Piĉismo - Post a comment
( Read Comments )
TimeText
02:27 am

[info]glebo

[Link]

В ОБЪЯТИЯХ ОРЕХОВОЙ БОГИНИ


Чтобы соблюсти уговор совершать не менее двух идиотрипов в месяц, в апреле у нас остался свободным только крайний уикенд, после Земли Паштувской логично было бы посвятить вояж следующему за ней Вилкийскому староству на самом западе Каунасского района. Разумеется, приоритетной целью является довольно крупный и интересный город Вилкия (1910 жителей по данным 2018 г.), разжалованный из райцентров в уездную периферию, но хотелось бы исследовать и обширную сельскую территорию под его юрисдикцией, напоминающую о былом крутом статусе.

Мониторя Википедию на предмет достопримечательностей, за неимением лучших кандидатур, уцепился за странную фотографию из многометровых мёртвых пней, наподобии Тополя Карписа, образующих ведьминский круг эдаким Стоунхеджем -- всё, что осталось от былого Палаздуонского поместья.



В поисках разгадки, углубился в бумажную археологическую периодику, поведавшую о сохранившихся в этих краях реликтах паганского культа Лаздоны.

В списке жмудских богов 1582 г. "De diis samagitarum caeterorumque sarmatarum et falsorum christianorum" Яна Ласицкого, Лаздона упоминается как богиня лещины и дух местности бассейна реки Лаздуона. На её берегу в незапамятные времена существовало капище сей неорганической формы жизни, ещё одним объектом поклонения служит лесной родник с часовенкой, где неоднократно являлся людям бестелесный женский силуэт, по версии язычников -- Феи Фундука, по мнению католиков -- Девы Марии.

Вдобавок, на самой границе с Чѣкишкской сѣнюнией, притаилась деревянная часовня XVII в., чудом пощажённая поджигателем Бурнѣйкисом, а такие подарки судьбы следует ценить.

28-го числа Наш Президент проспал и добрался до меня лишь к 11-ти утра, немного смущает дефицит времени, но таки побыстрей просто пошевелимся -- чай, не сахарные.



За Вилкиёй автобус свернул на трассу №1907 в сторону Расѣйнского района, через остановку вылезли в Даугелишкяй (316 жителей по данным 2011 г.).



Сбоку прилепилась деревня Пабаляй (73 жителя по данным 2011 г.), направляемся туда воспользоваться магазином, увиденным в окно.



Обшитая сайдингом торговая точка принадлежит женщине по имени Ольга, в ассортименте, к моему ликованию, присутствует вкусное "Биржайское" от завода "Ринкушкю", Скипис традиционно берёт мороженое фирмы "Магнум".



При Совке в Даугелишкяй находилась центральная усадьба колхоза "Дружба" и если государство принципиально поддерживает на плаву библиотеки, как источники бесплатного интернета, то ДК содержать обычно некому, стоят заброшенные, как и большинство дворцов аристократов: и то, и другое -- бесполезные излишества в современной Литве.



За деревней сворачиваем на улицу Лаздуонскую -- если верить указателю, топать нам всего-то пару км.



Вокруг бескрайние поля, на одном из них хоботится трактор с бороной, не смотря на выходной.



Показался первый хутор Папруджяй (10 жителей по данным 2014 г.). Увидя папарацци, из него, протестующе гомоня, высыпались пьяные пейзане, но мы не удостоили их ответом.



В следующем, куда более богатом, дворе были облаяны собакаками -- не шибко-то дружелюбное впечатление производят папруджские...



Несколько реабилитировали их репутацию пожилые мужик с бабой со следами алкоголизма на сморщенных загорелых личинах, попавшиеся навстречу. Подтвердив существование родника, дорогу к нему объясняли настолько обтекаемо, что можно было и не спрашивать, но сам факт подействовал воодушевляюще.



Наконец, мы вошли в Палаздуонис (33 жителя по данным 2014 г.). В 1765-м здесь стояла корчма Ицхака Ароновича, десятилетие спустя боярин Александр Микуцкий построил рядом имение с шестью общественными домами. В начале ХХ в. Жолкѣвичам тут принадлежало 115 десятин, а Прижгинтам -- 305, вдобавок, появилась новая усадьба Тѣйшѣрского с каштановой аллеей, на чьём месте сейчас -- отель деревенского туризма его потомка Панцѣрны, который мы как-то умудрились не заметить.



