Дмитрий Беломестнов
Recent Entries 
12th-May-2016 07:03 pm - Суд отпустил из психбольницы активиста Дмитрия Воробьевского
Суд отпустил из психбольницы активиста Дмитрия Воробьевского

Отклонение в психическом здоровье активиста медики увидели в голодовке, которую он объявил в знак протеста против незаконного задержания



12.05.2016 18:15



В Воронеже суд отклонил требование врачей о принудительном психиатрическом лечении местного гражданского активиста Дмитрия Воробьевского. Об этом Радио Свобода сообщил адвокат Сергей Локтев.

Адвокат Сергей Локтев
Добавить в список Загрузить

Заседание Советского районного суда в четверг проходило в закрытом режиме. Причину для помещения Воробьевского в психбольницу врачи усмотрели в том, что он отказался от приема пищи. При этом, как заявлял сам активист, он объявил голодовку в знак протеста против незаконного, по его мнению, задержания.

6 мая санитары в сопровождении участкового насильно увезли Дмитрия Воробьевского из его дома в лечебное учреждение. По словам Локтева, в полиции задержание оппозиционного активиста объясняют поступившим заявлением от его соседей. При этом защитник усомнился в подлинности этого документа.

Локтев отмечал, что во время беседы со своим подзащитным он не увидел в его поведении агрессии по отношению к окружающим или желания причинить вред себе.
7th-May-2016 04:03 pm - Воронежский активист Воробьевский помещен в психиатрическую больницу
Воронежский активист Воробьевский помещен в психиатрическую больницу

По информации активиста Болдырева, Воробьевского увезли с примененим грубой физической силы в присутствии участкового



07.05.2016 15:21



Воронежский активист Дмитрий Воробьевский 6 мая был помещен в психиатрическую больницу. Как сообщил на своей странице в Фейсбуке воронежский оппозиционный активист Александр Болдырев, санитары в сопровождении участкового насильно увезли его из дома в лечебное учреждение.

«Дмитрий Воробьевский не только бессменный участник всех наших пикетов и митингов, но и активный блогер, в сетях "Вконтакте" и "Фейсбук". Группа его товарищей вместе с его сестрой (свидетельницей того, как забирали Дмитрия) посетила участковый опорный пункт, где участковый сказал, что санитары действовали по решению суда», — написал Болдырев.

В самой больнице, уточняет Болдырев, дежурный врач подтвердил, что Воробьевский находится у них, но не смог назвать причину, по которой он там оказался. «Сказал, что завтра будет консилиум врачей и будут решать, что делать дальше. Решения суда нет. Затем написали заявление в Советский РОВД о пропаже Дмитрия», — сообщил он.

Как отмечает сайт «Семь на семь», похожая ситуация произошла несколькими месяцами ранее в Рязани — там на принудительную психиатрическую экспертизу доставляли лидера регионального отделения партии ПАРНАС Юрия Богомолова. Он был признан здоровым.
24th-Sep-2014 10:53 pm - Летчицу Савченко везут в психбольницу в Санкт-Петербурге
Летчицу Савченко везут в психбольницу в Санкт-Петербурге

Родные девушки уверяют, что эту информацию им удалось узнать из надежных источников.



24.09.2014 | 18:54


Надежду Савченко этапировали из Воронежского СИЗО в неизвестном направлении / @mark_feygin

В эксклюзивном интервью ТСН семья летчицы Надежды этапировали из Воронежского СИЗО в неизвестном направлении, сообщили, что Надежду везут в психбольницу в Санкт-Петербурге, передает ТСН.ua.

Родные девушки уверяют, что эту информацию им удалось узнать из надежных источников.

"Нам сказали, что ее везут в психбольницу в Санкт-Петербурге, чтобы признать душевнобольной. Насколько этому можно верить, мы сейчас выясняем", - рассказали родные.

Читайте также Украинский омбудсман требует от РФ срочно установить местонахождение Савченко

Напомним, что адвокаты продолжают искать Надежду в СИЗО Москвы, и уже выяснили, что в Лефортовом ее нет.

Адвокат Савченко Марк Фейгин заявил ТСН, что из Воронежского СИЗО его подзащитную этапировали в неизвестном направлении еще в понедельник. Однако, ему об этом стало известно только сегодня утром. МИД Украины уже направило ноту протеста на незаконные действия российской стороны.


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
24th-Sep-2014 01:05 pm - Савченко отвезли в Москву для проведения психиатрической экспертизы - СМИ
Савченко отвезли в Москву для проведения психиатрической экспертизы - СМИ

Украинскую летчицу Надежду Савченко этапировали из воронежского СИЗО в Москву.



24.09.2014 | 11:39


Савченко увезли в Москву / facebook.com/OZON.monitoring

Об этом пишет Дождь со ссылкой на ее адвоката Марка Фейгина.

По его словам, Савченко была этапирована в понедельник, но известно об этом стало только утром в среду. Летчицу скорее всего перевели в Москву. «Других вариантов я не вижу», — сказал Фейгин.

Сейчас мы её уже ищем. Ну, по практике, это либо СИЗО "Лефортово", либо "Печатники" (женская N6). Дальше стационарная экспертиза.
— Mark Feygin (@mark_feygin) 24 сентября 2014


Адвокат добавил, что Савченко этапировали в столицу для проведения следственных действий и психолого-психиатрической экспертизы.

Читайте также Российские следователи не смогли предоставить доказательства вины летчицы Савченко - защита

Справка УНИАН. Украинскую лётчицу Савченко захватили в плен пророссийские террористы в зоне АТО на востоке Украины в середине июня. Позже выяснилось, что она находится в СИЗО в Воронеже.

Там ее обвинили в причастности к гибели под Луганском российских тележурналистов, которые, нелегально прибыв на территорию Украины, в составе группы боевиков освещали их нападения на украинских военных. Российские следователи утверждают, что Савченко задержали после того, как она сама въехала в РФ «без документов под видом беженки».

Украинские власти заявляют, что Савченко похитили террористы на Донбассе и потом передали России. В Украине возбудили уголовное производство относительно похищения Савченко.

25 июля Воронежский областной суд отклонил апелляцию защиты и оставил под стражей Савченко до 30 августа, отказавшись выпустить ее под залог. 27 августа Советский районный суд Воронежа продлил срок содержания под стражей Савченко до 30 октября. 28 августа стало известно, что защита Савченко обжаловала это постановление Советского райсуда.


НОВОСТИ ИЗ УКРАИНЫ:Read more... )
11th-Jul-2014 04:36 pm - Михаил Косенко едет домой
Михаил Косенко едет домой

Михаил Косенко, один из фигурантов "Болотного дела", сегодня отпущен домой из психиатрической больницы





Мумин Шакиров, Наталья Джанполадова
11.07.2014 13:32


Михаил Косенко, один из фигурантов "Болотного дела", 11 июля отпущен домой из психиатрической больницы №5 г. Чехова, куда, по решению суда, он был направлен на принудительное лечение. В медицинском учреждении Косенко провел 2,5 месяца.

Месяц назад, 11 июня, Чеховский городской суд удовлетворил ходатайство администрации больницы и перевел Михаила Косенко со стационарного лечения на амбулаторное. Фактически это означает, что Косенко все еще находится на принудительном лечении, но будет проходить его дома. Каждый месяц он обязан отмечаться у врача-психиатра. В случае нарушения амбулаторного режима Косенко могут отправить обратно в больницу.

Михаил Косенко вышел из больницы с сестрой Ксенией Косенко в 11.50. У проходной его встречали гражданские активисты, журналисты независимых изданий. Он был спокоен и немногословен.

Михаил Косенко еще не определился, чем будет заниматься на свободе и продолжит ли участвовать в политических акциях: "На митинги ходить буду, а больше пока не знаю", – цитирует слова Косенко агентство "Интерфакс". Он очень переживает за тех, кто еще находится за решеткой: "Ощущаю ветер свободы. Нет особой печали, но и радоваться нечему: ребята сидят еще до сих пор".

Гражданский активист Ольга Горелик, встречавшая Михаила Косенко у больницы, поделилась с Радио Свобода впечатлениями:

– Я очень хотела сюда приехать, встретить Михаила. Я знаю, что Ксения волновалась, не хотела большой толпы, боялась, что мы Мишу испугаем. Я пообещала, что мы будем вести себя тихо и скромно. Конечно, когда он выходил, я не сдержалась: стала хлопать и кричать "Поздравляю!", но при этом я сдержала обещание и на Мишу не набросилась. Сегодня радостный день, все радуются, что еще один человек оказался на свободе, это прекрасно, когда удается вырвать еще одного человека из лап этой системы. Но Миша уже уехал домой, и мы понимаем, что ситуация чудовищная: человек два года отсидел ни за что. Он пережил смерть мамы в СИЗО, а рядом не было ни одного близкого человека, он даже позвонить никому не мог. Очень жаль, что мы все это допустили и не смогли ничего с этим поделать. Мне досадно, что сегодняшний выход Косенко – это не тенденция, а единичный случай.

Михаил Косенко, 39-летний инвалид второй группы по психиатрическому заболеванию, – один из трех десятков фигурантов "Болотного дела". Он был арестован 8 июня 2012 года по обвинениям в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции во время акции 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Дело Косенко было выделено в отдельное производство, поскольку представители гособвинения просили направить подсудимого на принудительное лечение, а не отправлять его в колонию. Следствие ссылалось на проведенную экспертизу специалистами института им. Сербского, в которой утверждается, что Косенко представляет опасность для общества.

Судебный процесс начался в ноябре 2012 года, спустя год – 8 октября 2013 – судья Замоскворецкого суда Людмила Москаленко согласилась с доводами прокуратуры, сославшись на все ту же, проведенную летом 2012 года экспертизу, и направила Косенко на бессрочное стационарное лечение.

Независимые психиатры, защитники Косенко и просто наблюдатели за процессом были уверены, что Михаил Косенко не виновен и не нуждается в госпитализации, а решение суда – своего рода возращение к советскому опыту карательной психиатрии. Сестра Михаила Косенко, Ксения, неоднократно говорила о том, что брат в течение десяти лет наблюдался амбулаторно и стационарное лечение ему ни разу не требовалось.

25 марта 2014 года Московский городской суд оставил решение Замоскворецкого суда без изменений, и это означало, что решение вступило в законную силу, и Михаила Косенко из СИЗО, где он провел около двух лет, переводят в подмосковную психиатрическую больницу №5. В конце апреля Косенко перевели в больницу, а 20 мая состоялась врачебная комиссия, которая и рекомендовала Косенко направить на амбулаторное лечение. 11 июня Чеховский суд это прошение удовлетворил.

6 мая 2012 года оппозиционная акция "Марш миллионов" завершилась столкновениями демонстрантов с полицией. Власть посчитала эти события массовыми беспорядками, было возбуждено уголовное дело. Фигурантами дела стали более 30 человек, 11 из них уже осуждены, еще 13 амнистированы. В Московском городском суде сейчас заканчивается процесс над лидерами "Левого фронта" Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым, которых следствие обвиняет в организации событий 6 мая. В Замоскворецком суде продолжается процесс еще над четырьмя фигурантами, их обвиняют в участии в массовых беспорядках и в применении насилия в отношении полицейских.
14th-May-2014 10:24 pm - «Личностные особенности» правозащитницы Татьяны Котляр как повод для психиатрической экспертизы

— 14 мая 2014 г. —

«Личностные особенности» как основание для назначения психиатрической экспертизы

Светлана Ганнушкина

Продолжается преследование правозащитницы Татьяны Котляр

12 мая 2014 года Обнинский городской суд рассмотрел жалобу Татьяны Михайловны Котляр на постановление следователя по особо важным делам старшего лейтенанта юстиции Ю.В. Зимина от 30 апреля 2014 года о назначении ей амбулаторной судебной психиатрической экспертизы. Т.М. Котляр - депутат Обнинского городского собрания, участник Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал» в Калужской области.

Постановление было объявлено Котляр в тот же день, 30 апреля, когда она пришла на допрос по делу, возбужденному в отношении нее по ст. ст. 322.2 и 322.3 УК РФ – фиктивная регистрация и фиктивная постановка на миграционный учет иностранных граждан по месту пребывания.

