Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет bruno_westev ([info]bruno_westev)
@ 2010-03-30 07:40:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Зачем нас Гаев пугает в метро?


Уникальный способ повышения бдительности граждан в условиях террористической опасности в стране демонстрирует радио московской подземки. В беспрерывно транслируемом объявлении радио заверяет, что в метро возможен террористический акт. Место для зомбирования выбрано с обескураживающей меткостью - от угрожающего железного скрежета диктора-робота деться буквально некуда. Слушать вынуждены все - куда же сбежишь в толпе с эскалатора.


Начальство метрополитена уверяет, что безопасность сограждан гарантирована, но, выслушав истошные вопли радио, выясняется, что ты словно в капкане: «При обнаружении подозрительных предметов или бесхозных вещей в вагоне поезда просьба, не трогая их, сообщить об этом по переговорному устройству машинисту! При обнаружении подозрительных предметов или бесхозных вещей на станции - сотруднику милиции или дежурному по станции!».

Говорят, сей публицистический перл извергнут из недр аж самой Межведомственной антитеррористической комиссии и подписано к эфиру высокопоставленным метроначальством в лице (а скорее всего - иной части туловища) товарища Дмитрия Гаева. Объявление, объясняют нам, должно передаваться каждые пять минут, поскольку пассажиропоток якобы меняется каждые тридцать секунд, и радио вынуждено повторять объявление как можно чаще, чтобы охватить как можно больший объем… Но чем же объяснить, что пока едешь по пятидесятиметровому эскалатору, тебе - словно палкой по ушам! - долдонят .несколько раз погребальное заявление. Начальству хорошо - оно в метро само не ездит, а зато как на душе отрадно: прокукарекали - а там хоть и не светай! Галочку в «мероприятиях» выставили - вот и наслаждаетесь…

Мало им этого! Отбарабанив протокольную документацию, мучители берутся за следующие тематические ниши. При этом последующие сообщения уже вовсе к безопасности в метро не относятся. Вам сообщат о статистике жертв на дорогах и необходимости соблюдать правила дорожного движения… Потом диктор берется за наркотики… А потом - это уже верх садистского остроумия! - напоминает о не выключенных дома утюгах и прочей огнеопасной технике.
Психологи считают, что фраза «с целью предотвращения террористических актов» свидетельствуют либо о крайне неумелых, с точки зрения нормализации обстановки в обществе, действиях властей, либо, напротив, - об очень даже умелых действиях, если целью является намеренное нагнетание напряженности и создание обстановки страха.
Представьте среднестатистического индивида, изнуренного необходимостью ежеутренне спускаться в метро: втискивается в вагон, полтора-два часа едет, мечется по трубам подземных переходов, и так немного радости от скопища себе подобных, которые уныло бредут по коридорам, шарахаясь от вывесок с сакраментальным «Выхода нет!», а тут еще - такое развлечение… Наше метроначальство любит утверждать, что по сравнению с ведущими столицами мира, московское метро - одно из лучших, однако, уверяю вас, что ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Лиссабоне, ни в Барселоне в метро достаточно тихо. А у нас? Кстати, мы не собираемся обвинять власти в перенасыщенности нашего метро - это не вина, а беда их. Но зачем же усугублять ситуацию? Посмотрите на лица пассажиров в часы пик! Вспоминается Александр Блок: «И встретившись лицом с прохожим, ему бы в рожу наплевал, когда б желания того же в его глазах не прочитал…»

Конечно, люди гробят транспортный досуг толково: пытаются читать, орут друг другу в ухо, медитируют под трескотню в наушниках… Однако задумаемся, а как отражается на самочувствии и психическом здоровье человека его постоянное пребывание на колесах да еще в толпе таких же, как он, невыспавшихся, вечно спешащих куда-то бедолаг?
Ведь и впрямь, концентрация прогрессивного человечества на пяди подземелья не способствует вспыхиванию благородных чувств. Замечено социологами: сегодня в стране едва ли не треть населения - это люди с пограничным психическим состоянием, вызванным утратой прежнего положения в обществе и неспособностью адаптироваться к изменившимся социальным условиям. А их еще постоянно пугают! У этих людей подобного рода объявления могут вызвать неадекватную реакцию и даже послужить причиной развития острого психоза. А подавляющую категорию сограждан подобные объявления просто раздражают. Ученые и здесь подстелили теоретическую соломку: это раздражение связано с ощущением, что на тебя перекладывают заботы, которые должна нести власть. Такой гражданин считает, что власть должна обеспечивать его безопасность, а не заставлять его смотреть по сторонам и в каждом подозревать врага. Совершенно бессмысленны подобные объявления и с точки зрения психологии поведения террористов. Ведь те не повторяют сценарии своих злодейств.
Итак что сегодня оценить отходы интеллектуальной жизнедеятельности умников из «антитеррористической комиссии» может ощутить всякий пассажир метро, делающийся заложником их продуктивности. Комиссия межведомственная, и вполне вероятно, что навязанный метрополитену метод вовлечения людей в борьбу с терроризмом получит дальнейшее распространение в самолетах и поездах. Поистине: заставь дурака Богу молиться…