Cвоим названием Палаздуонис обязан Лаздуоне -- живописной прозрачной речушке длиной 16,7 км., впадающей в Дубису -- приток Нѣмана, прекрасного, неподалёку от её устья.







За мостом, по левой стороне улицы Лаздуонской, в сотне шагов до леса, виден крохотный холмик площадью 5X5 м., высотой с человеческий рост. Согласно сообщению ксёндза Вайткѣвичюса почти столетней давности в тогдашний столичный музей -- это всё, что осталось от храма богини Лаздоны, по словам владельца Палаздуонского поместья Старшѣльского, и давшего имя реке.



У нас есть точные координаты Прижгинтского родника, но, судите сами, толку от них никакого: Даугелишкский район Вилкийского лесничества Каунасского лесхоза, южная окраина Шестого квартала Первого лесного массива, в 350 м. восточней дороги Сѣрѣджюс-Чѣкишке и 650 м. на северо-запад от Бутвилонского городища. Вспоминая жесты старожилов, направились в сторону улицы Лесной.



Благодаря погожему субботнему деньку, на огороде копошится бабка, к которой обратились за консультацией: сначала направо, потом налево. Следуем её совету и натыкаемся на свалочку -- ох, и свиньи!!



На перекрёстке мёртвый дубовый ствол испещрён изощрённой резьбой, словно в волшебной сказке времён царя Гороха.















Засада в том, что местонахождение резервуара со священной минералкой нам так и не известно, полночи я маниакально скроллил миллиметр за миллиметром все имеющиеся онлайн-карты, но не нашёл ни единой зацепки. По просеке к Дубисе до самых турбаз ничего подозрительного не попалось, посему вернулись назад на развилку.



Хоть родник и принято называть Палаздуонским, административно он принадлежит Падубисису (32 жителя по данным 2014 г.), в деревне есть даже улица Часовенки, возбуждающая оптимистичные настроения о неизбежном успехе миссии.



Хвала субботе, в одном из дворов опять попался крестьянин, махнувший по направлению движения -- до искомой точки осталось примерно с полкилометра.



Вместо того, чтоб пудрить мозги азимутом, достаточно просто указать, что сакральный ручей достижим по трассе №1917, немного не доходя до Лаздуоняй (27 жителей по данным 2014 г.), где невозможно пропустить по левую руку массивный недвусмысленный указатель "Родничок".





Тропинку, ведущую в лес, охраняют две женских фигуры, олицетворяя собой компромиссный религиозный синкретизм. Одна из них, в национальной одежде, вероятно, изображает Лаздону -- орнаменталистика абстрактна, не детализирована, видимо, из-за отсутствия информации об аутентичном культе.



Cимволизм второй -- не в пример, навороченней, скульптор явно обкурился чем-то забористым. Латышский восьмиконечный лунарный Аусѣклис в литовской традиции принято ассоциировать со звездой богини утренней зари -- Аушрине (она же Ушас, она же Эос, она же Аврора), точнее, с планетой Венера (она же Иштар и Люцифер), в католическом же пантеоне заведовать рассветом перепоручили матери Иисуса Христа, уважаемого -- можете подумать об этом на досуге, заодно попробовать найти связь с орехами.



Источник святой воды, которой приписывают целебные свойства, находится в низине, более напоминающей воронку от взрыва, возможно, метеоритного происхождения, породившего нездоровую космогоническую мифологию звёздной болезни (она же асфальтная). Рядом на лавках вольготно восседало целое патриархальное семейство, при виде злых колдунов, спешно покидавшее пятилитровые баклажки в багажник и укатившее от греха подальше, оставив нас наедине с Потусторонним.



Деревянная часовенка Прижгинтов над кратером известна, по крайней мере, с середины XIX в. После 2-й Мировой коммуняки безжалостно снесли её трактором.



Актуальная версия силикатного кирпича построена уже после восстановления независимости Алдоной Жѣмажонiѣне. На фотограмме 1997 г. отсутствует штукатурка и крыша попроще, без металлочерепицы, из шифера.



