Быстрый и бестолковый
майонезный пожиратель горчицы
Каким были первые годы Саратова? 
17th-Jul-2013 10:33 am
Из ФБ от Дмитрия Олейника.
---
"Историческое" для завтрашнего "Гласа Народа". Даже если почитали сегодня, завтра - посмотрите иллюстрацию).

Город-остров
Каким были первые годы Саратова?

Не так давно, а точнее в прошлую пятницу – 12 июля, наш Саратов отметил свой 423-й день рождения. Некоторые СМИ, не утруждаясь переводом старого стиля в новый, поздравили саратовцев десятью днями раньше, а местные власти по заведенной Дмитрием Аяцковым традиции готовят праздничные мероприятия на сентябрь. Для многих дата основания города вообще формальность, но для тех, кто неравнодушен к собственной истории, мы бы хотели ненадолго перенестись в 1590 год.
Началась русско-шведская война. В конце января главное русское войско прибыло к Яму. На следующий день шведский гарнизон, насчитывавший 500 человек, сдал город и по условиям капитуляции был выпущен. Царь Федор Иванович с главными силами выступил к Ивангороду и Нарве, но уже через месяц под Нарвой было подписано мирное соглашение сроком на один год по которому русским отходили несколько городов. В ноябре того же года шведское командование решило нарушить перемирие с Россией и, пользуясь внезапностью нападения, захватить Ивангород. Однако атака была отбита. Преследуя отступающих, русские войска обложили Нарву, но по приказу из Москвы сняли осаду.
Пока на северо-западе шли военные действия, восток Московского государства активно развивался. На Урале появлялись города-крепости, а далекий Тобольск стал разрядным городом и центром русской колонизации Сибири. Вплоть до 18 века в географических картах Тобольск иногда обозначают как «город Сибирь».
1590 год – это год когда Тоетоми Хидэёси объединил Японию, а в Европе появились первые микроскопы, Турция захватила всю территорию Закавказья, а украинские казаки-черкасы разрушили Воронеж. К этому времени присоединенное не так давно Поволжье, становится не окраиной, а географическим центром государства. Московское правительство решает строить на Волге несколько городов-крепостей, одним из которых суждено стать нашему Саратову.
Восемью годами раньше, в 1582 году в левобережье Волги началось одно из крупнейших восстаний. То была не чета нынешним волнениям, восстание полыхало несколько лет, а волжский торговый путь был фактически перекрыт. Правительственным войскам потребовалось два года, чтобы разбить главные силы мятежников, но приволжские леса, по-прежнему, оставались полны гулящими людьми разных народов и сословий. Именно тогда фактический правитель России Борис Годунов принимает решения строить города-крепости на Волге. Но первыми городами станут не широко известные ныне Саратов, Самара и Царицын, а Цивильск, Уржум, Санчурск и другие небольшие города на верхней и средней Волге. Постройкой Санчурска или Царевосанчурска в 1584 году руководил князь Григорий Засекин. Видимо, это был первый заложенный им город, и в нем, в отличие от его урбанистических собратьев, частично сохранился архитектурный замысел первого воеводы и особенность выбора названия для города (к этим особенностям мы еще вернемся).
Караульная и гарнизонная служба в те времена осуществлялась в соответствии с «Боярским приговором о станичной и сторожевой службе», составленным в 1571 году Воеводой Воротынским. Этот «Приговор» считается первым русским воинским уставом, и в соответствии с ним сторожи (сторожевые наблюдательные посты в составе 4 – 10 человек) и станицы (небольшие конные отряды из 60 – 100 человек) высылались из пограничных городов на 100 км и более в сторону кочевий и мест стоянок разбойников. Периодически сменяясь, они несли службу с 1 апреля до наступления зимы. Каждая сторожа вела наблюдение с места, поддерживала связь с соседними сторожами, подавала сигнал о подходе противника и оповещала о нем население. Станицы высылались на важнейшие направления и вели разведку разъездами. Кроме того, они уничтожали небольшие отряды кочевников и разбойников, добывали пленных, иногда боем задерживали значительные силы, обеспечивая время для подготовки отпора врагу. Организация гарнизонной службы предполагала, что расстояние между станицами-крепостями, должно составлять около 200 километров. Следовательно, чтобы закрыть участок Волги от Самарской луки до Ахтубы требовалось построить пять станиц, а центр наблюдения за этим участком реки придется как раз на окрестности нынешнего Саратова.