В постановлении о назначении психиатрической экспертизы отмечается: «Котляр Т.М. на учете у врача-психиатра, врача-нарколога не состояла, однако в ходе предварительного следствия получены сведения о наличии у Котляр Т.М. психического расстройства - психопатии, при этом учитывая характер и обстоятельства, совершенных Котляр Т.М. преступлений, у органов предварительного следствия имеются основания сомневаться в ее психическом здоровье и способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими при совершении инкриминируемых ей деяний».

О причинах, побудивших Татьяну Котляр регистрировать в своей квартире участников Госпрограммы добровольного переселения, мы уже не раз рассказывали не только в наших пресс-релизах. 10 декабря прошлого года председатель Комитета «Гражданское содействие», член Совета ПЦ «Мемориал» Светлана Ганнушкина описала правовую ситуацию лично президенту РФ Владимиру Путину. При этом осталось впечатление, что президент России отчетливо осознал характер и обстоятельства совершенных Котляр поступков, а также общественную пользу и важность ее действий.

В постановлении следователя Зимина ни слова не сказано о том, какие именно сведения, полученные в ходе предварительного следствия, позволили ему сделать вывод о наличии у Татьяны Котляр психического расстройства.
Котляр – депутат Обнинского городского Собрания VI созыва, много лет была депутатом Законодательного собрания Калужской области. Она хорошо известна как активный правозащитник. Никогда и ни у кого сомнений в ее психическом здоровье и дееспособности не возникало.

Напрашивается вывод, что назначение в отношении Татьяны Котляр судебной психиатрической экспертизы – это форма давления на нее и попытка дискредитации в глазах общественности.

Можно также предположить, что Зимин усомнился в психическом здоровье Татьяны Михайловны, поскольку он не понимает сути общественной деятельности. Вероятно, следователь не допускает мысли о том, что свои действия Котляр совершала бескорыстно, с единственной целью помочь нашим соотечественникам, приехавшим в Россию на постоянное жительство, полностью интегрироваться в российское общество и стать полноценными гражданами страны. Такие действия представляются Зимину проявлением психопатии.

В своей жалобе на постановление о назначении психиатрической экспертизы Т.М. Котляр заявила следующие требования: признать постановление незаконным и отменить его, а также истребовать материалы дела, послужившие основанием для назначения экспертизы.

Жалобу рассматривал судья Обнинского городского суда Калужской области Д.В. Пимошин.

Можно сказать, что второе требование Татьяны Михайловны было выполнено: в суд был представлен протокол допроса свидетеля – некого врача-психиатра Ольги Васильевны (фамилию расслышать не удалось). Свидетель поведала следователю Зимину, что лично с Котляр она не знакома, однако со слов сотрудников психиатрического отделения ей «известно, что в 80-е годы кто-то из врачей психиатров видел Котляр Т.М. в суде и на основании ее поведения там сделал вывод, что психическим заболеванием она не страдает, но у нее имеются своеобразные черты характера, точнее своеобразные особенности личности, которые можно охарактеризовать как психопатические черты характера. Эти личностные особенности не являются болезненными».

И это все: только на основе этих «материалов» Зимин назначил экспертизу. За давностью лет психиатр Ольга Васильевна, видимо, не смогла вспомнить, кто из коллег сообщил ей о том, что в 80-е годы Татьяна Михайловна имела некоторые личностные особенности.

Больше часа судья выслушивал доводы адвоката Васильева и самой Татьяны Котляр, у обоих создалось впечатление, что им удалось убедить судью Пимошина в необоснованности назначения экспертизы. Однако в удовлетворении жалобы судья отказал. Устно он заявил, что не считает себя вправе вмешиваться в ход следствия, поскольку такое вмешательство может «предрешить приговор».

К сожалению, в постановлении об отказе в удовлетворении жалобы сказано иное: «Постановление, которым по уголовному делу в отношении Котляр Т.М. назначена амбулаторная психиатрическая судебная экспертиза, содержат все необходимые реквизиты, установленные ст. 195 УПК РФ, в том числе содержит основания для ее производства». Каковы эти основания, мы уже видели.

И далее: «Данное постановление вынесено уполномоченным лицом - следователем по ОВД СО по городу Обнинску СУ СК РФ по Калужской области в пределах его компетенции, установленной уголовно-процессуальным законом. С данным постановлением подозреваемая Котляр Т.М. ознакомлена в присутствии защитника, о чем составлен соответствующий протокол. Таким образом, каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при назначении амбулаторной психиатрической судебной экспертизы по уголовному делу в отношении Котляр Т.М. следователем допущено не было».
Итак, по мнению суда не было процессуальных нарушений, а следовательно, нет и оснований жаловаться. Отсутствие оснований для назначения психиатрической экспертизы не исследовалось.

Судья Пимошин заявляет, что содержательные доводы «могут быть предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела». Это утверждение представляется странным, поскольку предметом рассмотрения уголовного дела, как нам кажется, будут действия Татьяны Котляр, а не следователя Зимина.

Не вызвал у судьи удивления и пункт 3 постановления следователя Зимина, который гласит:

«Предоставить в распоряжение эксперта материалы:
- копию настоящего постановления;
- материалы уголовного дела №9018;
- подозреваемая Котляр Т.М. будет направлена в Калужскую областную психиатрическую больницу в день проведения экспертизы»
.

Грамматическую сторону этого текста оставим в стороне. Однако хочется спросить: как следователь Зимин предполагает вместе с копией постановления и материалами уголовного дела предоставить эксперту Татьяну Михайловну Котляр? Каким образом она «будет направлена в психиатрическую больницу»?

Очевидно одно: судья Пимошин не проявил в процесс таких своеобразных особенностей личности, которые можно охарактеризовать как независимость и чувство справедливости.

Судей с такими особенностями, к сожалению, у нас уже практически не осталось.
19th-Jan-2014 06:05 pm - Обращение Комитета 6 мая к спортсменам Олимпиады-2014 в Сочи
Обращение к спортсменам Олимпиады Сочи 2014

19.01.2014

«Комитет 6 мая» публикует обращение к участникам Олимпиады, информирующее спортсменов о репрессиях, происходящих в стране, в частности – о «Деле 6 мая». Многие иностранные граждане (впрочем, как и россияне), пребывают в уверенности, что амнистированы все «узники Болотной», однако факты свидетельствуют об обратном. Просим распространять данное обращение в СМИ, рассылать его иностранным спортсменам и спортивным организациям. Люди имеют право знать правду, чтобы иметь возможность подать свой голос в защиту невиновных.

Уважаемый участник Олимпиады!

К вам обращается общественная правозащитная организация — Комитет «6 мая». Она была создана для объективного и тщательного расследования событий, имевших место 6 мая 2012 года в г. Москве на Болотной площади, и для защиты лиц, подвергшихся уголовному преследованию в связи с указанными событиями по так называемому «Болотному делу».

На самом деле «Болотное дело» – позорная попытка власти подавить всякое инакомыслие в стране. И этот позор совершается на глазах у всей страны, в столице. Люди в России одурманены государственной пропагандой, вот почему нам нужна Ваша поддержка. Мы понимаем, что Вы наверняка сильно загружены подготовкой к Олимпийским играм. Но когда рядом творитсявопиющая несправедливость, у каждого есть право и возможность на это отреагировать.

В феврале 2014 года Вам предстоит принять участие в зимних Олимпийских играх в Сочи. Конечно, Олимпиада – важнейшие событие в спортивной жизни планеты! Участие в ней — величайшая честь для любого спортсмена!

Но мы хотим проинформировать Вас о том, что в современной России Олимпиада, в которую вложены баснословные суммы, выглядит как издевательство над народом – ограбленным и униженным. Страна, где старики, честно проработавшие всю жизнь, часто находятся за гранью нищеты; где бандиты, откупаясь от полицейских, отбирают у них, у этих стариков, квартиры; где в некоторых районах у людей отсутствует самое необходимое: вода и отопление, — не может тратить такие суммы на спортивные состязания. Но люди не только социально не защищены, они не защищены и от судебного произвола. «Болотное дело» служит для этого наиболее наглядной иллюстрацией.

Парламентские выборы 4 декабря 2011 года и президентские выборы 2012 года прошли с грубейшими нарушениями действующего законодательства. Об этом свидетельствуют массовые акции народного протеста 2011-2012 гг. «Марш миллионов», который состоялся 6 мая 2012 года, – одна из таких акций. Власти искусственно создали препятствие во время подхода многотысячной (примерно 75 тысяч человек) колонны к месту проведения митинга. Было спровоцировано столкновение демонстрантов с полицией. По приказу руководства полицейские осуществили массовые задержания невиновных граждан и жестокое избиение тех, кто попадался под руку. Никто из представителей власти не понес наказания за увечья, нанесенные демонстрантам. Произошло иначе: с конца мая 2012 года начались аресты граждан, участвовавших в мирной, согласованной акции в районе Болотной площади 6 мая 2012 года. Аресты производились практически каждый месяц. Сейчас по « Болотному делу» проходит 16 человек, под судом – 8 из них. 11 человек, несмотря на наличие у некоторых из них серьезных заболеваний и маленьких детей, находятся в СИЗО, 3 человека уже отбывают наказание по суду.

Суд, а вернее сказать, судилище, проходит с грубейшими нарушениями прав подсудимых. Участников процесса перебивают, ограничивают в выступлениях, копии материалов дела подсудимым не выдаются, видеозапись судебного процессазапрещена, доступ слушателей ограничен.

В результате этих нарушений пожилой ученый Сергей Кривов объявил голодовку, которая длилась 65 дней. Все это время он вынужден был участвовать в судебных заседаниях, причем, несмотря на его голодные обмороки, суд отказывался вызывать скорую помощь.

Подсудимый Михаил Косенко признан невменяемым, его ждут ужасы печально известной отечественной карательно-репрессивной психиатрии. Хотя этот человек действительно болен, он полностью вменяем и отвечает за свои поступки. Новый диагноз был поставлен ему лишь в результате ничем не обоснованного обвинения. В прямом доступе есть видеосъемка, которая прямо доказывает, что он не участвовал в приписываемом ему эпизоде.

Все фигуранты «Болотного дела» содержатся в очень плохих условиях, доступ писем ограничен, медицинская помощь оказывается нерегулярно, в камерах грязно и холодно. Люди, судимые за участие в политической акции, содержатся совместно с ворами и убийцами… Во время транспортировки в суд подсудимых держат в тесных холодных боксах, перевозят совместно с больными открытой формой туберкулёза. В конвойных машинах и помещениях суда их бьют сотрудники московского конвойного полка полиции. На обед в дни заседаний – плохо растворимый сухой паёк, при возвращении в следственный изолятор – унизительный обыск с раздеванием. Эти условия мучительны и для здорового человека, что же говорить о больных?

Страдающий болезнью глаз Владимир Акименков, находясь в условиях заключения, существенно потерял зрение.

Артём Савёлов страдает тяжелой неизлечимой формой заикания, но, тем не менее, ему приписывается выкрикивание лозунгов.

Денис Луцкевич, впервые пришедший на митинг, пытался защитить девушку и был жестоко избит полицией. Все эти люди невиновны. И, несмотря на оказываемое давление, они мужественно держатся, не признавая своей вины.

Мы хотим обратить Ваше внимание, что «Болотное дело» — далеко не единственный пример грубого нарушения прав человека в Российской Федерации. Весь мир знает о судьбе участниц группы «Pussy Riot» Надежде Толоконниковой и Марии Алёхиной, которые до амнистии отбывали срок только за песню, спетую в храме, с нелестным упоминанием Владимира Путина.

Осуждена на восемь лет по необоснованному обвинению активистка оппозиционной организации «Другая Россия» Таисия Осипова, у которой тяжелая форма сахарного диабета и маленький ребёнок… Данный список можно продолжать и продолжать.

