Curriculum vitae
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, October 2nd, 2012

    Time Event
    7:52a
    НТВ-флюс
    Конечно, восхитителен анекдот дня:

    «Мама! можно я пойду на улицу в прохожих постреляю?
    - Иди, сынок, только в церкви не пляши…»

    Мудрость наших властей…

    Еще вроде бы мелочь – с помпой тут устроили жеребцовку - выбор городов для футбольного мундиаля.

    Все уже сказано – хотели как лучше… И как фон – мантры кого-то из правителей, чуть ли не основного, мол, это послужит популяризации спорта и проч.

    И опять он все врёт!

    Вот сегодня футбол в Москве – «Спартак» - «Селтик». И где популяризация? Только на платном канале «НТВ+».

    Ну не идиоты! А от у нас, например, при всем желании этот канал невозможно смотреть – мыслители с этого плюса нашли минус: ориентация дома какая-то не такая, сигнал не уловить…

    Это у нас уже второй такой дом и между ними двенадцать километров…
    8:49a
    После Ганди поговорить не с кем…





    Сегодня – день рождения (1869) Мохандаса Карамчанда Гаанди (гудж. મોહનદાસ કરમચંદ ગાંધી, хинди मोहनदास करमचंद गाँधी), прозванного за свое великодушие Махатмой. Ганди был из руководителей и идеологов движения за независимость Индии от Великобритании. Его философия ненасилия называлась сатьяграхой.

    В чем суть? В частности, по инициативе Ганди индийцы прибегали к бойкоту британских товаров и учреждений, а также демонстративно нарушали ряд законов. В 1921 году Ганди возглавил Индийский национальный конгресс, который покинул в 1934 году из-за несогласия с коллегами по партии.
    Все знают, что в Индии были касты – в том числе так называемые «неприкасаемые». «Нельзя ограничиваться положением „насколько это возможно“, — говорил Ганди, — когда речь идет о неприкасаемости. Если неприкасаемость должна быть изгнана, она должна быть изгнана полностью и из храма, и из всех других сфер жизни».

    Как гласит вездесущая Википедия, «Ганди стремился не только добиться прекращения дискриминации неприкасаемых с помощью светских законов. Он стремился доказать, что институт неприкасаемости находится в противоречии с индусским принципом единобытия, и таким образом подготовить индийское общество к тому, что неприкасаемые такие же его равноправные члены, как и остальные индийцы. Борьба Ганди с неприкасаемостью, как и с любым неравенством, также имела религиозную основу: Ганди считал, что изначально всем людям, независимо от их расовой, кастовой, этнической и религиозно-общинной принадлежности, присуща врожденная божественная природа.

    Махатма Ганди пользовался огромным влиянием как среди индусов, так и среди мусульман Индии и старался примирить эти враждующие группировки. Он крайне отрицательно отнёсся к разделению бывшей колонии Британская Индия в 1947 году на светскую республику Индия с преобладанием индуистского населения и мусульманский Пакистан. После раздела вспыхнула жестокая борьба между индуистами и мусульманами. 1947 год для Ганди закончился горьким разочарованием. Он продолжал доказывать бессмысленность насилия, но, казалось, никто его не слышал. В январе 1948 года в отчаянной попытке остановить межнациональные распри Махатма Ганди прибегнул к голодовке. Он объяснил свое решение так: «Смерть станет для меня чудесным избавлением. Уж лучше умереть, чем быть беспомощным свидетелем самоуничтожения Индии».
    …Но Ганди добился лишь частичного примирения индусов и мусульман. Дело в том, что экстремисты были в принципе против сотрудничества с мусульманами. «Хинду Махасабха», политическая организация с отрядами террористов «Раштра дал» и «Ваштрия сваям севак», решила продолжать борьбу. Однако в Дели ей противостоял авторитет Ганди. Поэтому и был организован заговор, возглавляемый лидером «Хинду Махасабха», бомбейским миллионером Винайяком Саваркаром. Саваркар объявил Ганди «коварным врагом» индусов, а абсолютизируемую гандизмом идею ненасилия назвал безнравственной. На имя Ганди ежедневно поступали протесты от ортодоксальных индуистов. «Одни из них считают меня изменником. Другие полагают, что я усвоил свои нынешние убеждения против неприкасаемости и тому подобное от христианства и ислама», — вспоминал Ганди. Саваркар решил устранить неугодного философа, который пользовался такой популярностью у индийского народа. Бомбейский миллионер в октябре 1947 года создал из своих верных людей террористическую группу. Это были образованные брахманы. Натхурам Годзе был шеф-редактором крайне правой газеты «Хинду раштра», Нарайян Апте являлся директором этого же издания. Годзе исполнилось 37 лет, он происходил из ортодоксальной брахманской семьи, имел неполное школьное образование…»

    Несколько фактов.

