Буся
busya
.......... . ...... ...............

February 2006
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28

Back Viewing 0 - 20  
elesin [userpic]
Весь покрыт продуктами питания

Весь покрыт продуктами питания,
Толерантен абсолютно весь.
Мирный остров Великобритания
Где-то в океане очень есть.

Часто путешествуя по Острову,
Проезжаю город Ливерпуль,
И в груди тогда с тоскою острою
Вспоминаю бабушку Айгуль.

Уважал всегда ее я мнение,
Вместе вслух читали мы Коран,
И, когда наступит воскресение,
Метко шли в хаисидский ресторан.

Ресторан Хабад ты мой любименький.
Где еще свинина есть кошер?
Я сижу и весь такой красивенький,
Бабушка Айгуль моя мон шер.

Раз осенней ночью мимо здания,
Шел я, с неба дождик моросил,
Шел с религиозного собрания
И о милой бабушке грустил.

В переулке пара показалася,
Я увидел бабушку Айгуль:
Шла и толерантно целовалася
С феминисткой тетей Абигуль.

Как же нашей бабушке не стыдно!..
Со спины я снял гранатомет.
Выстрелил, да будь оно ковидно.
Первый выстрел, правда, недолет.

Перелет второй, но третий все-таки.
В цель попал, как вирус в новый штамм.
Бабушку мне жалко, дети, все-таки,
А еще Надежду Мандельштам.

Часто путешествуя по Острову,
Проезжаю город Ливерпуль,
И в груди тогда с тоскою острою
Вспоминаю бабушку Айгуль.

elesin [userpic]
Уж лучше бы здесь и сегодня

Уж лучше бы здесь и сегодня,
А завтра заявится враг.
Мне снится вчерашняя Сходня,
Живой и зеленый Овраг.

Мне снится: я тихо бухаю
Среди одуревшей войны.
И мирно шагаю к трамваю,
Какие хорошие сны.

Стою, как цветок, осыпаюсь,
Беспомощное существо.
Мне снится, что я просыпаюсь,
И вам пожелаю того.

elesin [userpic]
Показывают ситком

Показывают ситком,
Перед мэрией лужа.
Муж забил жену молотком,
Жена задушила мужа.

Во всех уголках страны
Антирасисты лают:
«Черные жизни важны».
И людей убивают.

Радуется Европа:
Что ни день, то погром.
Коп насилует копа,
Застроили аэродром.

По жизни катком,
Пандемия-мама.
Ежедневный ситком,
Ну когда же реклама?

Разнесли синагоги
Толерантные судьи.
Все черные – боги,
Прочие даже не люди.

На колени под сучий визг.
И не вздумай о бабах.
Иначе вчинят иск
Феминистки в хиджабах.

Левые пысают кипятком,
Говоря о зверствах.
А в России – ситком
Во всех министерствах.

elesin [userpic]
Из цикла «Фильмография». Бюро легенд - 4

Опять на крыше голуби бессмысленно целуются,
Катаемся на лодочке, качаются права.
Идет шпион по городу по незнакомой улице.
Москва похорошевшая, элитная Москва.

Пройду я по Люсиновской, сверну на П. Андреева,
В Партийном переулочке всегда поет весна.
Зачем пытать и спрашивать у города у древнего?
Кругом одни компьютеры, а больше ни хрена.

Идет шпион по городу, а девки улыбаются,
За ними кагебешники внимательно следят.
Где явки все провалены, где встречи назначаются,
Где Жигули с Дежурною, где улица Арбат.

Кругом одни компьютеры, доценты с кандидатами.
Повсюду гастарбайтеры, джихад и шаурма,
Процессоры и модули, и термопаста с платами,
Какое все красивое, наколки да тюрьма.

Над куполами старыми летают птицы стаями,
Идет шпион по городу и кругом голова.
С драконами да змеями, с рекою и трамваями,
Вовсю похорошевшая, а все-таки Москва.

Следующий текст того же цикла называется «Поезд ужасов (1972)»

elesin [userpic]
Из цикла «Фильмография». Бюро легенд - 3

Поймали пьяного шпиона,
Он говорил, что патриот.
А сам бутылке самогона
Свои секреты выдает.

Бутылка вежливо смеется.
И говорит: я вас люблю.
А что еще ей остается?
И где дежурный по Кремлю?

Где мавзолей и где стаканы?
Кругом игила патрули.
Кругом какие-то барханы.
Совсем не наши корабли.

Без шариата нет закона,
Без жертвы нету палача.
Поймали пьяного шпиона,
Его вели два стукача.

Мы от запоя до запоя
Не знаем, в общем-то, забот.
Удача пьяного конвоя,
Что арестованный не пьет.

