Рав Авраам Шмулевич
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in avrom's LiveJournal:

    [ << Previous 20 ]
    Monday, October 16th, 2017
    9:14 pm
    В ходе Русско-кавказской войны погибло порядка 20% участвовавших в ней донских казаков.
    В ходе Русско-кавказской войны погибло порядка 20% участвовавших в ней донских казаков.
    Активное участие в боевых действиях донцы стали принимать с середины 1840-х годов. В войне в XIX веке участвовало в общей сложности около 100 тысяч донцов, из них по официальным данным в боях полегли 1763 человека, от болезней скончались более 16 тысяч. (Бурда Эдуард. Генерал-лейтенант Яков Петрович Бакланов. - //Агентство политических новостей (АПН). Опубликовано 15 март 2012.)
    Friday, September 29th, 2017
    3:28 pm
    Руслан Гвашев – последний бой кавказской войны Геноцид памяти.
    Руслан Гвашев – последний бой кавказской войны Геноцид памяти. Именно так можно назвать последние действия российских властей по отношению к черкесам – преследование одного из черкесских лидеров Руслана Гвашева и запрет на установку памятника черкесам – жертвам кавказской войны Власти РФ продолжают политику царей. Черкесам пытаются запретить память о геноциде. Вслед за физическим геноцидом, который учинили российские цари в 19 веке, современный Кремль пытается совершить Геноцид памяти. Авраам Шмулевич
    Thursday, September 28th, 2017
    11:32 pm
    Мое интервью ItonTV РЕФЕРЕНДУМ В КУРДИСТАНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ МНОГИМ
    Мое интервью ItonTV РЕФЕРЕНДУМ В КУРДИСТАНЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ МНОГИМ А.Шмулевич: Курды ведут с арабами многолетнюю войну Курды в Ираке фактически уже имеют собственное государство, и все с этим смирились. Однако, потребовав юридического признания они тем самым поставили под сомнение нерушимость границ. В эфире ITON.TV политолог Авраам Шмулевич,ведущий - Александр Гур-Арье. https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=BF0-g_Q1OeI
    Wednesday, September 27th, 2017
    1:11 pm
    Независимость Иракского Курдистана и смерть старого мира

    Независимость Иракского Курдистана и смерть старого мира

    kurd1

    Мировые СМИ сообщают: Курды впервые получили свою государственную независимость, выделившись из тех государств, где они проживают в качестве национальных меньшинств. Часто непризнанных. Пока только от арабов. Но, как сказал в свое время по другому поводу Горбачев – «Процесс пошёл!» И где он остановится – не знает никто.

    Речь идет об Иракском Курдистане – т.е. о северных районах Ирака, населенных преимущественно курдами.

    После падения режима Саддама Хусейна эти районы административно были выделены в Иракский Курдистан — автономный регион, чей статус закреплен в конституции страны.

    26 сентября 2017 в Иракском Курдистане прошел референдум о независимости. Более 93% его участников поддержали независимость региона. Как заявил председатель ответственной за его проведение «Высшей независимой комиссии по референдуму и выборам в Курдистане», против независимости проголосовали 6,71% избирателей. Официальные итоги огласят в четверг, результаты могут ещё меняться, но незначительно, на пару процентов.

    В референдуме участвовали около 3,3 миллиона человек, явка составила 72,16%. Правом голоса на выборах обладали 5,2 миллиона избирателей. Принять участие в голосовании могли все граждане Ирака, зарегистрированные в Иракском Курдистане или в курдских районах, не входящих в автономию.В голосовании участвовали не только провинции Эрбиль, Сулеймания и Дохук, официально входящие в состав курдской автономии, но и районы за ее пределами — в частности, в провинциях Киркук, Найнава, Салах-ад-Дин. Кроме того, голоса поступали через онлайн-голосование от курдов, живущих за пределами Ирака.

    Против референдума выступил не только официальный Багдад, но и соседи Иракского Курдистана, а также США и ООН. Турция и Иран начали учения на границе с регионом, кроме того, Иран закрыл свое небо для авиасообщения. Парламент Ирака проголосовал за увольнение всех курдских чиновников, участвовавших в референдуме, потребовав передать Багдаду контроль над границей Курдистана и соседних стран, а также вести все переговоры и сделки по нефти только с иракским правительством.

    Новость эта стала одной из первых во всех мировых СМИ. Однако в ее освещении, когда говорят, что курды в Ираке получат  государственную независимость,  обычно допускают две большие неточности.

    Первая неточность – курдов не существует.

    Вторая неточность – Иракский Курдистан давно является фактически независимым.

    Что означает, «курдов не существует»? Не существует такого единого народа «курды». Нет единого курдского этноса. Курды – это не единая нация, но этническая общность, ее, скорее,  можно сравнить с тюрками или со славянами. Более того,  между собой курды более разобщены, чем тюрки. Современные нации возникли в 20 веке, пройдя этап индустриализации. Курды же не прошли эту стадию развития, остались на уровне феодализма. Поэтому их сложно втиснуть в формы современных, сложившиеся  в индустриальную эпоху,  определений.

    kurd2Курды – это, скорее, конгломерат близкородственных этносов и субэтносов. По официальным данным курдов в мире  насчитывается 25 млн. Согласно отчетам курдских активистов, эта цифра составляет 45 млн., что я считаю более достоверным. Но между ними нет единства.

    Курды  разделены  по религиозной принадлежности,на четыре религии: йезиды, мусульмане-сунниты и мусульмане-шииты, алави или турецкие алавиты (они тоже определяются как отдельная религия). Внутри каждой из религий курды представлены разновидностями этих  конфессий. То же самое и в политическом спектре. От ортодоксальных кемалистов до  ортодоксальных марксистов, от сторонников БААС (Партия Арабского социалистического возрождения) до либералов западного типа.

    Самый главный противник Эрдогана Фетуллах Гюлен тоже курд, хотя и не афиширует это. Гюлен – идеолог «османизации» курдов (фактической ассимиляции курдов с турецким населением). Курдом был его духовный учитель, один из самых влиятельных духовных лидеров Турции да и всего  исламского мира 20-го века – суфийский шейх ордена Накшбанди Саид аль-Нурси, идеолог «мягкого ислама».

    С другой стороны, например, в 90-е годы в Турции и на Ближнем Востоке действовала одна из жестоких  террористических исламских организаций Турецкая Хезболла, которая тоже состояла из курдов. Курды также принадлежат к разным политическим движениям. Они занимали и занимают очень высокие посты в руководстве Турецкой Республики. ПКК это причудливая смесь марксизма и восточного феодализма.

    Говорить о едином курдском языке тоже нельзя. Только в Турции официально признаны два курдских языка (или два диалекта курдского языка, как их определить – зависит от вкуса определяющего) – это сорании курдманджи. Курды, находясь в составе других государств, в первую очередь Персии и Османской империи, не  выступали в единстве. Такое этническое поведение свойственно многим зависимым народам больших империй прошлого – тем же славянам  19 века, тем же тюркам, которые,  достигнув определенного  уровня социальной ступени,  принимали язык империи и ассимилировались.

    Самый известный в мире курд — это Салахаддин, мусульманский завоеватель,  разбивший крестоносцев. В большей  части его армии состояла из курдов. Определенная часть арабов, проживающих в Израиле, являются потомками курдов. В Израиле сейчас наблюдается некоторый процесс курдского возрождения. Арабы курдского происхождения восстанавливают свои этнические корни. Этот процесс пробуждения  курдской самоидентификации идет и в других странах.

    Курды воевали очень много не только с арабами и с турками, но еще больше – между собой.

    Вторая неточность – Иракский Курдистан давно независимое государство. Только эта независимость не называется так, все делают вид, что Курдистан – всего лишь автономный район Ирака. Однако у правительства в Багдаде  нет над ним абсолютно никакой власти. Там свой парламент, свой бюджет, никакие налоги в «федеральный центр» курды не платят. Наконец, своя армия – легендарная Пешмерга(Pesmerge, в переводе «идущие на смерть») численностью, вместе с резервистами, более двухсот тысяч бойцов, объединенных в 36 бригад. И мощные силы безопасности. Все это абсолютно  никак не подчиняется Багдаду. Более того, иракской армии и прочим силовикам запрещено входить на территорию курдской «автономии».

    Экономика региона тоже полностью самодостаточна. Иракский Курдистан, где проживают 5,5 миллиона человек, – единственная стабильная и относительно благополучная провинция в Ираке. Нефтяные запасы региона – шестые в мире по величине, местная нефть составляет 60% добываемой в Ираке. Не менее важно и наличие запасов пресной воды, что делает Курдистан одним из главных сельскохозяйственных районов Ближнего Востока – здесь выращивается до 75% всей иракской пшеницы.

    Формально там существует демократический режим. Местный парламент избирается раз в четыре года, из 111 мест 11 зарезервированы для представителей меньшинств, не менее 30% от общего числа депутатов, согласно закону, должны составлять женщины. В автономии признаны восемь конфессий, каждая из которых имеет право на свои молельные дома.

    Хотя в реальности это, скорее, ширма. Реальная политическая и военная власть принадлежит двум кланам: Барзани и Талабани, в соотношении, примерно. 80% на 20%.

    В столице региона Эрбиле действуют дипмиссии многих стран (в том числе США, Британии, РФ и, например, Финляндии) на уровне консульств, и очень многие – с военными советниками. Базируется американский спецназ и боевая авиация анти-ИГ коалиции. Размещены также турецкие военные.

    Почему же независимость не была объявлена ранее? По большому счету, причин тут две.

    Первая – я могу привести высказанное мне мнение одного американского бизнесмена, работавший в регионе: «курды давно получили бы независимость, если бы не фантастическая жадность курдских торговых кланов». Иракский Курдистан и территории Турции, населенные курдами, эта некая серая зона, где процветает контрабанда . Соответственно очень многим силам экономически выгодна такая ситуация.

    kurd3Видимо, теперь политические и экономические элиты иракских курдов пришли к выводу, что провозглашение политической независимости нельзя больше откладывать. Ведь очевидно, что с выведением из активной игры ИГИЛ должен быть оформлен какой-то статус-кво на ближайшие годы, по идее – и на десятилетия. И иракские курды просто вынуждены зафиксировать свои достижения официально.

    Возможно, за этим стоит Турция, потому, что между различными курдами существуют очень большие различия и напряженные отношения. Если сторонники Оджалана, действующей в Турции и в приграничных районах Сирии КПК (Курдской Рабочей Партии) выступают против Турции, то иракские курды выступают союзниками Анкары. На территории Иракского Курдистана находятся турецкие войска.

    Но официально Анкара выступает против референдума. Эрдоган пригрозил экономической изоляцией региона. Он обвинил лидера Иракского Курдистана Масуда Барзани в «вероломстве», которое выразилось в проведении голосования. По словам Эрдогана, Барзани должен «отказаться от этой авантюры». Ранее президент Турции угрожал, что Анкара может перекрыть трубопровод, перекачивающий в порт Джейхан нефть с территории иракского Курдистана. Также Эрдоган заявил, что Анкара может перестать пропускать грузовики с иракской нефтью через границу с Турцией.

    Однако воевать с курдами Анкара точно не будет. Эрдоган как хитрый политический лис понимает, что «процесс» ему не остановить, а значит, его нужно возглавить.

    Если уж политическое самоопределение курдов – это неизбежность, турецким властям было бы выгоднее всего провозглашение Курдского государства именно на территории Ирака. Если курды в 21 веке выходят на политическую арену  как современная нация, то Анкара заинтересована именно в том, чтобы это свершили курды, лояльные к Турции.

    Громкие заявления – это элемент политической игры, род ритуального выкручивания рук. Прочие игроки данной сцены – Иран и Ирак в первую очередь – не должны иметь повода обвинить Турцию в поддержке «сепаратизма». Главная же  цель – добиться максимальной лояльности нового образования. Эрбиль (столица Курдистана) должна слушаться Анкару.

    Не менее, если не более важно – кто будет контролировать экономику Курдистана, в том числе огромные доходы от нефти и контрабанды. Сейчас в экономике там господствует Израиль. В настоящее время израильтяне имеют большое влияние на экономику Иракского Курдистана, его бизнес и банковскую систему. Иракский Курдистан является одним из главных поставщиков нефти в Израиль. Хотя, как писали СМИ, семья правителя Курдистана Барзани и семья Эрдогана тесно связаны малопрозрачными сделками с курдской нефтью.

    Еврейское государство – единственная страна, которая официально поддержала референдум о независимости иракских курдов.  Израиль еще в 60-х гг. поддерживал борьбу курдов против Ирака, поставляя им оружие. Резкие заявления Эрдогана – вполне возможно, это его попытка оттеснить Израиль от курдского пирога.

    Однако надо иметь в виду, что референдум в Иракском Курдистане – одно, а немедленное провозглашение независимости – другое.  Очевидно, сразу возникнет вопрос относительно территорий, которые будут принадлежать Курдистану. Часть районов, которые курды считают своими, была отнята у них во времена Саддама Хусейна. Это самые нефтеносные районы.  Часть этих территорий были заняты военными силами Иракского Курдистана во время войны с ИГИЛ, но Багдад не признает их за курдами. Курдам было бы важно сохранить за собой Киркук.

    Иран недавно заявил, что если глава Курдистана М. Барзани откажется от референдума, то Иран использует все свои возможности, чтобы эти территории были включены в состав Иракского Курдистана. С точки зрения реальной политики, для  Барзани было бы очень выгодно взамен на  отказ  от немедленного провозглашения независимости официально, совершенно законно с точки зрения международного и иракского права, получить в свой состав богатый нефтью Киркук. А уж потом, когда регион окончательно будет включен в структуры «Автономного Курдистана» – снова поднять вопрос о независимости.

    Однако есть вторая причина, почему референдум о независимости состоялся. «Дурной пример заразителен». Точнее, «дурным» он является для основных сегодняшних «центров силы» – радикальной перелицовки политической карты мира они не хотят – они думают, что «все устоялось и так».

    Сильных и не очень сильных мира сего, практически все правящие элиты сопредельных стран пугают далеко идущие политические последствия такого шага для Ирака всех стран Ближнего Востока. Да и прочих регионов планеты.

    Границы на Ближнем Востоке были прочерчены еще странами-победительницами Первой мировой войны – в соответствии со своими тогдашними интересами. Границы Европы и Ближнего Востока – победителями Второй мировой. С тех пор утекло много чего, появились новые силы, которые хотят  перекроить политическую карту под свои интересы. Но если данный  процесс изменений начнется в одном месте – то он затронет весь мир. Если можно курдам – почему нельзя остальным? А в мире сегодня существует свыше трех тысяч более-менее крупных народов. И только 190 государств.

    Поэтому события в Иракском  Курдистане являются историческим моментом. Проведение референдума коренным образом изменит расстановку сил на всем большом Ближнем Востоке, включая Кавказ и во всей мировой политике.

    Независимость Иракского Курдистана будет означать, что границы, сформированные на Ближнем Востоке после Первой мировой войны – снова  неустойчивы. Кавказ, между прочим, напомним для российского читателя – тоже часть Большого Ближнего Востока.

    Границы эти, впрочем, и так трещат по швам. События в Сирии и Ираке являются тому примером. Мы все еще живем на территориях, начерченных политиками и дипломатами  в начале 20 века.Имеющиеся на Ближнем Востоке тиранические режимы тоже исходят  от этого разделения границ, которые  не соответствуют ни этническим, ни историческим, форматам, которые никто не  желает изменить. Нынешнюю государственность в этих границах можно сохранить только тиранией.

    Как-то я говорил с одним влиятельным американским дипломатом, который сказал следующее: рано или поздно Ирак разделится на курдскую, суннитскую, шиитскую части. Известно, что границы Ближнего Востока неестественны. Если курды дадут такой повод, то США, возможно, возьмутся за перекройку региона на более естественные части, чтобы они соответствовали этнической карте. Но это очень опасная игра, и ситуация может выйти из-под контроля. Вслед за Ближним Востоком могут пойти другие части мира, вплоть до Латинской Америки, не говоря уж про прочую Азию и Африку.

    Однако, как уже было сказано. «Процесс пошел». Мир, таки да, меняется.

