Curriculum vitae
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Friday, February 25th, 2011

    Time Event
    10:29a
    Палестинизация России
    23 февраля случайно попал на волну РСН и там выступал израильский публицист Авигдор Эскин.
    http://rusnovosti.ru/popupplayer?type=release&id=134048¶m1=106844

    Давно не слышал столь чётких откровений. И наши мямли из-под зубчатой стенушки по сравнению с этим - ханжи и проститутки.

    Я раньше не слыхал о таком публицисте и с недоверием относился к таковым, дескать, зоилы, чего с них взять... Но нынче заинтересовался.

    Предлагаю друзьям полюбопытствовать. Sapienti sat:


    http://www.avigdor-eskin.com/page.php3?page=6&item=455

    дата публикации: 24.01.11

    Взрыв в аэропорту «Домодедово» случился вскоре после визита президента России в Иерихон, где он подтвердил свое признание идеи создания «палестинского государства». И почти сразу прогремело: «А «палестина» уже здесь!»

    Все крупные теракты в России за последние пятнадцать лет планировались экспертами из «легитимной палестины» и других арабских стран. Исполнителями оказывались почти всегда исламисты с Кавказа, преимущественно – чеченцы.

    Комментаторы и наблюдатели начинают в эти минуты успокаивать людей своей словесной ворожбой, скрывая правду в ее косматой и хриплой неприглядности: террорист хотел убить как можно больше русских. Так же, как говорим мы в подобных случаях в Израиле: они пришли убивать евреев. Не россиян и не израильтян, а именно – русских и евреев. Эти чужеродцы приходят с надеждой запоолучить свою «легитимную палестину» на Северном Кавказе. Только дала им власть почувствовать слабинку внутри страны и пущий разнобой в действиях, так и началась новая губительная волна. Взрыв в Домодедово – это новая волна и новая война!

    Соболезнуя и сопереживая, мы желаем России победы в этой войне. Если воля к победе возьмет верх над застоем «реформ и либерализации», то протягиваем руку дружбы и помощи. Вам не «палестины» признавать надобно сейчас, а учиться на опыте Израиля, как воевать с ними и как побеждать.

    Перво-наперво пусть придет понимание, что есть враг, имеющий свою идеологию, национальность и веру. Он должен быть обозначен и назван. И что враг этот общий для русских разных воззрений и для других россиян. Пришло время осознать, что без укрепления статуса титульной нации Россия не сможет противостоять всем нынешним угрозам. Это интерес не только русских, но и всех россиян, желающих блага своей стране.

    Победа придет только через очищение и укрепление власти. Иначе выйдут на Манеж не десятки тысяч, а сотни - и пойдут, не дай Б-г, громить без разбора. И тогда мы напомним, как предупреждали вас полтора месяца назад: прекратите называть молодых демонстрантов фашистами, а попытайтесь понять сперва, что у них болит. А на Манеж они вышли именно потому, что предвидели возможности новой крови, новых терактов. Эту боль не задавить административными методами. Эту боль можно упустить и встать перед лицом смуты и погромов. Но можно направить эту боль в нужное русло здорового патриотизма и на победу.