В последнем можно убедиться, если ознакомиться с последними нововведениями правофланговых орательного фронта. Вперемешку с левитаноподобными рыкающими угрозами, рекламой и прочей словесной шелухи принялись читать стихи - завывающе и заунывно призывают любить ближнего и родную речь. Прекрасное в данном случае не очень-то удачно агрегатируется с лязгом и грохотом эскалаторных механизмов и протокольными выдержками инструкций...

Разумеется, никто не собирается вводить в обиход термин «метрофобия». Суть дела в том, говорят психологи и психиатры, что специфического страха перед подземкой как такового не существует. Встречаются лишь разные формы страхов, которые могут провоцироваться у пассажира метрополитена. Это демофобия - боязнь толпы, это гаптофобия - страх чужого прикосновения. Есть еще клаустрофобия - боязнь замкнутого пространства, танатофобия - боязнь внезапной смерти (в этом случае человек опасается, что ему при обмороке не успеют вовремя оказать помощь), а также другие разновидности страхов, пока не получившие устоявшихся названий в медико-психологической практике. Скажем, кто-то не выдерживает бестактного взгляда в упор незнакомого человека и боится ездить в общественном транспорте именно по этой причине. Другой страшится, что его толкнут под выезжающий из тоннеля поезд. Наконец, есть категория людей, которых нервируют патрули, высматривающие в толпе подозрительных личностей. Даже если у человека документы в порядке, столь пристальное и назойливое внимание ему все равно неприятно.
И между прочим, когда это подземное радио действительно необходимо - оно не работает! Скажем, в тот злополучный день, когда в мае пол-Москвы на время осталось без электричества и часть линий метро была попросту «вырублена» радио, вместо того, чтобы спокойно оповестить людей, какие части трасс бездействуют, а какие работают, продолжало с дебильной методичностью оповещать осатанелый люд о «бесхозных вещах» и правилах пользования эскалатором.

Кстати, в некоторых странах время, затраченное сотрудником на дорогу, принято включать в общую продолжительность рабочего дня. Еще бы - человек только приехал на работу, а уже усталый и разбитый. Понижаются сообразительность и концентрация внимания, а вот раздражительность, напротив, резко повышается. Находясь в потоке людей, даже психологически устойчивый человек чувствует себя неуютно. Когда изо дня в день накапливается нервное напряжение, это может вылиться в сердечно-сосудистые недуги, астму или язву. Добавьте к этому спертый воздух в вагонах - тут вольготно всяческим бациллам. К тому же и высоковольтные линии в тоннелях угнетающе влияют на мозговые клетки. А тут - пожалуйста! - еще и объявления, которые хуже ругани.
Еще тут есть нюанс, разрастающийся до масштабов сейсмического бедствия - реклама. Псевдозадорным звонким голосом тетенька зовет вас устроиться на работу или пойти в какой-нибудь универмаг или посетить увеселительное мероприятие… При это даже если вы чем-то вдруг заинтересуетесь - зафиксировать информацию чаще всего невозможно: грохот не позволит разобрать и запомнить номер телефона или адрес. К тому же на некоторых станциях - спасибо им за это! - как-то научились приглушать назойливое радио, но есть и такие где орут во всю Ивановскую! А зазывальный бизнес не так уж и скромен - его оборот официально превышает $20 миллионов в год. Шутка ли - целый город - почти сто шестьдесят станций, двести шестьдесят километров путей, десять миллионов ежедневных невольных клиентов. А стоимость одной трансляции тридцатисекундного радиоролика - около тридцати слов - составляет двадцать у.е. Конечно, рекламисты, транжирящие бюджеты на объявления в метро, действуют не по уму, зато в метро уже давно разлакомились доходными делишками и уже не за что не откажутся от прибылей. Только зачем пугает всех дяденька Гаев?

«При обнаружении подозрительных предметов или бесхозных вещей в вагоне поезда просьба, не трогая их, сообщить об этом по переговорному устройству машинисту!!!»
А кому сообщать «при обнаружении» головотяпства и симуляции деловитости? Где тот машинист?
А когда в подземелье повышенной опасности орудуют олигофрены – стоит ли удивляться, что михалковский гимн – словно валтасарова надпись! – просачивается сквозь патину времени.



--------------------------------------------------------------------------------