Уважаемый участник Олимпиады! Вы должны хорошо представлять, в какую страну Вы едете. На словах власти Российской Федерации пытаются доказать, что наша страна является частью мирового сообщества. А на деле? Делайте выводы! Могут ли нормально пройти Олимпийские игры в государстве, где грубо попираются права человека? Мы не предлагаем Вам отказаться от участия в соревнованиях и глубоко уважаем Ваш труд. Мы только предлагаем Вам проявить солидарность с невиновными, надев значки с надписью «Свободу узникам 6-го мая» или выбрать иную форму, чтобы выразить свою солидарность с жертвами авторитарного режима. О возможных способах поддержать узников по «делу 6 мая» можно узнать на нашем сайте 6 may.org.

Выразите свой протест против произвола! Страна, находящаяся на грани диктатуры, нуждается в Вашей солидарности.
12th-Oct-2013 12:39 am - Дело Михаила Косенко: постановление суда; заключение Независимой психиатрической ассоциации России
Информационное агенство «ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»
Общероссийское общественное движение "За права человека"
Москва, 107078, ул. Каланчёвская., д.27, пом. III, zpch@mai.ru; www.zaprava.ru


Постановление по Косенко

Предлагаем ссылку для скачивания судебного постановления по Михаилу Косенко
http://shuhardin.ru/media/uploads/2013/10/11/Postanovlenie08-10-13Kosenko.pdf

Координаты адвоката Валерия Шухардина
8-916-43-92-331.
http://shuhardin.ru/
***


Юрий Савенко: политическое использование психиатрии воскресло

Портал "Права человека в России
08.10.2013


Политическое использование психиатрии воскресло. На этот раз оно воскресло во всей полноте в конкретном деле Михаила Косенко с Болотной площади:

– в тексте судебно-психиатрического экспертного заключения;

– в ответах эксперта Центра Сербского на вопросы суда;

– в поведении судьи и прокурора.

На основании инкриминируемых, но еще не доказанных в суде обвинений, эксперты приравнивают (так по нашему закону) инкриминируемое к действительно совершенному. И к этому так привыкли, что нелепость такого отождествления не смущает.

В экспертном заключении на основании менее часовой беседы эксперты резко утяжеляют диагноз, ставят "параноидную шизофрению" вместо "вялотекущей неврозоподобной шизофрении", с которой М.Косенко регулярно наблюдался и лечился в течение 12 лет. Причем вопреки данным динамического диспансерного наблюдения о несомненно вялотекущем – а это главное – течении, пишут о "непрерывном течении с эпизодическими обострениями". Лечился самым слабым нейролептиками и активным антидепрессантом. Столь же произвольно эксперты говорят о "прогрессирующем нарастании", "обедненности и выхолощенности эмоциональных реакций", "нецеленаправленности и паралогичности мышления". Это тут же опровергали активные ярко эмоциональные и точно схватывающие суть дела реплики М.К. из клетки в зале суда. Бурное возмущение вызвало у него публичное зачитывание содержания его внутренних переживаний с выкладыванием этого в интернете. Он даже потребовал удалить из зала всю публику. Человек, который никогда в жизни не проявлял агрессии, который добровольно аккуратно и регулярно принимал лечение амбулаторно, согласно экспертам, "нуждается в принудительном лечении в стационаре общего типа", т.к. "представляет опасность для себя и окружающих лиц". А между тем, Косенко не был опознан пострадавшим ОМОНовцем. Получается, что активной опасностью называют участие даже в санкционированном протестном митинге. Эксперты договорились до того, что психическое расстройство "лишало Косенко в период инкриминируемых ему деяний способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими". "В настоящее время по своему психическому состоянию Косенко не может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, не способен к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, не может участвовать в судебно-следственных действиях". Фактически эксперты приравнивают Косенко к недееспособным, вопреки его самостоятельному образу жизни.

На вопрос "имеется ли угроза обострения заболевания в условиях камеры следственного изолятора?" эксперты, вопреки собственному описанию ухудшения состояния, отвечают, что это "не входит в компетенцию судебно-психиатрических экспертов", словно они не врачи-психиатры.

Апофеозом воскрешения советского стиля были упорные утверждения эксперта Центра им. Сербского что "вялотекущая шизофрения – все равно шизофрения, которая рано или поздно переходит в параноидную шизофрению как ее стадия", тогда как вот уже 15 лет как в нашей стране в качестве стандарта принята МКБ-10, которая вывела из диагноза шизофрении шизотипическое расстройство (прежняя вялотекущая неврозоподобная и психопатоподобная шизофрения) и хроническое бредовое расстрйоство (прежняя паранойяльная шизофрения), диктующие совершенно другое лечение и социальные меры, чем при шизофрении. Расширительная диагностика шизофрении (в три раза) в Советском Союзе легко вела к использованию психиатрии в политических целях. Эксперт, отвечая на вопросы, продемонстрировала чрезвычайную легкость в квалификации тяжелых психотических нарушений, утверждая, что у Косенко имеется не только параноидный, но даже парафренный бред, что его идеи носят мегаломанический характер. Обоснование во всем заменялось произвольной квалификацией.

Судебно-психиатрическое разбирательство дела Косенко вдруг повернулось удивительно знакомым лицом, как встреча с давним знакомым, который – в отличие от тебя – не постарел. Конечно, не "вдруг", а "наконец" полный цикл проделан и можно сказать: мы вступили в ту же фазу состояния общества, когда психиатрия исполняла социальный заказ. Если 30.08.13 в деле Дмитрия Виноградова ("русского Брейвика") судья Подопригоров (вошедший в список Магнитского) не дал мне и адвокату говорить, решительно снимая вопрос за вопросом и приговаривая: "Согласно закону, Вы не вправе оценивать и критиковать государственных экспертов", то 23.09.13, в деле Михаила Косенко, судья Москаленко дала мне возможность мне высказаться и терпеливо слушала подробные разъяснения несостоятельности заключения экспертов, но ходатайство адвоката направить Косенко на дополнительную стационарную экспертизу (снова в Центр им. Сербского в новом составе) отклонила, не посчитавшись с доводом о том, что репутации Центра им. Сербского сильно пострадает, если наше заключение будет опубликовано на английском языке.

Ниже приводится наше заключение, опубликованное в Независимом психиатрическом журнале (2012, 4, 70-74).

Судья не отпустила Косенко попрощаться с умирающей матерью, которой он регулярно писал из СИЗО теплые письма. Врачи Бутырки (СИЗО-2) боялись сказать ему о смерти матери, в результате, со слов сестры, он узнал об этом "из телевизора"!

Такова типовая практика наших судов, следователей и прокуроров, которая вызывает возмущение даже у руководства ФСИН.

Ю.С.Савенко
________________________

Заключение специалиста-психиатра на заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К., 1975 г.рожд.

Настоящее заключение составлено 31 августа 2012 г.

по запросу Фонда "Общественный вердикт"

на основании представленной им ксерокопии заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К.., 1975 г.рожд., проведенной в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского"

для ответа на вопрос: отвечает ли проведенная экспертиза принципам объективности, полноты и всесторонности и являются ли выводы экспертов научно обоснованными?

Согласно ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ) "государственная судебно-экспертная деятельность основывается на принципах … объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники" (ст. 4). "Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме" (ст. 8). Кроме того, Приказом Минздрава России от 12 августа 2003 г. № 401 утверждена Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы № 100/у-03 "Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов", которая устанавливает порядок производства судебно-психиатрических экспертиз и является обязательной для всех экспертных комиссий. Согласно этой Инструкции, задача экспертов не ограничивается глубоким изучением психического состояния испытуемого в момент исследования, они должны указать, каким образом имеющееся у испытуемого психическое расстройство нарушало его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент инкриминируемого ему деяния. Эксперты должны проанализировать все имеющиеся клинические версии, при этом "определяющим является принцип "равноправия" диагностических гипотез, в соответствии с которым недопустимо умаление или тем более игнорирование любой клинически значимой информации в пользу итоговой, конечной диагностической и экспертной концепции" (п. 2.2.5 Инструкции).

Однако комиссия судебно-психиатрических экспертов, проводившая амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу К., проигнорировала все эти требования.

Заключение написано на 6 страницах, из них анамнез и материалы уголовного дела – на трех, психический статус – на полутора, ответы на 8 заданных вопросов с их обоснованием – меньше чем на одной странице.

Анамнез жизни и болезни изложены четко, содержательно и достаточно полно для понимания выставленного психоневрологическим диспансером диагноза, на основании наследственной отягощенности по отцу и длительного наблюдения за подэкспертным, который с детства был малообщительным, стремился к уединению, много читал, но закончив 11 классов, не смог учиться дальше, был призван в армию, откуда спустя год был комиссован в связи с обнаружившимся психическим заболеванием (ст. 8-а). Из-за трудностей "контакта с людьми и предметами" не мог долго заниматься каким-либо одним делом, работать на одном месте, очень быстро "морально уставал". После нескольких лет неквалифицированной работы, в 2000 году обратился в психоневрологический диспансер, а после кустарной переплавки свинца на продажу стало казаться, что "все заражено свинцом", начал постоянно мыть руки. Не выходил из дома, чтобы не видеть людей. Постоянно читал философскую литературу, периодически чувствовал себя великим, был эмоционально однообразен, холоден, монотонен. В 2001 году лечился в течение пяти недель в московской психиатрической больнице № 14 с диагнозом "шизофрения вялотекущая, неврозоподобная, с выраженными изменениями личности в эмоционально-волевой сфере". В отделении избегал общения, был вял, постоянно лежал в постели, настроение было сниженным, психолог обнаружил нарушения целенаправленности мышления. После относительно легкой терапии (сонапакс, золофт) стал упорядоченным, но мышление оставалось аморфным, а в поведении был пассивно подчиняемым. После выписки регулярно посещал диспансер, но динамики в состоянии не отмечалось: оставался бездеятельным, малоактивным, пассивным, монотонным. Дотрагивался до ручек дверей через салфетку, пользовался отдельной посудой. Агрессии никогда не проявлял, однако считал, что "гудящие машины отравляют свинцом", за ним "следят" через телефонную розетку, "радиопередача замышляет что-то плохое" в отношении него. Иногда разговаривал сам с собой "разными голосами". Из дома выходил редко, ничем не интересовался, не общался, настроение было снижено. Постоянно был на поддерживающей терапии антидепрессантами и сонапаксом. В декабре 2008 года получил вторую группу инвалидности бессрочно.

Спустя 4 года во время разрешенного митинга на Болотной площади в возникшей толчее и потасовке с полицией якобы дважды ударил в корпус бойца ОМОНа. Признавая свое присутствие в зафиксированном видеосъемкой месте, категорически отрицал это обвинение.

В резком контрасте с внятным изложением анамнеза находится описание экспертами собственного исследования психического состояния подэкспертного и квалификация ими этих данных. Ни о какой полноте и объективности здесь речь не идет, перед нами целая коллекция всевозможных противоречий.