    Желаем вам победы, русские!
    10:59a
    Это уж покруче старины Фабержи!
    Я вот отчего-то – вкусовщина! – не люблю некоторые слова – солидный, скрупулёзный, а также почему-то – крутой. У меня это слово подсознательно ассоциируется исключительно с… яйцами. Всмятку, в мешочек, и на худой конец – вкрутую!
    Вот почему у меня от одного этого словечка всего передергивает, словно я превращаюсь в затвор на перекошенной берданке…
    И мне никогда не было интересно, что есть такой нотописец по фамилии Крутой, и он лепит шлягер за шлягером…
    А сегодня утром взбаламучен был новостью:
    «Игорь Крутой и его супруга после продолжительного поиска квартиры в Нью-Йорке наконец сделали свой выбор и подписали контракт на покупку апартаментов в знаменитом отеле Plaza. Эта сделка вошла в тройку самых крупных на рынке нью-йоркского жилья за последние три года, пишет Prian.ru.
    Музыкант приобрел квартиру площадью около 600 квадратных метров с великолепным видом на Центральный Парк. Стоимость сделки превышает 40 млн долларов.
    Это не первая покупка Игоря Крутого и его жены Ольги: так, в 2003 году они купили половину 28-го этажа в жилом комплексе на 65-й Ист-Стрит за 6,1 млн долларов. Три года спустя они заплатили 7,4 млн долларов за соседнюю квартиру. А в апреле 2009 обе квартиры были выставлены на рынок за общую сумму около 20 млн долларов.
    Не так давно Игорь Крутой вел переговоры относительно квартиры в элитном доме по адресу Централ Парк Вест 15, где расположены квартиры Харрисона Форда, Мадонны и многих других звезд. Однако предложение композитора было отклонено владельцами. Покупка квартиры в отеле Plaza едва не стала самой дорогой сделкой жилой недвижимости Нью-Йорка со времени начала кризиса. Однако больше всего денег на приобретение жилья в Большом Яблоке потратил мексиканский миллиардер Карлос Слим, в июле 2010 года купивший дом на Пятой Авеню за $44 млн. Игорь Крутой занял только второе место. По мнению специалистов компании Broadway Realty, такие сделки указывают на высокий уровень доверия к рынку и о тенденции к повышению цен… (отсюда: http://realty.newsru.com/article/21feb2011/krutoyflat).
    Что э за птенчик такой гарный?
    А ы википендните и обнаружите:
    «Игорь Крутой родился 29 июля 1954 года в Гайвороне (Кировоградская область). Его отец — Крутой Яков Александрович (1927—1980), работал экспедитором на заводе «Радиодеталь» в городе Гайвороне, а мать — Крутая Светлана Семеновна (родилась в 1934), была лаборантом санэпидемстанции. В детстве он самостоятельно научился играть на баяне, выступал вместе со школьным ансамблем.
    После обучения в музыкальной школе Игорь Крутой поступил на теоретический факультет Кировоградского музыкального училища, которое окончил с отличием в 1974 году. В Киевскую консерваторию ему поступить не удалось — завалился на экзамене по истории КПСС. Потом он год преподавал музыку в сельской школе. В 1979 году Крутой окончил дирижёрско-хоровое отделение Николаевского музыкально-педагогического института.
    Одновременно с учёбой он подрабатывал в ресторане; тогда композитор и познакомился с Александром Серовым, для которого вскоре начал писать песни. Поняв, что путь к признанию таланта композитора невозможен без высшего музыкального образования, Игорь Яковлевич поступает в Саратовскую консерваторию и заканчивает её с отличием, Параллельно в 1986 и 1987 годах Серов побеждал на международных конкурсах с песнями Игоря Крутого «Вдохновение» и «Судьбе назло». В 1988 году Игорь Крутой стал лауреатом премии Ленинского комсомола».
    Ух! Ленинский комсомол и на Манхеттене рулит. Молодцы!
    12:14p
    Скажи, лжедима...
    Умора. Вдруг начнут искоренять - сохраню на всякий шойгувский случАй.