Вели шпиона, не жалея,
Вели куда-то наугад…
Узнает скоро ваша шея,
Какой у вас тяжелый зад.

Следующий текст того же цикла называется «Бюро легенд - 4»

elesin [userpic]
Из цикла «Фильмография». Бюро легенд - 2

Для животного улыбка – лишь угроза.
Потому и называется оскал.
Ты умрешь, как человек, - от передоза.
Ты зарежешь, улыбаясь, как шакал.

Ты похож на человека, я не спорю,
И на зверя ты, естественно, похож.
Выйти в город? Или лучше выйти к морю?
Вашу песню не задушишь, не убьешь.

Я не буду говорить: скажи на милость.
Вместо милости лишь черная дыра.
Голова твоя куда-то укатилась,
Голова твоя отрезана вчера.

Следующий текст того же цикла называется «Бюро легенд - 3»

elesin [userpic]
В 20 км от Кремля нашли склад плитки

Из новостей: «В 20 км от Кремля нашли склад плитки, которую власти закупили… Но из-за карантина благоустройство перенесли на год…»

А власти, видимо, не знают.
Сидят, тоскуя, и молчат.
Сидят и плачут: где же плитка?
Куда девался целый склад?
Ну вот не знают и не знают.
Ведь так бывает, разве нет?
А тут гулял случайно мальчик,
О конституции мечтая,
О том, как славно, что поправки
В нее удачно так вошли.
Она лежит себе, нагая,
Законы страстно раздвигая,
А тут поправка за поправкой,
Ну прямо, знаете, оргазм.
Тут мальчик, чувствуя разливы
Душевных сил и сил добра,
Хотел заняться онанизмом,
Как рукоблуд и либерал…
Но был тот мальчик патриотом,
И отдыхал всегда в Крыму,
И никогда либерализмом
Не занимался по ночам.

И вот шагает милый мальчик,
А тут - бабах! – повсюду плитка.
О боже, эврика, нашел.
Начальство мудрое не знает.
А тут лежит повсюду плитка.
А без нее народу худо,
Народу страшно без нее.
А власть куда-то потеряла,
Сидела где-то и не знала,
А тут не клад, а целый склад.

Таких бы мальчиков побольше.
Из них сиди и делай гвозди,
Моя внимательная власть.
Вот говорите вы: свобода.
Права какие-то, не помню,
Что вы искали, господа,
Зачем стояли вы с пикетом,
Зачем ходили вы с плакатом,
Но, может, тоже поискать?
И, может, тоже потеряли?
И, может, тоже где-то рядом?..

Что, говорите, нет свободы?
А если, мать ее, найду?

elesin [userpic]
Захожу в родимую дубравушку

Захожу в родимую дубравушку,
Мирно открываю ридикюль.
Как же я любил родную бабушку,
Бабушку по имени Айгуль.

Поздравлял ее я с днем рождения,
Бабушку любимую Айгуль.
В магазине ей украл варение,
Сапоги и сала целый куль.

Раз осенней тихой ясной ноченькой
С неба мелкий дождик моросил,
Шел я с пьянки пьяною походочкой (да-да),
Плакал и о бабушке грустил.

В переулке пара показалася,
Не поверил я своим глазам:
Бабушка к другому прижималася (да-да),
А другим был дедушка Хасан.

Выстрелил я пулями жестокими.
Умирай, сказал я ей, мадам.
Трупы два лежали черноокими,
А еще Надежда Мандельштам.

Застрелил ее тогда случайненько.
Но о том узнал служивый мир.
Из эмалированного чайника
Пью теперь на лавочке чифир.

Примечание.
Цикл про бабушку Айгуль я вообще-то сочиняю в соавторстве. Точнее, даже не сочиняю. Литературно обрабатываю глубинный духовный опыт человека, который по понятным причинам называть себя не рискует. Может, когда на смену лихим временам ужаса и мрака придут светлые годы радости и счастья, он назовет себя, тогда мы издадим книгу вдвоем.
Конец примечания.

Примечание к примечанию
Тот, кто догадался и понял интеллектуальным умом разума, о ком я говорю, прошу вас: молчи, скрывайся и таи.
Сбережем лучших сынов нашей Родины и человечества в целом.
Конец примечания к примечанию

elesin [userpic]
Из новостей: «Уязвимость к коронавирусу досталась людям от неандертальцев»

Взяли и всех убили
Всех коренных убили
Местных всех извели
Гомо простите саспенс
Или как там точнее?
Всех тут убили вы

Ну а теперь в болезнях
Видите ли в болезнях
Тоже неандертальцы
Вдруг виноваты блин
Черные жизни очень
Очень важны конечно
Всех остальных не жалко
Всех остальные – пыль
Все остальные вовсе
Вовсе уже не люди
Разве что на коленях
Могут где постоять

Ну а теперь совсем уж
Вы озверели парни
Вы охренели на фиг
Неандертальцы снова
Не угодили вам
Расчеловечить просто
Как же – борьба с расизмом…
Только неандертальцы
Местные здесь у нас
Местных у нас не любят
Местных нигде не любят
Местные виноваты
Жизни их не важны
Слава неандертальцам
Тушину тоже слава
В жопу политкорректность
Где ты моя Москва?

elesin [userpic]
Алишер Навои провожал поезда

Алишер Навои провожал поезда,
Низами возмущался низами.
Ты из маски глядишь, как птенец из гнезда,
Плотоядно вращая глазами.

Детвора у костра, шашлыки, водоем.
Все привычно, знакомо, убого.
Мы купаться с тобою на речку идем,
Соблюдая дистанцию строго.

elesin [userpic]
Природа выхода из карантина: на ушах

Карантин якобы кончился. Но маски и перчатки в метро носить все равно надо. И, знаете, многие носят. По утрам чуть не половина вагона в масках. Некоторые даже в перчатках. Вечером, когда все уже изрядно поработали, картина иная. Маски если и висят, то исключительно на ушах. А в перчатки молодые красивые девушки изящно блюют.
Такова природа красоты и изящества и выхода из карантина

elesin [userpic]
Бросьте воровство и проституцию

Бросьте воровство и проституцию,
Рулевой, держи покрепче руль.
Берегите, дети, конституцию,
Как учила бабушка Айгуль.

Не колите острыми булавками
Пожилых, а также молодых.
Наша конституция с поправками
Лучше, чем не наша и без них.

Ничего на свете лучше нетушки,
Чем Байкал, а также Иссык-куль.
Слушайте поправки и советушки
Нашей меткой бабушки Айгуль.

Либералы, водку с патриотами
Пейте по утрам и вечерам.
Со своими горькими заботами
Приходите прямо в божий храм.

Палестинцы мирные арабушки,
Не стреляйте тысячами пуль.
Слушайте заветы славной бабушки,
Вашей храброй бабушки Айгуль.

elesin [userpic]
Даже власти сегодня нежны

Даже власти сегодня нежны,
Отовсюду несется елеем:
Только черные жизни важны…
Только черные думы лелеем.

Бог-творец не считает до ста,
Но подвержен сезонным обидам.
Уважайте друг друга. Места
Уступайте больным инвалидам.

Уступайте места пожилым
Представителям власти. Кивайте.
И различным кругам деловым.
И казачьим кругам уступайте.

А еще уступайте врагу,
Может, завтрак, а может быть, ужин.
И гуляйте на том берегу
Те, кто болен, и те, кто простужен.

elesin [userpic]
Привезли меня на фестиваль

Привезли меня на фестиваль,
Ну а там четыре сотни бардов.
Старые, как правильный рояль.
Грязные, как урки у ломбардов.

Каждый поздороваться хотел
Грязною ковидною рукою.
И, конечно, каждый преуспел
В заунывном вое над рекою.

Лизанька, на мокрую траву
Я не лягу в ожиданьи чуда.
Лиза, забери меня в Москву,
Лиза, забери меня отсюда.

elesin [userpic]
О как я волновался за поправки

О как я волновался за поправки,
Переживал за наш электорат,
О как же я боялся низкой явки,
Тревожился, что срок не обнулят.

Ковидом перемазанные дети
Ныряют по вагону и галдят.
Россия голосует в интернете,
Отважно, как и сотни лет назад.

Как хорошо, что все определенно,
Не надо никому судьбы иной.
И родину здесь любят удаленно,
И правят нарисованной страной.

elesin [userpic]
Из цикла «Фильмография». Бюро легенд (2015-2020)

Над нашей Родиною тучи,
У двери каменные львы.
Начальник выговор получит,
Шпион лишится головы.

Нещадно Родина любила,
Уныло пели дембеля.
Четыре всадника игила,
Четыре ворона кремля.

Без осуждения и спешки,
Всего-то – жизнь на волоске.
Какие пешки? Мы не пешки,
Мы не на шахматной доске.

Мы сразу в мусорной корзине,
Мы сразу грязь и сразу пыль.
А пешку возят на машине,
У пешки свой автомобиль.

Дипломатическая сила,
Официальное лицо.
Под черным знаменем игила
Гудит Садовое кольцо.

Следующий текст того же цикла называется «Бюро легенд - 2»

elesin [userpic]
Из цикла «Фильмография». Заключенные – 3

Ах, какие хорошие кони,
Ах, какой замечательный сон.
Улыбается кто на иконе?
И кому улыбается он?

Прямо к счастью везет колесница,
Прямо в сад, где черешни в цвету.
И кому наше счастье приснится,
Тот проснется в холодном поту.