    Wednesday, September 20th, 2017
    6:21 pm
    Дорогие соратники!
    Международное Гиперсионистское движение "Беад Арцейну" поздравляет вас с наступающим 5778 годом! Пускай этот год станет счастливым не только для нас лично, а для всего еврейского народа! Пускай начнется восстановление Храма и Еврейского Царства!
    2:22 pm
    Русские: федерация или смерть

    Русские: федерация или смерть





    В течение столетий русские, как нация, при защите своих интересов в столкновении с другими народами опирались, в основном, на мощь государства. Сегодня данная модель не работает.

    Жестко-иерархическая российская государственная машина традиционного для России типа не выдержала начала перехода к постиндустриальной эпохе и рассыпалась.

    Но русские не оказались способными быстро, причем на новых основаниях, выстроить новый эффективный государственный механизм. Современное российское государство неэффективно, лишено какой-либо скрепляющей идеи — и, главное, не просто коррумпировано, но заточено только на разворовывание ресурсов, не способно ничего производить.

    В числе прочих последствий преимущественная опора на государство привела к тому, что у русских слабее, чем у большинства окружающих народов, выражены горизонтальные связи внутри общества, меньше чувство национальной сплоченности. И в результате всюду на просторах РФ, где групповые интересы русских (будь то в сфере бизнеса, криминала, распределении жилья и прочих ресурсов) сталкиваются с групповыми интересами иных национальных групп — представители местной власти, в том числе и русские по национальности, легко «покупаются» «нерусской» стороной. Русские оказываются неспособны действовать, как единое целое, в том числе и при мобилизации финансовых или административных ресурсов «на общее дело», а у чиновников — этнических русских чувство «национальной принадлежности» оказывается много слабее «чувства своего кармана». Механизмы же внутриобщинного принуждения (и силового, и психологического) у современных русских просто отсутствуют как класс.

    Единственный поведенческий механизм, который еще мог бы эффективно защитить коллективные национальные интересы в этих условиях — способность к коллективному стихийному насилию, направленному именно против внешних угроз, к пассионарному взрывному сопротивлению.

    Но его-то, похоже, у русских в целом, как народа, также нет. Причем нет давно.

    Во всяком случае, так представляется при взгляде на русскую историю.

    Ответ на никонианский разбой: вместо массового вооруженного восстания — массовые, тысячные самосожжения (где еще такое было?!) и бегство, уход в леса, за кордон.

    Соловецкое восстание — единственный крупный чисто русский по составу участников вооруженный эпизод в борьбе за «старую веру», но и здесь мы наблюдаем ту же реакцию — пассивное бегство.

    Только тут из-за того, что в Соловецком монастыре, одном из главных интеллектуальных центров антиниконианцев имелись прекрасные почти неприступные укрепления, да еще на удаленном острове — монахи в них и сидели до упора. Сама история так и называется «Соловецкое сидение». Не было никакой военной инициативы, попытки зажечь тыл в самом Московском царстве, массовых выступлений в поддержку в других местах.

    Преследования сторонников «старой веры» со стороны московских властей продолжались и в XVIII и XIX веках: массовые выселения, закрытия скитов, сожжения книг, аресты «начетчиков». Со стороны же сектантов и старообрядцев — та же реакция, пассивное сопротивление. А они ведь составляли более 10 % населения России.

    Протест против закрепощения крестьян: в крупных восстаниях типа Разина и Пугачева участвовали в основном казаки, а также тюрки-мусульмане.

    Ответ на чудовищный гнет при Петре: массовое вооруженное сопротивление было только со стороны украинцев и казаков (самое крупное антипетровское восстание Булавина — восстали, как обычно, донские казаки).

    Но казаки — это не русские, в те времена их можно совершенно четко определить как  отдельный народ, со своим особым этногенезом,

    Казаки даже на момент Революции являлись особой группой, которую многие рассматривают как отдельный этнос, некоторые как субэтнос. В любом случае, по своим психологическим характеристикам отличавшийся, как и дворяне, от основного ствола русского этноса. А в XVII–XVIII веках разница была еще более значительна. На тот момент казаков нужно по  всем параметрам рассматривать как отдельный этнос. Впрочем, их именно так и рассматривали в официальных документах и учебниках того времени. Так, в этнографическом труде одного из отцов российской географии проф. Е.Ф. Зябловского «Новейшее землеописание Российской империи», в части третьей «Об обитателях государства, их языках, вере и упражнениях народных», в параграфе 82-м перечисляются «народы словенские»: «1) Россияне, владеющий народ в Российском государстве, живут везде в России. 2) Козаки, кои суть: Донские, Гребенские или Терские, Волжские, Оренбургские. Сибирские, Малороссийские, Бугские и Черноморские. 3) Поляки». (СПб., 1807, ч. 3, стр. 16).

    Также в другом основном труде по российской географии начала XIX века, в учебнике К.И. Арсеньева, «Краткая всеобщая география» (СПб., 1818, 20-е изд., 1849), написанном по поручению «учебного начальства» и в течение 30 лет служившем единственным учебником по этому предмету, читаем в разделе «Отдел о племенах народов, обитающих в Российских владениях»: «к славянскому племени отнесены: а) Русские, господствующий народ в империи, б) Казаки Донские, Черноморские. Уральские и Сибирские, в) Поляки — народ составляющий главное население в Царстве Польском и в губерниях от Польши присоединенных». Другие славянские народы в этих трудах не обозначены.

    Кроме того, основная сила антипетровских выступлений, донские казаки во времена Петра — в этническом смысле мало чем отличались от запорожских казаков (которых считают частью украинского народа) или даже от собственно украинцев Мазепы. От русских центра и севера России донцы отстояли дальше, чем от украинцев.

    Смута и польская оккупация: отряд в тысячи три человек, наемников — польских рыцарей и казаков прошел всю страну и без труда взял Москву. И вся столичная элита, церковная, военная и бюрократическая, стала сотрудничать с оккупантами. В военном отношении поляки представляли собой просто сброд, набранный в спешке в приграничных областях, это даже не были регулярные польские части. Самыми боеспособными из сил вторжения были казаки, многие из них — ариане по вероисповеданию.

    Контролировали оккупанты только Москву и несколько крепостей на пути в Польшу. В конце концов, очень неспешно, на огромных пространствах (а ведь были там и гарнизоны регулярной армии, и бояре, и дети боярские, и верные правительству казаки) организовались военные силы и выбили этот разложившийся сброд из Кремля.

    Революция 1905 года: основные вооруженные массовые выступления (во всех их видах — будь то сознательные выступления против царизма, или стихийные проявления массового насилия — грабежи и поджоги помещичьих усадеб, еврейские погромы) имели место в южных, населенных украинцами, губерниях. Из значимых выступлений собственно в России можно отметить только московское рабочее восстание и рабочие волнения в Петербурге. Но рабочие московских и питерских заводов по национальному составу являли собой довольно пеструю смесь, там было много приезжих, опять же, в значительной части выходцев с Украины. В Петрограде вооруженным восстанием руководили украинец Георгий Степанович Хрусталев-Носарь, председатель Петербургского Совета рабочих депутатов, и евреи Лев Троцкий (Бронштейн), занявший пост Председателя после ареста Хрусталева-Носаря, и председатель исполкома Петросовета Александр Парвус (Израиль Гельфанд).

    Революционный антиправительственный террор: им занимались в основном дворяне (особый субэтнос, пестрого этнического происхождения, ныне полностью выведенный) и евреи. Хотя, конечно, были бомбисты и из русских не-дворян, такие как Каляев или Нечаев — но они «не делали погоды».

    Кто сделал революцию и Гражданскую войну? В начале, при взятии большевиками власти в Питере и Москве, они опирались на солдат, которые просто рвались домой, в значительной степени это были русские крестьяне.

    Тут тоже очень характерная реакция — в стране война, территория оккупирована, «Отечество в опасности», интервенты — а они пахать бегут!

    На следующем этапе, в начале гражданской войны, вторая половина 1917–18-го, большевики нашли себе всяких заблудившихся дальних нацменов — китайские полки Йоны Якира, латыши, пленные австро-венгры и кто только не. Но собственно Гражданскую войну вели и выиграли большевикам следующие группы: кадровые офицеры царской армии, в основном дворяне, интеллектуальный цвет Академии генштаба, такие, как Брусилов, Снесарев, Свечин — все они были с большевиками; евреи; казаки; украинцы – от Антонова-Овсеенко до Махно.

    Русское крестьянство выполняло роль пассивного элемента, мобилизуемого то красными, то белыми.

    Та же картина и в основных антибольшевистских выступлениях. Крупнейшее восстание в Кронштадте: председателем созданного восставшими Ревкома был Степан Петриченко, из Запорожья.

    Конечно — в гражданскую войну было «много чего». Единственным, пожалуй, крупным чисто русским массовым вооруженным выступлением было крестьянское восстание под руководством Антонова. Но если говорить об общей картине — то она получается такой, как описано выше.

    Если мы посмотрим на географию партизанского движения в Великую Отечественную войну (как просоветского, так и националистического), то увидим, оно разворачивалось в основном на землях, населенных или украинцами (особенно западными) или белорусами.

    И в первую Отечественную Войну 1812 года, и в войну Великую Отечественную партизаны в основном действовали в белорусских районах. В районах собственно России, захваченных немцами, партизан практически не было.

    Таким образом, мы видим, что среди русских роль пассионарного запала выполняли украинцы, белорусы и евреи.

    И именно украинцы, в значительной степени, — основной горючий пассионарный материал в России.

    Преступность также представляет собой вид сопротивления, канал, в который сливаются асоциальные пассионарии. По ее типу можно многое понять о потенциале сопротивления народа. Если для русских архетипично воровство, втихую, поодиночке, то для украинцев — именно сбиваться в банды. Для евреев же характерны интеллектуальная преступность, финансовая и мошенничество, а также вооруженный разбой, или в особо дерзких формах, или в сложно организованных бандах, или деятельность типа наркоторговли и рэкета, требующая мощного и жестокого силового прикрытия и интеллектуальной разработки.

    Сейчас наиболее пассионарные украинцы в значительной степени ориентированы на свое новообретённое государство, с началом агрессии России против Украины процесс отдаления украинцев от Московии многократно усилился,  этого пассионарного элемента в России уже нет.

    Основным активным инородным элементом в России становятся вместо них кавказцы. Но кавказцы русским не комплиментарны. Если украинцы и белорусы действовали как часть русского народа, то кавказцы — как сила, направленная на его разрушение.

    При столкновении с русскими кавказцы выигрывают за счет того, что они сохранили горизонтальные связи, большой уровень внутригрупповой сплоченности и национальной солидарности. У русских, как уже было сказано, он всегда был ниже — а жизнь больших городов последнего столетия вообще полностью атомизировала русский народ.

    Такова историческая реальность, так, как она доступна наблюдению историка.

    Но народ — живой организм. Он меняется. Для того, чтобы выжить, у русских как нации,  теоретически, есть только две возможности.

    Или восстановить жесткое национально-ориентированное иерархическое вертикальное государство.

    Или научиться жить в системе горизонтальных связей, на современном политическом языке это именуется «гражданское общество», и воспитать в себе чувство национальной солидарности. Причем или то или другое нужно делать в короткие сроки — время работает против русской нации.

    Путь на воссоздание тоталитарного террористического режима сейчас явно выбирает московская власть. Однако режим такого типа очень затратен для потенциала народа, а в условиях 21-го века вообще абсолютно неэффективен. Даже если его удастся построить, долго он не продержится. Занимающий огромные пространства многомиллионный русский народ не может в современных условиях развиваться при системе жёсткого управления из одного центра.

    А значит, перед русскими как народом стоит только один выбор: или научиться жить в нецентрализованном, самоуправляемом обществе, построить федерацию на основе гражданского общества, или уйти с исторической арены.
    Sunday, September 10th, 2017
    1:31 am
    Window on Eurasia -- New Series_ North Caucasus Republics Could Flourish on Their Own, Israeli Polit


    Paul Goble

                Staunton, September 8 – Often observers look at the divisions among Circassians and even within the Circassian national movement and conclude that they are no threat to anyone, Avraam Shmulyevich says. But they forget that almost all national movements including the ones which have become successful have begun with such problems.

                But those more closely involved, including in the first instance the government and special services of the Russian Federation, the Israeli analyst says, are very much frightened by that prospect and have deployed many forces to disorganize and suppress Circassian activism wherever it manifests itself (afterempire.info/2017/09/07/circassian/).

                    “The Circassians,” Shmulyevich continues, “are the only people for whom the Caucasus War has still not ended, the only people who not only seriously suffered in the course of this war but for whom the negative consequences of defeat are still important and more than that catastrophic.”

                Their “main problem is that 80 percent of the Circassians to this day are in exile and being subject to active assimilation,” but in addition, those who remain in “their historical motherland, the North Caucasus, “are divided among six administrative units” something that represents a barrier to their coming together.

                Moreover, “even in their own ‘national’ formations, the Circassians are deprived of the opportunity to freely develop their culture and define by themselves the path of their national development.” Moscow’s complaint that the Circassians talk “’too much’” about the past is baseless given that Russian forces expelled “more than 95 percent” of them.

                That action, along with the murderous campaign and discrimination the Russian state imposed before and after 1864, qualifies as a genocide.  That is how most international legal scholars view it, and it is so much a part of the Circassian national identity that few Circassians feel the need to articulate it on a regular basis, Shmulyevich says.

                Moscow is not willing to discuss any of this. Nor is it willing to allow Circassians from the Middle East to return to the North Caucasus. The reason is simple, he says. “The arrival of tens and then hundreds of thousands of citizens with experience in more democratic states and having foreign citizenship and thus immunity … is a mortal threat to the Putin order.”

                But Moscow is not content just to keep the Circassians from returning. Because of its fears, the Kremlin has taken steps to completely control Circassian organizations inside the Russian Federation, groups that “imitate activity and try to distract young people from the main Circassian problem.”  They have been largely successful in “’setting the tone’” in these groups.

                Today, however, Shmulyevich argues, “the situation is changing; and the meaninglessness of these organization has become evident to many Circassians. Circassian young people are coming to back the idea of the need for the creation of an international organization based on the principles of international law.”

                The Israeli scholar says that in his opinion, such an organization “will appear in the coming years.”

                In addition, he points out, “the Russian special services are devoting colossal efforts for the neutralization of the Circassian question. But they are not all-powerful. Even the powerful Soviet KGB was not in a position to control a multi-million-strong people; and its successors are weaker by an order of magnitude.” 

                All these things mean, Shmulyevich concludes, that Circassian problems are only going to intensify.  As one Circassian activist told him, he reports, “God alone knows how all this will end, but there isn’t going to be any peace in the Caucasus.”  And that is something that many in Moscow already have many reasons to fear. 
    Thursday, September 7th, 2017
    5:11 pm
    Черкесский узел

    Черкесский узел

    Авраам Шмулевич

    israel-cherkes

    Демонстрация израильских черкесов перед посольством РФ в Тель-Авиве в поддержку Андзора Ахохова и других арестованных черкесских активистов и с протестом против проведения Олимпиады в Сочи, 2014.

    Причины, вызывающие постоянное напряжение вокруг «черкесской темы» – объективны. Это выражение коллективной воли и коллективных проблем многомиллионного народа, разбросанного по разным странам, но имеющего общее самосознание и общую историю.

    Черкесское национальное движение плохо организовано, находится на начальной стадии своего развития. Представляющие его активисты постоянно «грызутся» между собой. Черкесские «толстосумы», этнические черкесы, разбогатевшие на своей исторической родине или в диаспоре (а число долларовых миллиардеров – этнических черкесов в РФ, Турции, Иордании, странах Запада превышает сотню) крайне неохотно дают копеечные суммы на «черкесское дело», в лучшем случае ограничиваясь ничего не значащими патриотическими словами. Многие силы пытаются дезорганизовать, раздробить и задушить на корню Черкесское национальное движение – сами этнические черкесы, члены властных элит черкесских автономий в составе РФ, правительства и спецслужбы России, Турции и Сирии.

    Однако то же самое происходило и с национальными движениями практически всех современных государств, добившихся независимости – начиная с Соединенных Штатов Америки на заре Нового времени. Так что и черкесы имеют все шансы добиться реализации своих национальных чаяний, вплоть до обретения независимости.