    «Поэт и Гражданин» - Дмитрий Быков и Михаил Ефремов
     
     ...
    Оригинал записи целиком в дневнике Jostr
    3:44p
    Опыты сквоsной бригады
    Дом, школа, улица, фонарь, аптека… Кто виноват в опустошающем поветрии, которое подвергло разрушительной эрозии сердца наши и вытряхнуло живую душу из них? Начинается сызмальства, когда младенец канючит «мне ску-у-чно, мне нечего делать», и все отмахиваются от него, будто он муха назойливая. Потом никому так и не нужный юнец оперившийся вваливается в огнедышащий мир, где неподготовленного его врасплох застигают любовь, война, весна или революция. (И пусть в жизни все может случиться иначе, попроще, скуднее и неинтереснее, но романтической натуре так ведь хочется изведать нечто великое, а этого в будничной серости мы лишены. Остается искусство. Но где оно? Высокий его полет простому смертному недоступен, ибо как прекрасный театр — злитарен. Остаются суррогатьі, поиски в себе самом тех ценностей, о которых можно лишь смутно догадываться, поскольку этому их никто не учил). Самоувереннне. функционерьі, безраздельно владеющие нашими культурними угодьями, благопо-лучно трудятся по принципам, провозглашенным ехидным Бернардом Шоу: «Кто может — тот творит, кто не может — тот учит». Увы, не сегодня и даже не вчера началось это изгнание истинного творца из художественного храма. Позволю себе привести небольшую выдержку из малоизвестного ньнче питерского журнальчика «Рабочий и театр» восьмидесятилетней давности: «...Опыт сквозной бригады над постановкой «Фронт и тыл», перенесшей в театр производственную практику фабрик и заводов, развернувшей соцсоревнование и ударничество, установившей конт-роль над своевременным вьполнением заданий, несомненно, должен быть усвоен театром в дальнейшем... «Сквозняки» изучили весь аппарат театра, пришли к политехнизации. Пожарник, в своё время прикреплённый к компози¬тору, обнаружил явные организаторские и режиссерские способности и сейчас специализируется в зтой области. Осветитель, прикрепленний к балету, сейчас сидит над сочинением либретто для балета. Такое взаимопроникновение, стирание грани выявилось по всем цехам... Революция в б. Михайловском театре произошла фактически с постановки «Фронт и тыл». Группа спецов и руководителей театра с «правым душком» считала немыслимой постановку оперы к 7 ноября. Комсомольская ячейка организовала сквозную бригаду, состав которой дошел до 120 человек. Творческим участием во всем процессе производства, мгновенной мобилизацией сил, рационализацией, контролем и учетом внутренних ресурсов победа была решена». Ну не прелесть ли? Как тут не вспомнить сакраментальную фразу Евстигнеева из рязановской комедии: — Вы подумайте насколько лучше бы играла Ермолова если бы она днем работала у шлифовального станка! И в те времена, а зачастую и сегодня подобньй бред порой воспринимается всерьёз. С той — а пожалуй, и более ранней! — поры «пожарники, прикрепленнне к композиторам», диктовали и еще продолжают диктовать культурную политику. Трескотня барабанной публицистики, лозунговая шрапнель «обеспечивают» успех дела. А там, гля¬дишь, и номенклатурный счетовод «прикреплен» к картинной галерее мирового значения, губернского письмоводителя сажают в кресло директора театра, проштрафившегося управделами кидают на «низовку» — пусть поруководит библиотекой, раз уж более ни на что не годится! И стонут в редакциях, филармониях, управленнях культуры — куда же денешься от дикости, некомпетентности. В двадцатые годы прологу уже века непременный секретарь Академии наук, Сергей Федорович Ольденбург, к которому тогда, видимо, еще не успели «прикрепить» полотера, в меру своих сил и возможностей спасал библиотеку Феофана Прокоповича, монастырские архивы, бился против сноса старинннх сооружений. Его возмущало и отношение сограждан к памятникам, когда, например, даже на фальконетовом монументе Петру молодцы умудрялись... делать гимнастику. Новая власть уже тогда открыла простор варварству: крушились усадьбы и храмы, началась широкая распродажа за кордон – Хаммеру! - музейных ценностей. Академия наук оказалась и тогда бессильной. Никто не слушал ученых. «Новую культуру» Сталин со товарищи насаждали на развалинах прежнего достояния Отечества. Историки К. Логачев и В. Соболев, которые обнародовали двадцатьлет назад эти факты в журнале «Наука и религия», опирались на данные академического архива. А он сам уже давно под угрозой исчезновения. Вспоминаю зти крохотные залы, прилепившиеся к зданию Кунсткамеры. Дела давно забытых дней в двухвековых фолиантах — шедевры каллиграфии, начертанные гусиным еще пером! И все течет, все изменяется, все готово исчезнуть. От протечек, гнилых, десятилетиями не ремонтируемнх стен! Услышит ль кто стенання ученых! Не успели и прислушаться — очередное наваждение: на грани уничтожения рукописи Пушкина. Они вместе с другими раритетами в Институте русской литературы —Пушкинском доме, бывшей таможне, которую зодчий Лукини соорудил еще в 1832 году. Пушкинскому дому разрешили «передислоцироваться» неподалеку, в бывший дом Российской академия, что на Первой линии Васильевского острова, которую архитектор А. А. Михайлов-второй закончил аж в 1804 году — зто еще при Александре Павловиче было! Естественно, тому дому необходимо подновление. «Духовним Чернобылем» называл академик Лихачев происшедшую здесь же, на Васильевском острове трагедию, когда в огне пожара били уничтожены книги из академической библиотеки. Зато дома сената и синода реставрированы ради потешных затей – втемяшивания в них так называемых конституционного суда и президент ской либерарии, но так и не решен вопрос звакуации Пушкинского дома. Академия безмолвствует, да и люд понаехавший, ныне уже тоже питерский вовсе не бурлит. Им бы – новым нашим блокадникам – выжить… Это все наследство тех времен, когда к работникам культуры «прикрепляли» кровельщиков и фрезеровщиков…

    << Previous Day 2011/02/25
    [Calendar]
    Next Day >>

About LJ.Rossia.org