Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет bruno_westev ([info]bruno_westev)
@ 2010-05-08 11:23:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Час выбора на пороге вечности
"И как заповедь самая главная,
Две святыни в душе у меня –
Это мать моя, Родина славная,
И народ мой – большая Родня..."
Михаил Ножкин.

Стихотворец и композитор, киноактер, он, казалось бы, давно уже достиг вершины славы. Тема войны не отпускает – не так давно написана поэма. Тема? Война, блокада, победоносный сорок пятый, а главное – те люди, которые на своем хребту вынесли всю тяжесть исполинской бойни. Это и то, чем нынче живет Россия, и безо всякой барабанной трескотни и дежурной «публицистики», это искреннее объяснение в любви тем истинным ветеранам, которые пока еще остаются с нами…

– Михаил Иванович, а вам что запомнилось в войну? Вы ведь тридцать седьмого года «выпуска»…

– Мальчишка военной поры. Родился на Яузе, в Москве, мы жили прямо у стен госпиталя, во дворе. Запомнилось прежде то, что в Москве была вера! Вера в то, что непременно наступит день победы, что как бы ни было тяжело – настанет и светлая пора, что фашисты отступят, мы их прогоним… В том госпитале, кстати, состоялось и мое первое выступление перед ранеными. Переломанные, искалеченные, изуродованные люди… Но не было злых среди них. Злых не помню! А почему? Да не было разрыва между людьми – не делились они на господ и холуев, богатых и бедных, не было у них зависти друг к другу. Была дружба людей, была дружба народов.

Не понаслышке знает он войну. Детские впечатления навсегда выкристаллизовались в его душе в тот магический хрусталик, который без искажений и аберрации позволяет беспристрастно осматриваться на историческом пространстве. Казалось, это и он сам топал с пехотинцами, ползал на брюхе с минерами, разведчиками и фронтовыми топографами, тонул в подлодке и в лепешку расшибался, грянувшись оземь с дотягивающего до аэродрома ястребка… Ветераны изумлялись, как точно передавал он боевой дух и настроение воинов в своих лаконичных и лирических творениях. Казалось бы, легко и просто написал он в шестьдесят девятом году песню «Последний бой» для киноэпопеи «Освобождение», где и он был занят в роли советского лейтенанта. Но это ведь и есть та волшебная легкость, которая достигается баловнем муз не только зримым талантом, но и подспудным лошадиным трудом.

Мы так давно, мы так давно не отдыхали,
Нам было просто не до отдыха с тобой.
Мы пол-Европы по-пластунски пропахали.
И завтра, завтра, наконец, последний бой…

Война сильно впечаталась в его жизнь. Отец был тяжело ранен под Ржевом, потом был пленником гитлеровских концлагерей. Памяти отца посвящена песня "Под Ржевом":

Под Ржевом от крови трава на века порыжела.
Под Ржевом поныне шальные поют соловьи.
О том, как под Ржевом, под маленьким Ржевом
Великие, долгие, тяжкие были бои.

Песни Ножкина любимы, люди порой поют их, не зная имени автора – а это, как ни парадоксально, знак наивысшего качества. Проникновенным лирическим гимном стала песня "Я люблю тебя, Россия" (на музыку Тухманова). Это еще одно доказательство, что стихи для русской песни имеют основополагающее значение.

Даже если бы он ничего больше не сделал – все равно б вошел в историю искусства. А так – куда ни глянь, везде он корифей. Народная любовь пришла к нему с первых ролей в кино. В телеверсии романа Алексея Толстого "Хождение по мукам" актер сыграл Вадима Рощина, человека, поначалу сомневающегося, но затем вставшего за советы.

Телеверсию снимали к шестидесятилетию советской власти. Тринадцать серий снимали пять лет.

– Это ваша любимая роль?

– Они все разные, но самая любимая – Рощин, конечно. Не в смысле надувания щек, а поистине погружением в Личность, встречей с человеком, достойным подражания.

– Алексей Толстой – сам по себе личность многогранная, порой противоречивая, но несомненный исполин в литературе. Не зря ведь зоркий Бунин подметил в нем что-то от богатырской Руси, и вот эта подлинно народная эпопея явила немало цельных характеров… Рощин – это ведь целая идеология, с ним автор, как говорится, в «десятку» попал…

– Суть в том, что этот образ не вчерашний в России, и – не позавчерашний. Он – всегдашний. У меня было много предложений, меня, скажем, все на роль Телегина сватали. Я им говорю: мне Рощин ближе! А Рощин чем для меня интересен? Рощин – это Россия!
– Телегин – этакий добродушный увалень, не дурак, но и не шибко башковитый – прямолинеен он. А Рощин – утонченный интеллектуал, так?
– Даже не поэтому он притягателен мне. Он более обостренный. Телегин – определенный, как бы от сохи. У него меньше сомнений, чем у других. А этот? Он должен пропустить все через сердце – двадцать сомнений, прежде чем вызреет решимость.

