Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет bl_lit ([info]bl_lit)
@ 2017-07-22 19:41:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:Сергей Устинов, книга, мальчик

Отрывок из книги С.Устинова
Фрагмент книги Сергея Устинова "Все кошки смертны, или Неодолимое желание"
Для тех кто не в курсе, Устинов пишет детективы с 1980х, довольно неплохие, и число их едва ли перевалило за десяток произведений. Эта книга на данный момент последняя.

- Ты смотри, смотри! Т-танцевать пошли!
Слегка повернув шею, я действительно увидел
грузновато танцующую блондинку в длинном серебряном платье,
партнером которой был и впрямь совсем молоденький паренек с тонким
гибким станом. Других подробностей на таком расстоянии мне рассмотреть
не удалось, и я спросил, надеясь, что Прокопчик разглядел больше меня:
- Как думаешь, сколько лет пацаненку?
- На вид - шестнадцать, не б-больше. Аркадий Гайдар в его годы
п-полком командовал...
Пара двигалась в медленном темпе, плотно прижавшись друг к другу,
причем Мерин томно положил партнеру голову на плечо, что-то жарко
нашептывая.
- Интересно, чего он там ему в-втирает? - поинтересовался
Прокопчик. - Вот бы п-послушать...



- Мне нельзя подходить, узнает, ? удрученно развел я руками. - А
ты бы мог. Иди пригласи вон того симпатичного дядьку, он один за
столиком. Хочешь, я объявлю белый танец?
Возможно, тут уж Прокопчик точно бы меня укон-тропупил - во всяком
случае это страстное желание читалось у него в глазах. Но музыка
закончилась, танцующие потянулись к своим столикам. А наши объекты
даже не стали садиться. Расплатившись с официантом и на прощание
ласково потрепав его по щеке, Мерин изящно подхватил свою сумочку и,
вихляя бедрами, направился к выходу. Стройный мальчик последовал за
ним...

... И приложив некоторое количество перемешанной с трудовым потом сноровки
(нет таких крепостей!), я наконец справился. Замок открылся, и мы
проникли в сие содомо-гоморрское пристанище, ожидая увидеть все что
угодно.
И не увидели ничего.
Квартира оказалась очередной однокомнатной клетушкой. Дверь в
кухню распахнута, в комнату плотно прикрыта. Но именно оттуда и
раздавались те самые, так до сих пор и не поддающиеся идентификации
любовно-форточные звуки.
Я притормозил, пытаясь еще раз просчитать возможные варианты
вторжения не по адресу.
Прокопчик оказался куда решительней. Выхватив из кармана заранее
приготовленную видеокамеру, он повесил ее на шею, одной рукой сорвал с
объектива крышку, а другой, вооруженной костылем, как тараном, резко
вдарил по двери.
И тут уж все сразу стало ясно.
Во всяком случае, нам. Но если совсем честно, для меня лично все
прояснилось отнюдь не в первое мгновение. Потому что хоть возлюбленная
пара и предстала перед нами в обнаженном виде (на Мерине, правда,
имелся сбившийся на живот плоский девчачий лифчик, а также
прикрывающие волосатые ноги черные ажурные чулки с подвязками), но
любовной в привычном понимании слова их диспозицию назвать было
сложно.
Мерин скрючившись лежал на старой бабушкиной кровати с
металлическими шишечками, прикрученный за руки к прутьям спинки черным
электрическим проводом. В то время как паренек, судя по белеющей в
электрическом свете безволосой попке, совсем еще ребенок, стоял рядом
с койкой, как показалось мне сначала, хоть и разгоряченный, но на
вполне целомудренном расстоянии. Казалось это ровно до той поры, пока
я не разглядел у него в руках короткий кожаный хлыст. А внизу живота у
Мерина - его же, хлыста, вполне достойно эрегированный фрейдистский
прототип.
Была немая сцена. Да такая, что, боюсь, обрыдал-ся бы сам Николай
Васильевич с его нестандартными фантазиями.
Из всех нас неутомимо двигался по комнате один лишь Прокопчик.
Постукивая гипсом об пол, он то припадал на здоровое колено, то
норовил взобраться на рассохшийся стул, самозабвенно стремясь с
максимальной полнотой и с разных сторон запечатлеть композицию. И
совсем неожиданно первым, что прервало затянувшееся молчаливое
противостояние, стали безудержные рыдания. По-детски обиженно,
всхлипывая и горько канюча, заливался слезами бессильно опустившийся
на пол мальчик с хлыстом.
- П-плачь, хлопчик, п-плачь, - сочувственно посоветовал ему
Прокопчик, наезжая трансфокатором на его сморщенное, как у страдающего
животом младенца, личико. - Лучше п-плакать в д-детстве, чем в
старости!
Я подошел и размотал связывающий Мерина с кроватной решеткой
провод. Но руки ему освобождать не стал, а наоборот, покрепче скрутил
их у него за спиной. Он сомнамбулически сел на кровати. И был
настолько ошеломлен, что не предпринял никаких попыток сопротивляться.
Челюсть отвисла у него еще больше, усугубив и так бросающееся в глаза
сходство с лошадиной мордой. Косметика осыпалась кусками, и эта морда,
раскрасневшаяся, сырая от любовного пота, консистенцией смахивала
сейчас на подмокшую клюкву в сахаре.
По моему указанию Прокопчик не без брезгливости поднял мальчишку
за плечи и усадил рядом с Мерином. Беднягу колотило. Он попытался было
отодвинуться от своего недавнего партнера, но был тут же бдительным
Прокопчиком возвернут обратно.
- Снимай так, чтоб видно было обоих, - сказал я.
- Что... чего вы хотите? - прорыдал паренек, стыдливо загораживая
ладонями лицо.
- К-короткое интервью, - пояснил Прокопчик, легонько ударяя его по
рукам. - И не верти г-грабками, а то тоже свяжем. Загораживай лучше,
вон, срамное место. Правилами не возбраняется.
И тут наконец впервые подал голос Мерин. Глухо, как с перепою,
пробурчал:
- Оставьте ребенка в покое. Он-то здесь при чем?
- А-а! ? со злым энтузиазмом немедленно взъярился Прокопчик. -
Л-любишь детей, да? Ну как же - ц-цветы жизни! А этот какой-то
особо... р-распустившийся!
- Не кричи, соседи раньше времени сбегутся, - остановил я его и
повернулся к парню: - Как тебя звать-то?
- М-и-и-и-ша-а-а...
- Миша. А фамилия есть?
В ответ он только еще больше залился слезами. Но Прокопчик уже
нагнулся за брошенными в угол худенькими джинсами, нашарил в них
паспорт и продекламировал:
- П-перов Михаил Вадимович! Так.. год рождения... Четырнадцать лет
п-пионеру-герою! Гайдар-то в его годы еще только взводом командовал!
И добавил с отеческой укоризной:
- Т-такой зеленый, а уже г-голубой!



(Добавить комментарий)


(Анонимно)
2017-07-24 15:28 (ссылка)
Сценка неплохо написана, но это только отрывок и не совсем понятна позиция автора. А вообще, мне давно понятно, что те кто в реале имеют проблемы в сексе лезут в чужие постели. Комплексы не дают покоя...

(Ответить)