    Философ еженедельно практиковал однодневную мауну. День молчания он посвящал чтению, размышлению, письменному изложению мыслей.

    В 2007 году ООН учредила Международный день ненасилия, отмечаемый в день рождения Махатмы Ганди.
    Рабиндранат Тагор впервые применил по отношению к Мохандасу Ганди титул «Махатма» (дев. महात्मा)— «великая душа» (причём сам Ганди этого титула не принял, считая себя недостойным его).

    Крылатой стала фраза Владимира Владимировича Путина в ответ на вопрос немецкого журнала Der Spiegel (июнь 2007 года):

    — Бывший федеральный канцлер Герхард Шрёдер назвал вас «демократом чистой воды». Считаете ли вы себя таковым?

    — Являюсь ли я демократом чистой воды? Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чём беда? Даже не беда, трагедия настоящая. В том, что я такой один, других таких в мире просто нет. …После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем.

    «Нет человека, способного письменно воспроизвести подлинную жизнь Ганди, - писал Джавархарлал Неру, - если этот человек не так же велик, как сам Ганди. Поэтому нам не следует ожидать того, что мы будем располагать истинным и полностью адекватным описанием жизни этого человека. Написать биографию Ганди само по себе трудно; эта задача становится еще более сложной, поскольку его жизнь неотделима от жизни Индии на протяжении полувека или более. Тем не менее, если и существуют многочисленные попытки написать о его жизни, они могут быть успешными, проливая свет на некоторые стороны его беспримерной деятельности, а также давая другим людям определенное понимание этого незабываемого периода истории Индии».

    «Пока на свете существуют угнетение и деградация человеческого духа, - говорила Индира Ганди, - люди всегда будут обращаться к Махатме Ганди, чтобы утвердить свое достоинство. Оружие ненасильственного сопротивления, которое он дал человечеству, сейчас применяется в других странах и в другой обстановке. Мир справедливо считает Ганди величайшим индийцем после Будды».

    «Примирение и мир — вот то, что нужно сегодня всей Земле. Махатма Ганди как-то заметил, что вся история человечества со времен каннибализма и до нашего времени свидетельствует о неуклонном прогрессе на пути к ненасилию. Наука помогладостигнуть невообразимой мощи. Только устремленность к миру позволит человечеству спастись от последствий этой ужасающей мощи», подвел итог Раджив Ганди.
    11:03a
    Новодевичье. Осень.


    Read more... )
    2:53p
    В хосписе на Дмитровке задумались о детях малых...

    01.10.2012

    О мнении народном

    Недавно был заново сформирован Общественный совет при Минобре. Новый министр, не признавая вслух, что при его предшественнике все решения принимались келейно, среди своих, давал таким образом понять, что при нём решать будут иначе — открыто и с учётом всех мнений. Совет формировался шумно: через интернет-голосование избрали девять человек, большей частью известных в образовании и науке; министр назначил ещё восьмерых. Договорились собирать совет раз в столько-то месяцев, заранее обсуждать повестку встреч — словом, всё как полагается.

    Но вот 24 сентября получают члены совета из Минобра такое письмо: мол, уважаемые коллеги! на ваше заключение направляется проект госпрограммы «Развитие образования на 2013–2030 годы». Поскольку внести его в правительство мы должны 27 сентября, просьба рассмотреть в возможно короткий срок. К письму приложена сама программа — 291 страница. Оцените: вечером в понедельник люди получают триста страниц текста, который в четверг будет представлен начальству. Начальство за каким-то бесом требует вашего, господа общественники, одобрения, поэтому одобрите-ка нашу бумагу живым манером. Нет, конечно, вы можете высказать и какие-нибудь частные замечания, только вы же понимаете — мы всё равно не успеем их учесть… На мой взгляд, это какое-то образцовое хамство. От уважаемых людей требуют, чтобы они подписали «одобрямс», не читая подсунутой бумаги: ведь всерьёз проштудировать 300 страниц за двое суток (при том, что у членов совета и своих дел выше крыши) попросту нереально. Впрочем, полистав документ с полчаса, я понял, что у чиновников Минобра и не было другого выхода: одобрить их труд можно только не глядя. Вопреки громкому названию это вообще не программа. Это коллаж, неаккуратно склеенный из полудюжины разных бумаг, клепавшихся Минобром в разные годы по разным поводам.