– Рефлектирующий такой, словно из Достоевского…

– Да! Ему надо все примерить на себя. На сто лет назад, на сто лет вперед, себя представив при этом… Он мне очень близок по характеру. И по мировоззрению. Он вчерашний и сегодняшний и завтрашний, потому что Рощин – это Россия. Россия – это он, гордый большой человек. Вот что такое Рощин. Телегину такое и на ум бы не пришло. Все что касается России – с ее победами и поражениями, радостью и страданиями, укладом жизни и состоянием души – все это Рощин воспринимает как свое. Это – родное ему! И его место в жизни зависит не от ситуации, а от него самого. Он не может просто куда-то придти да прилепиться где выгодно и безопасно… Рощин дорог для меня тем, что он не просто патриот, он – составная часть России. Плимфа!
– Лимфа?
– Плимфа.
– Ах да! Плимфа – ведь это древнерусский кирпич, плоский камень из коих складывали неимоверной прочности постройки. Их таких вот плимф в двенадцатом веке на Руси соорудили храмы, которые и теперь вызывают восхищение.

– Вот именно. Плимфа – именно тот крохотный кирпичик, маленький, однако необходимый, который находит свое место в общей кладке и будет неколебимо стоять там. Мне очень приятно, что вы именно о Рощине сразу вспомнили. Обычно вспоминают «Ошибку резидента», Бекаса, что ж, это были и для меня очень интересные работы. Но та – дороже всего, там очень много скрыто, о многом надо догадываться. Сегодня такая ситуация, что каждый нормальный человек проходит путь Рощина. Каждый сегодня стоит перед выбором – где ты, где страна, где твое место в этой жизни. Вот чем дорог мне Рощин! Спасибо, что вы с этого начали. Я вообще не люблю говорить о кино, но этот случай особенный…

– Рощин – образец истинного патриота. К сожалению, в реальной жизни встречаются отталкивающие типы – чаще всего это несостоявшиеся бездари с претензией на оригинальность. Патриотизм – прибежище их амбиций: кликушествуют, злобствуют, кричат…
– Есть такие, для кого патриотизм – будто кусок хлеба. Есть куча провокаторов. Орут всякие лозунги…
– Девальвируют идею…
– Конечно. Патриотизм это ведь необходимая составляющая мировоззрения нормального человека в любой стране. Ты защищаешь не просто какую-то территорию – ты защищаешь Родину! А Родина – это не только настоящая жизнь страны, но и ее прошлое, ее история. Вот Отмечу для примера такой феноменальный факт военной поры. Ведь тогда миллионы людей из Европейской части России по железной дороге были эвакуированы на восток. И миллионы других людей приняли к себе всех этих неожиданных переселенцев. И многие из них там прижились, остались, породнились со старожилами. Конечно, встречались случаи какого-то несоответствия, нетерпимости. Но какие! Это было, что называется, на бытовом уровне. Короче: такая это была мощь по всей стране – дружба народов. А теперь? Как бороться с националистическими вывертами? Да прежде всего прекратите болтать об этом! Не талдычьте с утра до вечера по телевизору о «распрях», когда калибр коммунальной склоки раздувается до вселенской вражды… Мне глубоко симпатична позиция муфтия Талгата Таджутдина. Он сказал: о чем вы спорите? Святая Русь – это наша родина. И все конфессии должны понять – чем крепче и богаче будет святая Русь – тем лучше станет всем. И он – вот великий и могучий русский язык! – так подписывает документы: мусульмане святой Руси. Смотрите: в трех словах – решение национальных проблем!
– Сейчас страна переживает не лучшие времена, дошло уже до того, что любая, извините, шавка с задворков Европы теребит русского слона и требует каких-то извинений за прошлое… То там, то здесь пытаются пересмотреть итоги истории, ее уроки…

– В Великую Отечественную всем было очень тяжело, но никто не сомневался в нашей победе. Ведь это все при мне происходило. Весь народ был убежден в победе. И ведь при этом мы — самый миролюбивый народ. В войну нам предстояло или победить и выжить, или вовсе исчезнуть. Когда это произошло, все ликовали. И у меня до сих пор светло на душе. Сегодняшний юбилей — огромный общенациональный праздник. Я счастлив, что многие ветераны дожили до этого дня. А что касается политиканов… Я верю, что разум победит. Политики приходят и уходят, а мы остаемся. Они живут от выборов до выборов, а мы — в вечности.


(Добавить комментарий)


[info]pratiaxara@lj
2010-05-09 08:46 (ссылка)
Хотя герой ваш мне и не близок, но текст отличный, спасибо!

(Ответить) (Ветвь дискуссии)

герой ваш мне и не близок
[info]bruno_west@lj
2010-05-09 09:19 (ссылка)
Как самый наиглавнейший редактор сего Ж. - блюду толерантность и консенсус. Меньше зашоренности и тогда будет плюрализм, но без истерик и кликушества, тем паче - скудоумия, чем грешат порой иные однобокие апологеты того или сего.

(Ответить) (Уровень выше) (Ветвь дискуссии)

Re: герой ваш мне и не близок
[info]pratiaxara@lj
2010-05-09 14:31 (ссылка)
А то!

(Ответить) (Уровень выше)