    Главным препятствием на пути выполнения этих требований является позиция Кремля.

    Черкесы – единственный народ, для которого Кавказская война все еще не закончилась.Единственный народ, который не только серьезно пострадал в ходе этой войны, но для которого отрицательные последствия поражения все еще актуальны и, более того, катастрофичны.

    Основная проблема – это то, что восемьдесят процентов черкесов до сих пор находятся в изгнании, и происходит их активная ассимиляция. Но даже оставшиеся на российском Кавказе, на своей исторической родине, черкесы разделены на шесть административных единиц, шесть субъектов Российской Федерации, что также создает условия для их полного растворения.

    Тем более что федерализм РФ является чисто условным. Даже в своих «национальных» образованиях, как и все остальные,  черкесы лишены возможности свободно развивать свою культуру и самим определять пути своего национального развития.

    Москва упрекает черкесов в том, что они «слишком много» говорят о прошлом. С точки зрения Кремля, война на Кавказе давно закончилась. Но с точки зрения черкесов, где бы они сегодня ни жили, именно столетняя кровопролитная Русско-Черкесская война, в ходе которой было уничтожено и выселено более девяносто пяти процентов коренного этноса, явилась причиной исчезновения единой страны – Черкессии. Действия России по отношению к черкесам, в соответствии с международным правом, однозначно трактуются как геноцид – таково мнение практически любого черкеса. Этот взгляд является настолько общим для всех черкесов, что публично его не отважатся оспаривать даже чиновники прокремлевских черкесских администраций кавказских республик.

    Черкесские организации РФ и диаспоры неоднократно обращались к Москве с просьбой официально признать геноцид черкесов в ходе Кавказской войны 1863-1864 годов. Сегодняшняя Россия официально заявила, что она является правопреемником и правопродолжателем Российской империи. Если бы Россия признала совершенный геноцид, то черкесы могли бы восстановить целостность нации на своей исторической территории. Однако Москва отказывается даже обсуждать эту проблему.

    Как можно понять, причиной является то, что признание факта геноцида и изгнания черкесов со своей исторической родины неминуемо повлечет за собой признание права черкесов на репатриацию на Кавказ. Это потянет за собой требование создать условия для репатриации, как минимум, признание Россией двойного гражданства для репатриантов.

    С точки зрения российского законодательства, нет ничего невозможного в том, чтобы именно репатрианты-адыги получили особый статус, поскольку именно их народ находится в исключительном положении вследствие Кавказской войны. В СССР было нечто подобное, когда отношения советской республики Армения и Спюрка (армянской диаспоры) были совершенно специфическими. Советская власть признавала особые нужды армянского народа, разбросанного по многим странам вследствие геноцида армян в Османской империи, и разрешала армянам то, о чем не могли мечтать другие диаспоральные народы СССР, будь то немцы или евреи. Институт Спюрка, признание исключительных отношений армян СССР и диаспоры, законодательно разрешенная репатриация армян в СССР и возможность репатриантам-армянам свободно уехать из «империи зла» – все это делало положение армян уникальным. Так что, теоретически, и в современной Российской Федерации, являющейся правопреемницей СССР, возможно принятие закона в области иммиграции, который касается только одной этнической группы.

    Казалось бы, такое изменение законодательства выгодно России, оно позволит РФ использовать потенциал соотечественников, привлечь в Россию новых граждан, обладающих передовым опытом.

    Однако именно этого и боится Кремль. Приезд десятков, а то и сотен тысяч граждан, обладающих опытом жизни в более демократических государствах, имеющих зарубежное гражданство, а значит и иммунитет против произвола российской полиции и чиновников – смертельная угроза для существующего в России Путина порядка.

    Есть еще одна проблема, о которой никто не говорит. Существующие в России национальные организации полностью подконтрольны финансирующей их власти. В течение почти двадцати лет, прошедших после распада СССР, они имитируют деятельность, пытаясь отвлечь молодежь от главной черкесской проблемы. К сожалению, они сумели «задать тон» и зарубежным черкесским организациям. Но сегодня ситуация меняется, и несостоятельность этих организаций стала очевидной многим адыгам. Черкесская молодежь приходит к мысли о создании международной организации, ориентированной на международное право. Думаю, она появится в ближайшие годы, для этого существует достаточный интеллектуальный и материальный потенциал.

    Молчание Кремля было расценено многими черкесами крайне негативно. Общее мнение подытожила вышедшая еще в начале подготовки к Олимпиаде статья на одном из ведущих черкесских ресурсов:

    Хотят ли нас слышать за кремлевским забором?

    «Накануне 145-летия окончания Русско-Кавказской войны многие черкесы ждали обращения Президента России. Последний раз такое обращение было сделано покойным Борисом Николаевичем Ельциным 18 мая 1994 года.

    Черкесы ждали, что власть, во-первых, окажет уважение народу, понесшему такие жертвы в ходе этого столетнего акта геноцида, во-вторых, скажет о том, как собирается решать проблемы, доставшие в наследство от этой жестокой войны. Черкесы не просто ждали, но и просили Президента выступить с обращением, несмотря на то, что это унизительная процедура – просить, чтоб к тебе обратились и выразили сочувствие.

    Президент остался глух ко всем этим обращениям.

    Это плевок всем нам в лицо. Раз к нам такое отношение, то какой привет, такой ответ. Тихих и спокойных не уважают и не считаются с ними. Что ж, будем бить в набат везде, где найдем барабан. Если найдем его в Европе или Штатах, пусть уж никто не обижается. Если за высоким кремлевским забором нас не хотят услышать,  придется кричать со стороны – запада или востока, где дадут рупор. Других вариантов нам не оставляют».

    Российские спецслужбы прилагают колоссальные усилия для нейтрализации черкесского вопроса. Но они не всемогущи, контролировать многомиллионный народ оказался не в состоянии даже мощнейший советский КГБ, тем более не справятся с этой задачей и его современные на порядок более слабые преемники.

    Объективные причины, вызывающие к жизни напряжение вокруг «черкесского вопроса», могут быть устранены только политической волей современного московского руководства. Воли же этой нет и в помине.

    А значит, узел «адыгских проблем» будет запутываться все сильнее и, как сказал в беседе со мной один из деятелей адыгского движения, «Бог знает, чем все это окончится, но спокойствия на Кавказе не будет».

    http://afterempire.info/2017/09/07/circassian/

    Wednesday, September 6th, 2017
    3:57 am
    Авраам Шмулевич: Какой станет Черкесия будущего?
    Авраам Шмулевич: Какой станет Черкесия будущего?


    Политические процессы, происходящие в России в последние годы, заставляют многих экспертов говорить о близящемся крушении российского государства. Будет ли это крушение только политической системы, с полной сменой элит, или же развал страны, пока не ясно. Но очевидно одно – национальные меньшинства и более или менее самостоятельные регионы страны уже сейчас должны думать о том, как они видят свое будущее на случай развала Российской Федерации. В последнее время самым обсуждаемым политическим проектом на Северном Кавказе является концепция Черкесии, представляемая черкесскими активистами, проживающими в республиках Северного Кавказа: Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, а так же во многих государствах мира. О том, как будет выглядеть Северо-Западный Кавказ в случае ухода России из региона, мы беседуем с черкесским активистом Х., чье имя, в целях безопасности, разглашать не будем.
    avram
    Авраам Шмулевич – Известно, что любой народ, и любая организация, действует исходя из каких-то интересов. В чем главная задача черкесов в сложившейся ситуации?
    — На сегодня черкесы являются самым разделенным народом в РФ, и, если взять в процентном соотношении, народом с самой большой диаспорой. Из более чем восьми миллионов черкесов, 90% проживают за пределами своей исторической родины в более чем 50 странах мира, из них около 6 миллионов только в Турции. А те 800 тыс. которые проживают на своей исторической родине, находясь на своей родной земле разделены между шестью субъектами РФ и двумя федеральными округами. Черкесы сегодня на своей родине, на Кавказе, компактно проживают в Адыгее, КБР, КЧР, РСО, Краснодарском и Ставропольском краях, причем эти области разделены на два федеральных округа — Южный и Северокавказский федеральные округа. Любой народ, помимо элементарного самосохранения, хочет развиваться. Нам, для развития, в первую очередь, необходимо объединиться на своей исторической родине. Также нашим братьям, проживающим заграницей, необходимо дать возможность вернуться на свою родину. Для решения этих вопросов необходима четкая государственная программа и поддержка. Развитие народа непременно связано с сохранением и обогащением языка и культуры. Это тоже требует политической воли и единого пространства. Таким образом, можно констатировать, что главной задачей черкесов в настоящий момент является объединение в рамках единого территориального субъекта, с общим политическим, экономическими и культурным пространством.
    Авраам Шмулевич – Насколько вероятен распад России, на ваш взгляд?
    — Я не вижу ни единого шанса для России избежать распада. Уже большинство экспертов, которые не обслуживают власть, а имеют независимую позицию, говорят о неизбежности крушения системы. Так же эту перспективу понимают и видят многие представители властных структур, но из-за своего настоящего положения пока открыто об этом не говорят. Нынешняя система власти уже прошла точку невозврата. Страна стала абсолютно неуправляема, систему поразил вирус, от которого избавиться уже не получится. В России нет ни единой объединяющей идеи, ни общих интересов для различных народов. Народы Северного Кавказа сильно отличаются от русских, как по ментальности, так и по политической культуре и видению своего будущего. Не зря в некоторых районах Дагестана часто споры решают по шариату, а не по законам РФ. Мы отчетливо видим, что в той же Чечне совершенно не действует российский закон, а действует слово вождя или обычаи. Когда попадаешь в Чечню, возникает устойчивое впечатление, что это другая страна.
    Единственное, что до сих пор удерживает государство, это выстроенная на деньгах и военной силе вертикаль власти. Те же чиновники и сотрудники силовых структур не верят в идеологию «патриотизма и любви к Родине, скрепленную церковными скрепами». Это все параллельная реальность для бюджетников низшего звена и «ватных» потребителей соловьево-киселевской пропаганды.
    Как только не станет тех денег, которые держат чрезмерно раздутый силовой и пропагандистский аппарат, страна рухнет. Каждый народ, и даже некоторые русскоязычные регионы, начнут гнуть свою линию, уводящую всё дальше и дальше от Москвы. Да и самой Москве будет не до них, так как не останется ресурсов для влияния и удержания. Имперские амбиции России подпитывались до сих пор нефтедолларами, которых стало значительно меньше. И страна, сидящая на нефтяной и газовой игле, без инвестиций в экономику, рухнет довольно быстро. Этому способствует еще и тот фактор, что РФ пошла против основной силы цивилизационного мира.
    Авраам Шмулевич – Каким черкесы видят свое будущее, если развал России начнется в скором времени?
    — Северный Кавказ ментально имеет четкое разделение на Восток и Запад. Восточная часть, включающая Дагестан, Чечню и Ингушетию, является более религиозной и традиционной. Они, в ментальном, системном, и культурном плане кардинально отличаются даже от остальной части Кавказа. На мой взгляд, в будущем они обособятся, и если сумеют найти общий язык и точки соприкосновения, общие интересы, организуют некую конфедерацию под религиозным флагом. Западная часть Северного Кавказа более сложная в этническом смысле. Эта территория является исторической Черкесией, которая была уничтожена Россией в ходе Русско-Черкесской войны 1763-1864 годов. В настоящий момент она заселена черкесами, русскими, осетинами, карачаево-балкарцами, казаками и другими народами. Это население, в общем, более светское и прозападное. Во избежание междоусобных войн, этнических чисток и многолетних споров, все народы, проживающие на Северо-Западном Кавказе, должны объединиться на основе общих экономических и политических интересов, и создать единое политическое образование с демократическим светским строем. При этом все народы должны получить максимально широкие возможности для самосохранения и развития. Объединяющим фактором станет экономическая самодостаточность и реализация прав всех этносов.
    Авраам Шмулевич – Почему это политическое образование должно называться Черкесией?
    — На протяжении многих веков, еще задолго до прихода России на Кавказ, эта территория называлась Черкесией. И в той Черкесии, кроме этнических черкесов, проживали и те же осетины, карачаево-балкарцы, абазины, ногайцы и т.д. И то, что сейчас на этой территории черкесы в меньшинстве, это не вина самих черкесов. Так распорядилась история, что наш народ был наполовину истреблен, а основную часть оставшихся изгнали со своей родины, и сейчас они распылены по миру. Черкесов сейчас около 8 миллионов по всему миру, и Северо-Западный Кавказ — это их родина всех их. Потому, я считаю правильным, если это политическое образование получит обратно свое историческое название – Черкесия.
    Авраам Шмулевич – Давайте уточним, о каких регионах сейчас идет речь.
    — Это Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Ставропольский край, Краснодарский край, Адыгея и Ростовская область.
    Авраам Шмулевич – Почему именно данные регионы? Кроме того, в каждом из них компактно проживают черкесы, кроме Ростовской области. Почему же тогда и этот регион тоже должен войти в состав Черкесии? Еще вопрос: вы включили туда Северную Осетию, которая сама могла бы выступить самостоятельным субъектом. По какому принципу вы объединяете именно эти регионы?
    — Границы названных регионов не возникли естественным путем. Они искусственно созданы российской администрацией. Если сейчас Осетия выступит отдельным субъектом, неизбежно возникнет территориальный спор с черкесами по поводу Моздокского района. На востоке Осетии также возникнет территориальный спор с Ингушетией, который может вылиться в войну. Так что для осетин вхождение в состав Черкесия — это вопрос собственной безопасности.
    При создании нового образования из этих областей, черкесы, разделенные между шестью регионами, окажутся в едином политическом образовании, и смогут объединиться. Также решиться проблема карачаевцев и балкарцев. Это единый народ, но сейчас они находятся в разделенном состоянии, и смогут объединиться в границах создаваемой Черкесии. Терские, Кубанские и Донские казаки также могут объединиться, и стать единым самостоятельным народом. Нужно учитывать и то, что армянская диаспора очень велика в Ставропольском, Краснодарском и Ростовском областях. Как видим, практически все народы обозначенных субъектов РФ разделены между этими самыми регионами, и в интересах каждого из них – воссоединиться. Также у некоторых народов существуют территориальные проблемы. В частности, балкарцы, переезжая с горных районов на равнины Кабардино-Балкарии, сталкиваются с нехваткой жизненного пространства. Проживая в большом политическом образовании, они без риска политического разделения, могут получать земли в любом месте. Они, как и все остальные народы, смогут жить и развиваться, реализовать все свои этнические права в рамках Черкесии. Я уточню – Черкесия это не империя, и не ставит перед собой целью кого-то ассимилировать или поглотить. Сами черкесы, как и другие народы, будут в меньшинстве. Пусть название никого не пугает. Это просто историческое название, которое нужно восстановить ради исторической справедливости. Это будет страна для всех народов, проживающих на данной территории, для всех граждан, независимо от национальности. В Черкесии все должны иметь равные права и равные возможности.
    Также хочу отметить, что это политическое образование является полностью самодостаточным с экономической точки зрения. Это будет стабильная страна, с которой можно вести дела Грузии, Украине, Турции и другим странам. Черкесия будет сухопутной связующей территорией между Южным Кавказом и Восточной Европой, соединять Волжско-Каспийский бассейн с Черноморским бассейном. Есть большой сельскохозяйственный потенциал, есть самодостаточность в плане чистой воды, лесов, природных ископаемых и углеводородов. Учитывая все это, сам Бог велел объединиться в единое политическое пространство и вместе развиваться.
    Авраам Шмулевич – А почему бы не образовать Черкесию путем объединения существующих черкесских республик, или же Черкесию до Кубани, как это изображено на некоторых картах, гуляющих по интернету?
    Действительно, есть и такое мнение в среде черкесских активистов. Но в настоящий момент существующие административные границы не позволяют объединиться таким путем, для создания Черкесии тогда придется перекраивать существующие границы. Это неизбежно приведет к конфликтам и разногласиям. Также, создание национального государства может привести к недовольству других народов. Поэтому, считаю наиболее оптимальным и мирным вариантом объединение уже существующих субъектов в многонациональное политическое образование, где все будут жить в равноправных условиях.
    Авраам Шмулевич – А что если, все-таки, Россия устоит?
    Если Россия станет демократическим, по настоящему федеративным государством, предоставляющим нашему политическому образованию широкую автономию, дающим нам возможность реализовать свои интересы, то это будет для нее очень выгодно. Это укрепит южные рубежи государства, и вместо депрессивного, дотационного и проблемного региона, они получат самодостаточный регион, обеспечивающий продовольствием практически всю Россию. Ведь Россия сейчас рушится именно из-за маниакального стремления всё и всех контролировать, всем приказывать и навязывать свою волю. А время сейчас такое, что чем больше полномочий дается регионам, чем больше прав дается народам, тем они лучше развиваются, и как следствие, в стране ситуация и атмосфера улучшается. Для нас не является принципиальным условием отделение от России. Для нас важно реализовать свои национальные интересы. Если Россия откажется от империализма, станет демократическим цивилизованным европейским государством, и самой России, и нам будет лучше. Отмечу, что отделение Черкесии от России – это не наше стремление. Это то, что может произойти без нашего непосредственного в этом участия, в результате распада России, который произойдет из-за прогнившей насквозь политической системы.
    Авраам Шмулевич – Каково будет положение черкесов в вашем проекте Черкесии?
    Как я отмечал ранее, в этом политическом образовании каждый народ должен иметь возможность развиваться как этнос, права и свободы должны быть обеспечены и защищены. Если говорить конкретно о черкесах, то на политическом уровне должен быть признан геноцид черкесов, совершенный Российской Империей. Исходя из этого, должна быть принята политическая программа реабилитации черкесов. Это включает в себя восстановление исторического названия территории – Черкесия, право черкесской диаспоры на репатриацию при материальной поддержке государства, восстановление топонимики и гидронимики на черкесском языке, восстановление и развитие черкесского языка и культуры. Ничего сверхъестественного черкесам не надо. Все наши требования исходят из двух моментов – того, что мы автохтонный народ Северо-Западного Кавказа, и того, что против нас было совершено одно из самых страшных из возможных преступлений – геноцид народа, и, следовательно, необходима полная реабилитация на государственном уровне. В остальном у нас будут такие же права, как и у остальных.
    Авраам Шмулевич – Если все-таки обозначенные вами территории отделятся от России, и возникнет государство Черкесия, каково будет положение русских в этом государстве? Должны ли они будут отвечать за оккупацию и геноцид?
    Русский народ не несет ответственности за то, что случилось с черкесами. Ответственны за это Российская империя, Советская политическая система, и их правопреемник – современное Российское (Московское) государство. Геноцид черкесов — это не преступление русского народа, это преступление государственных режимов. Потому на русских не будет переложена ответственность за это. Русские, которые останутся жить в Черкесии, будут иметь равные права, как и все остальные граждане. У них будет возможность социального, экономического, культурного развития, право сохранять и развивать свой язык, исповедовать свою религию и хранить свою идентичность. Мы, все жители этой территории, должны объединиться и вместе строить светское демократическое государство европейского образца, где будут обеспечены права и свободы каждого гражданина. Мы должны стремиться к тому, чтоб все дружно и мирно жили, создавали благоприятные условия для реализации своих личных и этнических интересов.
    Авраам Шмулевич – Вот вы говорите, что черкесы – автохтонный народ, и поэтому должны быть реализованы все права как коренного народа. Но ведь другие народы тоже считают себя коренными – балкарцы, карачаевцы, абазины, осетины. Будет ли какое-то разделение по признаку «кто более коренной»?
    — То, что я говорю, что черкесы – коренной народ на этой территории, не означает, что другие народы не коренные. Это и их родина тоже. У перечисленных вами народов нет другой родины, кроме той, где они живут сейчас. Потому, ни о каком ущемлении их речи быть не может. Я выделил черкесов именно из-за того, что против нас был осуществлен геноцид, и нас еще не реабилитировали. Эта территория называлась Черкесией, и нашу страну Черкесию разрушили в результате геноцида. Это преступление должно быть осуждено, а государство должно целенаправленно работать над реабилитацией черкесов. У остальных народов проблемы в таком плане отсутствуют. Жертв депортации реабилитировали. Поэтому, по отношению к другим народам можно говорить только о создании возможности для развития и процветания.
    Авраам Шмулевич – Не кажется ли вам, что этот проект утопичен?
    Действительно, при существующей авторитарной системе власти, где голос и интересы народов подавляются, где система полностью держится на коррупции и бюрократии, данный проект невозможен. Для реализации этого проекта главной необходимостью является – выбор демократического пути развития, где соблюдаются права человека, работает принцип самоуправления, свободного волеизъявления народа. Только в этом случае, данный проект будет работать на благо всех заинтересованных сторон. Если Россия станет демократической европейской страной, это будет Черкесия в составе России, на благо всем. Если нет, то естественным путем от Российской Федерации неизбежно отпочкуются все те этносы, в ком еще осталось национальное самосознание. Империи и помощнее распадались.
    Авраам Шмулевич – Спасибо за беседу.
    Tuesday, September 5th, 2017
    5:01 pm
    Социальный запрос на этнические чистки и геноцид коренного населения Северного Кавказа. Механизм фор
    Социальный запрос на этнические чистки и геноцид коренного населения Северного Кавказа. Механизм формирования. Часть из готовящейся к выходу книги: Авраам Шмулевич. «Кровь Красной Поляны. История Русско-Черкесской войны».

