Curriculum vitae
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Sunday, April 10th, 2011

    Time Event
    1:48a
    Кремлёвский пипифакс


    Я не поклонник сортирного юмора – какой-то он примитивный.

    Но вот ведь, скажем, Рабле, кажется, вовсе его не чурался. Хотя это мне не оправдание – тягаться с классиками это уже выше плинтуса.

    Поводом для креативного создания сей шаловливой заметулечки послужил вот этот желтый листок – вообще-то он формата А4, я его согнул для экономии живого места в журнале и для придания оному вящей желтизны.

    Во времена триумфального существования Союза Советов при Президиуме самого что ни на есть Верховного Совета СССР наличествовал особый издательский отдел – он выпускал Ведомости Верховного Совета, всякие бюллетени и прочую бюрократическую шелуху. Но! В отделе был целый штат переводчиков – с каждого из языков союзных республик, поскольку ведомости те печатались на всех этих языках. Надо сказать, эти ребятишки неплохо жили – пайки, путёвки, дачи, премии оклады… А квартиры? Один мой товарищ чуть инфаркт не получил – он помогал с переездом другому товарищу, аккурат из этого отдела. Квартирка была возле метро «Пролетарская» всего лишь двухкомнатная. Но что же это были за комнаты, высота потолков, окна и балконы, прихожая размером с пивную и ванная таких габаритов, что туда бы влезла однокомнатная хрущевка.

    Наша редакция располагалась в одном доме с этим отделом – общие буфет и прочие места общего пользования. Залетев как-то в одно из таких местечек, я и обнаружил стопку вот таких бумаженций. Меня рассмешил текст, хотя я понимаю бестактность и глупость этого внутреннего побуждения – наступив на горло внутренним органам, я преодолел себя и, потеряв стыд и совесть, прихватил толику таких листков, дабы разыгрывать приятелей, выстукивая на машинке на этих – можно сказать – бланках всякие шутейные приказы. Тем более, что Брежнева уже лет шесть как не было на свете.
    Кстати, бумажки были нарасхват, некоторые требовали добавки. За это не могли ведь посадить. Однако вызывало удивление скаредность снабженческих органов Верховнейшего из советов – вместо того, чтобы потратиться на пипифакс, сиречь туалетную бумагу, они пустили в дело отходы своей документооборотной жизнедеятельности. Тем более такие вот – почти что уже и реликвии, ведь эти бланки строгой отчётности могли найти свое место в витринах многочисленных музейных экспозиций – от края и до края, от моря и до моря…

    А вообще-то с политической точки зрения тут ведь тоже нанесён был идеологический урон.
    Вспоминаю аналогичный случай с нашими моряками. Судно типа река-море шло Кильским каналом. На мостике, как и положено, находился западногерманский лоцман. После того, как капитан его угостил кофейком, лоцман отправился в гальюн. Каково же было его удивление, когда на полочке возле толчка он увидел разодранные «Материалы XXVI съезда КПСС». И этот сволочуга-лоцман засунул ошмётки путеводной книги за пазуху и тишком и глумливо посмеиваясь сошел с корабля. И прямиком направился в какую-то вонючую газетёнку, где и поведал о своей находке, а также предъявил продажным писакам украденную у советских моряков типа «река-море» книжку материалов партсъезда.

    Те гады тотчас же сварганили лживую заметку, а финал истории печален – капитана с помполитов лишили визы, и они больше не моли ходить в загранку.

    Вот как вредно экономить на пипифаксе.

    А чтоб реабилитировать себя и оградить от облыжных обвинений в опускательстве в жанровые низины, облокочусь-ка я на авторитет Александра Нашего Сергеича, который в своём втором томе в стихотворении «Ты и я» писал:

    «Окружен рабов толпой,
    С грозным деспотизма взором,
    Афедрон ты жирный свой
    Подтираешь коленкором;
    Я же грешную дыру
    Не балую детской модой
    И Хвостова жесткой одой,
    Хоть и морщуся, да тру».

    Current Mood: creative
    1:38p
    Грозит ли нам Девяносто третий год?


    Александр Дейнека. Наёмник интервентов, 1931.

    «Но художник не избегал показывать и отрицательные, теневые явления жизни, строя произведения такого плана на материалах прошлого. В картине «Наёмник интервентов», возвращающей нас в к событиям гражданской войны, показана страшная сущность силы, которая превращает человека в орудие истребления и насилия. Это картина-предчувствие, картина-предупреждение…» («Огонёк», № 37, 1987).

    Эта публикация как бы тихой сапой внедрена на страницы перестроечного, коротичевского «Огонька» в разгар подготовки последующих – теперь уже известных всем – событий. Рубрика – «Палитра эры Октября», и примечательно, что в том же номере, можно сказать в красном его углу – впечатляющий панегирик Дзержинскому – в ознаменование стодесятилетия существования этого деятеля.

    Обожаю Пименова, но не знал этой его картины – представляю, как долго чесали репу редакторы прежде чем отважиться на такую публикацию в канун 60-летия Октября – номер вышел 19 сентября. Потому-то и дана была вышеприведённая витиеватая, словно бы объяснительная записка, аннотация.

    А тут она избрана в качестве иллюстрации к интервью с… Кургиняном.

    Прошло почти двадцать лет с того нашего – единственного – разговора. Интервью не было опубликовано полностью, только вкратце в газете «Новый взгляд» - приложении к «Московской правде».
    На дворе был 1992 год, и многих политических деятелей, которые упоминаются в тексте, уже нет, а иные и вовсе далече.

    Кургинян предрёк тогда, что Ельцин в ближайшее время отдаст японцам по крайней мере два из четырёх спорных Курильских островов.

    Ну, а кому интересно, может прочитать весь текст. Считаю, он наводит на некоторые размышления. Я не фанат Кургиняна, у меня стилистические разногласия с ним – его напористость, упрямство, а также сам от факт, что его порой чересчур много, иногда раздражает. Нас перекормили Кургиняном. Но разве не верно сказано, что истина не красивая девушка, которую приятно любить, а – горькая микстура, которую надо уметь принимать.

    Кургиняна можно не любить, но нельзя не уважать его страстность, последовательность в достижении цели, бескомпромиссность, и – безусловно – ум, эрудицию, логичность в построении суждений.

    Мне самому нравится заход – грозит ли нам Девяносто третий год? Я имел в виду роман Гюго, а оказалось, что мы и сами уже были на пороге 1993 года – страшного испытания для всей страны.
    Так что – продолжение следует.

    6:28p
    Кто хочет стать миллионером?


    Вопрос:
    Что такое Фурсенко?

    Варианты ответов:

    1. Фамилия.
    2. Профессия.
    3. Диагноз.

    Current Mood: busy

    << Previous Day 2011/04/10
    [Calendar]
    Next Day >>

About LJ.Rossia.org