(no subject)

« previous entry | next entry »
Aug. 16th, 2022 | 12:58 pm

Махатма Ганди вызывал к себе огромную любовь, почитание, уважение и жалость самых разнородных человеческих масс. Его проповедь универсальной религии любви, истины и праведности находила отклик в сердцах таких разнородных, но возвышенных людей, как Герберт Уэллс и Лев Толстой. Толстой состоял в переписке с Ганди и не возражал против проповеди индуистской догмы о переселении душ, хотя и полагал, что любовь и истина точнее излагаются Иисусом Христом в редакции самого Льва Толстого.


Если в человеке не было стремления к праведности и в его душе образ Ганди не вызывал религиозного трепета, то и в этом случае Махатма заставлял себя уважать, а это иная форма любви. Ганди заработал свой статус мировой знаменитости годами непреклонного, волевого труда, не щадя ни себя, ни свою жену, ни родных и близких. Человек утонченного образования и изысканной культуры, наследник неплохого состояния, он отбросил узы комфорта и суровой аскезой добился полного контроля волевого ума над своим телом, да и над чужими умами и телами в большой степени.

Если же человек был бездушным, малоосмысленным скотом, то и в таком случае тщедушная фигурка великого учителя, положившего свое сердце и тело на алтарь служения народу вызывала жалость, которая согласно учению Вл.Соловьёва суть опять-таки проявление Вселенской Любви.

Махатму Ганди остро жалела даже его жена, которую он в юном возрасте любил исключительно плотски, а в зрелом или игнорировал, или гнобил.

Убийца Ганди, Натурам Годзе, был как и Ганди, индийским националистом, но в отличие от пассивно-агрессивного Ганди он был националистом агрессивно-агрессивным. Как и Ганди, он боролся с британским владычеством, исповедовал индуизм как высшую форму религиозного сознания, имел склонность к аскезе и йоге, подвергался арестам и гонениям со стороны властей. Но если Ганди проповедовал высокое единство индуизма со всеми прочими, менее всеобъемлющими религиями, то Годзе еще в свои юные годы столкнулся с исламистами и понял, что с этими людьми ему не по пути. Мусульмане были хорошо вооружены и организованы, индуисты разобщены и склонны паниковать. Первые вспышки насилия на почве религиозной розни разразилось как следствие усилий Ганди прекратить сотрудничество с британскими властями.

Вначале индуисты и мусульмане несотрудничали сообща против общего врага, а когда эта политика не привела к ожидаемым результатам, мусульмане быстро обратили свой гнев против индуистов.

В то время, как и сейчас, над мусульманскими общинами витала идея всемирного объединения в Халифат и джихада против всех, а в особенности - язычников вроде нечистых индуистов.

Начались грабежи, драки, изнасилования на религиозной почве там и сям. Было много убитых. Ганди принялся голодать и молиться о мире, а Натурам Годзе присоединился к отрядам народной милиции под эгидой RSS - аналога немецких отрядов самообороны. Лидеры RSS полагалb, что Ганди склонен защищать жизнь священных коров, а надо защищать священных людей, то есть именно индусов. Если индусов полагают слабыми и женственными, грабя и насилуя, то индусы должны стать сильными, объединяясь и вооружаясь. А потом уже можно говорить о взаимном уважении, дружбе и религиозном единстве.

Политическими авторитетами для лидеров RSS стали Адольф Гитлер и Бенито Муссолини, - которые в то время были в фаворе не только в Индии, но и у всего прогрессивного человечества. От них пришли и идеи расовой арийской чистоты, которые впрочем понимались вполне прагматически - каждая нация должна быть единой, защищенной и свободной от всяких элементов пятой колонны на своей земле. Но этих идей не чуждался и сам Ганди.

До тех пор, пока Индия боролась за независимость, Годзе и Ганди соратниками. Но Индия разделилась на Индию и Пакистан.

Пакистан означает буквально страна чистых.
Мусульмане полагали, что индуисты заведомо нечистые и им в Пакистане нечего делать.
В Пакистане пошла война жестоких этнических и религиозных чисток с грабежами, резней и насилием, всякая иллюзия соратничества прекратилась. Часть индуистов пошла на предательство национальных идеалов, конвертировавшись в ислам и оставшись жить в Пакистане. Часть не пожелала и была изгнана или убита. Межконфессиональные браки, которые Ганди всячески приветствовал, в Пакистане были прекращены и немусульманские члены семей были опять же конвертированы или изгнаны. Пострадали не только индуисты, но и сикхи, джайны, буддисты, христиане.

В ответ на насилие новое индийское правительство, пропитанное гандизмом, старалось не отвечать насилием, но зато нашло мирный рычаг - именно прекращение всяческих платежей Пакистану. В ответ голодающие пакистанцы подняли насилие на новый, совершенно кошмарный уровень, с показательной резней и пытками.

Махатма Ганди выдвинул ультиматум правительству - если парламент не примет решение немедленно платить и вообще всячески умиротворять мусульман, то он будет голодать, и на этот раз наверняка - пока не умрет. И действительно, престарелый святой принялся голодать и таять на глазах.

В скором времени правительство стало платить и умиротворять Пакистан.

Именно тогда Годзе понял, что гандизма не должно быть, и начинать надо с Ганди.