    Авраам Шмулевич


    Дело завоевания Кавказа было организовано так, что для многих его участников – и лично и для целых социальных групп — война вообще, и даже не просто война, а именно ограбление кавказцев, изгнание их с их земель, являлись источником обогащения и социальным лифтом. Причем часто – единственно возможными. Таким образом, группы и индивидуумы, участвовавшие в «покорении Кавказа», вырабатывали в себе – и сознательно и подсознательно – отношение к кавказцам не просто как к врагам, но именно как к тем, кого надо уничтожить, кто не имеет прав существ человеческого рода. Этот подход русских-участников войны выводил отношееие к кавказцам за рамки морали.. Такое отношение не исключает и личной симпатии – также, как человек может симпатизировать овечке (такая милая!) – но не испытывать ни малейшего дискомфорта при её поедании.
    Такими группами среди завоевателей являлись:
    А). Казаки, все материальное благополучие которых зависело от выселения горцев, они селились на землях, отобранных у кавказцев. Имущество, отобранное у кавказцев – стада и прочее – поступало в их распоряжение. «На всем пути, где мы проходим,/ Пылают сакли беглецов./ Застанем скот – его уводим,/ Пожива есть для казаков» — Николай Мартынов, поэма «Герзель-аул».
    Б). Солдаты регулярной армии, рядовые и унтер-офицеры. Их денежное довольствие и снабжение в значительной степени осуществлялось из «полковых касс. А эти кассы пополнялись за счет награбленного у горцев имущества. Часть захваченного использовалась солдатами, а часть продавалась. Вырученные деньги или раздавались солдатам, или шли в «полковую кассу», общак. Из этого общака, в частности, выкупались попавшие в плен рядовые, государство для этого средства не выделяло. Использовался он и для материального обеспечения, на продукты питания и пр. (1).
    В). «Бурбоны», т.е. офицеры Кавказского корпуса, выслужившиеся из простых солдат, иногда даже крепостных. Для них это была вообще единственная доступная возможность стать частью класса господ. Самый яркий пример – граф Евдокимов.
    Г). Ссыльные – и за политические, и за дисциплинарные, и за уголовные нарушения. Единственная возможность для них «заслужить прощение» — отличиться в боях.
    Д). Офицеры и чиновники кавказской администрации, в том числе и представители высшей аристократии, для которых война на Кавказе являлась наилучшим, иногда и единственным, способом карьерного продвижения и получения наград и материальных благ.
    Ж). Члены туземных милиций и вспомогательных войск из самих кавказцев. Для них участие в войне на стороне русских было способом: сведения личных счетов; способом избежать кровной мести или, наоборот, осуществить её; избавиться от феодальной зависимости; повысить свой социальный статус и материальное положение, включившись в общественную структуру завоевателей.
    Часть этих групп были заинтересованы именно в максимальном ограблении кавказцев и в очищении от них занимаемых ими земель. Очищение это могло быть произведено только двумя путями – или физическим истреблением, или поголовным изгнанием.
    Таким образом формировался социальный запрос на этнические чистки и геноцид коренного населения Северного Кавказа.

    (1) Всякий, убивший горца, имел право, кроме головы и ушей, обобрать его дочиста.
    Дюма А., Кавказ / Александр Дюма; [Лит. обраб. перевода П.Н. Роборовского. Пер. недостающих частей, вступ. ст., послесл., примеч., коммент. и подбор. ил. М.И. Буянова]. - Тбилиси : Мерани, 1988. - С. 90.


    Часть из готовящейся к выходу книги: Авраам Шмулевич. «Кровь Красной Поляны. История Русско-Черкесской войны».
    Поддержать проект:
    PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com
    Яндекс-кошелёк: 410014867441410
    https://money.yandex.ru/to/410014867441410
    Thursday, August 31st, 2017
    9:40 pm

    Фрагменты из книги «Кровь Красной Поляны. История Русско-Черкесской войны».

    Шмулевич: Перед уходом Россия постарается ввергнуть Кавказ в состояние кровавого хаоса




    Я уже много лет говорю, что Кавказ — это колония России. И что рано или поздно, но Россия уйдет с Кавказа. От этого будет лучше и ей самой, и кавказским народам, и всему миру.

    Часто задают вопрос: «А Вы уверены, что республики Северного Кавказа в состоянии самостоятельно развиваться как государства»?

    Но ответ на него — уже дала история.

    Кавказ — один из древнейших очагов цивилизации на планете, северокавказские народы, большинство из них, живут на этой территории тысячелетиями, существуют города, например Дербент, история которых тоже насчитывает тысячелетия. За этот период они неоднократно создавали устойчивые развитые общества. Если брать даже последние двести лет – непрерывный колониальный натиск России, сопровождавшийся геноцидом, повсеместным применением тактики выжженной земли, разрушением экономики и природной среды.

    То даже в этих условиях есть примеры и мощного централизованного государства. Можно вспомнить и Северо-Кавказский имамат (обычно его называют Имамат Шамиля, хотя Шамиль был лишь последним и самым длительным его руководителем) — государство аварцев и чеченцев, которое противостало Российской империи три десятилетия в очень тяжелых условиях, было полностью окружено территорией, подконтрольной русским войскам. И после распада СССР чеченцы смогли самоорганизоваться, чтобы дать отпор РФ в 1990-е годы.

    И, разумеется, вспомнить черкесов, имевших мощную экономическую и общественную структуру, которая была в состоянии в течение ста лет отражать натиск Российской Империи. Государство восточных черкесов – Кабарда, было одним из самых развитых феодальных государств восточной Евразии с развитой структурой и феодальной иерархией, она сопротивлялась российскому наступлению несколько десятилетий, и была завоевано (1820-е годы) только после того, как из-за занесённой эпидемии чумы умерло более 90% (!) всего населения. На момент начала агрессии Империи в 1763 году численность кабардинцев превышала 300 тыс., после 1822 года — осталось около 30 тыс. И даже после этого кабардинцы продолжали сопротивление России до 1860-х гг.

    За века своей истории кавказские народы пережили много катастроф, нашествий и завоеваний. Колониальное правление России – лишь одно из них.

    Россия выступает и выступала именно как дезинтегрирующий фактор, она мешала и мешает свободному развитию народов Кавказа. Нет никаких оснований предполагать, что после ухода Российской Империи (в ее нынешнем виде) кавказское общество окажется не в состоянии залечить нанесенные колониальным рабством раны, не вернётся к нормальной самостоятельной жизни и не возродит здоровое дееспособное общество, которое там было издревле, и которое, собственно, и обеспечило существование Кавказа в течение столь долгого времени. Ведь более 2000 лет Кавказ существовал как отдельная цивилизационная сущность без экономической помощи и чуткого политического руководства Москвы. Москва окончательно оккупировала всю его территорию лишь 153 года назад.

    Северокавказские народы в противостоянии с Россией продемонстрировали удивительную, даже беспримерную жизнестойкость и способность создавать очень жизнеспособные социальные структуры в очень тяжелых внешних политических и экономических условиях.

    Опыт более чем столетних боевых действий на Кавказе показал, что кавказцы очень быстро оправляются от поражения, и буквально через несколько лет после «окончательного разгрома» вновь готовы к войне с Империей — причем войне той же степени интенсивности, что и до «поражения».

    Как пишет современный российский автор про официально объявленное Петербургом победоносное завершение Кавказской войны: «Разве мог кто-то предположить, что уже через несколько лет после победы Восточный Кавказ забурлит вновь. Что бунт будет следовать за бунтом, расправа за расправой, и так вплоть до самой революции. Потом карательные отряды ОГПУ, точно следуя методике генерала Ермолова, установят в горах советскую власть. Потом Сталин, идя по стопам Александра II, очистит Кавказ от нежелательных элементов. Но лишь только империя ослабит свою железную хватку, лишь только повеет свободой, как все начнется сначала».

    Для успешного и длительного военного противостояния нужна эффективная социальная структура. Именно ее наличие у кавказских народов обеспечило этот феномен сопротивления.

    Тем более, народы Северного Кавказа могут создать эффективную социальную организацию в мирных условиях.

    Россия обязательно постарается после своего ухода сделать так, чтобы Кавказ был ввергнут в состояние кровавого хаоса. Эта тактика применялась ею неоднократно. Скорее всего, будет применена и сейчас. Национальная, экономическая и социальная политика Москвы на Кавказе во время всего советского периода, на самом деле – это последовательная закладка различных «мин замедленного действия». В Абхазии, в Южной Осетии, в Карабахе они взрываются и сейчас, в других местах – чутко спят у самой поверхности.

    Поэтому есть вероятность, что какой-то период будет продолжаться состояние междоусобиц и локальных религиозных и межнациональных столкновений и даже войн. Хотя этот вариант не является неизбежным. Возможно, что его удастся избежать.

    Но в любом случае хаос, если он и возникнет, будет не вечным. Способность к социальной самоорганизации и построению устойчивого общества нарды Кавказа демонстрировали на протяжении тысячелетий.

    Авраам Шмулевич. Фрагменты из книги «Кровь Красной Поляны. История Русско-Черкесской войны».

    Поддержать проект:

    PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com

    Яндекс-кошелёк: 410014867441410

    https://money.yandex.ru/to/410014867441410

    Monday, August 28th, 2017
    5:30 pm
    Отрывок из готовящейся книги: Авраам Шмулевич. "Кровь Красной Поляны. Предыстория и история геноцида

    Как русские офицеры вели себя на Кавказе

    Авраам Шмулевич





    Русские офицеры на Кавказе, да и вообще все русское «образованное общество», чувствовали себя свободными от каких-либо моральных норм в отношении «туземцев», таковые были обязательными лишь в отношении «своих». Вот характерный пример:

    «Я отправился … в имение, имени помещика теперь не помню, наверное: Нацепина, Еропина или Полуэхтова, которого-то из столбовых; имение находилось на границах Тульской губернии с Орловскою. … огромное, барское поместье. Великолепный старинный дворец в огромном парке. В доме, где мне отвели помещение, было 150 нумеров, в каждом не менее 2-х комнат, и одна из них с большущею 2-хспальною кроватью из красного дерева, с золотыми украшениями.

    Вечером за чайным столом нас было только трое: хозяин (еще довольно бодрый господин), хозяйка (очень милая и приятная дама, лет около 40) и я. Зашла речь о старине, о том, что бывало и чего не стало.

    И тут услыхал я от хозяина два рассказа, памятные мне и до сих пор, – так были необыкновенны для меня тогда события, составляющие предмет этих рассказов. В обоих действующим лицом был сам рассказчик.

    «Мы стояли в Персии. Скука была смертная, а денег было много; придумывали разные забавы. Я жил у одного персиянина, отца семейства, и, узнав, что у него есть дочь-невеста, вздумал посвататься. Сначала, разумеется, отец и слышать не хотел; но когда он проведал через одного армянина, что я обладатель целой груды червонцев, то мало-помалу начал сдаваться и торговаться.