1. Эксперты оперируют привычными стереотипными штампами, не заботясь об их адекватности, не приводя примеров, не замечая собственных грубых противоречий даже в рядом стоящих фразах. "Подэкспертный не может адекватно оценить свое состояние и положение в сложившейся судебно-следственной ситуации. Критические функции у него нарушены. Склонен к диссимуляции психических расстройств". Но диссимулировать и пытаться диссимулировать невозможно, не понимая своего заболевания. При этом сами эксперты описывают обильную симптоматику с его слов, которые лишены всякого позерства, искусственности, а наоборот, прямолинейно-прямодушны.
2. Эксперты пишут, что подэкспертный апатичен, его эмоциональные реакции обеднены, малодифференцированы, эмоционально выхолощены, мимика однообразна, застывшая, на вопросы отвечает неохотно, сообщает о себе только при расспросе. И в то же время, что у него ускоренная речь в форме монолога, а при затрагивании субъективно значимых для него тем, заметно раздражается, повышая голос. Отмечает у себя постоянно тяжелые "самоосуждающие" мысли, "серое или черное настроение". Здесь не только противоречие, но еще и профессиональная ошибка – налицо очевидный депрессивный фон, который всегда был ему свойственен, подэкспертный всегда был и до сих пор остается на антидепрессивной терапии. Апатия в силу депрессии и в силу слабоволия – принципиально разные вещи. На фоне депрессии некорректно судить о степени снижения воли и энергетического потенциала, т.е., в какой мере выражена апатическая депрессия или апато-абулический синдром, а ситуация экспертизы и судебного дела неизбежно усиливают депрессивную окраску. Но эксперты с этим явно не считаются.
3. Эксперты уверенно говорят о "редукции энергетического потенциала", не замечая, как нелепо это выглядит в отношении человека, который почувствовав ухудшение своего состояния в СИЗО, начал заниматься аутотренингом, чтобы "не впасть в безумие", который, наконец, самостоятельно пришел для участия в митинге. Ни с апатией, ни с абулией это никак не вяжется.
4. Эксперты пишут об аморфности мышления, нецеленаправленности, непродуктивности, паралогичности, и в то же время цитируют его слова, что "он пошел на митинг, так как у него есть "политические убеждения", хотел их "проявить и высказать", чтобы "быть с народом". Заявил, что он "противник существующего режима", при этом говорит, что "власть существует сама за себя", "человек не защищен", и "нет свободы"".
5. Подгонка под шаблон выступает в кальке из учебника о "патохарактерологическом сдвиге в пубертатном периоде", тогда как подэкспертный был замкнут, необщителен с детства, а заболел в 18 лет, т.е. в юношеском, а не подростковом периоде.
6. Эксперты совершают и другие профессиональные ошибки: так они несколько раз, упоминая терапию подэкспертного, пишут о сонапаксе и тиориле как о двух разных нейролептиках, тогда как это один и тот же препарат. В написании обоих сделаны ошибки: сонопакс вместо сонапакс, теорил вместо тиорил. Причем эксперты не разъясняют суду (не потрудившись заглянуть в справочник), что сонапакс это очень мягкий, самый излюбленный в детской и гериатрической (преклонного возраста) психиатрической и реанимационной практике препарат, и что тот факт, что лечение подэкспертного осуществлялось все годы сильным антидепрессантом (золофтом) и таким мягким нейролептиком как сонапакс, является надежным подтверждением мягкого вялотекущего характера заболевания. А неоднократные указания на жалобы подэкспертного на сухость во рту и потребление им большого количества жидкости – указанием на добросовестный прием лекарств.

В результате, эксперты на основании однократной беседы в судебной, т.е. стрессовой для подэкспертного ситуации меняют диагноз подэкспертному, который ставил ему психоневрологический диспансер на основании многолетнего регулярного наблюдения и лечения: вместо "шизофрения вялотекущая, неврозоподобная, с выраженными изменениями личности в эмоционально-волевой сфере" они ставят "хроническое психическое расстройство в форме параноидной шизофрении". Это изменение диагноза не разъясняется суду. Между тем, важно указать, что тип течения шизофрении у подэкспертного действительно вялотекущий, и это надежно установлено психоневрологическим диспансером. Утверждение же экспертов о нарастающем "прогрессирующем" апато-абулическом дефекте вступает в грубое противоречие с реальными фактами: это не только не отмечено при динамическом наблюдении ПНД, но само участие в митинге на Болотной площади и объяснение подэкспертным этого участия исключает нарастание дефекта, разве что наоборот. Эксперты не разъясняют суду, что и параноидная форма может иметь вялотекущее течение и что тип течения намного более значимая характеристика, чем форма шизофрении, хотя бы и параноидная (бредовая).

Утверждение экспертов о диссимуляции больного также находится в полном противоречии с обильной выявленной ими симптоматикой, хотя продемонстрированная нами явная тенденциозность экспертов не исключает внушенного характера ответов, что является высоко вероятным, учитывая пассивную подчиняемость и тот самый "апато-абулический дефект", который они сами описывают. Больной простодушно прямолинейно ответил на вопросы о лечении у психиатров, его апатия имеет в большей мере депрессивную, а не абулическую (безвольную) природу, не случайно упор терапии всегда был на активирующих антидепрессантах.

Описанный экспертами характер подэкспертного, манера его поведения, монотонный, однотипный субдепрессивный фон и эмоционально-волевое снижение противоречат каким-либо агрессивным побуждениям. В медицинской документации, которую цитируют эксперты, говорится, что в прошлом "агрессии К. никогда не проявлял". Ни родные, ни соседи на него не жаловались.

Не соответствует действительности указание на периодические обострения, которое неожиданно появляется в концовке заключения экспертов.

Эксперты не считают нужным обосновывать свои заключения примерами, которые только и значимы в таких случаях.

Эксперты совершенно отрываются от клинической почвы, когда, не приводя примеров, явно заостряют легкие признаки обнаруженных расстройств и нагромождают все виды бреда – отношения, преследования, величия, заражения – хотя за месяц до их экспертизы, 25.06.12, на приеме в диспансере с участием представителя МВД К. держался уверенно, свободно, был совершенно откровенным относительно своих побуждений участвовать в митинге, признаков бреда, галлюцинаций, аффективных расстройств не обнаруживал. Так что это явное ухудшение состояния в условиях содержания в СИЗО, которое озвучил и сам больной, хотя мы видим здесь результат сочетания тенденциозного напора экспертов с депрессивно-гипобулическим состоянием подэкспертного.

Ни выставленный диагноз, ни группа инвалидности не тождественны неспособности подэкспертного осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Люди с такими диагнозами, инвалиды по спец. МСЭК, сохраняют немало прав, лишать которых недопустимо без веских и надежных оснований.

Сведения об агрессии подэкспертного основываются на большем доверии к показаниям бойца ОМОНа и видеосъемке, которая сама требует экспертизы. К. не только гражданин, обладающий равными правами, данная конкретная ситуация ассиметрична в его пользу как слабой стороны. Психически больные такого рода как подэкспертный не лукавят, даже не умеют лукавить. Приписываемая подэкспертному агрессия противоречит всему стилю его личности и поведения на протяжении жизни, характеру его заболевания и апато-абулическому дефекту и удостоверена многолетним наблюдением психоневрологического диспансера и самими экспертами, как показано выше.

Эксперты Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского обнаружили явную тенденциозность "охранительного толка". Разве что они сочли опасным само участие в митинге на Болотной площади, хотя он был разрешен властями.

Вместо клинического увязывания данных в индивидуально значимую структуру эксперты продемонстрировали механический суммативный подход, избирательный подбор деталей, тенденциозность трактовок, явно односторонний взгляд на вещи, отсутствие малейшей попытки взглянуть на ситуацию с разных сторон. Таким образом, их исследование не может быть названо ни всесторонним, ни полным, ни объективным.

Ответы экспертов на все восемь вопросов следователя являются неудовлетворительными и необоснованными.


Отвечая на первый и третий вопросы, они ставят новый, намного более грубый диагноз параноидной шизофрении вопреки 12-летнему регулярному наблюдению ПНД, который удостоверил вялотекущую шизофрению. Эксперты умалчивают, что тип течения более существенная характеристика и что если параноидная симптоматика протекает вялотекущим образом, а это значит и вялая выраженность, и вялое течение и – главное – вялое нарастание дефекта, она квалифицируется как "вялотекущая шизофрения", а не "параноидная шизофрения", и это очень существенная разница.

Второй вопрос"вменяем ли он в отношении инкриминируемого ему деяния?" – сформулирован действительно небрежно, но совершенно ясно, что имелось в виду, и эксперты не только вправе, но и должны были, переформулировав его корректным образом, ответить на него. Но они предпочли занять формальную позицию.

Отвечая решительно отрицательно на четвертый, пятый и шестой вопросы, эксперты опираются на свой искусственно и необоснованно утяжеленный диагноз, фактически отказывая К. во всех гражданских и политических правах не только на момент инкриминируемого ему деяния, но – в силу хронического монотонного вялотекущего протекания заболевания – на всю жизнь. По их мнению, он не способен "осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими", "не может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, не способен к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, не может участвовать в судебно-следственных действиях". За этими под копирку повторенными шаблонными формулами не стоит, как мы подробно показали выше, не только мало-мальски серьезного объективного обоснования, но явно видно произвольное истолкование под предвзятое исходное мнение: согласно этой позиции экспертов получается, что нет никакой разницы, имеем ли мы дело с вялотекущим типом течения или нет, хотя Международная классификация болезней 10-го пересмотра, принятая с 1999 года и в нашей стране, разводит "параноидную шизофрению" и "вялотекущую шизофрению", в том числе и с параноидной симптоматикой, в разные кластеры. Одинаковые практические выводы в отношении этих диагнозов послужили использованию психиатрии в политических целях в 60-80-е годы и стали основанием исключения советских психиатров из Всемирной психиатрической ассоциации. Перед нами, казалось бы, в заурядном деле К., оживает старая стилистика и технология искусственного натягивания принципиально более серьезного диагноза в деле, которое уже приобрело политическое звучание. Недалекость экспертов – в их усердной ориентации на непосредственную атмосферу обстоятельств дела, хотя требовалась простая профессиональная добросовестность.

Отвечая на седьмой вопрос – "Нуждается ли К. в применении к нему принудительных мер медицинского характера, если да, то каких именно?" – эксперты заявляют, что он "представляет опасность для себя и окружающих", вопреки прямо противоположным свидетельствам об этом и несоответствию этому его клинического состояния за все последние 12 лет регулярного наблюдения ПНД. Пытаясь обосновать это, эксперты ссылаются на непрерывное течение, умалчивая о его вялотекущем характере и. не смущаясь, прибавляют нигде до сих пор не фигурировавшие "эпизодические обострения психопатологических расстройств", якобы "возникновение параноидной бредовой симптоматики", которую они из латентной превращают здесь в манифестную, и договариваются до того, что опасность для себя и окружающих связана даже с эмоционально-волевыми личностными нарушениями подэкспертного, хотя сами описывали диаметрально противоположный всему этому апато-абулический рисунок переживаний и поведения К. Предложение экспертов направить К. на принудительное лечение нельзя рассматривать иначе, чем способ "закрыть дело" за счет судьбы больного человека. Наконец, нелепо предлагать принудительно лечить человека, который сам регулярно посещает ПНД и принимает назначенную терапию.

Наконец, на восьмой вопрос – "Если К. страдал и страдает психическим заболеванием, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, отражается ли на его состоянии содержание под стражей в условиях камеры следственного изолятора, имеется ли угроза обострения заболевания или иная угроза его здоровью?" – эксперты пишут: "Вопрос № 8 не входит в компетенцию судебно-психиатрических экспертов". То, что содержание такого больного в СИЗО, в условиях изоляции от внешнего мира и привычной для него среды обитания, проведения следственных действий и ощущения предстоящей угрозы его жизни и здоровью, существенно ухудшит его психическое состояние, является несомненным и уже подтверждено конкретными фактами. Эксперты сами пишут, что подэкспертный почувствовал ухудшение своего психического состояния и начал заниматься аутотренингом, чтобы "не впасть в безумие". Уклонение экспертов от ответа на этот вопрос характеризует их самих и бросает очередную тень на учреждение, которое воспитывает таких экспертов.

Итак, заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К., 1975 г.рожд. нельзя признать ни объективным, ни всесторонним, ни полным. Оно отличается большим количеством внутренних противоречий и явной тенденциозностью.

Наряду с этим, вопреки описанной крайней противоречивости и тенденциозности заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов, текст их заключения содержит достаточно весомых и красноречивых клинических свидетельств для обоснованных ответов на все заданные восемь вопросов.

К сожалению, располагая через запятую набор выхваченных изолированных симптомов, не ранжируя их по надежности и обоснованности, не пытаясь сложить их в несколько конкурирующих осмысленных клинических версий и обосновать перевес одной из них, исходя из которой и можно было бы ответить на все вопросы, эксперты проигнорировали элементарные клинические требования.

В результате, на все вопросы эксперты ответили неудовлетворительно, явно тенденциозно, прибегая к умолчаниям и даже выдумкам. Ни один из ответов не может быть признан научно обоснованным и тем самым не может быть положен в основу решения суда. Мы бы ответили на седьмой вопрос – "нет", а на все остальные – "да".

Учитывая чрезвычайно крупный прецедентный характер этого дела, которое станет предметом разбирательства всего профессионального сообщества, мы предложили бы направить К. на повторную амбулаторную экспертизу в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского для рассмотрения в новом составе.

