Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет bruno_westev ([info]bruno_westev)
@ 2011-03-17 11:29:00

Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Вестник лиловой ночи
Сегодня – 155 лет Михаилу Врубелю.

Врубель – экзотическая для русского уха фамилия: со стороны отца предки художника – выходцы из прусской Польши. По-польски Врубель – воробей. Отец Врубеля Александр Михайлович служил в Омской крепости. Мать Анна Григорьевна, урожденная Басаргина, умерла через три года после рождения сына. Окончив Петербургский университет, он уже зрелым, можно сказать, юношей поступил в Академию художеств.

Любопытствующий дилетант сегодня в галерее поверхностно судит о творениях мастера: чересчур эмоционально все, надрывно, страстно, так творцу недолго и свихнуться. Но художник еще в стенах академии (там на него большое влияние оказали его товарищ Валентин Серов и профессор Павел Чистяков) рассуждал о методе своем с необычайным хладнокровием: «Вдохновение – порыв страстный неопределенных желаний – есть душевное состояние, доступное всем, особенно в молодые годы; у артиста оно, правда, специализируется, направляясь на желание что-нибудь воссоздать, но все-таки остается только формой, выполнять которую приходится не дрожащими руками истерика, а спокойными ремесленника. (Пар двигает локомотив, но не будь строго рассчитанного сложного механизма, не доставая в нем какого-нибудь дрянного винтика, и пар разлетелся бы, растаял в воздухе, и нет огромной силы, как не бывало.)»

Это подтверждает уже одно из ранних произведений Врубеля – виртуозно исполненный рисунок «Свидание Анны Карениной с сыном» (1878).



Закрученные в орнамент складки одежды, смятая драпировка на мебели, брошенные зонтик и перчатки образуют мастерски исполненную натюрмортную постановку, где предметы кажутся наэлектризованными энергией страстей. Врубель изумляет свободой сочинительской фантазии. Поэтика метаморфоз – вот основа врубелевской изобразительности как в малом этюде, так и в масштабе всего творчества.

Любовь к музыке привела Врубеля в частную оперу Мамонтова, где он сдружился с Римским-Корсаковым и оформлял постановки его опер. Женой Врубеля стала певица Надежда Забела. Именно для нее Римский-Корсаков писал сопрановые партии. Врубель создал множество портретов жены: его любовь, казалось, была не просто к прекрасной женщине, но к воображаемой мечте. Врубель умел поэтизировать недостатки внешности Забелы и даже часто их преувеличивал, поскольку именно они особенно нравились ему.

Их счастье не было долговечно. Сын Савва явился на свет с заячьей губой, он рано умер.



Это не могло не произвести на Врубеля тягостного впечатления. В жизни Врубеля немало фатальных совпадений: трагические страницы бытия совпадают порой с вехами творчества. Фрески Врубеля во Владимирском соборе Киева – до сих пор непревзойденные шедевры, лучшее, что создано в русской религиозной живописи за весь девятнадцатый век.

Смерть сына в Киеве странным образом налагает отпечаток на искусство Врубеля, ведь написанный ранее портрет малыша (1902) преисполнен недетской прозорливости, которая сближает его подобный лику образ с ликом Христа на иконе «Богоматерь с младенцем», созданной в том же Киеве для Кирилловской церкви.

Бывают странные сближения... Ведь в Киеве состоялась его первая монументальная работа – фреска «Сошествие Святого Духа на апостолов» на хорах Кирилловской церкви. В 1902 году, уже в начале болезни, посетив эту церковь, Врубель заметил: «Вот, в сущности, к чему я должен был вернуться...» Он имел в виду монументальность фресок, однако ведь сама-то церковь уже тогда, когда Врубель в 1885 году выполнял свою роспись, находилась на территории лечебницы для душевнобольных. Само изображение апостолов в «Сошествии Святого Духа» посвящено мистической ситуации, и Врубель трактует это событие как почти натуралистическую сцену заседания некоей мистической секты, которая проникается иррациональными токами: это люди в ситуации выпадения из обычного жизнеощущения, иначе говоря – сумасшедшие. И после того, как он стал работать над «Демоном поверженным», отверзлась и перед ним самим та пропасть.

Но тогда – перед порогом недуга – еще была безмятежная полоса.

1889 год ознаменовал самый плодотворный период работы Врубеля – в Москве.

В доме Саввы Мамонтова написан «Демон (сидящий)». Еще раньше, показывая наброски отцу, Врубель говорил, что Демон – дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том дух властный, он олицетворяет вечную борьбу мятущегося духа. Этот образ стал роковым, он поработил своего создателя. Тогда же написан и портрет Саввы Мамонтова.

Мамонтов прикован взором к зеркалу, словно в ужасе от своего отражения, будто встретил мертвеца, взирающего из склепа. Осталось лишь одно дыхание на затревоженном стекле...