    Наконец, дело сладили: уговорились, что я женюсь формально, по русскому обряду, при свидетелях, и что невеста снимет свое покрывало перед венчанием. На этом в особенности я настаивал, надеясь покончить все дело вздором, если окажется рожа. Я пригласил товарищей всего полка на свадьбу. Был между ними и подставной поп, и подставные дьячки. Когда невеста сняла покрывало, то оказалась такою восточною красавицею, какою никто из присутствующих никогда еще не видывал.

    Все так и ахнули. После импровизированной свадьбы я зажил с моею красавицею женою в доме тестя. Жили мы не более года, прижили ребенка. Вдруг – поход. Жена моя собралась было со мною, и ни за что на свете не хотела оставаться у отца. Но я и товарищи, знакомые принялись так сильно ее уговаривать, что она, наконец, решилась остаться дома и ждать, пока я сам приеду за нею».

    В это время рассказа я невольно посмотрел пристально на хозяйку, жену повествователя. Смотрю, кажется, не похожа на персиянку, чисто русский тип. Повествователь заметил мой пристальный взгляд и сейчас же обратился ко мне с объяснением: «Это не она, не она; та далеко, Бог ее знает где; с тех пор о ней – ни слуху, ни духу!»
    А наша хозяйка в это время продолжала спокойно разливать нам чай. (Пирогов Н. И. Дневник старого врача. - Пирогов Н. И., Сочинения Н.И. Пирогова. - 2-е юбил. изд., испр. и доп. Т. 2. - Киев : Пирогов. т-во, 1916. — 1916. - С. 628 – 631).

    Собственно, то же касается и героя Лермонтова. С русской девушкой такое немыслимо, но с «черкешенкой», горянкой, туземкой – вполне допустимо и не вызывает какого-то особого осуждения.

    Отрывок из готовящейся книги: Авраам Шмулевич. "Кровь Красной Поляны. Предыстория и история геноцида черкесов Российской Империей".
    Поддержать проект:
    PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com
    Яндекс-кошелёк: 410014867441410
    https://money.yandex.ru/to/410014867441410

    Friday, August 25th, 2017
    6:01 pm
    Положение солдат Кавказской войны Отрывок из готовящейся книги: Авраам Шмулевич. "Кровь Красной Пол
    Положение солдат Кавказской войны

    Отрывок из готовящейся книги: Авраам Шмулевич. "Кровь Красной Поляны. Предыстория и история геноцида черкесов Российской Империей".



    Очень точное, по сути исчерпывающее, описание положения, в котором пребывал русский солдат на Кавказе, отношение к нему государства и армейского начальства, и отношение армии к русскому гражданскому населению, русским крестьянам, дал Александр Дюма.
    С июня 1858 года по февраль 1859 года Дюма жил в России, причем последние три месяца провел на Кавказе. Он в конце 1858 – начале 1859, с декабря 1858 по февраль 1859, в течении трех месяцев путешествовал по занятой русскими части Кавказа. М. Буянов. О «Кавказе» Дюма. - В кн. Дюма А., Кавказ / Александр Дюма; [Лит. обраб. перевода П.Н. Роборовского. Пер. недостающих частей, вступ. ст., послесл., примеч., коммент. и подбор. ил. М.И. Буянова]. - Тбилиси : Мерани, 1988. - С. 6. (Издание в формате 20 см. – С. 8).
    Если бы наши французские читатели знали подробности горской войны, они удивились бы тем лишениям, которые может переносить русский солдат. Он ест черный и сырой хлеб, спит на снегу, переходит с артиллерией, багажом и пушками по дорогам, где никогда не ступала нога человека, куда не доходил ни один охотник и где только орел парит над снежными и гранитными утесами.
    И все это для какой войны? Для войны беспощадной, войны, не признающей плена, где каждый раненый считается уже мертвым, где самый жестокий из врагов отрубает голову, а самый кроткий довольствуется рукой.
    У нас в Африке на протяжении двух-трех лет тоже было нечто
    похожее, кроме, естественно, природных условий, но наши солдаты получали достойную пищу и одежду. Помимо этого, у них была практически неограниченная возможность продвижения по службе, хотя для некоторых это оставалось пустым звуком. Повторяю, что у нас такое положение отмечалось два-три года – у русских же оно продолжается сорок лет.
    У нас тоже невозможно обокрасть солдата – так он беден. Но в России солдата рассматривают как самое несчастное существо.
    Военное ведомство отпускает каждый месяц на одного солдата всего тридцать два фунта муки и семь фунтов крупы. Начальник (обычно капитан) получает эти продукты как с воинского склада, так и добывает их у местных крестьян. Потом эти продукты или деньги за них возвращаются этим крестьянам.
    Каждый месяц в момент расчета с деревенскими жителями, капитан приглашает к себе так называемый мир, т. е. наиболее уважаемых представителей общины, их, что ли, высший совет. Гостям приносят кувшины знаменитой русской водки, так горячо любимой крестьянами.
    Пьют.
    Капитан предпочитает не пить (особенно если он непьющий), а подливать водку. Когда народ уже охмелел, капитан берет с них расписку, нужную ему. Таким образом крупа и мука превращены в несколько кувшинов скверной водки. Вот и вся выгода для крестьянина.
    На следующий день капитан несет эту расписку своему командиру. На деле солдат дьявольски скудно питался за счет купленного у крестьянина, крестьянин же уверен, что ему никто и никогда не возместит убытки. Зато командир, увидав расписку, видит в ней доказательство, что солдат купается как сыр в масле.
    Если солдат участвует в походе, ему ежедневно обязаны давать щи и кусок мяса в полтора фунта. Эти щи варятся на много дней и похожи на наши консервы.
    Одному дельцу пришла мысль заменить мясо коровы или быка мясом вороны, дескать, не все ли равно солдату, хотя мясо коровы или быка составляет самую питательную часть солдатских щей.
    Надо сказать, что ворон в России видимо-невидимо, они летают тысячами, миллионами, миллиардами. Вороны со временем превратились чуть ли не в домашних птиц, как, например, голуби, мясо которых в России почему-то не едят. Вороны толкутся на улицах, накидываются на детишек, выхватывая из их рук хлеб.
    Кое-где в Малороссии ворон сажают на куриные яйца – подкладывают в их гнезда вместо их яиц.
    В противоположность голубю, считаемому священной птицей, ворона рассматривается русским народом как поганая тварь. Однако любой охотник знает, что из вороньего мяса можно приготовить превосходный суп: я так думаю, что щи из вороны могли бы быть получше, чем из коровы или быка. Вот об этом-то и пронюхали какие-то интенданты и стали готовить щи из вороньего мяса, к которому испытывают такое предубеждение русские люди. Солдаты узнали, что за мясо они едят, и стали выливать вороньи щи.
    А вот как обстоят дела с теми полутора фунтами мяса, которые ежедневно должен получать солдат в походный период. Об этом мне поведал молодой офицер, дравшийся в Крымской войне.
    Одним быком можно накормить 400–500 человек. В Калужской губернии капитан купил быка, которого погнал к месту военных действий.
    Увидав быка, командир спросил:
    – Это что еще такое?
    – Это бык для сегодняшнего меню,– отвечал капитан.
    Бык добирался из Калужской губернии до Херсонской два с половиной месяца. Вы, наверное, подумаете, что он все же дошел до солдатских желудков? Ничего подобного: капитан его продал, а поскольку бык в отличие от солдат по пути хорошо питался, то капитан сорвал хороший куш.
    Впереди каждой маршевой роты примерно за два-три перегона
    идет офицер, которому выдаются деньги на покупку дров, муки,
    выпечки хлеба. Этого офицера иногда именуют хлебопеком.
    Моему молодому офицеру поручили однажды – только на один
    день – сделаться хлебопеком. Приобретение такой должности,
    приносящей немалый барыш, которое, как утверждают в России,
    есть одолжение без греха, т. е. не связано с грубым нарушением законов, принесло моему знакомому в этот день сто рублей (четыреста франков)
    Интендантство закупает в Сибири сливочного масла изрядно.
    Предназначенное Кавказской армии, оно стоит шестьдесят франков за сорок фунтов. В руках торговца оно имеет замечательные свойства. Поставщик же в Таганроге продает его по большой цене заменяет маслом самого низкого качества. До солдата, естественно, полноценное масло и не доходит.
    Дюма А., Кавказ / Александр Дюма; [Лит. обраб. перевода П.Н. Роборовского. Пер. недостающих частей, вступ. ст., послесл., примеч., коммент. и подбор. ил. М.И. Буянова]. - Тбилиси : Мерани, 1988. - С. 78-80. (Издание в формате 20 см. – С. 169-172).

    Отрывок из готовящейся книги: Авраам Шмулевич. "Кровь Красной Поляны. Предыстория и история геноцида черкесов Российской Империей".

    Поддержать проект:
    PayPal: avraham.shmulevich@gmail.com
    Яндекс-кошелёк: 410014867441410
    https://money.yandex.ru/to/410014867441410
    3:31 pm
    Демократия в кустах, или Как это делается в Америке

    Демократия в кустах, или Как это делается в Америке

    bushes

    Секрет успеха Америки – в реальной демократии, на которой основана система управления страной. Система эта координирует и примиряет интересы составляющих социум индивидов, не только позволяет, но и способствует, ставит своей целью пробудить инициативу каждого члена социума, и направить ее на достижение блага всех. Возможно, на макроуровне, на уровне высших институтов государства, этот идеал выполняется все хуже и хуже, но на локальном уровне, на уровне местного самоуправления – система прекрасно работает.

    Каким образом это происходит? Заглянуть в политическую кухню США мне помогла моя старая знакомая, бывшая ленинградка Маша, ныне проживающая в одном из американских мегаполисов. Недавно она пополнила собой ряды американских законодателей. Как именно – рассказ ниже (стилистические и лингвистические особенности «русского американского» я постарался сохранить для будущих поколений филологов).

    Маша: Вчера я подала ходатайство в горсовет на внесение нового закона, 17-го будет паблик хиринг – публичное слушание этого ходатайства. В каждом городе действует свой свод законов – правил, которые регулируют жизнь города, в дополнение к законам штата и федеральным законам, которые обязательны к выполнению во всех города данного штата или же всей страны.

    Проблема, за которую я взялась, следующая: в нашем поселении (как вообще по всей Америке) почти у каждого дома есть свои зеленые насаждения. Изгородей в привычном для россиянина смысле слова практически нет. Если они и есть – то служат не для защиты дома от людей с улицы. Но для защиты людей с улицы от опасностей, которые могут исходить от дома: например, если во дворе выкопан глубокий бассейн, куда прохожий, забредший на участок, может свалиться. Или во дворе живет лошадь или собака. В большинстве случаев забор образует подстриженные кусты и деревья, пешеходные дорожки проходят к ним вплотную. Ветки часто выходят прямо на дорожку, в темноте запросто можно напороться на них. Кажется мелочь – но мне лично это дело доставляет много больше неприятностей, царапин и ушибов, чем политика в отношении Сирии или художества нашей резервной системы. Но закона, который заставлял бы владельцев изгородей обрезать торчащие в общественное владение ветки – нет. Самой их ломать тоже стрёмно, нарвёшься на психа, который обвинит тебя в порче его частной собственности – Любимого Куста Сирени.

    И вот я подала ходатайство на введение нового закона:

    1. обозначить коридор: должны быть свободным от веток 8 футов вверх, 6 инчей (дюймов) вбок – от пешеходной дорожки.

    2. объявить, что нарушение этого коридора (то есть если хозяин изгороди её не подстриг) автоматом становится “общественной опасностью”, что дает право ЛЮБОМУ ГРАЖДАНИНУ (а не тока копу) немедленно без проволочек ее устранить – т.е. сломать злоумышленно торчащие ветки.

    Хиринг (слушания законопроекта на заседании горисполкома) будет автоматом показан по местному ТВ, которое подключено к любому кабелю и не кабелю. Это смотрят в основном в школах и пенсионеры. Прославлюсь. Мне отведено 10 минут, плюс отдельно – ответы на вопросы членов исполкома. Меня поддержат и местные власти – им всем это выгоднее, чем реагировать на звонки пострадавших от веток трудящихся, легче свалить все на самих трудящихся. За законопроект и полиция, и дирекция парков и код инфорсмент.

    Авраам Шмулевич: «Код инфорсмент» – дословно как это обычно переводится?

    Маша: Это никак не переводится, ибо в России мы с этим не сталкивались. «Департамент наблюдения за соблюдением Кодекса Города». Специальный такой отдел – департамент – люди ездят по городу полдня и следят за порядком (не как полиция), а за тем, чтобы не было разбитых машин, стекол, драйвеев (драйвей – дорожка от двери моего гаража до улицы. Должна содержаться за мой счёт. А улицу уже содержит сам город, но тоже, конечно, из моих налогов, но косвенно), крыш неопрятных, неокрашенных домов, нестриженой травы, кустов и деревьев, что бы расстояния между деревьями соблюдались и т.п. Им стучат копы и соседи, если чего не так, поэтому если они чего не заметили сами, им дадут знать. Если видят нарушение – могут дать тикет, как копы за несоблюдение кода, если не починишь сам – могут нанять гоп-команду и «починить» за счёт города, и за это вчинить счёт во много тысяч, причем, если его не заплатишь – и дома не продашь, пока им не ликвидируешь им долг, по их долгам набегают бешеные проценты, многих разорили так.

    Авраам Шмулевич: А ты,значит, подала ходатайство? Любой гражданин может прийти и подать законопроект? И даже в Нью-Йорке и прочих мегаполисах – тоже?

    Маша: Любой может. Это КОНСТИТУЦИЯ США, никакой Нью-Йорк не переплюнет. Свобода подачи ходатайств – в Билле о Правах.

    Авраам Шмулевич: А как это осуществляется на практике?

    Маша: Зашёл в здание горисполкома, в офис «клерка города» – это где всякие свидетельства о смерти, родах, владении землей, нотариус города. Заполнил форму – хочу выступить перед исполкомом с таким-то ходатайством. Там выбор – хочу ли я телевизионную сессию или нетелевизионную (для стеснючих). Я выбрала телевизионную. Дальше выбор даты. Я выбрала ближайшую свободную. Меня должны поставить в известность – когда конкретно будет обсуждение. Я пошла поговорить с директором парков, и оказалось, что он уже знает о хиринге (слушанье), т.е. его уже дернули за хвост из исполкома – спросили, что он думает о моем предложении. Она двумя руками за.

    Авраам Шмулевич: А сколько жителей в твоем пригороде? Или ты подала прямо в муниципалитет Мегаполиса?

    Маша: С Мегаполисом дел не имею, у них свой исполком. Я живу в пригороде. Сколько сейчас, не знаю, не интересовалась, но когда я сюда приехала лет восемь назад было, если не изменяет память, 89000 человек.

    Авраам Шмулевич: А как это дело с хирингом решается все же в многомиллионных мегаполисах? Там же должны быть тыщщи обращений?

    Маша: Например, Нью Йорк разбит на «боры» – 5 штук, и такая мелочь решается в борах. Кроме того в больших городах есть «нейборхуд (районные) ассоциации», и тебя не пустят на совет боро, пока ты не получил резолюцию от своей ассоциации (неважно какую – за или против). И если бы я досаждала исполкому по мелочам регулярно, меня бы заклеймили «кляузницей» и не пустили бы. Но я пока там ни разу не была.

    Авраам Шмулевич: Хорошо, они послушают тебя – и потом что будет?

    Маша: Обязаны дать решительный ответ: изменим закон, не будем менять закон, будем думать. И все паблик хиринги заносятся в анналы навечно. Кроме того (и потому все городские власти от полиции до парков это поддерживают), если это внести в «короткий список» вещей, обязательных для граждан, 95% начнут резать ветки. А сегодня режут немногие.

    Авраам Шмулевич: Короткий список – это что такое?

    Маша: Это страничка основных вещей, нужных для жизни в данном месте,городских правил  и законов, которые назубок знают все жители.

    P.S.

    Маша: …Авром! В прошлый понедельник наш горисполком утвердил в первом чтении мой закон! В следующий понедельник должны сделать законом. Спор свелся к тому – делать ли клиранс 6 или 12 инчей (дюймов) вне пешеходные дорожки.

