный показывает проект листовки с призывом ко всеобщей политической стачке: "Мы поведем двести тысяч демонстрантов…" Условный Дерипаска: "Сегодня бизнес объявит, что работникам, отказавшимся участвовать в забастовке, к Новому году дадут премии от 500 до 1000 евро…"

Условный Нургалиев: "Завтра на митинге студентов из движения "Наши" взорвется начиненный гвоздями заряд. Погибнут две девушки — 17 и 19 лет (одна татарочка). Юноше из консерватории (еврею) оторвет ноги. Всего будет ранено человек тридцать. У нас уже есть нацбол, который сознается — по телевизору — в установке бомбы по заданию штаба оппозиции…"

Условный Каспаров показывает проект указа о люстрации. Условный Делягин показывает проект указа о национализации аффилированных с режимом монополий. "Хрен с вами, — бросает условный Сурков. — Тридцать шесть часов…". "Двадцать четыре, — отвечает незаметно вошедший в кабинет условный Немцов, — и учтите, мы из последних сил сдерживаем людей, а они реально хотят порвать вас на британский флаг". "Заметано", — бросает условный Сурков. Представители сторон расходятся, осторожно пятясь от стола. Со всех сторон доносится еле заметный шорох: невидимые телохранители осторожно снимают напряженные пальцы со спусковых крючков, свинчивают глушители и прячут пистолеты с кобуры: договорились…
29th-Nov-2012 09:55 pm - Главная цель переходного периода — политическое переустройство РФ и создание законных органов власти
Проект переходного периода (будущее меняет настоящее)
Основная цель переходного периода — политическое переустройство России и создание законных органов власти


Андрей Пионтковский
Каспаров.ру
29-11-2012 (15:51)


Начнем издалека — с мартовских выборов. Многие эксперты полагают, что Путину было вброшено примерно столько же голосов, как и на думских выборах — около 15%. Апологеты власти утверждают, что нет, скорее 10%, и потому он все равно законно избран в первом туре.

Странный аргумент, полюбившийся в последнее время некоторым моим коллегам. И в том, и в другом случае Путин является прежде всего преступником, организовавшим масштабные фальсификации и узурпировавшим власть. Не говоря уже о том, что фальсификация выборов в России начинается задолго до дня голосования (в частности, с жесткой селекции допускаемых к ним спарринг-партнеров путиндента). И о том, что по Конституции РФ он просто не имел права баллотироваться.

Так или иначе точные цифры неизвестны никому. Ясно, что примерно половина избирателей проголосовала против Путина и примерно половина за него. Но это очень разные половины по динамике своих настроений. Те, кто против Путина — активные и убежденные его оппоненты, которые уже никогда не изменят своего резко отрицательного к нему отношения.

Те, кто проголосовали за — это не его горячие сторонники, а, как правило, люди пока еще сомневающиеся или недостаточно информированные; подверженные административному давлению жители малых городов и национальных республик. Изменение их отношения к власти неизбежно последует вслед за той же тенденцией в больших городах. "Путинская половина" будет сокращаться как шагреневая кожа.

Как сказал директор правительственного Центра стратегических разработок М. Дмитриев, шокированный результатами собственного социологического исследования, это дерево, готовое мгновенно превратиться в труху. Еще в марте работая с фокус-группами граждан, голосовавших за Путина, он к своему удивлению обнаружил, что они в целом весьма критически относятся к пожизненному президенту.

Когда же он спрашивал: "А почему же вы все-таки за него голосовали?", то получал стандартные ответы: "А за кого же еще, не за Зюганова же или за Жириновского" (см. выше о фальсификации) или "А не приведет ли уход Путина к хаосу, распаду государства".

Не симпатии к власти (с ней уже давно всем все ясно), а страх перед неизвестностью, перед прыжком в бездну хаоса и безвластия удерживает от перехода на сторону оппозиции миллионы ее потенциальных сторонников по всей стране. Не ОМОНы и не зомбоящики защищают сегодня обанкротившуюся и опостылевшую всем клептократию. Ее последняя и самая эффективная в сознании людей линия обороны — экзистенциальный русский вопрос: "А что потом? А не соскользнет ли в Россия в стихию распада, как это происходило уже в 17-м и 91-м ?".