Ю.С.Савенко



Об авторе: Юрий Сергеевич Савенко – российский психиатр,
c 1989 года президент Независимой психиатрической ассоциации России,
кандидат медицинских наук,
главный редактор и один из постоянных авторов Независимого психиатрического журнала.

Источник: Независимая психиатрическая ассоциация России
9th-Oct-2013 02:03 am - Принудительное лечение Михаила Косенко — это одиозное использование карательной психиатрии
Принудительное лечение Михаила Косенко — это одиозное использование карательной психиатрии

Amnesty International
08.10.2013


Сегодняшнее решение московского суда отправить Михаила Косенко на принудительное лечение в психиатрическую клинику является одиозным возвращением к постыдной советской практике, когда подобные приговоры использовалась для того, чтобы заставить замолчать инакомыслящих. Об этом во вторник, 8 октября, заявила Amnesty International.

"Принудительное помещение Михаила Косенко в психиатрическую клинику отдаёт худшими примерами из советского прошлого, когда диссиденты изнывали в психиатрических лечебницах, где их лечили как сумасшедших только потому, что они говорили то, что думали", - заявил Сергей Никитин.

"Михаил Косенко является узником совести, который оказался за решеткой за мирное использование своего права на протест, и должен быть немедленно отпущен на свободу", - отметил правозащитник.

Михаил Косенко был арестован после того, как принял участие в протестах на Болотной площади в мае 2012 года, которые переросли в столкновение с полицией. Он был обвинен в участии в массовых беспорядках и применении силы против представителя власти.

В то время, когда в суде объявлялось решение по его делу, на улице перед судом собралось множество людей, которые скандировали "Свободу Михаилу". Сообщается, что по меньшей мере восемь из них были незаконно задержаны.

"Принудительное психиатрическое лечение должно использоваться исключительно в случаях тяжелых психических заболеваний, когда есть вероятность, что этот человек может причинить прямой и неминуемы вред себе или окружающим", — сказал Сергей Никитин.

"Михаил Косенко - это совсем другой случай. Он был направлен на принудительное лечение после того, как судья отказал в проведении независимой экспертизы его здоровья. Это нарушение процедуры справедливого судебного разбирательства", — подчеркнул он.

Решение суда означает, что Михаил Косенко может быть лишен свободы на неопределенный срок. На него не будут распространятся амнистии, под которые могут попасть его соответчики по так называемому "болотному делу".

Такого приговора требовало обвинение, которое утверждало, что Михаил Косенко представляет опасность для себя и окружающих. Это требование основывается на выводах врачебной экспертизы, проведенной по запросу обвинения, и утверждениям обвинения, что уголовные обвинения против него были доказаны.

Amnesty International присутствовала на судебных слушаниях по делу Михаила Косенко и пришла к выводу, что обвинение не смогло доказать его виновность.

Более того, доказательная база, включая видео-записи и показания очевидцев, полностью снимают с него все обвинения, которые были ему предъявлены.

Правозащитная организация выражает глубокую озабоченность использованием сотрудников полиции в качестве главных свидетелей и указывает на противоречия в показаниях, представленных суду.

Михаил Косенко лечился от психического заболевания, но никогда в прошлом ему не требовалось принудительное лечение и, он не рассматривался в качестве угрозы себе или обществу.

"Это ужасающе несправделивое решение суда и не зловеще жестокое наказание для мирного демонстранта. Большинство его соответчиков всё ещё находятся под следствием или судом, и пока можно только задаваться вопросом — как далеко зайдёт эта жестокая пародия на правосудие" — заключил Сергей Никитин.
8th-Oct-2013 08:38 pm - Михаил Косенко приговорен к психиатрическим репрессиям
Михаил Косенко виновен по всем статьям
Суд признал Михаила Косенко виновным по делу о беспорядках на Болотной и назначил ему принудительное лечение


Процесс по делу в отношении Михаила Косенко продолжался с ноября 2012 года
Процесс по делу в отношении Михаила Косенко продолжался с ноября 2012 года


Наталья Джанполадова, Арслан Саидов, Светлана Павлова
Радио "Свобода"
08.10.2013


Замоскворецкий суд Москвы сегодня признал одного из фигурантов так называемого "болотного дела" Михаила Косенко виновным по всем пунктам обвинения. Ему назначено принудительное лечение в стационаре.

Оглашение постановления суда должно было начаться в два часа дня, но конвой привел Михаила Косенко только в начале четвертого. Подсудимый был встречен аплодисментами десятков присутствовавших в небольшом зале суда и за его пределами людей. Многие представители СМИ и те, кто пришел поддержать Михаила Косенко, не смогли попасть на оглашение постановления. Заседание проходило на фоне выкриков у здания суда и в коридорах: активисты скандировали "Свободу!". Поддержать Михаила Косенко среди прочих пришли сегодня оппозиционеры Алексей Навальный, Илья Яшин, Сергей Давидис, правозащитница Людмила Алексеева, актер Игорь Ясулович.

У здания суда собрались несколько сотен пикетчиков. Когда стало известно о том, что приговор носит обвинительный характер, некоторые из них начали скандировать "Позор!". Вскоре полиция начала задержание активистов.

Дело Михаила Косенко, инвалида второй группы по психиатрическому заболеванию, Замоскворецкий суд Москвы рассматривает с ноября прошлого года. Проведенная прошлым летом психиатрическая экспертиза в институте им. Сербского установила, что во время событий на Болотной площади 6 мая 2012 года Косенко не осознавал общественную опасность своих действий. Михаилу Косенко были предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках и применении силы по отношению к сотрудникам полиции.

В ходе последних заседаний по делу Косенко были допрошены свидетели, среди которых были, например, участники акции 6 мая – журналисты Александр Подрабинек, Екатерина Пархоменко, также был допрошен один из организаторов прошлогодней акции 6 мая Сергей Давидис. Кроме того, судья Людмила Москаленко приобщила к материалам дела видеозаписи, которые, по словам адвокатов, фактически доказывают невиновность Михаила Косенко. Ранее выступавшие в суде сотрудники ОМОНа – Александр Казьмин и Роман Пузиков, признанные потерпевшими по этому делу, фактически не опознали в Михаиле Косенко человека, участвовавшего в массовых беспорядках 6 мая. Кроме того, к делу был приобщен доклад общественной комиссии по итогам расследования событий на Болотной площади. Авторы исследования пришли к выводу, что ответственность за столкновения демонстрантов с полицией лежит на городских властях.

Анна Каретникова, правозащитник, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы, на днях навестила Михаила Косенко в следственном изоляторе "Бутырка". По ее словам, Косенко держался спокойно и мужественно, однако не надеялся на то, что суд признает его невиновным. По словам Анны Каретниковой, это первый приговор по "болотному делу" в отношении человека, который не признает свою вину. Она также подчеркнула в интервью РС, что против него не было практически никаких улик и обвиняющих его свидетелей и потерпевших:

– Омоновец Казьмин сам сказал, что не хочет, чтобы обвиняемый Косенко сидел в тюрьме. Когда я сказала об этом начальнику СИЗО, тот спросил "Почему же тогда Косенко не отпускают?" – рассказала в интервью РС правозащитница Анна Каретникова.

"Комитет 6 мая" и двенадцать обвиняемых по "болотному делу", судебный процесс над которыми продолжается в Москве, призвали всех активистов и неравнодушных прийти сегодня в суд и поддержать Михаила Косенко. О своем намерении прийти на оглашение приговора заявил в частности журналист Александр Рыклин. Еще до оглашения приговора он заявил в интервью РС, что решение о его принудительном лечении свидетельствовало бы о возвращении к практике карательной психиатрии.

Cестра Косенко Ксения заявила Радио Свобода:

- Приговор был ожидаемо обвинительным. Несмотря на то, что достаточно убедительны были все доводы защиты, и мой брат не совершал тех действий, в которых его обвиняют, он не бил омоновца этого, Казьмина, и абсолютно не нуждается в принудительном лечении, он вполне адекватный человек. Несмотря на то, что у него есть некоторые проблемы со здоровьем, он вполне нормальный человек. Приговор мы будем обжаловать во всех инстанциях, в каких только возможно. Я понимаю, что шансы минимальные, но мы все равно будем бороться.

Член правления правозащитного общества Мемориал Олег Орлов:

- Я во время событий на Болотной площади стоял рядом с Михаилом Косенко. Я стоял за ним примерно за одного человека. Мой друг по "Мемориалу" Ян Рачинский стоял рядом с ним, вот так, плечом к плечу. И мы на суде доказывали, показывали в своих показаниях: Косенко не совершал никаких противоправных действий. Мы это ясно и четко видели. Он не наносил никаких ударов ни рукой, ни ногой. Обвинять его в принципе вообще не в чем. Доводы защиты отражены буквально несколькими только абзацами в приговоре. Перечень фамилий, и моей в том числе, и Яна Рачинского, утверждается: показания свидетелей защиты несущественны, так как полностью не опровергают доводы обвинения. Ну, что значит - полностью? Мы его видели, мы рядом стояли! Но суду это, вполне очевидно, безразлично. Характер суда политический, приговор очевидно неправосуден.

Президент независимой психиатрической ассоциации России Юрий Савенко:

- В деле Косенко мы имеем дело с воскрешением практики советской психиатрии 60-80-х годов, откровенное использование психиатрии в политических целях. Слава богу, это еще только одиночные, точечные дела, но все технологии для того, чтобы использовать психиатрию, готовы на огромном множестве рутинных квартирных, имущественных дел. Это дело показало, что врач-эксперт Сербского, вызванный в суд, не постеснялся в моем присутствии, как профессионала, коллеги, полностью перечеркнуть международную классификацию болезней, к которой мы присоединились, и проявить даже полную бессовестность, когда на вопрос суда, ухудшится ли состояние Косенко в условиях СИЗО, притом что в собственном экспертном заключении было ими же написано, что состояние реально ухудшилось, и чтобы, по выражению самого Косенко, не сойти с ума, он начал заниматься аутогенной тренировкой, эксперты написали: "Это не в нашей компетенции". Словно они не врачи в первую очередь. Я думаю, что при очередном пересмотре дела, которые бывают каждые полгода, его отпустят. Потому что это человек, который в течение 12 лет с совершенно другим, более легким диагнозом добровольно, аккуратно лечился. Лечить его недобровольно в этой ситуации, ну, полная нелепость. Он показал на судебном процессе себя совершенно иначе, чем написали эксперты. Они описали его как человека с апато-абулическим дефектом, то есть безвольного, внушаемого, в то время как он и в моем присутствии подавал удивительно толковые реплики и вел себя очень активно. Будь у него тяжелое заболевание, условия этого процесса, пребывание в СИЗО вызвали бы декомпенсацию, а он даже мобилизовался.

Дмитрий Айвазян, адвокат:

- Вынесено постановление, которое нас не устраивает, которое мы будем обжаловать, но случилось то, что случилось, и случилось самое худшее, потому что в случае, если бы Михаил был вменяем, его бы наказали, в уголовном порядке, и в этом случае он бы попал теоретически под амнистию. Сейчас же, так как психиатры указали, что он опасен, что он невменяем, он даже под амнистию попасть не может, если она будет, конечно. Поэтому нам нужно сейчас обжаловать это заключение психиатров, которое порочно по многим обстоятельствам. И мы будем обжаловать вплоть до Страсбургского суда.

- В какие сроки будет апелляция?

- 10 дней. Но мы еще не получили постановление, оно будет через 4 дня, то есть не сегодня мы получим постановление. Протоколы неизвестно когда будут, вообще неизвестно когда. Лечение его - это уже будет решать лечащий врач, комиссия того учреждения, где он будет находиться. Не исключено, что ему создадут не столь жесткие условия с учетом его состояния действительного, объективного.

С призывом к российским властям снять обвинения с Михаила Косенко и не допустить его направления на принудительное психиатрическое лечение обратилась правозащитная организация Human Rights Watch. На днях правозащитная организация "Международная амнистия" назвала Косенко узником совести.