    Мне вынесли благодарность словами «Вот, рядовой гражданин, эмигрантка, сделала все в рамках системы, по правильным каналам!» И себя тоже похвалили: «Система работает!»

    http://afterempire.info/2017/08/25/local-democracy/

    Thursday, August 24th, 2017
    9:59 pm
    А.Шмулевич: Зачем Кадырову еврейские киллеры?

    ЗАЧЕМ КАДЫРОВУ СОБСТВЕННЫЕ ЕВРЕИ?

    В Грозном избрали председателя еврейского этноса. Зачем вдруг прзеденту Чечни понадобились собственные евреи? В эфире ITON.TV политолог Авраам Шмулевич, специалист по исламу и Северному Кавказу. В

    http://www.iton.tv/art/8034/Zachem-Kadyrovu-sobstvennye-evrei/






    6:22 pm
    Песчаные войны России
    Израильский эксперт-арабист, президент Института восточного партнерства Авраам Шмулевич в интервью Открытой России высказал уверенность, что Россия и Халифа Хафтар пытаются наладить взаимовыгодное сотрудничество.
    «Хафтару нужны оружие, деньги и какая-то политическая поддержка. А Москве нужен очередной плацдарм. Москва проводит политику экспансии в Средиземноморье, и Хафтар — подходящий партнер», — говорит эксперт.
    При этом Шмулевич сомневается, что Хафтар сможет военным путем объединить всю Ливию. «Вряд ли он сможет взять под контроль страну целиком — если бы мог, он бы это уже сделал. Современная Ливия — достаточно искусственное образование. Есть несколько исторических регионов, которые были объединены сначала турками, потом итальянцами. Региональные противоречия всегда были сильны. В чем-то положение Хафтара похоже на положение китайских генералов, хозяйничавших в провинциях этой страны после падения императорской власти и до прихода к власти Чан Кайши. Хафтар сможет завоевать всю Ливию, только если он получит совсем уж массированную российскую военную поддержку, даже в виде ввода регулярных российских войск. Но я не думаю, что российское руководство способно на такую авантюру», — считает востоковед.
    Скорее всего, Москва выберет смешанную стратегию поведения. Будет вестись публичная посредническая работа, но одновременно Хафтар будет получать ограниченную военную поддержку — в виде поставляемого через Египет оружия, отправки отрядов финансируемых Москвой российских наемников из ЧВК и точечных действий ГРУ.
    В худшем случае, если не удастся сделать Хафтара хозяином всей Ливии, можно довольствоваться дружественным стабильным режимом в восточной части страны, где позиции фельдмаршала в любом случае сильны.
    Весной 2017 года в прессу уже попадала информация о российских спецназовцах, якобы переброшенных на военные базы в западном Египте, вблизи ливийской границы. Агентство «Рейтерс», ссылаясь на источники в египетских военных кругах и на неназванных американских чиновников, сообщало об отрядах спецназа и российских беспилотниках в Мерса-Матрух и Сиди-Баррани. Официальные Каир и Москва эту информацию, разумеется, опровергли.

    https://openrussia.org/notes/712967/






    Песчаные войны России
    Будет ли наша страна вести еще одну «гибридную» войну, теперь уже ливийскую?
    Текст Роман Попков


    Для любителей военной истории названия арабских местечек Мерса-Матрух, Тобрук, Сиди-Баррани — это отсылка к событиям Второй Мировой, к войне немецкого генерала Роммеля против англичан в Северной Африке. Но сейчас эти названия все чаще попадаются в актуальных новостных лентах и скоро снова могут стать частью военных сводок.
    Владимир Путин болезненно переживал ливийские события 2011 года — свержение Муаммара Каддафи: он считал, что из-за легкомысленности Дмитрия Медведева Россия «упустила» Ливию. Теперь, возможно, найден способ отыграться, и Россия в ближайшем будущем будет вести три гибридные войны одновременно — к Украине и Сирии прибавится Ливия.

    Ливийская травма российской политики

    Ливия сыграла в новейшей российской истории куда более значимую роль, чем принято думать. Произошедшие в этой североафриканской стране события во многом определяют и сегодняшнюю российскую политическую жизнь.
    Именно с Ливией был связан самый громкий скандал внутри «тандема», правившего Россией в 2008-2011 годах. Тогдашний президент Дмитрий Медведев отказался ветировать резолюцию Совета безопасности ООН о закрытии воздушного пространства над Ливией весной 2011 года, в начале гражданской войны. Резолюция позволила военно-воздушным силам западной коалиции не только закрыть небо для каддафистской авиации, бомбившей повстанцев, но и начать наносить удары по войскам Муаммара Каддафи — что в конечном итоге привело к краху ливийского режима. Джамахирия пала лишь осенью 2011 года после полугодового отчаянного сопротивления мятежникам, а премьер-министр Владимир Путин публично раскритиковал роковую резолюцию ООН и действия западных стран уже в марте. Фактически Путин критиковал непосредственно президента Медведева и его политику на ливийском направлении. Выступая перед рабочими Воткинского завода в Удмуртии, Путин назвал резолюцию ООН «неполноценной и ущербной», заявил о недопустимости силового вмешательства во внутренние дела Ливии, сравнил действия коалиции с «крестовым походом» и заявил о необходимости укреплять обороноспособность России. Путин-премьер говорил рабочим Воткинского завода все то, что позднее при Путине-президенте станет частью официальной идеологической повестки России. Но в марте 2011 года, в иной политической реальности («тандем», «модернизация») это звучало сенсацией.
    Медведев незамедлительно ответил жестким заявлением. Он сказал прессе, что тщательно продумал, как должна вести себя в Совбезе ООН Россия, подчеркнул, что источником проблем является действующее ливийское руководство, и упомянул о недопустимости использования выражений, «которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций, типа „крестовых походов“ и так далее». Таким образом Медведев вступил в открытую полемику с Путиным, чем привел в восторг фанатов идеи о «расколе тандема».
    Ливийские революционеры рвут ковер с изображением Муамара Кадаффи, 2011 год. Фото:

    Эскалации открытого противостояния между Медведевым и Путиным не последовало, но как метко недавно заметил «Московский комсомолец», Владимир Путин «готов многое простить своему партнеру по тандему, но только не Ливию». На протяжении нескольких следующих после мартовской перепалки месяцев Путин наблюдал, как «западные партнеры» утюжат бомбами и ракетами армию Каддафи, обеспечивая победу ливийским революционерам. В августе 2011 года пала столица страны, Триполи, а в сентябре в Москве было объявлено о «рокировке» и грядущем возвращении Путина в Кремль. По многочисленным свидетельствам, именно события «арабской весны», в особенности ливийская драма, подтолкнули Путина к мысли о том, что Медведев, оказавшийся неспособным просчитать последствия своей политики в Ливии, может не удержать ситуацию и в России. Якобы Путин до сих пор при каждом удобном случае напоминает Медведеву о ливийской истории, которую считает главной ошибкой его президентства. Когда спустя месяц после объявления о «рокировке», в октябре 2011 года под натиском повстанцев пали последние бастионы Джамахирии, а Каддафи был зверски убит, Путин еще сильнее укрепился в правильности своего решения о возвращении в Кремль.
    Как и предполагали практически все аналитики, после смерти Каддафи война в Ливии не прекратилась, а превратилась в войну всех против всех: воевали друг с другом свергшие Джамахирию повстанческие группировки, племена туарегов, берберов и тубу, исламисты разных мастей. Ливия как единое государство фактически перестала существовать. В истории есть примеры, когда свержение авторитарного режима после длительной гражданской войны приводит к краху государства как такового. Так было в Сомали в 1991 году после падения режима Мохаммеда Сиада Барре, так было в Афганистане в 1992 году после свержения Наджибуллы. Ливия повторила этот трагический сюжет.
    Но сейчас в песках страны, ведущей изнурительную войну против самой себя, появился человек, возможно, способный повернуть историю вспять. По крайней мере, на это надеются в Москве. Нынешнее российское руководство, считающее свержение Каддафи крайне неприятным геополитическим поражением, верит, что только новая диктатура способна «навести порядок» в Ливии. Потенциальный диктатор найден — это самый могущественный ливийский полевой командир, фельдмаршал Халифа Хафтар. Вопрос теперь в величине необходимых инвестиций.

    Изгнанник, мятежник, фельдмаршал — новая надежда Кремля

    Халифа Хафтар — колоритная личность. Он прожил жизнь, полную приключений: был революционером-заговорщиком, высокопоставленным военачальником, пленным, политэмигрантом-оппозиционером, вновь революционером-заговорщиком, руководителем партизанских операций. На закате жизни (Хафтару 74 года) фельдмаршал пришел к зениту своей славы и могущества. И он как никогда близок к главной цели — президентскому посту.
    Военную карьеру Хафтар начал еще в старой доброй королевской Ливии, в 60-е годы. 23-летний кадет, он был одним из самых молодых заговорщиков, которые во главе с Каддафи свергли в 1969 году монархию. При новом националистическом и социалистическом режиме, Хафтар стремительно поднимался по служебной лестнице. Сам Каддафи позднее говорил, что был «духовным отцом» Хафтара — впрочем, лидер ливийской революции был старше Хафтара всего на год.

    70-е годы были веселым временем для самых разных пассионариев — и в Европе, и на Ближнем Востоке. В Италии, сотрясаемой террористической активностью ультраправых и ультралевых, эту эпоху назовут «свинцовыми 70-ми», но этот термин применим не только к Италии. В Западной Германии орудуют ультралевые RAF и «Революционные ячейки», вся Европа — поле активности арабских террористов из Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) и других группировок, причем прилагательное «арабские» является весьма условным. С НФОП сотрудничают европейские леваки, а одним из террористических лидеров фронта является венесуэлец Ильич Рамирес Санчес. На Ближнем Востоке в моде светский левый национализм — в одной арабской стране за другой приходят к власти военные-романтики, ориентирующиеся на СССР и стремящиеся встроиться в «мировой фронт борьбы с империализмом и сионизмом». Халифа Хафтар — сын именно этого времени. С юности он был страстным поклонником египетского президента Насера, которого можно назвать одним из основоположников левого панарабского национализма. Разумеется, как и все военно-политические лидеры арабского мира тех лет, Хафтар был светским человеком, чуждым всякого исламизма. Впрочем, 70-е годы — это сугубо светская эпоха. Выстрелы и взрывы гремели, и кровь лилась во имя светских идеологий. Никакого исламизма.


    По некоторым данным, в 1973 году во время войны Судного дня (арабская коалиция пыталась взять реванш за проигранную Израилю «Шестидневную войну») Хафтар находился на Синайском полуострове — в зоне боевых действий. И это при том, что массированного участия в той войне Ливия не принимала.
    Затем в 80-е годы Хафтар участвует в ливийско-чадской войне, так называемой «войне Тойот». Чад воевал против ливийской армии на внедорожниках «Тойота» — своеобразных моторизованных тачанках, оснащенных крупнокалиберными пулеметами и безоткатными орудиями. Армия Ливии, вооруженная советской бронетехникой и авиацией, потерпела в этой войне позорное поражение. В 1987 году Каддафи был вынужден пойти на мирное соглашение, но уже после заключения этого соглашения Хафтар по приказу Каддафи продолжил со своим отрядом нелегальные спецоперации на оккупированной территории. В итоге отряд Хафтара был разбит, сам он с сотнями своих бойцов попал в плен.
    Каддафи публично отрекся от Хафтара и других пленных ливийцев. Хафтар был глубоко оскорблен этим поступком своего «духовного отца» и заявил о переходе в оппозицию правящему режиму. Опальным военным тут же заинтересовалось ЦРУ, поспособствовавшее освобождению Хафтара и его людей из чадских тюрем. Хафтар уже начал планировать вторжение в Ливию с целью свержения Каддафи, но в Чаде произошел военный переворот, и новое правительство не захотело осложнений с северным соседом.
    ЦРУ эвакуировало Хафтара и его отряд сперва в Заир, где правил связанный с западными спецслужбами диктатор Мобуту, а потом в Кению. Отчаявшись одержать быструю победу над Каддафи, Хафтар в 90-х годах перебирается в США, поселяется в штате Виргиния, получает американское гражданство.
    В заокеанской эмиграции опальный военачальник прожил 20 лет. Сперва он пытался налаживать эмигрантскую сеть, координировать борьбу с Каддафи. В 1996 году организованная им из-за океана попытка мятежа в Ливии потерпела неудачу — повстанцы были разгромлены, их лидеры казнены. В начале 2000-х Каддафи, устав от роли изгоя и реликта Холодной войны, идет на сближение с Западом. ЦРУ теряет интерес к Хафтару и к антикаддафистскому сопротивлению в целом.
    Возможно, стареющий Хафтар так и прожил бы остаток жизни в Виргинии, работая над мемуарами политического пенсионера и неудачника. Но в 2011 году в Ливии началось массовое народное восстание против ненавистного Хафтару режима, казавшегося вполне благополучным и прочным. Как видим, выражение «в России нужно жить долго» вполне можно переиначить и на ливийский манер.
    Хафтар немедленно возвращается на родину и присоединяется к повстанцам. Сперва появляются сообщения о том, что генерал Хафтар назначен командующим революционных сил. Но затем повстанческое руководство опровергает эту информацию и заявляет, что Хафтар теперь — лишь командующий сухопутными силами. Вполне возможно, это был шаг назад и смена решения задним числом из-за противодействия новых поколений оппозиционеров, не желавших уступать лидерские позиции яркому и потенциально опасному экс-каддафисту.
    Не сумев закрепиться в повстанческой армии на тех позициях, которые он считал для себя достойными, Хафтар вновь улетел в США — чтобы вернуться в Ливию тогда, когда победители полностью обанкротились и развалили государство.
    В 2014 году генерал в короткие сроки создает свою личную армию — из преданных ему бойцов-оппозиционеров, из солдат разгромленной армии Каддафи, из всех тех ливийцев, которые устали от анархии. Во всеобщем хаосе и тотальной войне друг против друга всевозможных коалиций, правительств, городов и племен новая армия быстро показывает себя как самая боеспособная сила. Тогда же войска Хафтара (официально называемые «Ливийской национальной армией») начинают борьбу против исламистов, захвативших второй по величине город страны — Бенгази.