В домике предусмотрено две остеклённых комнатки: одна -- для Исусика, вторая -- для его мамки.





Заметно, что сие культовое сооружение нежно любимо народом, особый цимес, что известность его ограничена сугубо локальным ареалом. Сердобольные граждане натаскали иконок, распятий, свечек, букетов и даже еловых шишек -- фундука только не видать.



С запада и востока часовню подстраховывают два коплитстулписа. Первый -- по библейским мотивам...



Другой -- откровенно языческий, в растительной стилистике.





Просьба отнестись снисходительно к нашему тщеславном порыву засветить свои щщи у родника небесного ореха, но место пиздец какое секретное и зашифрованное, даже в литовской Вики о нём ни слова, не говоря уж о хоть каком-нибудь упоминании на русском либо английском -- похоже, я первый, кто открыл его для иностранной публики.



Аборигены называют "волшебным колодцем", якобы, в него стекает вода из девяти ручьёв. Лечатся ей от всех болезней, особенно эффективно -- от слепоты.



У источника принято молиться и бросать на дно монетки.



Поддавшись всеобщему безумию, набираем в бамбалисы мутноватой водицы с листиками и палочками. Через пару сотен метров, устыдившись своего поступка, Наш Президент выливает её, нахуй, в траву.



Покидая родник, взглянул на часы -- 16.47. Саркастически замечаю, что должны сейчас стоять в Радвилишкяй, бо через минуту пройдёт последний автобус из Чѣкишке, а до остановки примерно километров пять. Вот если б пошли тогда по старой дороге вдоль Дубисы 6 км. до Сѣрѣджюса, то спокойненько успели бы на юрбаркскую маршрутку... Спойлерить, конечно, нехорошо, просто пока, за почти 3 десятка идиотрипов, складывалось у нас всё исключительно замечательно и к проёбу транспорта отнеслись излишне легкомысленно: добиваем маршрут, как запланировали, заодно протестируем автостоп -- делов-то!!

На перекрёстке за Палаздуонисом поворачиваем налево и через полчасика мы уже в Крувандай (65 жителей по данным 2011 г.).



До середины XX в. тут была шляхетная околица и говорили по-польски, сейчас же много колхозной заброшки, повсюду валяются белые мешки с удобрениями, но, в целом, выглядит всё довольно мило.



Интересует нас не столько деревня, сколько кладбище поодаль с часовней 1663 г. народных архитектурных форм.



Из пабаляйской дачи-мастерской знаменитой каунасской скульпторши Ѣлжбiѣты Даугвилiѣне (1886-1959) притащили после её смерти фигуру Христа с крестом на плече, которую забраковал Музей Чюрлёниса, в чьих фондах хранится её наследие, тем самым спася от атеистически настроенных вандалов.



В 2013 г., по случаю 350-летнего юбилея, установили мемориальную доску работы вилкийского мастера Арунаса Снiѣчкуса -- нездоровая популярность Аусѣклиса наблюдается в этих краях, как погляжу.



Крувандская часовня хорошо сохранилась в первозданном виде, залипаю на разглядывании старинных деталей.









С хичхайкингом как-то сразу не заладилось: во-первых, ариогалская трасса никогда не отличалась оживлённым траффиком, во-вторых, мы и по отдельности-то выглядим стрёмновато, а уж вдвоём и подавно не вызываем взаимности у водил. Проторчав около часа на позиции и убедившись в её безмазовости, решаем идти пешком 8 км. до Вилкии.



В Саулетѣкяй (129 жителей по данным 2011 г.) неожиданно встречаем рейсовый автобус, направляющийся в сторону Чѣкишке -- зря прождали его сорок минут, а он, шельмец, назад через Лючюнай поехал. Жаль потерянного времени, ещё больше угнетают разбитые надежды -- давай, дядька Скипис, подрывайся-ка со скамейки, ещё примерно столько же пиздовать.



Вилкия, на мой субъективный вкус -- самый красивый населённый пункт Каунасского района, большей своей частью живописно облепивший обрыв у реки, при полном отсутствии долины. Помимо роскошного неоготического костёла на верхотуре, город изобилен стильными деталями, настоящий Клондайк для фотографа, но не сделали ни одного кадра -- смеркалось. Спустившись на юрбаркскую трассу, не очень-то и удивились столкновению с Пиздаускасом -- усё, кина не будет, ближайший транспорт в 4 утра, проходящий компании "Кёнигавто".