На этот законный и разумный вопрос оппозиция обязана дать ответ. Без предложенной обществу убедительной детальной дорожной карты Переходного Периода от дня Х ( отставка "президента") до выборов легитимных органов власти не возрастет до критического уровня давление снизу и не созреет готовность перейти на сторону народа значительной части правящей "элиты".

Речь идет о тех людях во власти, кто уже ясно осознал, что курс, которым ведет страну сегодняшний режим — это, говоря словами того же Дмитриева, национальная смерть русского народа. Вполне естественно, что их беспокоит при этом не только и, возможно, не столько судьба российской государственности, но и сохранение личного благосостояния, добытого непосильным трудом в течение двух десятилетий.

Между тем опыт успешных анти-авторитарных революций учит, что решающим толчком к падению режима является раскол элит. В отсутствие такого раскола мирная ненасильственная антикриминальная революция вряд ли возможна. Выбор в любом случае остается за правящей "элитой". Но и наша ответственность заключается в том, чтобы предложить ей "exit strategy".

Переходный период должен стать ювелирной операцией по демонтажу криминального режима с одновременным сохранением символов преемственности российской государственности. Подобная трансформация неизбежно влечет серьезные риски. Необходимость ее диктуется, однако, тем обстоятельством, что пролонгация существующего режима ведет уже не к рискам, а к неизбежной системной катастрофе.

Построение дорожной карты Переходного Периода — это огромная творческая работа большого коллектива политиков и экспертов. Ниже я попытаюсь несколькими штрихами проиллюстрировать характер проблем, которые придется расматривать. Но сначала я позволю себе еще раз разъяснить некоторые базовые вещи, которые иногда с трудом воспринимаются коллегами по Координационному Совету.

Переходный период длится не от 29 ноября до дня Х, а от дня Х до Х + 6-8 месяцев.

Но разработка его детальной карты это не только про завтра, а прежде всего про сегодня, потому что, предложив обществу убедительный сценарий, мы ответим на самый распространенный и самый сложный вопрос скептиков: "А что потом?" — и тем самым приблизим день Х. Проект будущего вторгается в настоящее, кардинально меняя его.

Ни в коем случае он не подменяет другую работу КС в период до дня Х. Наоборот, он становится ее органической частью наряду со всеми задачами, которые должен выполнять штаб мирной антикриминальной революции и которые обозначены в Заявлении КС: массовые митинги, демонстрации, забастовки, просветительская и пропагандистская работа, кампании гражданского неповиновения с требованием ухода нелегитимной власти.

Более того, вся та позитивная конструктивная законотворческая деятельность, о небходимости которой так справедливо говорят коллеги, погружается в рамках этой концепции в контекст практической реализации.

Вместо превращения элементов политической и судебной реформы в лозунги-требования, обращенные к нелегитимной власти; вместо бессмысленного представления законопроектов в нелегитимный взбесившийся принтер; вместо инсоровских фантазий "желаемого будущего" без дорожной карты к нему законопроекты, включая текст новой Конституции РФ, интегрируются в пошаговый комплексный проект политического переустройства страны в течение 6-8 месяцев.

Само наличие в политическом поле этого проекта, прошедшего широкое общественное обсуждение, одобренного Форумом Свободной России (корпусом избирателей КС), станет мощнейшим фактором, приближающим стартовую точку Х. Запущенные различными кланами власти превентивные Шойгу-и-Кудрин (Прохоров)-проекты "Наследник" не выдержат интеллектуальной и моральной конкуренции с проектом КС.

В заключение, как обещал, несколько штрихов на полях черновика дорожной карты Переходного Периода.

Итак, предположим, что в определенный момент под давлением протестного движения и в результате раскола "элит" г-н Путин будет вынужден покинуть российскую политическую сцену. Кому перейдет власть в стране?