    Актуальный расклад в Ливии

    После нового витка гражданской войны, начавшегося в 2014 году, ситуацию в Ливии можно охарактеризовать вкратце следующим образом.
    В стране де-факто существует два политических центра. В Триполи находится сформированное с огромным трудом международно-признанное правительство, контролирующее кое-как лишь саму столицу и некоторые территории на западе страны. В Тобруке (на востоке Ливии) заседает Палата представителей — парламент, не подчиняющийся правительству в Триполи. Именно в союзе с Палатой представителей действует Хафтар, которого уже произвели в фельдмаршалы.
    Конечно, помимо этих главных игроков по-прежнему есть и туареги, и никому не подчиняющийся со времен падения Джамахирии город Мисурата, и исламисты, засевшие в городе Дерна, и сторонники ИГИЛ.
    Фельдмаршал Хафтар, словно отыгрываясь за бесцельно проведенные в эмиграции годы, уже захватил большую часть Ливии. Он контролирует весь восток страны — историческую провинцию Киренаику, а также большую часть пустынного юга и отдельные территории на западе, в Триполитании. Но самое главное — под его контролем оказалась большая часть нефтяных месторождений и часть морских портов. Конечно же, добиться таких успехов было бы невозможно только лишь благодаря ветеранским и эмигрантским связям Хафтара и личной харизме. Его спонсорами стали ряд арабских государств Ближнего Востока — в первую очередь Египет и Объединенные арабские эмираты.
    Битва сирийской армии в войсками ИГИЛ, 2016 год. Фото: Goran Tomasevic / Reuters
    Битва сирийской армии в войсками ИГИЛ, 2016 год. Фото: Goran Tomasevic / Reuters
    Хафтар позиционирует себя в качестве единственной альтернативы вечному хаосу, потокам неконтролируемой миграции и исламистскому терроризму. На Западе рады были бы и наведению в Ливии порядка, и пресечению африканской миграции, идущей в южную Европу через Ливию, и победе над терроризмом (по этой части Хафтар показал себя очень неплохо, выбив исламистов из Бенгази).
    Но Запад не может просто взять и отказаться от созданного с помощью ООН хрупкого правительства, сидящего в Триполи, и вручить Ливию в руки очередного мачо с фельдмаршальскими погонами. Традиционно влиятельные в Ливии Франция и Италия пытаются усадить за стол переговоров Хафтара и премьер-министра официального ливийского правительства Фаиза Сараджа. В июле между правительством и Хафтаром было даже достигнуто соглашение о прекращении огня.
    Тени российского спецназа на ливийско-египетской границе
    Москва, считающая, что проиграла битву за Ливию в 2011 году, намерена взять реванш и пытается играть все более активную роль в ливийских событиях. Хафтар — идеально удобная фигура в этой игре. Кадровый военный, учившийся когда-то в столице Советского Союза и владеющий русским языком, он типологически приятен российскому руководству. Фельдмаршал отвечает российскому руководству взаимной симпатией.
    Конечно же, дело не только в геополитике, но и в экономике. Москва после 2011 года потеряла в Ливии все дорогостоящие и перспективные контракты. Благодаря Хафтару есть шанс возродить и преумножить свое влияние в военной, нефтяной, инфраструктурной областях.
    За последние 14 месяцев Хафтар посетил Москву трижды (в последний раз — в августе), и имел встречи с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу. Во время средиземноморского похода авианосца «Адмирал Кузнецов» Хафтар поднимался на палубу и общался с Шойгу по видеомосту. Если по поводу встреч с Лавровым публично озвучивается тема поисков мирного урегулирования и национального примирения, то о чем говорил Хафтар с Шойгу — толком неизвестно.
    Хафтар постоянно повторяет о необходимости поставок его армии оружия — разумеется, для «борьбы с терроризмом». Москва же напрямую поставлять оружие не может: еще во время войны против Каддафи ООН ввела санкции на военные поставки в Ливию. Но вполне можно поставлять оружие тайно, например, через Египет, который имеет протяженную сухопутную границу с владениями Хафтара в Киренаике. А египетский президент Ас-Сиси (тоже фельдмаршал), положивший в своей стране конец бурям «арабской весны» — весьма дружественен и по отношению к Хафтару, и по отношению к Путину.
    Для Москвы вопрос заключается в том, какими путями действовать в Ливии, чтобы упрочить свое влияние. Можно, пользуясь влиянием на Хафтара, способствовать политическому урегулированию и демонстрировать Западу, что Россия может наводить порядок не только штыком, но и дипломатией. Тот же Лавров встречается не только с Хафтаром, и с Сараджем. Способствуя переговорам, Москва одновременно может лоббировать Хафтара, надеясь, что на первых же общенациональных президентских выборах он одержит победу.
    Но существует и другой сценарий. В российском руководстве сейчас испытывают легкое головокружение от успехов в Сирии. С небольшими потерями кадровой российской армии, действуя сугубо авиацией и формированиями частной военной компании, Россия не только спасла от военного разгрома режим Башара Асада (его положение считалось фактически безнадежным), но и переломила ситуацию в войне. Есть соблазн повторить что-то похожее и в Ливии — оказать военную поддержку Хафтару. Пусть и без участия российской авиации, но действуя силами контролируемых Москвой ЧВК.

    Израильский эксперт-арабист, президент Института восточного партнерства Авраам Шмулевич в интервью Открытой России высказал уверенность, что Россия и Халифа Хафтар пытаются наладить взаимовыгодное сотрудничество.
    «Хафтару нужны оружие, деньги и какая-то политическая поддержка. А Москве нужен очередной плацдарм. Москва проводит политику экспансии в Средиземноморье, и Хафтар — подходящий партнер», — говорит эксперт.
    При этом Шмулевич сомневается, что Хафтар сможет военным путем объединить всю Ливию. «Вряд ли он сможет взять под контроль страну целиком — если бы мог, он бы это уже сделал. Современная Ливия — достаточно искусственное образование. Есть несколько исторических регионов, которые были объединены сначала турками, потом итальянцами. Региональные противоречия всегда были сильны. В чем-то положение Хафтара похоже на положение китайских генералов, хозяйничавших в провинциях этой страны после падения императорской власти и до прихода к власти Чан Кайши. Хафтар сможет завоевать всю Ливию, только если он получит совсем уж массированную российскую военную поддержку, даже в виде ввода регулярных российских войск. Но я не думаю, что российское руководство способно на такую авантюру», — считает востоковед.
    Скорее всего, Москва выберет смешанную стратегию поведения. Будет вестись публичная посредническая работа, но одновременно Хафтар будет получать ограниченную военную поддержку — в виде поставляемого через Египет оружия, отправки отрядов финансируемых Москвой российских наемников из ЧВК и точечных действий ГРУ.
    В худшем случае, если не удастся сделать Хафтара хозяином всей Ливии, можно довольствоваться дружественным стабильным режимом в восточной части страны, где позиции фельдмаршала в любом случае сильны.
    Весной 2017 года в прессу уже попадала информация о российских спецназовцах, якобы переброшенных на военные базы в западном Египте, вблизи ливийской границы. Агентство «Рейтерс», ссылаясь на источники в египетских военных кругах и на неназванных американских чиновников, сообщало об отрядах спецназа и российских беспилотниках в Мерса-Матрух и Сиди-Баррани. Официальные Каир и Москва эту информацию, разумеется, опровергли.
    Впрочем, у новой стратегии Москвы в Ливии есть одна серьезная проблема. Как уже говорилось, фельдмаршалу Халифе Хафтару 74 года, и времени на разыгрывание ливийской карты не так уж и много.
    5:19 pm
    Перед выборами рисуют новые цифры рейтингов.Путин - на коне. Кадыров в свите, но в хвосте.
    «Интерфакс» со ссылкой на данные опроса «Левада-центра» опубликовал новые рейтинги. 

    Рейтинг одобрения Путина - 83 процента. Деятельностью Медведева удовлетворены 48 процентов, недовольны — 51 процент. Рейтинг доверия политиков: первое место занимает Путин — 58 процентов, далее следуют глава Минобороны РФ Сергей Шойгу (30 процентов) и министр иностранных дел России Сергей Лавров (28 процентов). Жириновский 13 процентов, Медведев 11 процентов, Зюганов 9 процентов, главу Чечни Рамзан Кадыров, патриарх Кирилл и мэр Москвы Собянин по 5 процентов), официальный представитель МИД России Захарова и вице-премьер Дмитрий Рогозин - по 4 процента.

     Понятно, что все цифры нарисованы. Левада-центр их из пальца высасывает. Народ шарахается от всевозможных опросов, а мобилы вешает. Интерес представляет то, как именно их нарисовали. Путин впереди всех на коне, с большим отрывом. Далее в следующем эшелоне, но отстают на порядок – Шойгу и Лавров, Димон подвешен – удовлетворены деятельностью «фити-фифти, причем «сказавших» Димону НЕТ – чуть больше, чем ДА. Зато по доверию – в задних рядах, в политической массовке. То есть Медведев – явно не преемник, но остается у трона на главных ролях. Рамзан – включен в свиту, что важно, но в самом хвосте.
    Friday, August 18th, 2017
    6:24 pm
    В 19:10 по киевскому времени (сегодня, пятница. 18.08) - мое интервью на теле-канале ZIK. Запись была почти час, думаю. покажут все.
    Вопросы, присланные редакцией:

    - Теракты в Барселоне и Камбрильсе: почему именно Испания могла стать целью?
    - Наезд на пешеходов как новый и эффективный способ массового убийства: о чем говорит этот вид теракта? могут ли появиться новые способы без применения оружия? Почему Европа так беззащитна перед ISIS?
    - Вероятность ядерной войны: северная Корея и США, роль России;
    - Внутреннее обострение в США (Шарлоттсвиль) - как оно может повлиять на внешнюю политику?
    - Украина в период общемировой турбулентности. Зависимость от Запада и России одновременно;
    - Украина между демократией и диктатурой. Мржет ли воюющая страна оставаться открытым обществом? Имеет ли мандат на сворачивание свобод власть Порошенко?
    - Дискуссия о героях. Неприятие в Европе лидеров украинского национально-освободительного движения и что с эим делать;
    - Процессы в России: кто прервет правление Путина, как возможные изменения повлияют на регион в целом, что будет с зонами замороженных конфликтов (Приднестровье, Абхазия, Осетия) и войной на Донбассе?

    Правда, вопрос про Бандеру _ Шухевича - как всегда - не был затронут. Остальные, таки, были заданы.

    Линк на прямой эфир: http://zik.ua
    Thursday, August 17th, 2017
    10:02 pm
    Вероятность возникновения новой войны на Кавказе. Когда и где?

    Вероятность возникновения новой войны на Кавказе. Когда и где?

     

    Послесловие августа 2017 года.

     

    Эта статья вышла пять с половиной лет назад, в марте 2012. Событий с тех пор произошло много. Одни - ожидаемые, хотя и их ход и последствия тогда были не ясны – в первую очередь Сочинская Олимпиада. Другие события, таких было больше – я предугадать тогда не мог. Отмечу главные, из тех, что напрямую оказывают влияние на положение на Северном Кавказе:

    Путину удалость свергнуть Саакашвили, причем мирным путем, через сводные выборы в Грузии.

    То, что Запад спокойно позволил Москве это сделать, и даже препятствовал Саакашвили противостоять ставленнику Москвы Бидзине Иванишвили.

    Революция Достоинства в Украине, то, что она вообще произойдет, ее бурный взлет и то, что она захлебнется и сама собой сойдет на нет.

    Аннексия Россией Крыма.

    Агрессия против Украины на Донбассе.

    Ответные санкции Запада и возобновление Холодной войны.

    То, что Москва добровольно утратит контроль над Чечней, и передаст его Кадырову. Ныне Москва не имеет рычагов воздействия на ситуацию в Чеченской Республике, кроме как введения крупных вооруженных сил, т.е., фактически, Путем Третьей Чеченской войны.

     

    Однако общая тенденция и большая часть потенциальных сценариев, кажется мне, актуальны и сегодня.

     

    Вероятность возникновения новой войны на Кавказе. Когда и где?

     

    23.03.2012

     

    Авраам Шмулевич

     

    Как будет меняться ситуация на Южном фланге Российской Федерации? Наверняка «по ходу пьесы» появятся новые факторы, но ясно одно: ситуация очень динамична, регион находится в состоянии глубокого социально-экономического кризиса и является ареной диверсионно-партизанской войны части северо-кавказцев против федеральных сил и одновременно – гражданской войны внутри части самих северо-кавказских этносов и республик.

     

    На сегодняшний момент я вижу ситуацию следующим образом:

    Северный Кавказ:

    В перспективе следующихнескольких лет власть Москвы на Северном Кавказе будет неизбежно ослабевать, вплоть до ухода из региона. Реально он может начаться через пять– десять – пятнадцать лет.

    В случае полного или частичного ухода России с Северного Кавкза, очень вероятно возникновение местных войн и массовых вооруженных столкновений, а именно:

    1. Попытка исламистов силой взять власть в регионе, захватить ключевые городские центры.

    2. Гражданские войны внутри Чечни и внутри Ингушетии.

    3. Межэтническая и гражданская война в Дагестане.

    4. Конфликт черкесов и карачаево-балкарцев.

    5. Осетино-ингушскиая война.

    6.В случае создания единой Черкессии, возможен вооруженный конфликт черкесов и осетин.

    7. Гражданская война в черкесских республиках между "исламистами" и "хабзистами".

    8. Вооруженная попытка режима Кадырова распространить свою власть на Ингушетию и часть Дагестана.

    Абхазия – Россия.

    Даже в случае ухода России с остальной территории Северного Кавказа, военное присутствие в Абхазии Москва попытается сохранить всеми силами. При этом политическая независимость абхазского правительства будет сильно ограничиваться Москвой, будет взят курс на фактическую ликвидацию абхазской независимости или в виде создания некоего ассоциированного формльно межгосударственного образования (это самый вероятный сцнарий) или превращение Абхазии в обычную российскую губернию. Если при этом власть в Грузии окажется стабильной, экономическое положение в Грузии и экономический рост будут лучше, чем в России. И главное – если грузины смогут предложить приемлемый для абхаз вариант интеграции с Грузией и убедить их, а это самое сложное, что Грузия действительно будет выполнять взятые на себя обязательства – возможно вооруженное выступление абхаз с требованием эвакуации российских баз.

    Война между Арменией и Азербайджаном маловероятна. Она вспыхнет только если правящие режимы Армении или Азербайджана окажутся в ситуации внезапного кризиса, угрожающего их стабильности, и потребуется срочно сплотить народ. Этот сценарий маловероятен, но если война все же вспыхнет - то продлится до нескольких недель и не приведет к существенному изменению линии границы.

    Грузия – Абхазия и Южная Осетия.

    В данный момент Тбилиси делает упор на реинтеграцию утраченных территорий методом "вовлечения путем сотрудничества", котрый показывает свою эффективность. Но, в случае вывода российских войск из Абхазии и Ю. Осетии и провала преговорного процесса, весьма вероятна вспышка военных действий. Начнется или нет в таком случае война – в значительной степени будет зависеть от западных партнеров Грузии.

    Россия - Грузия

    Вероятность нападения России на Грузию существует. Свержение режима Саакашвили объявлено Москвой как стратегическая цель. Официальная пропаганда создаетиз Саакашвили образ врага. Режим в Москве переживает массу трудностей, никакие внутренние успехи не предвидятся. Уровень жизни падает, происходит тотальный развал системы управления, уровень коррупции лишь повышается. А у российской власти есть старый рецепт выхода из кризиса: «маленькая победоносная война». Западу российской пропагандой и дипломатией будет предложен такой сценарий: якобы Россия на грани распада, и, вместо сравнительно прозападных и умеренных сегодняшних правителей, в Росси к власти якобы рвутся страшные антизападные силы, русские национал-фашисты, или вообще стране угрожает анархия. И единственныйм способом укрепить режим является – эта самая «маленькая победоносная война». От поведения Грузии по отношению к России вероятность начала новой войны не зависит – точнее, чем мягче будет Грузия себя вести по отношению к Кремлю, тем больше вероятность того, что Кремль решится на войну. Эффективная поддержка Грузии со стороны Запада будет зависеть, в первую очередь, от того, сможет ли Грузия предложить Западу свой геополитический проект, в котором она играла бы важную роль в отстаивании порядка и интересов Свободного Мира на Южном и Северном Кавказе. Т.е. если Запад посчитает, что Грузия важна ему в регионе Кавказа – то России не дадут напасть.

    Черкесский фактор. В этой картине, в том числе ив перспективе Сочинской олимпиады, черкесский вопрос является самым удбным рычагом, воздействуя на который можно раскачать ситуацию. Причем, заинтересовнными в этом могут быть как внешие, так и российские силы.

    По какому сценарию может пойти дестабилизация, видно из следующего примера:

    Многоходовка  Фильм "Марьяна".

    22 октября 2009 г. на сессии Законодательного собрания Краснодарского края депутаты приняли обращение http://www.livekuban.ru/node/10731 к министру культуры РФ и министру связи и массовых коммуникаций России с требованием запретить производство и распространение художественного фильма "Марьяна". Одна его сюжетная линия повествует о реальных событиях: подвиге казаков Георгиевского (Липкинского) поста во главе с сотником Ефимом Горбатко. В сентябре 1862 года 35 казаков и жена офицера Горбатко Марианна отбивали атаку горцев. В ходе кровопролитного боя крепость была взята, и все казаки, включая Марьяну, погибли – часть была изрублена шашками, а часть сгорела заживо, когда атакующие чекркесы подожгли пагкауз, в котором укрылись защитники поста. Этот исторический факт стал основой первой сюжетной лнии сценария фильма. Другая история разворачивается в наши дни в столице будущей Олимпиады. В конфликт вовлечены потомки черкесских князей и казаков-пластунов. "Через жестокие сцены насилия авторы фильма навязывают тенденциозную, лжеисторическую оценку событий Кавказской войны и роли народов, в ней участвовавших", - передает "Российская Газета" мнение председателя комитета по вопросам образования, науки, делам семьи и молодежи ЗСК, Виктора Чернявского. "Неизбежным следствием создания такого фильма и его публичной демонстрации станет рост напряженности в отношениях между народами, разжигание межэтнической розни, подрыв социально-экономической и политической стабильности на Северном Кавказе", - уверен депутат.