Я -- тёртый калач, фанат Ворова и Кротова, в ночной автостоп не просто верящий, но и хладнокровно выбиравшийся из куда более залипучих передряг, дядька Скипис же -- один из худших стопщиков планеты, умудрившийся как-то зависнуть на двое суток в районе Сувалок, посему предлагаю ему присесть на бордюр и не мешать работать профессионалу. Тем временем, окончательно стемнело, пропали прохожие, поток машин всё реже, пока не иссякает и он. Всерьёз подумываем о ночёвке на широкой лавке капитальной сталинской остановки, смущает лишь близость Нѣмана, прекрасного, чья свежесть обязательно почувствуется заполночь, но и тут облом: подъехала тачка, набитая местной молодёжью, из неё выпорхнула худющая расфуфыренная деваха и скрылась на набережной пописать, остальные четверо бугаистых мажоров просто вылезли из салона размять ноги, попивая пивко, общаясь на повышенных тонах, стараясь перекричать бумкающее техно из магнитолы -- ментовки в городке нет, хули стесняться. Чуваки к нам не цеплялись, выглядели вполне безобидно, но после их визита как-то особенно сильно захотелось домой и Наш Президент спросил, готов ли я скинуться на бензин, если он выманит сюда сестру на машине?! Говно вопрос, зряплата же скоро.

В батарее его мобилки остался всего 1% электричества, а его маме невовремя вздумалось попудрить мозги -- в бешенстве пытается настроить её на конструктивный лад и, похоже, удаётся. Через пару минут перезвонила сестра, сообщившая, что муж её болен, но зато они вызвали нам такси. После переговоров с диспетчером, где-то через час на пустынной улице действительно появляется свет фар и шашечки на крыше, и вот мы уже едем в Каунас сквозь кромешную мглу, молча слушая радио и размышляя, в какую сумму обойдётся поездочка -- на 47 евро, в результате, прокатились. Е-ба-нуть-ся!!



Высадив меня на Литуанике, дядька Скипис с таксистом укатили искать банкомат, а я направился в сторону Лайсвес-аллеи. Везде нереальная движуха -- второй день традиционного джазового фестиваля. В этом году сцену установили у фонтана (площадь военного музея превращена в огромный котлован -- строят подземную парковку, Лайсвуха, впрочем, тоже перекопана -- меняют смѣтонские трубы и брежневскую плиточку), подходя к нему нарываюсь на грохот праздничного фейерверка -- ух ты, уже полночь, оказывается!! Небо осветилось мириадами огней, толпы пьяненьких модников счастливо закричали: "Урааа!!", массовик-затейник жизнерадостно тараторит в микрофон о том, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались, музыканты хуярят финальную коду, встречаемую новым многотысячным восторженным воплем -- пиздец, ощущение, будто попал в параллельное измерение, какая же ты охуенная, цивилизация!!

Едва в небе растворился последний салют, как задребезжал телефон: "Алё-алё, ну, ты где?!", последние несколько часов стереотипно отвечал: "В пизде!!" -- волнуются за нас. В "Мовидо" блаженно стекаю на стул ар-деко, мне приносят кружку крафтового пива, протягивают джойнт: Джазы -- это святое.

Проснувшись к обеду, чувствую, как много моё тело содержит мускулов и всем им больно, в пижонских дизайнерских кедиках пятки стёрлись до крови -- како-никако, 30 км. набродили, дебилы, бля. Сушняк от вчерашних (ой, уже сегодняшних) косяков заставляет подорваться к холодильнику, где тут же пробивает на хи-хи при виде соски из-под "Биржiѣчю" с остатками воды мамочки Лаздоны на донышке. Чорт поберьи, а ведь мы ей понравились, раз так не хотела отпускать -- милая, милая...



Reply:
 
From:
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Username:
Password:
Subject:
No HTML allowed in subject
Message:



Notice! This user has turned on the option that logs IP addresses of anonymous posters.
Piĉismo Powered by LJ.Rossia.org