Почему являюсь я роком - Я буду называть тебя Кецалькоатль
October 1st, 2015
09:44 pm

[Link]

Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
Я буду называть тебя Кецалькоатль


Большинство представителей homo ненавидят змей. Я не понимаю причин этой ненависти. Лично мне гораздо более неприятны собаки. Ни одна змея ещё ни разу не нападала на меня ни в городе, ни за пределами оного, а эти крысообразные твари так и норовят наброситься и укусить, когда я спокойно иду по улице и никого не трогаю. Идёшь себе, слышишь за спиной отвратительный злобный рык, и понимаешь: началось.

Впрочем, и среди собак есть очень симпатичные, отдельные экземпляры. Но змеи безусловно философичнее и миролюбивей. Да, они дальше от нас во всех отношениях, и вряд ли способны дружить с человеком, для которого дружба с животным означает заковать того в ошейник. Они вообще холоднокровны, безэмоциональны и жутковаты. Однако в них есть загадка, странный внутренний прищур, который можно отыскать разве что у сов, попавших на дневной свет.

Не далее как вчера я сидел на берегу далёкого озера, стараясь отключить внутренний диалог, как вдруг, с некоторой даже фамильярностью, на моё брёвнышко вполз небольшой гадёныш и ничтоже сумняшеся разместился рядом, греясь на солнце.

— Привет, — мысленно сказал я ему.

— Привет, — ответил он, а может, и не ответил, может, я опять сам домыслил.

— Ты гадюка или уж? — спросил я.

— Сам разберёшься, что ты там читал про пятнышки или их отсутствие, — отрезал он.

— Кусаться будешь?

— Да на что ты мне сдался. Я вообще к солнцу выполз, а оно, знаешь, будет побольше тебя. Давай просто посидим, погреемся, без глупых вопросов.

— Я буду называть тебя Кецалькоатль, — сообщил я.

Он промолчал. То ли из скромности, то ли просто потому, что ему надоела моя болтовня. Мне, однако, показалось, что имя ему понравилось.

— Однако погодка!.. — продолжил я, надоедливый, потому что не каждый день можно пообщаться с гадёнышем. — То в жар, то в холод.

— Главное — найти момент перехода, момент МЕЖДУ, — сообщил он мне. — И быстро-быстро вползти в приоткрывшуюся щель. Между жаром и холодом, между стихом и прозой, между сном и явью. Когда их смена быстра, как сегодня, это можно сделать. Так что погода отличная.

— Интересно, — сказал я.

— Это ещё не высший, но уже пилотаж. А высший пилотаж, батенька, это понять, что не существует на самом деле ни времени, ни перехода, — ничего, кроме настоящего момента. Забить на всё, свернуться в кольцо, как гремучая аллегория Вечного Возвращения, и греться здесь на солнышке, которого, на самом деле, тоже нету, на берегу озера, которого нет.

— Но ты-то есть! — заметил я. — И я тебя сейчас сфотографирую.

Медленно, чтобы не спугнуть компаньона, я полез в сумку, где лежал отличный наградной «Никон», предвкушая, какой замечательный снимок можно будет сейчас сделать.

— Это ещё что? — воскликнул Кецалькоатль. — Фотоаппарат? Ты, которого нет, захотел, чего доброго, сделать себяшку на фоне гада, которого таки нет, глупец, на берегу озера, которого нет, какового берега, разумеется, тоже нет и не было? Как пошло и предсказуемо! Всё, я пополз отсюда.

Последние слова он договаривал, стремительно растворяясь в траве. Рука моя с фотоаппаратом повисла; и действительно, как можно сделать снимок того, кого нет, тем, чего тоже нет на самом деле? Нужно ли уточнять, что и снимка не будет?

Оставшийся один, я вздохнул и сложил аппарат в сумку, которой, разумеется, не было. Впрочем, себе и читателю этой галиматьи в утешение, я успел хотя бы сфотографировать задумчивую озёрную воду.

Которой не было.

Tags: ,

(1 comment | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:[info]geladen
Date:October 2nd, 2015 - 09:24 am
(Link)
Повезло ещё.

Меж тем, у древних майя всё было просто - вставил в жопу клизму с бражкой, закинулся дурманом, и является тебе змей видений, аватара Кукулкана. Стрёмная, стрёмная сущность, кто знает дурман - поймёт. И если по счастью, глядя в бездонные глаза Создателя и Властелина, смелый индеец под датурой не двинет кони от передоза чи от ужаса, из разверзнутой пасти пернатого змея явится ему дух основоположника рода.

Мудрые праотцы обычно терпеливо отвечали на вопросы потомков, однако базар фильтровать древним майя приходилось строго. Про незадачливых воспрошателей-невозвращенцев говорили - "возомнил", то есть не продумал как следует вопрос. Духи и боги не любят, когда их беспокоят всякой ерундой.

Незаслуженно забытый принцип.
Нынешние-то пиздят к Вечности, а потом удивляются.
My Website Powered by LJ.Rossia.org