    "Марьяна" - совместный проект российско-канадской кинокомпании "Экшн Арт", совместно с анапской киностудией «Юнона-Экшн». Кроме восьмисерийной телеверсии, планируется создание и полнометражного кино. Создатели определили жанр фильма, как "приключенческую военно-историческую драму с элементами мистического детектива". Но кубанские депутаты посчитали, что создатели картины нарушают Конституцию, в которой запрещена "деятельность, ведущая к пропаганде войны, насилия и жестокости, национальной и религиозной исключительности или нетерпимости". Обращение депутатов ЗСК поддержали в Кубанском казачьем войске и Государственном Совете-Хасэ Республики Адыгея, а затем и в Москве. В результате админстративного давления съемки фильма на территории Россйиской Федерации были прекращены.Продолжаются ли они в других странах – неизвестно, поскольку канадская кинокопания заявила о своем намерении довести проект до конца.

    Хотя и в Росси оргнизаторы фильма пытались педпринять свои контр-меры – так, таманская газета "Орбита" в апреле 2009 г., со ссылкой на председателя Совета депутатов Таманского сельского поселения Юрия Крицкого, сопродюсера этого проекта, сообщала, что авторы фильма встречались с атаманом Кубанского казачьего войска Николаем Долудой и договаривались о "патронаже" съемок ККВ.

    --

    Очень показательным событием стало то, что черкесы и казаки выступили совместно против фильма, увидев в нем провокацию: «кульминацией фильма становится кровавая расправа многотысячного отряда адыгов над несколькими десятками казаков – защитников Георгиевского поста – и главной героиней – русской девушкой Марьяной», говорится в обращении. Впрочем, первоначально казаки не возражали. Черкесы же выступили резко против, протест заявила даже полностью "ручная" и апатичная Международная Черкесская асоциация (МЧА), выступила против Хасэ, включились и другие организации, на черкесских сайтах начали об этом говорить. Вот после этого казаки тоже присоединились к протестам. Хотя, казалось бы (на это, видимо, и рассчитывали споносры проекта фильма), они вполне могли бы и поддержать проект, ведь, если посмотреть формально, фильм воспевает героизм казаков.

    Событие, в любом случае, знаковое: это первый прецедент, когда протесты черкесских организаций повлекли такие последствия, как специальное обращение ЗСК края, при этом, важный момент, протесты не уличные, а вполне цивилизованные и спокойные.

    Протесты адыгских организаций подстегнуло и то, что в советском и российском кино и на ТВ еще не было эпохальных фильмов про черкесов, и если первый из них, да еще сериал, который будут показывать длительное время, будет "замешан" на "плохих черкесах", то это вызоветизлишне негативную реакцию.

    На решение ЗакСобрания, по-видимому, повлиял еще один нюанс: официальная пропаганда Краснодарского края такова: казаки пришлина пустые земли Кубани и освоили их. Тема присутствия черкесов и заселения Кубани через войну – табу, детям внушается в школах, что здесь почти никто не жил. И вдруг, оказывается, здесь жили черкесы, и уже не важно, плохие они или хорошие.

    Но лёгкость,с которой был отбит этот медиа-удар, не должна никого вводить в заблуждение. Историю с фильмом, несомненно, можно считать началом попыток дестабилизации обстановки в районе Олимпиады.

    ***

    Партия вокруг "Марьяны", при ближайшем рассмотрении, вполне может оказаться весьма запутанной многоходовкой. Да, проект был отложен, но ведь в любой момент он, в той или иной форме, может быть реанимирован. Не подлежит сомнению тот факт, что с приближением Олимпиады напряженность вокруг черкесского вопроса, в том числе с использование непростых событий столетней Кавказской войны, будет только возрастать.

    Десятилетиями игнорируя черкесскую тему, отрицая сам факт беспрецендентной трагедии черкесского народа, Москва сама заложила бомбу под фундамент своего правления на Северном Кавказе.

    Самое тревожное. что это игнорирование не случайно, оно проистекает из самой сущности российского правления. Сегодня Кремль пытается управлять Кавказом с помощью того же самого набора методов и политтехнологий, что и двести лет назад, вместо изживания колониального наследия происходит его консервация.

    Таких, ждущих своего часа, "бомб", способных поколебать власть Кремля на Севером Кавказе, имеется сегодня в избытке.

    Можно с уверенностью предсказать - без коренного изменения парадигмы отношений Москвы и национанальных республик, словосочетание "российский Северный Кавказ" очень скоро станет уделом прошого.

     

    http://www.apn.ru/publications/article26239.htm

    4:00 pm
    Федерация Ингушетии и Осетии вместо осетино-ингушской войны

    Федерация Ингушетии и Осетии вместо осетино-ингушской войны

    Авраам Шмулевич

    ingush-tower

    Ингушская боевая башня на границе современных Республики Ингушетия и Республики Осетия. За горой – спорный Пригородный район

    Надеюсь, разобраться в запутанном клубке осетино-ингушских отношений нам поможет мой сегодняшний собеседник – ингушский литератор и общественный деятель Аслан Куазо (Кодзоев Аслан Юсупович), член Союза журналистов РФ, учредитель и директор АНО «Институт кавказской цивилизации, демократии и гражданского общества «Kavkasion».

    Он был всенародно избранным депутатом первого созыва Народного Собрания-Парламента Республики Ингушетия, занимал должности заместителя председателя парламентского Комитета по межнациональным отношениям, связям с религиозными и общественными организациями и руководителя парламентской пресс-службы. В 2002-2003 годах руководил ГТРК «Ингушетия» в должности заместителя председателя компании по телевещанию, в 2009-2010 годах состоял в должности помощника-советника Президента Ингушетии Ю.Б. Евкурова. В разные годы издатель нескольких независимых газет.

    Авраам Шмулевич –  С момента окончания боевых действий 30 октября — 4 ноября 1992 года в Пригородном районе и городе Владикавказ республики Северная Осетия, которые закончились изгнанием местного ингушского населения, прошло уже почти двадцать пять лет. Тогда, по официальным данным, погибли 583 человека (350 ингушей, 192 осетина), 939 были ранены (457 ингушей, 379 осетин), пропал без вести 261 человек (208 ингушей, 37 осетин), уничтожены 13 из 15 сёл, имевшихся в районе спорной территории, где жили ингуши. И конфликт этот, на самом деле, не урегулирован до сих пор.

    Аслан Куазо – Как ни странно покажется для непосвящённого в местные нюансы, ингуши имели раньше и в чём-то сохранили поныне больше схожего с осетинами, нежели с «близкородственными» чеченцами – будь-то в культуре быта, родовых отношениях, в чём-то другом. Кто на кого больше повлиял, и кто что у кого больше перенял – другая тема. Чеченцы, если исключить языковое родство с ингушами, формы религиозной обрядовости (перенятые ингушами у чеченцев) и некоторые фольклорные моменты, больше имеют схожестей и совпадений с культурами соседних им дагестанских народов.
    Известно, что 40% территории Ингушетии (с нынешней Ингушетией не путать!) с 1944 года продолжает находиться в составе нынешней Республики Северная Осетия-Алания (насколько законно или нет – другой вопрос). Это не просто голая земля, на ней располагаются старинные, исконные, основанные не кем-то, а ингушами, населённые пункты, являющиеся неотъемлемой частью истории и культуры моего народа. Кроме того, они и сейчас, пусть и пока, в силу обстоятельств, частично, населены ингушами. Их переименование на осетинский лад не делает их исконными для осетин. Но для нас, ингушей, это всё было и есть единая наша Родина, единая Ингушетия, которая, мы верим, снова будет такой.

    Кто-то, доверившись чьим-то устным политическим конъюнктурным высказываниям, не подкреплённым никакими обоснованными правовыми шагами (которые и не могут быть по сути, как бы кому ни хотелось, хотя бы даже потому, что нет ни у кого, кроме самого народа, на то полномочий), поспешил поверить в то, что это больше уже не Ингушетия, а одна «целостная Осетия».

    Авраам Шмулевич –  Ваше видение настоящих и будущих взаимоотношений ингушей с соседями?

    Аслан Куазо – Пока единственно проблемными остаются отношения ингушей с осетинами. Но эти проблемы не нами, ингушами, созданы и не нами привнесены. Фактически, мы, оба народа, в этой территориальной проблеме – жертвы т.н. «большой имперской политики», доставшейся нам в наследство.

    Конечно, что было – то было, пора бы и к разуму прийти. Тут уже нельзя не учитывать не только историю, но и реалии сложившегося времени, по-другому неразумно и не возможно. Считать, что, мол, куда время или история вынесет, то и будет – это глупо, провокационно, опасно и чревато. Пора бы уже серьёзно обсуждать «разумный компромисс», вместо того, чтобы делать «красивую мину при плохой игре». Потом опять может взорваться, с ещё худшими последствиями.

    На мой взгляд, самый разумный компромисс на данном этапе – это объединение двух республик – Северной Осетии и Ингушетии – в единый субъект РФ, и отказ наших соседей, осетин, от несбыточных экспансионистских заблуждений в отношении нас. Тут бесспорно одно: ингуши никогда, ни при каких условиях и даже насилии над собой, не согласятся на «добровольный» отказ от этой части своей исконной земли, незаконно удерживаемой с 1930-1940-х годов Республикой Северная Осетия-Алания. Это для нас не просто вопрос какой-то территории, какого-то участка земли (землю везде можно найти), это есть очень важная часть многовековой этнической, культурной, духовной и во многом знаковой истории нашего народа. Какой народ на земле может отказаться добровольно от своей исконной землиЕсли для той стороны эта земля и населённые на ней пункты – только лишь дополнительное территориальное пространство, то для ингушей это есть самая священная Родина.

    Но разумный компромисс, повторюсь, тут возможен. И если хватит ума и воли к нему прийти, то обе стороны не только ничего не потеряют, а, наоборот, больше обретут и выиграют. Самое главное – сохранится мир; исчезнут проблемы, мешающие нормальным взаимоотношениям двух народов, расширятся и увеличатся возможности населения во всех сферах. К тому же, это стабилизирует данный регион Кавказа. Многое, что подпитывает здесь нестабильность, исходит из этой нерешённой проблемы. И такой подход – объединение двух наших республик в один субъект – вполне укладывается в вектор федеральной политики, направленный на укрупнение регионов внутри страны.

    Авраам Шмулевич – Это очень интересный проект, расскажите подробнее. Как, на Ваш взгляд, смогут ужиться вместе осетины и ингуши – разные народы, которые, тем более, недавно воевали друг с другом? У них разная степень исламизации, разные языки, традиции… Как это должно выглядеть? И ключевой момент: как распределятся полномочия, каково отношение самих осетин и ингушей к такой идее? Воспримут ли ее?

    Аслан Куазо –  В ваших вопросах уже содержится часть того, о чем я говорил раньше.

    Территориальный спор между Осетией и Ингушетией должен быть решён в любом случае. Но как и когда? Главная преграда на этом пути лежит в политической плоскости, а если уж «оголённо» сказать – в нежелании кое-кого решить её в соответствии с законодательством и существующей, достаточной для этого, правовой базой. Право ингушского народа на восстановление своих незаконно, насильственно, репрессивным способом отторгнутых в пользу Северной Осетии территорий подтверждено сначала Парламентом СССР, а затем Парламентом, Президентом и Правительством РФ. Утверждать, что от решения осетино-ингушской территориальной проблемы взорвётся и чуть ли не развалится вся остальная Россия, – не более чем политическая демагогия, то есть это всё от лукавого. Это моё мнение.

    В России проблемы, имеющие территориальную основу, имеют разную природу и разные правовые основания, то есть, они разные, по сути. Только одна ингушская проблема имеет специально подтверждённую на уровне государства правовую базу в пользу её разрешения. Это дважды подтверждено и заключениями Конституционного суда РФ, и Государственной Думой РФ. Поэтому, эта проблема ждёт только наступления у «кое-кого» политической воли и желания. А решать её необходимо. В этом не сомневается и осетинская сторона, прекрасно понимающая перспективу возможных последствий для себя от нерешения этой проблемы.

    Пока всё держится на противостоянии двух радикальных позиций, только немного смягчённых словесными (тоже лукавыми) заявлениями ингушских правителей, направленными «на потребу дня», но, на самом деле, ничего не изменивших в правовом плане.

    Эти позиции таковы:

    1.  «Вернуть в состав Ингушетии всё (и никаких «гвоздей»!) – в соответствии с законодательством о реабилитации репрессированных народов и иных правовых актов, подтверждающих это право». Такова сегодня позиция ингушской стороны;
    2.  «Никогда и ни за что не отдадим даже одного сантиметра!» – такова официальная позиция осетинской стороны.

    Но мне, как и многим разумно и трезво мыслящим людям, в том числе и в осетинской среде, очевидно, что разумный компромисс в этом противостоянии необходим. Иного разумного и обоюдно выгодного компромисса, кроме как объединение наших двух республик в один субъект РФ, на данном этапе и в нынешней общественно-политической ситуации в стране я не вижу.

    Да и среди осетин есть понимающие это. Кроме того, в осетинской частной прессе не раз выдвигался именно такой компромисс. Многие соглашаются с этим и в устных беседах. Так же и на ингушской стороне. В ингушской среде встречается даже больше понимания и поддержки такой идеи.

    Авраам Шмулевич –  Смогут ли ужиться вместе в одном субъекте осетины и ингуши, недавно воевавшие друг с другом?

    Аслан Куазо – Уверен, что смогут. И такой вопрос должен звучать унизительно на Кавказе, на мой взгляд. Смогут и заживут, если их оставят в покое политики и различные авантюристы от политики. На простом человеческом уровне представители наших народов общаются, сотрудничают и даже дружат без проблем. «Непонимание» держится, в основном, только на политическом и чиновничьем уровнях Северной Осетии и через их лобби в Москве, а вовсе не в Ингушетии. Именно на этом уровне поддерживается «температура ненависти и противостояния» между нашими народами.

    Ответ прост, как ясный день: тут жёстко и прямо должны заработать в полном объёме Конституция и законодательство Российской Федерации. Нет смысла подменять эти действия всякими политического и иного свойства «понятиями».

    На самом деле, в культурном, ментальном и бытовом факторах у ингушей и осетин больше схожего и объединяющего, чем разъединяющего. Кроме всего прочего, немало взаимно смешанной крови и у осетин, и у ингушей. А сколько крупных родственных фамилий (родов), больше имеющих начало в ингушских корнях? Есть и обратные примеры. Как видим, потенциала для политики сближения у нас больше, чем для отдаления друг от друга.

    Так что – моё мнение: уживутся и заживут прекрасно, если не будут мешать политики и авантюристы. И если этого пожелает политическая власть в стране и, прежде всего, в Осетии. А кое-кого «непонимающего» легко заставить понять, для этого у государства есть все рычаги и способы. Главное – заинтересованность. Интересно вообще-то: если политика насаждения раздора и вражды легко находит тут свою почву, то почему не может получиться политика разума, примирения, сближения и даже единения людей, достаточно близких друг другу? Тем более, если для этого существует достаточно богатая и благодатная почва? Почему зло и неправедность всегда должны быть в выигрыше, а добро и праведность должны прятаться в страхе, оставаться в загоне?

    Что же касается вопросов квот и распределения должностей и прочих, возможно, спорных моментов, могущих возникать в объединённом субъекте, то все эти вопросы решаемы совместно и по договорённости сторон. Лично для меня не принципиально, какой национальности будет глава такого субъекта – ингуш, осетин, русский или кто-нибудь ещё.

    В данном случае, мне думается, ингушам важно, чтобы на своей исконной земле, на своей исторической родине, они жили не на правах «непрошеных гостей», как было до сих пор под властью Северной Осетии, а на полных и равных со всеми правах. И чьи-то второстепенные амбиции – кто на какой чиновничьей должности – не должны влиять на судьбы народов.

    По мне так: любой плохой чиновник-ингуш для меня и моего народа хуже и опасней чиновника иной национальности, но успешного и полезного. Для меня лично, важней всего остального – насколько комфортно будет жить и развиваться моему народу, моей культуре, мне самому. Так же, надеюсь, думают и многие разумные люди, которых большинство.

[ << Previous 20 ]
About LJ.Rossia.org