Застрелив Ганди, он не пытался бежать, но сдался полиции, и в суде произнес пространную речь, которая была записана и впоследствии издана отдельной брошюрой, немедленно в Индии запрещенной и разрешенной только в 2010х.

Основные пункты этой речи:

Годзе не испытывал никакой ненависти к Ганди. Напротив, он его глубоко уважал и почитал. Но полагал его идеологию пагубной для нации.

Массовые убийства, грабежи и насилия индусов мусульманами были прямым следствием гандизма. Если бы Ганди не вел свою дурную политику пассивного сопротивления, а отвечал на насилие равным, пропорциональным и юридически оправданным насилием, можно было бы подавить зверства в зародыше и вместо миллионов, погибло бы несколько сотен, может быть тысяч - но в любом случае меньшинства индусов в Западном и Восточном Пакистане (территория Бангладеш еще не имела независимого статуса), были бы надежно защищены.

Годзе заявил, что он предвидел всё это и был готов принести себя в жертву, заодно уничтожив источник дурного политического влияния. Он был готов к смерти не только физической, но и к смерти гражданской, поскольку память о нем и его деянии останется навсегда ненавистной Индии, если ему удастся убить Ганди. Но тем не менее, он чувствовал, что в отсутствие Гандиджи (уважение и тут), индийская политика станет более реалистической и разумной, что Индия обзаведется сильной армией в будущем и сможет защитить свой народ от Пакистана, - и хотя его жизнь абсолютно разрушена, но видение будущего, в котором Индия будет спасена, его утешает.

Годзе также сказал, что голодовка Ганди была способом давления на правительство, чтобы заставить его разморозить пакистанские активы, и то, что правительство пошло на попятную доказывает, что Ганди добился исполнения своего каприза. И хотя он безмерно уважает Ганди за его непрерывный труд, высокий характер и аскетизм, но именно эти качества привели к тому, что влияние Ганди чрезмерно и противоречит букве и духу законности, который в таких случаях необходим. Ганди было необходимо устранить с политической сцены уже постольку, поскольку Индия должна начать следить за своими собственными интересами как нация.

Годзе утверждал, что он не враждебен принципам ахимсы (то есть ненасилия в широком смысле, непричинение вреда ни прямого ни косвенного) гандизма. Но проповедь Ганди в смысле религиозной толерантности уже привели к отделению от Индии Пакистана в пользу мусульман, так что миллионы индийских граждан были изгнаны из своих домов, их семьи разрушены, миллионы убиты. Ганди этого не только не предвидел, он просто не желал об этом думать; его ответом на насилие было исключительно недеяние, пост и молитва. Таким образом, Ганди предал религию индуизма и культуру Индии, продолжая поддерживать мусульман за счет индусов. Поскольку Ганди слушались только индусы, то проповедь ненасилия была фактически односторонней и направленной на разоружение Индии перед мусульманской агрессией.

- Я сидел, - говорил Годзе - и предавался мрачным мыслям о тех зверствах, которым подвергся Индуизм сегодня, и о том мрачном и мертвом будущем, которое его ожидает, если Индия останется наедине с двумя врагами - Исламом извне и Ганди, разлагающим её изнутри. Я принял окончательное решение пойти на крайний шаг против Ганди. Я не ненавидел Ганди, напротив, я почитал его.
Я почитал его как святого Индуизма, как исторического деятеля и деятеля национальной культуры. Мы были заодно против суеверных аспектов и ошибок в Индуизме. Поэтому когда я встретил Ганди, я поклонился ему, а затем исполнил свой моральный долг и убил Ганди.

Link | Leave a comment | Add to Memories


Comments {9}

balalajkin

(no subject)

from: [info]balalajkin
date: Aug. 16th, 2022 - 04:47 am
Link

Ну разве что в смысле желания прославиться и стать отцом нации.

Reply | Parent | Thread


Misha Verbitsky

(no subject)

from: [info]tiphareth
date: Aug. 16th, 2022 - 11:17 am
Link

ганди пытался сконструировать с нуля индийскую гражданскую нацию, исходя из особой этики
примерно так же и костя, поверх всех интеллектуальных, религиозных и сословных барьеров

этика у него, конечно, более пакостная, но по мощам и елей

Reply | Parent | Thread


balalajkin

(no subject)

from: [info]balalajkin
date: Aug. 16th, 2022 - 11:42 am
Link

Ну не с нуля же. Понемногу из джайнизма, от Толстого и "братьев", то бишь квакеров.

Ничего такого Крылов не делал, его выбор реформированного зороастризма как основы личной этики - это вообще дурной анекдот. Оказался в одной компании с Александром Магнусом Бардом,бывшим проститутом и руководителем группы "Армия Любовников". Одним и тем же мобедом посвящены же.

Мне кажется, Крылов не серьёзно работал над собой, но всё время как-то выеживался и делал из себя посмешище, будто у него душа болела от каких-то бесконечных непростимых обид.

Reply | Parent


balalajkin

(no subject)

from: [info]balalajkin
date: Aug. 16th, 2022 - 11:44 am
Link

Что до его теоретического трактата, то не будучи подкреплен опытами, эта бумага недорого стоит. Высосать из пальца текст он умел и писал километрами всякую лабуду.

Reply | Parent