Английский путешественник Христофор Борро в 1579 году проплывавший по Волге в этих местах пишет: «...Тут они стали на якорь и пробыли около трех часов. Выехав оттуда, они прибыли в Увек, расположенный на крымской стороне (на западном берегу Волги), 5 октября около 5 часов утра. Это место считается на полдороге между Казанью и Астраханью. Там растет большое количество солодкового корня; земля очень плодородна. Находят там яблони и вишневые деревья. Широта Увека 51° 30'. На этом месте стоял прекрасный каменный замок, по имени Увек; к нему примыкал город, который русские называли Содомом. Город этот вместе с частью замка был поглощен землей по божьему правосудию за беззаконие обитавших в нем людей. До сего времени можно еще видеть часть развалин замка и могилы, в которых как будто были похоронены знатные люди, ибо на одной из могил можно еще рассмотреть изображение коня с сидящим на нем всадником, с луком в руке и со стрелами, привязанными к его боку. Был также там на одном камне обломок герба с высеченными на нем письменами; часть их истреблена непогодой, а часть остается в полуразрушенном виде. Однако очертания букв еще сохранились, и мы сочли их армянскими. Мы нашли высеченные письмена и на другой еще могиле»
Осенью 1586 года ногайский князь Урус направил письмо царю московскому, жалуясь на бесчинства волжских казаков и упрекая в нежелании примерно наказать их. При этом он жаловался русскому государю: «…Ты на четырех местах хочешь городы ставити: на Уфе, да на Увеке, да на Самаре, да на Белой Воложке (ныне г. Козловка в Чувашии). А теми местами твои деды и отцы владели ли? Поставил те городы для лиха и недружбы». Здесь нельзя не обратить внимания на то, что город на Увеке упоминается, а на Переволохе, где в 1589 году будет основан Царицин – нет. Следовательно, решение о строительстве города в районе Саратова было принято до 1590 года, и об этом знал даже князь Урус, хотя названия на то время еще не существовало, или оно не было известно Урусу. Московские дипломаты называют главной задачей при строительстве названных городов желание « обезопасить великий волжский путь от нападений воровских казаков». Вот именно так, от казаков, а не от внешних противников или отрядов местных жителей, не торопящихся признать московское правление. Выбор конкретного места для строительства крепости, скорее всего, был обусловлен близостью стройматериалов, а лучшее место это юг огромного Караманского леса (затопленного позже водами водохранилища), наличие обзора акватории Волги и потребности в защите от внезапных налетов противника. У ученых нет единого мнения на счет того, где располагался основанный Засекиным Саратов, но с учетом того, что пишет об этом «Книга Большому Чертежу»: «А Увеша (т.е. речка Увек) пала в Волгу против города Саратова, выше городища Увешина. А с нагорнои стороны выше Саратова пала река Талбалык (река, протекавшая в Глебучевом овраге), а на Волге реке против Саратова остров. А ниже того острова с нагорной стороны пала в Волгу река Увеша, а ниже ее городище Увешенское» («КБЧ», с.141).
Если рассматривать точку зрения, что Саратов мог быть образован на одном из островов, то под это описание, так или иначе, попадают два больших в прежние времена из них: Пономаревские острова (сами Пономаревские + Осокорье) и Казачий (сам Казачий + почти затопленные ныне Городские пески). Зеленый (Беклемишевский) остров тоже мог бы быть местом для основания города, но он находится выше Тайбалыка. С точки зрения фортификации наиболее удобен Пономарев остров отделенный от устья реки Саратовки естественной протокой и почти вплотную примыкающий к Караманскому лесу, без которого невозможно строительство как Царицына, так и Саратова. Но нельзя полностью исключить и Казачий, хотя скорее всего там находилась сторожа, делающая Волгу, в таком случае, полностью изолированной от несанкционированного прохождения.
В подтверждение версии островного Саратова свидетельствует то, что известный саратовский ученый А.А. Гераклитов в 1923 году заявил, что в первые годы существования Саратова наши предки, отправляясь в новый город или посылая туда какие-то депеши, говорили и писали не «в Саратов», а «на Саратов». По особенностям русского языка, так могло быть только в том случае, если словом «Саратов» обозначался не только город, но и целый район, участок местности, урочище. Кроме того, и Переволох (Царицин) также первоначально был построен на острове против устья реки Царицы, а затем перенесен на правый берег из-за регулярных подтоплений в период паводков. Нелишне отметить, что со времени основания города, в течение примерно двух десятилетий Саратов называли «Саратов – остров». При этом нужно иметь в виду, что слово «остров» употреблялось в конце 16 – начале 17 веков не только в настоящем его значении. Так называли гору, скалу, лес, окружённый полем… Но в первую очередь всё-таки остров, а по-татарски низменный остров в то время назывался «атав». И тут нельзя не вспомнить о первоначальном имени первого основанного Засекиным города: «Царево-Санчурска», и Переволоха, почти сразу переименованного в Царицин, и вообще моду того времени: в 1586 году была отлита Царь-Пушка, а в 1600 основан еще один город со «странным» названием: «Царев-Борисов». Так что можно подумать над версией происхождения имени города от Царь-Атава. В любом случае, это еще одно косвенное подтверждение островного начала нашего города.
Год основания Саратова точно не известен. Скорее всего, его строили одновременно с Переволохом (Царицыным). Единственный «источник», на который обычно ссылаются сторонники официально признанной даты, – копия записи на чистой странице рукописного евангелия конца 16 века: «Лета 7098 месяца июля во 2 день, на память Положения пояса Пречистыя Богородицы, приехал князь Григорий Осипович Засекин да Федор Михайлович Туров на заклад города Саратова ставити». Оригинал евангелия «нашелся» только в конце 1890 года, уже после «300-летия Саратова». Более того, этот самый оригинал бесследно исчез на выставке 1891-го года, приуроченной к празднованию юбилея, и доказать подлинность документа так и не было возможности. Хотя год не так уж и важен, потому что поселения городского типа существовали в черте современного Саратова на протяжении нескольких тысячелетний, но это отдельная и недостаточно изученная пока тема.
Но вернемся в 1590-й год. Александр Градовский утверждает, что в России воеводы назначались в города в XVI и XVII веках лишь на один год, назывались городовыми или годовыми воеводами (в отличие от полковых или ратных воевод) и сменялись в начале гражданского года, т.е. 1 сентября по старому стилю. Известно, что первым городовым воеводой Саратова был Федор Туров, а назначен он был, 13 сентября 1590 года (по новому стилю). Наверное, поэтому день города отмечается не 12 июля, а в сентябре, когда у Саратова появился первый гражданский градоначальник. Интересно, как бы отнеслись к ежегодной ротации нынешние руководители города Грищенко и Прокопенко?
---
Самому интересно, да и вам, дорогие мои девиантные френды, тоже может быть небезынтересно. Я, например, не знал, что Речка-Вонючка в Глебучевом овраге на самом деле называется Талбалык ;)
This page was loaded Jan 24th 2021, 6:21 pm GMT.