В игре теней ощущение надменности. Таким и должен быть парадный портрет – не просто сберечь черты лица, но и воздвигнуть монумент.

«Музыку цельного человека» художник находил в фольклоре. Он стремился взглянуть на мир глазами своих пращуров. Таков его «Богатырь» – порождение окружающей природы, дающей исполину мощь. В картине «Пан» языческий античный бог превращается в русского лешего. Старый, морщинистый, с бездонными голубыми глазами, узловатыми, будто сучья, пальцами, он словно вырастает из замшелого пня. «Сейчас я в Абрамцеве, – сообщал сестре художник, – и опять... слышится мне та интимная национальная нотка, которую мне так хочется поймать на холсте и в орнаменте. Эта музыка цельного человека, не расчлененного отвлечениями упорядоченного дифференцированного и бледного Запада».

Врубель с его пониманием творчества как высокой искусности в любой области художеств оказался самым подготовленным к вызову модерна. Он умел все: написать картину, расписать блюдо, изваять статуэтку, сочинить виньетку или театральный занавес.



Летом 1896 года в Нижнем Новгороде открылась Всероссийская промышленная и сельскохозяйственная выставка, включавшая художественный отдел. На торцах его павильона пустовали большие тимпаны. Савва Мамонтов заказал Врубелю выполнить для этих тимпанов панно. Для одной композиции был взят сюжет рыцарской легенды – «Принцесса Греза», а для другой – «Микула Селянинович». Эти панно были отвергнуты как... «нехудожественные».

Разъяренный Мамонтов, который обеспечивал художественное оформление выставки, вознамерился показать, кто в доме хозяин. Он арендовал землю перед главным входом и велел срочно выстроить «балаган» с огромной вывеской на крыше «Панно Врубеля». В этом павильоне они и экспонировались.

Это была сенсация! Плюс к тому по настоянию Мамонтова на выставке представили еще восемь картин Врубеля и его скульптуры, в это же время проходили гастроли Мамонтовской частной оперы в городском театре, где шел спектакль «Гензель и Гретель» в декорациях Врубеля, а в портале сцены красовался исполненный Врубелем занавес «Неаполитанская ночь». Надо сказать, что художник до той поры был известен только узкому кругу специалистов и заказчиков – теперь он влетел в историю искусства, будто бы комета. Дебют Врубеля был превращен Мамонтовым в бенефис.

1902 год - «Демон поверженный». Разбитое тело с изломанными крыльями распростерто в ущелье, все погружается во мрак. Заканчивая поверженного Демона, Врубель тяжело заболел и был помещен в психиатрическую лечебницу. В 1904 году пришло кратковременное улучшение здоровья. Врубель пишет «Шестикрылого Серафима»: атлетического телосложения ангел в радужном оперении – Азраил. Образы пророческих видений приходят как возмездие и во искупление былой привязанности к образу ангела-богоотступника, но в них сохраняется родство с ликом «Демона» – ведь он из того же сонма небожителей, как и Азраил. Тогда же создаются одухотворенный портрет Забелы на фоне березок, автопортреты.

Доктор Усольцев, в клинике которого лечился Врубель и портрет которого он написал, вспоминал: «Я долго и внимательно изучал Врубеля и я считаю, что его творчество не только вполне нормально, но так могуче и прочно, что даже ужасная болезнь не могла его разрушить... Это был художник-творец всем своим существом, до самых глубоких тайников психической личности. Он творил всегда, можно сказать, непрерывно, и творчество было для него так же легко и так же необходимо, как дыхание. Пока жив человек, он все дышит, пока дышал Врубель – он все творил».

Одним из последних произведений Врубеля стал портрет Брюсова (1906).
Врубель не завершил работу: ослеп. «Природа ослепила его, – заметил современник, – за то, что он слишком пристально вглядывался в ее тайны».
Горестно переживал художник страшный удар. Единственным утешением оставалась музыка – жена приходила в палату и пела для него. Умер Врубель весной 1910 года.

Борьба света и тьмы – вот содержание большинства работ Врубеля. Лучше всех сказал об этом Александр Блок на похоронах художника: «Врубель пришел к нам как вестник, что в лиловую ночь вкраплено золото ясного вечера. Он оставил нам своих Демонов, как заклинателей против мирового зла, против ночи. Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают человечеству раз в столетие, я умею лишь трепетать».

Мнение многих выразил Петров-Водкин: «Врубель был нашей эпохой».

ЗЫ: Утром по России № 1 показали апологетическую фильму про Глазунова – китч, кликушество, фальшь… Этот уж точно не станет «нашей эпохой»… Хотя в его творениях немало черт, напоминающих вдруг и о Врубеле тоже.


(Читать комментарии)

Добавить комментарий:

Как:
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Имя пользователя:
Пароль:
Тема:
HTML нельзя использовать в теме сообщения
Сообщение: