Demented Forever!


Reply To:

Савой (1990) @ 08:12 pm

[info]cecilbdemented:

Савой (1990)

Режиссёр: Михаил Аветиков
Страна: СССР
Год выпуска: 1990
Автор сценария: Алексей Саморядов, Пётр Луцик
В ролях: Анна Портная, Владимир Стеклов, Игорь Чулков, Сейдулла Молдаханов, Юлия Рутберг, Ахмед Джераев, Герман Нурханов, Леонид Курнышов, Иван Бирюков, Семен Аранбаев, Светлана Ладыжкина
Композитор: Борис Рычков
Жанр: боевик, драма
Производство: Мосфильм
Страница на imdb

Этот фильм должен был называться Праздник Саранчи. Именно такой заголовок был у сценария Луцика и Саморядова, давшего название первой изданной книге с их текстами. Сценарий хороший, но ещё не уверенный, только начинающий раскрывать потенциал авторов. Что объяснимо, текст датирован 1986 годом и является самым ранним доступным сценарием гениального дуэта. Явно не первым написанным, он слишком хорош для дебюта. Но первым напечатанным, экранизированным и испорченным этой экранизацией.

Нельзя сказать, что Аветиков завалил всё. Вовсе нет, он сохранил ядро текста и все основные идеи. Это архетипичный сюжет. История обычного интеллигента буквально сделавшего один неудачный шаг в сторону и попавшего в параллельный нормальной жизни, практически средневековый социум, для выживания в котором пришлось перестать быть интеллигентом. Эту линию фильм передаёт более чем точно. Разница в другом, полностью убран пролог, многое объясняющий в мотивации поступков героя. Текст начинается с долгой панорамы московского утра, решённой в духе авторского кино. С невероятными для 1986 года эпизодами, вроде проституток около ресторана. Затем мы встречаем героя, программиста Сергея Гусева в самом унизительном для мужчины состоянии, он в пьяной истерике скандалит на вечеринке, ревнуя свою жену. Затем, он в сильном похмелье едет на поезде в Среднюю Азию в одном купе с коллегой Арнольдом Яковлевичем, тем самым, кого он оправдано считает любовником своей жены. И выслушивает от него  о том, как скандалил накануне и о том, как плохо ревновать. Из этого вступления читатель понимает, что личная жизнь героя находится в тотальном кризисе. Его жена ему откровенно изменяет. Друзья презирают. И он на это в состоянии ответить только пьяной истерикой. Читатель понимает, зритель - нет. Режиссёр полностью убрал и Москву, и путешествие в поезде с ещё одной пьянкой, заменив всю  эту богатую тему бессмысленным сном, в котором герой обедает в ресторане Савой. Видимо это символизирует богатство и власть, но я не уверен. Отсюда и изменение названия. "Праздник Саранчи" хоть и никак не отразился в тексте, но явно был гораздо лучше и точнее, даже не смотря на то, что  финал фильма происходит именно в ресторане.
Главное, сведение личной жизни персонажа к лёгким намёкам никак не объясняет, почему в конце он возвращается не повзрослевшим и возмужавшим героем, а внешне немотивированным убийцей.

С другой стороны, жёсткость трансформации персонажа вполне подходит для девяностого года. Если сценарий действительно писался в начале перестройки, то они описывал советскую Среднюю Азию, уже тогда бывшую советской только формально. И герой, московский программист, который просто вышел во время ночной стоянки в степь в поисках места где можно сходить в туалет,  отстает от поезда, попав в заложники скрывавшегося от милиции преступника. Преступник его отпускает, но Сергей обнаруживает себя совсем не в Москве. Местные жители ловят его и делают рабом, что и становится началом путешествия по колониальной изнанке Советского Союза. Это целый мир, в котором представители власти оказываются феодальными баями а люди живут фактически независимыми общинами. Самое мирное и безопасное место - колония немцев. Но они живут почти на осадном положении, по крайней мере их вылазки наружу являются натуральными вооружёнными экспедициями. Персонаж, попавший в этот мир проходит рабство, жизнь в общине, тюрьму, службу на местных "партийных" феодалов и вражду с ними. В середине этого анабасиса по сердцу советской тьмы он встречает группу московских туристов, и они со своим оптимизмом выглядят рядом с ним существами с другой планеты. Хотя они просто ещё не сделали шага в сторону.

Интересный аспект. Насколько я понимаю, именно Средняя Азия в восьмидесятые была местом где начиналось то, что в последствии распространилось на всю территорию СССР. Я имею в виду первые крупные коррупционные процессы и первую волну наркомании. В любом случае, советское перестроечое кино невозможно себе представить без среднеазиатских кинематографистов и их тем, в диапазоне от вполне качественной "казахской волны" до дичайших чернушных боевиков про афганцев и наркотики. Поэтому впечатление от текста "Праздника Саранчи" как некого пророчества скорее является выдачей желаемого за действительное. В нём талантливо описано то, что уже происходило и о чем уже начали осторожно говорить вслух. Просто когда этот фильм был снят, он уже оказался скорее описанием всеобщей ситуации. Целого поколения, отставшего от поезда и очутившегося в диком поле. Только эти соображения никак не объясняют один небольшой вопрос. В начале фильма, уже в поезде Сергей и Арнольд пьют в ресторане с случайным попутчиком, провинциальным мужиком. И он, узнав что и главный герой и его спутник программисты из Москвы, реагирует на это всплеском агрессии, вцепившись в Арнольда с криком: "Ты, сука! Такую страну загубили!". Для конца восьмидесятых это очень понятная сцена. Но не для середины.

Нормальный фильм. Он заметно хуже своего сценария, но всё равно, лучше большинства боевиков, снятых в это десятилетие. Тем не менее я хорошо понимаю, почему сценаристы сняли свои имена из титров.
 

Your Reply:

From:
(will be screened)
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Username:
Password:
Subject:
No HTML allowed in subject
Message:



Demented Forever!