    Программа — это задачи, ресурсы и методы. В минобровской бумаге даже задач нет, одни пожелания: пять российских вузов в мировой сотне, например; или оснастить все школы бассейнами; или преподавателями-мужчинами, — но ни слова о том, как эти пожелания осуществить. Нет, в проекте есть более чем разумные слова, поминаются более чем назревшие решения. Но они накиданы вразброс — и, похоже, только затем, чтобы подсластить пилюлю. Пилюля же в том, что Минобр настаивает на продолжении — вплоть до 2030 года — всех, в том числе самых одиозных своих инициатив. Фиксируется и исключительная роль ЕГЭ, и ничем не корректируемая подушевая система финансирования, и фактическая ликвидация школьного образования в сельской местности, и убийственная система оплаты труда учителей, «ориентированная на результат», и закрепление абсолютно неприемлемых Стандартов для старшей школы под заведомо лживой вуалью «построения индивидуальных образовательных траекторий», и так далее. Проект смотрели уже многие специалисты — не похвалил, кажется, никто. Да, у всех — или почти у всех — минобровских затей есть сторонники, в том числе вполне бескорыстные, но ни одна из них, вежливо говоря, не бесспорна. И в очередной раз, уже при новом министре, проталкивать спорные идеи точно так же, как их проталкивали последние десять лет: исподтишка, в искусственно созданной спешке — как карманники работают в искусственно устраиваемой давке — это выглядит, на мой вкус, очень скверно.

    Семеро из 17 членов совета (пятеро выбранных, двое назначенных) отказались впопыхах, не обсуждая — да, по существу, и не читая! — одобрять проект; остальные не захотели или не успели высказаться. Занятно будет посмотреть, как бумагу будут пропихивать через совет теперь, после афронта. Ведь это в досетевую эпоху скандал был бы камерным; теперь и сам корявый проект, и детали происшедшего разошлись в педагогическом сообществе довольно широко, и за второй серией будет следить много внимательных глаз. Впрочем, я не сомневаюсь: так ли, иначе, но проект продавят — и не такое продавливают.

    И не через полтора десятка экспертов — через всю страну. Вот во вторник принят в первом чтении закон о социальном патронате — при том, что тремя днями раньше в Москве прошло шествие: в приёмную Путина передали почти полтораста тысяч подписей против этого законопроекта. Казалось бы: президент обещал, что сто тысяч подписей граждан станут поводом для специального рассмотрения любого вопроса. Тут подписей много больше, а можно было собрать и миллион, и пять миллионов: страна очевидно против того, что неточно называют «ювенальной юстицией», против всевластия органов опеки, против изъятия детей из семьи. За — вполне обозримая группа лиц. И что? И ничего: законопроект принимается.

    Занятная деталь: на следующий день внезапно высказалась глава Совфеда Матвиенко. «Я лично категорически против ювенальной юстиции, — заявила она журналистам. — Я — противница этого и не допущу такого решения». Чего Валентина Ивановна теперь собирается не допускать, неведомо. Закон о социальном патронате опасен не деталями, которые можно править при втором чтении, а концепцией, которая Думой уже одобрена. С этим законом пазл «ювеналки» вполне сложится — и станет можно изымать практически любых детей из семьи, а то и отбирать потом у семьи жильё, чтобы изъятому ребёнку было где жить с новым опекуном. Или Матвиенко обещает, что Совет федерации этот закон развернёт? Ну-ну.

    Случаи разные, схема одна: некая группа уполномочена решать такой-то вопрос — и мнения лиц, в группу не входящих, никого не интересуют. Даже если эти лица составляют большинство профессионального сообщества; даже большинство населения страны. А по бюджетно-финансовой политике разве решения принимаются иначе? А с ВТО было не так? Я вовсе не считаю, что большинство всегда право. Оно вполне может жестоко заблуждаться — ну так откройте большинству глаза в открытой дискуссии! Нет; открытых дискуссий уполномоченные не любят. Им и так хорошо.

    На этом фоне очень приятно было прочесть, что министр Абызов попросил выделить в будущем году миллиард рублей на работу Открытого правительства. Вот истратят этот миллиард «на цели информационно-аналитического обеспечения задач и механизмов» — сразу всё и наладится.

    << Previous Day 2012/10/02
    [Calendar]
    Next Day >>

About LJ.Rossia.org