Всего по так называемому "болотному делу" к ответственности привлечены 27 человек. Следствие в отношении некоторых из них еще продолжается.

Метки: Болотное дело, Михаил Косенко, 6 мая
***


Деградация правосудия

Ирек Муртазин
08.10.2013


http://6may.org/wp-content/uploads/2013/09/moskalenko.jpg

Сегодня она вынесла приговор, от которого несет смрадом политического заказа. Но придет время, когда на скамье подсудимых будет сидеть она сама. Это время обязательно придет…. И когда Людмилу Москаленко будут судить по ст. 305 УК РФ и ей будет грозить до 10 лет лишения свободы, она не сможет говорить, что «добросовестно заблуждалась», считая Михаила Косенко виновным. Москаленко вынесла приговор, несмотря на то, что в материалах уголовного дела есть видеодоказательства абсолютной невиновности Косенко. Судья их изучила, приобщила к делу, но признала эти доказательства недостоверными.

Речь про видеозапись и раскадровку:







Показать видео

Загрузка...





Омоновец Казьмин бросается в толпу, Лузянин хватает его сзади

Омоновец заносит руку с дубинкой, Косенко стоит спокойно. Через секунду разъяренного Казьмина будет вытаскивать из толпы его коллега

Лузянин валит Казьмина с ног

В драке участвовал неизвестный в белой майке, которого запомнил Беделизов

Видеозапись и раскадровка отсюда.

Москаленко проигнорировала эту видеозапись. У нее, похоже, был приказа. И она, видимо, выполнила приказ, не думая о том, что когда пробьет час Х, ей самой придется отправится на тюремные нары по ст.305 УК РФ. В ту же мордовскую ИК-14, например. И сейчас, уверен, ей очень не помешают курсы кройки и шитья. В колонии эти навыки очень пригодятся.

25th-Nov-2012 12:56 am - Комитет ООН против пыток резко осудил положение дел в России
Image

Все хуже

Комитет ООН против пыток заявил о серьезной обеспокоенности "многочисленными и последовательными" сообщениями об угрозах, репрессиях и гибели правозащитников и журналистов в России. Представители комитета также подчеркнули, что поправки в законодательство страны, недавно принятые президентом Владимиром Путиным, "подорвали" договор ООН.

Каспаров.Ru
1st-Sep-2012 07:38 pm - Полеты Владимира Леконта. Не столько во сне, сколько наяву
Полеты Владимира Леконта. Не столько во сне, сколько наяву

Алексей Мананников
01.09.2012


Тут впечатления Владимира Леконта от поездки в Москву за счет фашистской хунты:
"29-го был задержан в Центральном райсуде Новосибирска перед судебным заседанием, однако судья Ефремова отбила меня у полицаев и суд состоялся. Приставы сказали мне,что она отбила. Иначе бы была слишком видна заинтересованность суда в моём задержании. Но и так было видно. Следствие всегда активизировалось накануне суда. Но чтобы обелиться, решила провести судебное заседание. Постановление, понятно, незаконное с признаками ст.305 УК РФ. Далее увезли в СК по Кировскому району г. Новосибирска и мне было предъявлено,что я задерживаюсь по ст. 91. 92 УПк, т.к. есть основания,что я собираюсь скрыться. Доказательств следователь Брндаренко не привёл, обвинения голословные. Я работаю, живу по прописке. Потом вместо ИВС меня увезли в БЭП Кировского района, где я провёл ночь на 3-х стульях под охраной 2 полицаев без наручников, т.к. я обещал, что их мочить не буду, а они знают, что я за свои слова отвечаю. Дали подушку. кормили за свой счёт. Утром пришла другая смена, по моей просьбе отвезли домой, разрешили взять лекарства, т.к. я хроник-гипертоник и для глаз взял капли. Потом поехали в аэропорт, мне уже был куплен билет, улетели в Москву, сели в Домодедово. Потом электричка и Москва, метро, заведение им. Сербского. Невзирая на мой отказ от амбулаторной экспетизы, т.к. по Закону амбулаторная экспертиза добровольная. а меня привезли под конвоем, я могу заявлять отводы, ходатайства, у меня должно быть постановление о назначении экспертизы, протокол об ознакомлении с этим постановлением, я должен быть ознакомлен с документами, которые передали врачам на экспертизу, экспертизу провели. Я также должен поставить подпись,что согласен на экспертизу, а я нигде не расписывался.Меня признали вменяемым, всё пока на словах, само заключение изготавливается в течение 14 дней. Доктора на вид человеческие, хотя “серпы” в России и во всём мире имеет славу садистскогозаведедения и я сам знаю людей, которые прошли через “серпы”. Что интересно, отвращения я к ним не почувствовал. Был простой разговор, мне советовали всё бросить, завязать, заниматься парусным туризмом, жениться, уехать, тут ничего не переделаешь, они сами понимают всю порочность нашего правосудия и правоохранительной системы, сталкивались с ним. Потом к ним зашли полицейские и подтвердили,что меня признали вменяемым и мы поехали обратно. По аэропорту и по Москве я ходил без наручников, полицейские Швцов и Куприенко даже отставали от меня или уходили вперёд в толпе. По дороге туда и обратно уговаривали прекратить свою деятельность, тогда даже в РФ могу оставаться в безопасности, в противном случае затолкают в “серпы” и или я там подохну или выпустят в состоянии овоща, когда убедятся,что жить осталось недолго. В Москве Шевцов меня сфотал на фоне храма Христа-Спасителя на телефон, снимок выложу как с ним состыкуюсь. Наша дорога в “серпы” пролегала как раз от этого Храма на ст. метро “Кропоткинская”, а далее мы пошли до Кропоткинского пер. 23 в знаменитую московскую дурку.
Они не хотели сдавать меня в ИВС, звонили следаку Бондаренко, ссылались на то, что устали, а там много времени на процедуру. Утром часов в 6 меня они сдали меня в ИВС № 2 Новосибирска, я попал в камеру № 52, где уже было 3 человека, один, Миша, весь синий от татуировок, люди культурные и душевные. Рома и Саня по виду первоходки.Время на оформление оказалось минут 10, не более. Просто Куприенко и Шевцову не хотелось в этом участвовать. Перед посадкой отняли лекарства, зажигалку, ключи от квартиры, пачку из-под сигарет, а сигареты оставили. Пришлось сигареты положить в пакет с бумагами. ручку тоже оставили. Тюремный завтрак мне не понравлся, каша пшённая без масла, еле подсоленная, зато чай крепкий и очень сладкий, сахара и заварки не пожалели, не то, что в новосибирской дурке № 3, где чай слабенький и сахар не чувствуется. На потолке всегда включенные 2 лампочки. горят даже днём, на ночь одну выключают. Туалет в камере, только отгорожен сбоку перегородкой метр 40 примерно, Куришь когда хочешь, прикуриваешь от спичек в камере, спички можно. А в дурке по расписанию и спички только от санитара. В ИВС как только в камеру заходят мусора, так надо спрыгивать со шконки, застёгиваться отвечать кто ты такой и по какой статье. Когда шмонают –мордой к стенке и ноги шире плеч. Обещали, что в 8 будет врач и по её разрешению мне позволят пользоваться лекарствами, однако врача до самого освобожденя так и не было. В 11 с хвостиком надели наручники и повели в подвал. там уже сидел следак Бондаренко, меня поместили в клетку и сняли наручники. Следак зачитал постановление об освобождении. Потом от адвоката узнал, что он ходил в суд с ходатайством об моём аресте и переводе в СИЗО. Однако в суде судья Ситохина устроила следаку Бондаренко внесудебную расправу, просто послала его. А по Закону это надо делать в судебном заседании.
В это время Лариса Сергеева, мать политзаключённого Андрея Сергеева, из которого в дурках уже 3 года делают овоща,съездила в изолятор и хотела передать мне передачу, а оказалось,что меня нет там, сообщила народу. В СК, Генпрокуратуру пошли заявления о моём похищении".
А это о самой экспертизе:
"Сперва со мной разговаривала врач-эксперт Андреева Елена Станиславовна, вовсе не похожая на садистку. Однако не назвала номер своей лицензии. По разговору и как мне показалось, человек умный и отнюдь не слуга "системы", ей я заявил отвод, высказал всё, что я думаю об её учреждении. Тут же не сводила с меня глаз, внимательно всё слушала, молодая девица-психолог Гусева Оксана Николаевна. Позже она ко мне подходила и предлагала чаю с печеньями, т.к. подозревала.что я проголодался: "Еды пока никакой нет, а чаем с печеньями я вас угощу, проголодались нгебось". Очевидна была в курсе, что в 3-тьем дурдоме Новосибирска я постоянно требовал второй порции,чтобы разорить бюджет империи зла. Правда, не всегда хватало сил сожрать.
Во время разговора с Андреевой пришёл профессор Ткаченко Андрей Анатольевич и также попросил и ему уделить внимание.
Потом Андреева ушла, я сидел в коридоре один, мой конвой отпустили. Они видно сказали серпастым, что опасаться нечего. Ко мне снова подошла Андреева и я оказался в компании девицы-психолога Гусевой, Андреевой, професора и Пищиковой Люлбови Евгеньевны. Я поросил всех представится, записал и заявил им отвод, т.к. они работают в "органе карательной психиатрии РФ, являются госслужащими, а я сужусь с государством и кроме того, следователь Бондаренко говорил,что СК им доплачивает за экспертизы, а кто платит, тот и заказывает музыку, я и мои доверители подавали в суд на самого Бастрыкина".Я проверю в Интернете что есть на них. На что не помню кто ответил мне,что в деле они видели отвод их учреждению, они сами всё понимают, но не стоит хамить в суде, не стоит сидеть в СИЗО ввиду моего отказа от экспертизы, они видят,что перед ними вменяемый человек. Потом поговорили про жизнь, посоветовали быть осторожнее, бросить всё, т.к. это опасно всё-таки, здоровье не поправишь потом, система сильнее, лучше всё бросить и я вышел в коридор. Перед беседой с ними я написал заявление об отводе и сдал в канцелярию в двух экземплярах. Выложу чуть погодя. Мне обещали поставить печать на моём экземпляре, я несколько раз заходил и спрашивал, оказалось канцелярские тянули резину:"Подождите в коридоре, сейчас". Когда за мной пришли полицейские, работница канцелярии заявила,что печати у них нет. И куда нести мою заяву, она не знает. Закатывать скандал я не стал, на экспертизе нет моей подписи на согласие, в деле есть отвод и доставлен я был в Москву под конвоем, достаточно причин. Полицейские стали меня поздравлять, они никогда не сомневались в моей вменяемости, но конечно, начальство будет огорчено. Деньги на поездку выделяло ГУВД НСО, а не СК. Они лишь распорядились выделить. Удивляюсь, с какой стати СК распоряжается деньгами полицейских? Может они не знают правды, им наврали?"

Метки: Леконт, новосибирск, психушка

См. также:
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/362369.html
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/363289.html
31st-Aug-2012 07:39 pm - Оппозиционер Владимир Леконт дома
Владимир Леконт дома

Алексей Мананников
31.08.2012


Сегодня Владимир Леконт, похищенный карательными органами путинской хунты, вернулся домой.
Он действительно против его воли был отправлен самолетом на один день в Институт им. Сербского для проведения "амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы". По словам адвоката, эксперты знаменитого изобретением "вялотекущей шизофрении" учреждения не решились признать Леконта невменяемым. Но письменно оформленных результатов пока нет.
Леконт продолжает требовать скорейшего завершения "следствия" по вздорному обвинению в угрозе судебному приставу и передачи дела в суд присяжных.
Метки: Леконт, новосибирск

См. также: http://lj.rossia.org/users/anti_myth/362369.html
30th-Aug-2012 07:08 pm - В Новосибирске схвачен и увезен в неизвестном направлении оппозиционер Владимир Леконт
Где Леконт?