По действующей конституции премьер-министр становится и.о. президента. Ни Медведев, ни любой другой член путинской бригады, волей судеб оказавшийся на посту премьера в час падения режима, не может, разумеется, быть допущен к власти. Иначе это будет не мирная антикриминальная революция, а дворцовый переворот в пользу одного из криминальных кланов.

Следовательно, уходящий "президент" перед своей отставкой подписывает указ об освобождении от должности премьер-министра и представляет в Думу новую кандидатуру, предложенную протестным движением.

На наш взгляд, новым премьером и, следовательно, и.о. президента на переходный период, должен стать авторитетный ученый-правовед, не связанный с режимом и не претендующий на политическую роль после окончания переходного периода. Такая фигура может быть согласована на Форуме Свободной России.

Дума немедленно утвердит эту кандидатуру. В новой политической конфигурации (отставка альфа-самца) гамма-самцы, как показывает опыт падения авторитарных режимов, будут на все согласные. Возникает соблазн использовать и далее этот послушный и пластичный инструмент для принятия новой Конституции и необходимого пакета избирательного законодательства.

Этот привлекательный, на первый взгляд, вариант должен быть, однако, отвергнут. На конституционных основах будущей демократической России не должна лежать тень нелегитимного взбесившегося принтера. Утвердив кандидатуру премьера, Дума дружно самораспускается.

Следующая развилка — принятие новой Конституции либо Учредительным Собранием, либо всенародным референдумом. Вариант с выборами Учредительного (Конституционного) Собрания удлиняет вдвое потенциально неустойчивый переходный период. Конституцию (и ряд других важнейших законодательных актов) предпочтительней выносить на референдум, а их широкое обсуждение на Форуме Свободной России и в профессиональном сообществе вести уже сейчас.

В день Х согласованный проект должен лежать на столе, тем более что в обществе существует достаточно широкий консенсус относительно характера изменения Конституции.

Задача протестного движения в сфере политического переустройства заключается не в том, чтобы заменить плохого царя Путина на хорошего царя N, а в том, чтобы упразднить, наконец, в России должность царя. Властные полномочия Президента должны быть значительно сокращены по сравнению с действующей монархической, по сути, Конституцией.

Президент остается символом единства страны, гарантом конституционных прав граждан и главнокомандующим вооруженных сил. Председатель Правительства и ключевые члены кабинета назначаются и освобождаются от своих постов парламентом.

Половина депутатов Думы избираются по партийным спискам, половина в одномандатных округах. Члены Совета Федерации и губернаторы выбираются прямым голосованием жителей регионов.

Завершается переходный период избранием по новому законодательству Президента и депутатов двухпалатного парламента.

Основная цель переходного периода — политическое переустройство России и создание законных органов власти. Что не означает, однако, что переходное правительство и Форум Свободной России не должны высказывать своей позиции по сущностным экономическим и социальным вопросам, волнующим общество, оставляя даже их обсуждение до появления всенародно избранных органов власти.

В 1917 году Временное правительство совершило подобную ошибку, намеренно отстраняясь от ключевых проблем того времени — Мира и Земли — до выборов в Учредительное собрание. Нашлись силы, которые перехватили эту повестку дня. Результаты хорошо известны и по миру, и по земле, и по Учредительному собранию.

Сегодня таким центральным вопросом является статус собственности, сформировавшейся в стране за последние двадцать с лишним лет. У протестного движения и у переходного правительства должна быть четко выраженная позиция по этому вопросу. И она тоже должна стать предметом рассмотрения при составлении дорожной карты.

Отсутствие ясной для общества и согласованной различными политическими силами концепции Переходного Периода в день Х 3 марта 1917 года предопределило катастрофу Временного правительства. Мы все расплачиваемся за эту ошибку уже почти целое столетие. Давайте постараемся не повторить ее еще раз.
This page was loaded Jan 16th 2019, 10:29 am GMT.