Так зачем просыпаться ночами?
Просыпаться не стоит и днем.
Убеждает умело начальник,
Ходит смело троянским конем.

К нам идет непорочная дева,
А за ней батальоны калек.
Шаг направо – побег. А налево?
И налево, конечно, побег.

Следующий текст того же цикла называется «Бюро легенд (2015-2020)»

elesin [userpic]
Потерял ковидные перчатки

Потерял ковидные перчатки,
А точнее, не могу найти.
Все нашел: остатки шаурмы,
Полбутылки водки и кастрюлю,
Где я маску мирно кипятил
Вечером. Вчера. Ну, вероятно.
Помнить-то – не помню ничего.
Только на плите стоит кастрюля.
Маска в ней… Похоже, кипятил.
Полбутылки водки. Как же мило.
Даже есть немного шаурмы.
Где же, блин, ковидные перчатки?
Новые. За 25 рублей.
Все нашел: четыре карты «Тройка»…

Кстати, интересные дела.
Если к вам пришел поэт Емелин,
Он, конечно, платит за постой.
В первый день дает вам карту «Тройка».
А потом вторую – во второй.
Третий день. И третья карта «Тройка».
Значит, у меня четыре дня
Мирно пробухал поэт Емелин.

Мы его везли топиться в пруд.
Где больница Кащенко, пруд Бекер.
Там купаться очень хорошо.
Вот и говорю: пошли купаться,
Ничего, что буря за окном,
Что летают бешеные танки,
Что на Красной площади парад.
Главное: скорей пойдем купаться.
Где больница Кащенко, пруд Бекер…
Не рискнул. Отправился домой.
Ну, тебя, сказал, какой-то Бекер.
У тебя нерусский даже пруд.
И ушел, привычно крылышкуя.
И ушел, а я опять ищу
Синие ковидные перчатки.
С Лизою купались мы вчера.
На канале Деривационном.

Стоп, машина, каша в голове.
С Лизою вчера.
Поэт Емелин.
Видимо, давно уже ушел
Золотописьмом поэт Емелин.
На канале с Лизою – вчера.
Где же вы, ковидные перчатки?
Новые. За 25 рублей.

elesin [userpic]
Ребрами потрескивали ветки

Ребрами потрескивали ветки,
В тесной печке бился зря ковбой.
Я пришел усталый из разведки,
За поправки шел неравный бой.

Где-то далеко за облаками
Крякало Садовое кольцо.
Грязными ковидными руками
Ты мне расцарапала лицо.

Всем известно: ветер правды дует,
Ветер правды – верный побратим.
Тот, кто за поправки голосует,
Беззаразен и неуязвим.

Торжество ковидного парада
Вдаль несет величие страны.
Жизни черных так важны, ребята,
Остальные – на фиг не важны.

Я смотрел парад в лаптях обутый,
Танки пролетели – и ага.
Генерал отважный и надутый
Падал с неба прямо на врага.

Бьются за поправки россияне,
Падает гниющий супостат.
Вместе с нами братья-марсиане,
Вместе с нами чернокожий брат.

Белые – как очень злые кони,
Как скульптура бабы без весла.
Может, я чего-нибудь не понял,
Но братва обиделась, ушла.

Через месяц улеглись волненья,
Через месяц грянула война.
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у окна.

Мы порою бьемся дружно лбами,
Бьется в Оклахоме твой отряд.
Белыми коварными рабами
Мирно наш торгует халифат.

Шла овечка Долли под сардинку,
Шел под оливье конфедерат.
Ты любила вечером скотинку,
Я любил скотинку, как солдат.

День придет стремительным товаром,
В бой с расизмом выйдет гондурас,
С грязным топором и перегаром
Вы стояли насмерть за кавказ.

Ты перебирала бранзулетки,
Ешь богатых в дымке голубой.
Ты пришла, качаясь, из разведки,
За поправки шел неравный бой.

elesin [userpic]
Опять я проезжаю на трамвае

Опять я проезжаю на трамвае
Канал Водоотводный. Он хорош
В апреле, разумеется, и в мае,
И все-таки в июне не найдешь

В столице зачарованнее места.
Сограждане, послушайте меня.
Россия у парадного подъезда
Привычно ждет торжественного дня,

Холопским одержимая недугом…
Он вечен, вероятно. Ну, и пусть.
Лишь огари приветственным испугом
Немного успокаивают грусть.

Мой город не жалеет ярких красок.
Москва, тебя сегодня узнаю.
В вагоне все, естественно, без масок,
И мне немного стыдно за свою.

У них – иммунитет. А может, справки.
Мы мирно миновали Чистый пруд.
Зато они все точно за поправки,
Хотя голосовать и не пойдут.

Back Viewing 0 - 20