Алексей Мананников
30.08.2012


Вчера в Центральном районном суде г. Новосибирска был схвачен и увезен в неизвестном направлении Владимир Леконт.
Известно, что на 30 августа (сегодня) ему следователем Бондаренко было выписано направление на амбулаторную экспертизу в институт им. Сербского. На которую он, естественно, согласия не давал.
Никаких оснований для задержания В.Л.Леконта у путинского жывотного Бондаренко не было: по повесткам в карательные органы Леконт являлся исправно. Адвокату Леконта никто не сообщил о местонахождении похищенного.

Tags: Леконт, новосибирск, психушка
26th-Jul-2012 07:37 pm - Журналист Максим Ефимов - о своем бегстве из России
Журналист Максим Ефимов - о своем бегстве из России


Максим Ефимов, гражданский активист из Карелии

Дмитрий Волчек
Радио "Свобода"
26.07.2012 17:54


Председатель Молодежной правозащитной группы Карелии, журналист и блогер Максим Ефимов, опасаясь ареста, уехал из России за границу. Он рассказал РС о том, что все началось после публикации его заметки "Карелия устала от попов".

- Майор из Следственного комитета Карелии Ревунов обнаружил в заметке "Карелия устала от попов" состав уголовного преступления – оскорбление социальной группы по признаку принадлежности к православной религии. Он обратился с этим рапортом в Следственный комитет. Следователь Воронин возбудил дело и начал его расследовать. Получив постановление суда на обыск, ко мне ночью заявились три сотрудника из разных ведомств – МВД, ФСБ и Следственного комитета, которые обыскали всю квартиру и изъяли у меня компьютер, дисковый накопитель и бумаги.

После этого была назначена амбулаторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, которая не выявила у меня никаких отклонений или психических заболеваний. Так как я ранее никогда не наблюдался у психиатра, никаких у меня патологий нет и не было, видимо, под давлением ФСБ было принято решение о том, что меня необходимо обследовать стационарно – в психиатрической больнице в поселке Матросы. Очень легко по ходатайству следователя было получено судебное решение о принудительном помещении меня в психиатрический стационар. Меня должны были отвезти в психбольницу, но, видимо, сотрудников ФСБ и Следственного комитета удержало то, что дело получило большой резонанс. Они решили дождаться того момента, когда мы обжалуем это решение. Я посчитал, что должен уехать, потому что не рассчитывал на справедливость, на беспристрастное рассмотрение дела. С самого начала было ясно, что оно заказное, политически мотивированное и что это не что иное, как сведение счетов со мной.

- Вы считаете, что преследование инициировано главой карельской епархии, архиепископом Мануилом?

- Я теряюсь в догадках, потому что моя критика распространялась на многие органы государственной власти, не только на церковь, но и на правительство Карелии - на предыдущего главу Карелии Нелидова, на Уполномоченного по правам человека в Карелии Шмыкова, который является бывшим сотрудником КГБ, на судейское сообщество, на прокуратуру, на Следственный комитет и так далее. То есть вполне возможно, что все эти структуры были так или иначе заинтересованы в том, чтобы приструнить меня и поквитаться со мной. Я считаю, что это уголовное дело является показателем эффективности критики власти: она эту критику услышала и не смогла игнорировать.

- Ваше дело сравнивают со знаменитым делом группы Pussy Riot. Согласитесь с такой аналогией?

- Отчасти да, потому что и мое дело, и дело Pussy Riot абсолютно политические. В действиях Pussy Riot я не вижу никакого состава преступления. Я сейчас нахожусь в Польше и только что общался с судьей апелляционного суда. Я ей задал несколько вопросов по поводу преследования за богохульство и различные акции художников в Польше - например, публичное сжигание Библии и прочих символов веры. Мне сказали, что за такие действия к ответственности никого не привлекают и никого не судят, несмотря на то, что Польша – очень религиозная страна.

- Вы намерены просить о политическом убежище в Польше?

- Я этого не исключаю, потому что срок действия визы у меня рано или поздно закончится. А до завершения моего уголовного преследования, мне кажется, еще очень далеко.

- А что будет с Молодежной правозащитной группой, которую вы возглавляете, если вы останетесь за границей?

- У меня есть молодые единомышленники, люди не робкого десятка, для которых права человека – не сухая теория, а ценность, которая требует защиты и реализации. Поэтому я думаю, что организация продолжит свое существование, а я ее буду всеми силами поддерживать.
28th-Jun-2012 07:57 pm - Адвокат: арестованный по делу о беспорядках 6 мая утверждает, что ему кололи психотропные препараты
Адвокат: арестованный по делу о беспорядках 6 мая утверждает, что ему кололи психотропные препараты

gazeta.ru
28.06.2012


Подозреваемый по делу о беспорядках во время «Марша миллионов» 6 мая Олег Архипенков был помещен в неизвестную психиатрическую лечебницу, где, по его словам, ему кололи неизвестные препараты, заявил «Газете.Ru» адвокат молодого человека Игорь Поповский.

«Я не мог найти Архипенкова 6 дней, с 19 по 26 июня. В итоге следователь сказал, что он добровольно согласился на психиатрическую помощь и был помещен в больницу, какую больницу, мне не пояснили. Когда я все-таки нашел его в Бутырском СИЗО, Архипенков выглядел заторможенным, утверждает, что ему кололи в неизвестной психиатрической клинике какие-то лекарства. Отвечать на вопросы он был не в состоянии», – рассказал адвокат «Газете.Ru».

27-летний коммерческий директор турфирмы Олег Архипенков – один из 12 арестованных по делу о беспорядках 6 мая. Помимо него под стражей также находятся еще 11 человек: активист «Левого фронта» Владимир Акименков, студент МГУ Ярослав Белоусов, националист Рихард Соболев, инвалид второй группы Михаил Косенко, студент кафедры современного Востока РГГУ Степан Зимин, бывший морской пехотинец Денис Луцкевич, безработный Артем Савелов, кандидат химических наук Федор Бахов, бизнесмен и культурист Максим Лузянин и безработный Андрей Барабанов. Студентка Александра Духанина помещена под домашний арест. Сторонник незарегистрированной партии «Другая Россия» Александр Каменский и оппозиционная активистка Мария Баронова дали следствию подписку о невыезде.
11th-May-2012 07:14 pm - БУДЕТ ЛИ ПРИМЕНЕНА КАРАТЕЛЬНАЯ ПСИХИАТРИЯ В ДЕЛЕ О «НУРДЖУЛАР»?
ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru
программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии
11 мая 2012 г.


БУДЕТ ЛИ ПРИМЕНЕНА КАРАТЕЛЬНАЯ ПСИХИАТРИЯ В ДЕЛЕ О «НУРДЖУЛАР»?

12 мая 2012 г. заместитель имама религиозной организации мусульман г. Калининграда Амир Абуев, обвиняемый по делу о «Нурджулар», должен явиться в психиатрическую лечебницу в связи с вынесенным еще в марте текущего года постановлением о назначении ему судебной психиатрической экспертизы. Повестку об этом вручил Абуеву следователь местного управления ФСБ Артем Войченко, в производстве которого находится уголовное дело.

Сторона защиты опасается, что амбулаторная психиатрическая экспертиза может завершиться принудительной госпитализацией Абуева. Такие случаи имели место в адвокатской практике.

Опасения о возможном применении к Абуеву методов репрессивной психиатрии связаны, в т.ч., с событиями в Татарстане в период, предшествовавший признанию экстремистскими 14 переводов на русский язык трудов мусульманского богослова Саида Нурси. Так, в середине 2000-х в Набережных Челнах его почитателей принуждали к якобы «добровольному» согласию на прохождение психиатрических экспертиз, по результатам которых делались выводы о якобы «зомбирующем» влиянии этой литературы на сознание верующих.

Ранее Институт прав человека уже сообщал о деле Абуева (см. http://www.hro.org/node/13575), которому в феврале текущего года было предъявлено обвинение в создании в Калининграде ячейки «Нурджулар», запрещенной решением ВС РФ в 2008 г. Основанием для этого местное УФСБ сочло труды Саида Нурси, изъятые у него при обыске, и совместные с единоверцами чаепития, во время которых обсуждались вопросы толкования Корана.

Что же касается изъятой литературы, то единственные 2 книги Саида Нурси – «Слова» и «Письма», – названия которых фигурируют в постановлении о привлечении Абуева в качестве обвиняемого, не входят в федеральный список экстремистских материалов, размещенный на официальном сайте Минюста РФ*.

По мнению множества экспертов, организации «Нурджулар» не существует как таковой, а правоохранительные органы расценивают как «членство» в ней изучение мусульманами трудов Саида Нурси – одного из наиболее известных и почитаемых в мусульманском мире толкователей Корана.

За более подробной информацией просим обращаться к адвокату Сергею Сычеву, тел. +7-925-518-57-69

Елена Рябинина,
руководитель программы «Право на убежище»
Тел. для справок: +7-903-197-04-34


* В список Минюста включена книга из собрания сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур» «Краткие слова» в переводе М.Г. Тамимдарова (№ 57 в списке), однако нет никаких указаний на то, что она по своему содержанию идентична книге «Слова», изъятой у Абуева.
============
См. также: http://lj.rossia.org/users/anti_myth/281819.html
15th-Aug-2011 12:15 pm - МВД Коми есть что скрывать в психушке? В полиции служат неаттестованные милиционеры?
МВД Коми есть что скрывать в психушке?

Пишет seringvar

15 августа 2011 года

В субботу 13 августа пошли с Ириной проверять психушку, где делают экспертизу. Предупредили минздрав, они не возражали. Им нечего скрывать. А вот МВД Коми, похоже очень напугано, видимо есть что скрывать.

Мы пришли на Сысольское шоссе, 60, заходим. Встречает зам. главврача. Дальше проходим в отделение. Небольшой разговор о смысле нашей деятельности с медсестрами. Но все же проходим внутрь. Доходим до решеток экспертизного отделения. Надо пояснить, что экспертиза проводится в помещении, которое имеет высокий бетонный забор с колючей проволокой по периметру, при этом периметр охраняют камеры видеонаблюдения.

Содержания внутрикамерное, т.е. те, кто проходит экспертизу, содержатся в камерах. На всех окнах решетки. Есть прогулочный дворик, который сверху, как в заправской тюрьме, закрыт решеткой, недавно сделан козырек, чтобы проходящих экспертизу не мочило во время прогулки под дождем. МВД Коми уверяет, что это не место лишения свободы. Интересно, а как тогда назвать это место обнесенное проволокой и решетками?

Подходим к решетке отделяющей двери экспертизы от стационара. Кстати, стационар в психушке добровольный - это со слов замглавного. Итак, подходим к двери. За решеткой три человека. Два в погонах, перед ними человек в гражданке. Я говорю об уведомлении и об необходимости пройти внутрь. Который в гражданке говорит, что не может нас впустить. Требую представиться - Данилюк Василий Дмитриевич, старший лейтенант, командир взвода. Документы не показывает. Я спрашиваю кто распорядился не пускать и дальше начинается самое интересно. Человек, который называет себя Данилюком и старшим офицером в данном подразделении, вдруг заявляет, что он не может сказать о том, кто распорядился не пускать. Такое ощущение, что это не полиция, а тайная секта, не государственное подразделение находящегося на службе у общества, а секретное подразделение по борьбе с психическими заболеваниями.

Веду беседу дальше. И вдруг Данилюк замечает, что Ира ведет видеозапись происходящего. Старшего лейтенанта аж подбрасывает, он требует стереть запись. Я пытаюсь обратить внимание на себя, но Данилюк мне довольно грубо в ответ заявляет, что он не со мной разговаривает. Я делаю Данилюку замечание, что он вообще-то на государственной службе находится и одним из самых важных принципов этой государственной службы является публичность, а закон о полиции...

И тут начинается еще одно самое интересное шоу. Старшего лейтенанта вдруг передергивает, и он заявляет, что он не полицейский. Я удивлено поднимаю брови. Старшой вдруг заявляет, что он не аттестован, а потому остается быть милиционером. Эвона как! Я так понял, что у нас в полиции теперь есть две группы одна аттестованных, а другая неаттестованных, так вот - те, кто уже стал полицейским, живут по закону о полиции, а вот те, кто еще пока не стал, тот может на закон о полиции не обращать внимания. Я задаю вопрос - а есть ли среди вас аттестованные полицейские, с которыми я бы мог поговорить? На что получаю очень простой ответ: "Есть, но я главный".

Тем не менее наезды на Ирину по поводу съемки отпадают. Разговор заканчивается тем, что неаттестованный старший лейтенант Данилюк требует, чтобы я обращался к дежурную часть, там мне все разъяснят.

Мы выходим из здания психдиспансера. Здание диспансера явно требует косметического ремонта. Уж больно все не ухожено. Даже табличка, и та выглядит ветхой и грозящей рухнуть. Добро прощаемся с замглавврача и уходим.

Конечно, поведение МВД Коми меня очень сильно расстраивает. Они цепляются за формальности, не понимая, что наносят себя очень серьезный вред. В других регионах ОНК запустили в экспертные психушки с проверкой, потому что они не хотят скрывать ситуацию и ищут помощи. Далее - это уже не только проблема полиции, это проблема общества, и общество поможет разобраться. Как только МВД создает закрытую зону и не пускает туда общество, то тут же полиция берет всю ответственность за происходящее на себя и потом пусть МВД не обижается за критику со стороны общества и кричит о том, что у них нет средств. Была возможность разделить ответственность с обществом... Не захотели.
27th-Dec-2010 07:47 pm - Продолжаются психиатрические репрессии против Алексея Мананникова

Пишет manifest56

Хроника голодовки 26 декабря



25.12.10.
         Сегодня обнаружил, что лежу в палате №6. В гордом одиночестве. На вторую ночь санитара при мне не оставили.
          Поскольку день субботний, то это в чистом виде лишение свободы, никаких врачей по выходным не бывает.
          Очевидно, что врачей не будет и в период новогодних каникул. Т.е., я просто буду отбывать срок, назначенный мне чекистами. Экспертиза как эвфемизм лишения свободы.
         К тому же сегодня день рождения у матушки. Нельзя исключить, с учетом ее возраста и состояния, что один из последних. Но ни в какой форме проявить свое внимание к ней я не могу.
         Чекисты старательно выбирали время заключения меня в сумасшедший дом. Эти 30 суток (если ими ограничатся) захватывают и матушкин день рождения, и Новый год, и мое 55-летие. Вряд ли Никита Сергеевич снимет еще один фильм с таким названием.
         Живая реакция блогосферы на мой адрес радует. Но не обнадеживает. С общественным  мнением чекисты давно не считаются.
         Отличие голодовки в медицинском учреждении от голодовки в зоне. Там меня помещали в штрафной изолятор, в самую холодную камеру. Здесь измеряют давление и температуру, настоятельно предлагают очищающие клизмы. Прогресс, однако. Даже принудительным кормлением почти не стращали.
        Угнетает отсутствие прогулок. 30 дней в закрытом помещении без свежего воздуха тоже не радуют.
        Просмотрел распечатки сообщений информагенств и интернет-изданий о моем помещении в психушку. Ни в одном не упомянута фамилия  якобы оскорбленной мною судьи. Берегут тонкую карательную душу судьи в третьем поколении Марии Шишкиной? Мне кажется, что таким куклам со стеклянными глазами хоть плюй в глаза. А чекистские заказы они исполняют со всем их садистским удовольствием.
        Можно посмотреть и с другой стороны. Оскорбление неизвестного судьи.  Т.е.  всего судейского сообщества, назначенного указами Национального Лидера и его медвежонка.  Т.е. всего путинского режима. По существу - та же антисоветская агитация и пропаганда.




Хроника голодовки. День четвертый
27.12.10
РЕПОРТАЖ ИЗ ПАЛАТЫ !№ 6


Только что, полчаса назад,
Алексей сообщил о  возможности выхода на СУХУЮ ГОЛОДОВКУ в случае не прекращения репрессий в его отношении со стороны медицинского персонала.
         Вчера, 26.12.10 дежурный врач психиатрической больницы №3, фамилию которого узнать не удалось, отказал в свидании двум посетителям Алексея,ничем не мотивировав свой отказ. "Право имею".
         Сегодня утром, завотделением №12, в котором находится на обследовании Алексей, Икрянова Вера Валентиновна, пыталась отнять у него телефон. 
         Алексей сообщил мне об этом рано утром.
          Чуть позже я отправилась к нему с одеждой и распечатками двух статей Волчека и Подрабинека.
Дверь мне открыли после трех очень продолжительных звонков. Знакомая медсестра (мы с ней в пятницу познакомились), она даже и спрашивать не стала к кому. Сразу сказала, что все свидания для Мананникова только после посещения завотделением, т.к. она их запретила. Оповестила Веру Валентиновну о моем приходе, которая и попросила меня подождать окончания приема пациента.
         За время нашего короткого общения я сумела проскочить в отделение и уселась на стульчик прямо напротив больничного коридора, всем своим видом показывая, что готова подождать встречи прямо в отделении.
         Медсестра наседала.
         Я уже готовилась к отступлению. Вдруг увидела Алексея, идущего по коридору мне навстречу. В руках у него были листы, готовые для передачи мне. В том числе доверенность для  защитника и заметки в рубрику "Хроника голодовки". Пока я соображала, медсестра выхватила их из рук, я даже не сообразила из чьих, моих или Алексея. Она тут же передала из завотделением. Документы мне не вернули.
Я успела передать ему пакет с одеждой, предварительно показав содержимое медсестре.
         Меня выставили в коридор. Алексей остался ждать на стульчике.
         И вот я на приеме у завотделением. Начав с вопроса "Кем я ему прихожусь?" 
         - единственный человек в городе, котоорго воспринимает его мать
         - так. значит, знакомая, хорошая знакомая?
         - нет, не просто знакомая. Больше чем жена, больше чем друг и прочее
         Она тут же открывает закон "Об оказании психиатрической помощи" ст.37 пункт 3. И ссылаясь на этот пункт объясняет мне, что она ограничивает все его права: переписку без цензуры, пользование телефоном, приемом посетителей, т.к. своим отказом общаться в психотерапевтами и экспертом Алексей осложняет  выполнение поставленных перед ними задач.
          При этом пункт 3 ст.37 предусматривается ограничение прав пациентов только в  "интересах здоровья или безопасности пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц", о сотрудниках психбольницы речи не идет.
         - Я могу передать Алексею чистые вещи?
Реплика врача-эксперта "А зачем? Он же в нашей пижаме".
          Мое недоумение: " Но ведь под пижамой есть футболка, носки и даже трусы. Это Вам известно?"
          - Хорошо, вещи можно передать.
          - А забрать для стирки?
          - Хорошо
          - Могу ли я получить рекомендации у Алексея по поводу ухода за матушкой?
         Ответ - потряс своим цинизмом. Врач-эксперт Гончаренко Ирина Васильевна (фамилию я прочла на табличке на двери кабинета) ответила: "А зачем ее водить в туалет, надели подгузники и пусть лежит хоть весь день"
         Наконец-то, Алексею разрешают получить передачу. Я просачиваюсь в щель между дверью и заведующей отделением.
 Передачу второй раз досматривают. И вытягивают из пакета две распечатки. Алексей очень быстро соображает что это и очень быстро завладевает этими письмами. Завотделением пытается вытянуть эти письма уже из его рук. Но реакция Алексея молниеносна. Он моментально прячет листки под пижаму. "МОЕ!"
          - Вот видите? Он даже здесь мешает.
А теперь Алексей обращается ко мне: "Передай в интернет, что я готов выйти на сухую голодовку" На этом свидание закончено. Вера


См. также:
Александр Подрабинек. Нерождественская история. Ежедневный журнал. 27 декабря
http://ej.ru/?a=note&id=10697

Ссылка по теме:
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/100490.html
25th-Dec-2010 03:04 am - Алексей Мананников о том, как его упрятали в психбольницу

Как меня упрятали в психушку




Алексей Мананников, находясь в психиатрической больнице на насильственной экспертизе,  дал короткое интервью (свиданья с ним "пока не запрещены", но они могут быть не более 5 минут в присутствие персонала):

Вчера я явился к 15:00, не захватив даже телефона, чтобы заслушать постановление федерального судьи Аллы Веселых по моей жалобе на следователя Константина Петрушина, отказывающегося возвратить мои жалобу в Европейский суд и прилагавшиеся к ней документы.

Внезапно в зал судебного заседания явился Константин Петрушин с двумя приставами. Он вручил мне повестку в суд на 16:00. Получив повестку, я несмотря на сопротивление приставов вышел в коридор, но на лестнице меня втретила шеренга приставов, я был задержан и препровожден к федеральному судье Бутырину А.В. на суд скорый и справедливый. Протокол о задержании вопреки закону не оформлялся.

Меня не известили о чем будет заседание, не позволили ознакомиться с материалами дела, в частности, мне ничего не было известно о результатах амбулаторной психолого-психиатрической экспертизе,  послужившее основой для постановления суда.

Суд отказал мне в ходатайстве пригласить своего адвоката или защитника, но предоставил дежурного защитника Сторожевых Е.В., доверять которому у меня не было никаких оснований. Вопросов он мне не задавал. По-видимому по подробностям процесса его исчерпывающе проинструктировал следователь Константин Петрушин.

На заседании отсутствовали эксперты, проводившие амбулаторную экспертизу, так что я узнал о своем диагнозе из заявления следователя, но не имел возможности задать вопросы экспертам. Например, в чем заключается моя неадекватность или какие мои политические убеждения они трактуют как охваченность идеями реформирования. Не связаны ли постоянные реформы образования и суда, с симтомами охваченности идеями реформирования руководства страны.  

Это  беззаконие закончилось Постановлением (см.ниже). И хотя, даже если я его не обжалую, оно вступит в силу только через 10 дней, меня прямо из здания суда отвезли в палату.

Таким образом, моя потенциальная неспособность адекватно защищать себя в судебном процессе "из-за слабоумия или других психических заболеваний" позволила суду игнорировать все мои права, как подозреваемого, предусмотренные законом. А больному человеку, по мнению суда, может помочь только казенный адвокат, предоставленный следствием. Кстати, мне неизвестно, является мой защитник Сторожевых Е.В. адвокатом, или он действовал по велению сердца.
Интервью взял
Александр Рудницкий,
24 декабря 2010 г.

 


Алексей в психушке



Некоторые подробности. Так выглядел Алексей в зале суда. А сидеть за решеткой становится его хобби :((
Вчера  23.12.10 Алексей пошел к 15 часам в суд на оглашение решения. Судья вышла из зала заседания, Алексей остался ждать. Практически сразу вошел следователь Петрушин с двумя хлопчиками внушительных размеров. Он же предъявил Алексею повестку  в суд на 23.12.10 на 16-00 по делу оскорбленной барышни. Алексей был не готов, документов для такого суда у него с собой не было. Он попытался уйти, но на первом этаже ему преградили дорогу все судебные приставы суда. Вот почему он оказался в суде без защитника и адвоката, точнее адвокат был, но был тот, которого назначил следователь, а не тот которому доверяет Алексей. А дальше все по накатанной дорожке. В зале судебных заседаний его уже ждали, в том числе и представитель органов опеки. Несчастную женщину пригласили на более раннее время, и она уже изнывала от ожидания. По техническим причинам постановление суда будет размещено чуть позже.
Сегодня я была на свиданке с Алешей  в психушке. Передала предметы личной гигиены и книги, медработники очень внимательно изучили содержимое передачки. Хотя со слов Алексея очень любезно предложили помощь во время голодовки. Телефон передать не разрешили, т.к. от врача поступило такое распоряжение. Приходить можно с 10-12 и с 16-18. По-моему приходить следует по одному, т.к. когда больше одного, могут не разрешить свидания вообще. Со слов медиков свидание для Алексея длится не более 5 минут. Каждый посетитель заносится в журнал регистрации, в котором и оставляет свою подпись.
В постановлении по предложению следователя органы опеки должны осуществлять патронаж матери Алексея, ежедневно на все время нахождения его в психушке. Но сегодня никто не звонил и на мои звонки не отвечал. Поинтересуются ли завтра?

См. также:
http://lj.rossia.org/users/anti_myth/99447.html
This page was loaded Aug 20th 2019, 10:10 pm GMT.