Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет haeldar ([info]haeldar)
@ 2008-08-30 19:12:00

Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Статья Мурза об убийстве царской семьи
«Очень приятно, царь…»

Это лето в медиа-пространстве так бы и прошло целиком и полностью под знаком «битвы титанов» Собчак-Гордон, если бы не «90-летие казни царской семьи».

Юбилей вызвал появление огромной массы информационного мусора по теме, в которой, как и прежде, ярко выделяется совершенно бессмысленный вопрос «А не вернуть ли нам царя?» Иногда имеет смысл все-таки отвечать на бессмысленные вопросы, потому что это может пролить свет на причину возникновения подобных вопросов.

Начнем собственно с - цареубийства. Миф об исключительной бессмысленности и беспощадности большевиков в этой истории – часть общего мифа о «русском народе, бессмысленном и беспощадном», который либералы умело подкрепляют соответствующими информационным шумом уже лет двадцать . Мол, только-только мерзкая азиатская деспотия в России начала походить на «нормальную европейскую страну, просвещенную монархию, как Ванька-дурак все испортил и райский идиллический 1913-й сменился адом Гражданской войны и «диктатурой коммуняк».

Либералы в этой ситуации пользуются тем, что основная масса аудитории еще не научилась воспринимать события отечественной истории как часть истории мировой, которая изобилует кровавыми разборками вокруг власти, в контексте которой Революция 1917-го – просто еще одна революция, а казнь Романовых – просто еще одна казнь монарха, проигравшего в борьбе за власть. Попробуем трезво взглянуть на события и их участников, чтобы понять, что же на самом деле произошло и как к этому относится, чтобы это не повторилось.

Начнем с того, что Романовы – самая обычная европейская династия, история которой не обошлась без типичных эпизодов борьбы за власть внутри семейства. Вряд ли найдется монарший дом, который имея в руках реальную власть, обходился без заговоров и убийств «помазанников божьих» - сородичами или их сообщниками. Так что с одной стороны, народу нечего особо стыдиться трехсот лет правления Романовых – нормальная была династия, точно не хуже, чем у других, а с другой стороны ни Романовы, ни, самое главное, их либеральные апологеты не имеют права в чем-то винить народ, требовать покаяния или даже просто намекать на необходимость такового. Народ, недовольный высочайшей особой, всего лишь позволил себе то же, что ранее позволяли себе высочайшие особы. Ну а то, что в начале ХХ-го века в других «цивилизованных странах» монархов не расстреливали в подвалах вместе с семьями, есть всего лишь прямое следствие того, что никто из них к началу ХХ-го века реальной властью уже не обладал.

Как мы полним, и в Англии, и во Франции в ходе буржуазных революций монархов не просто казнили, а, устроив лицемерное судилище с заранее известным приговором, превращали убийство венценосной особы в зрелище для толпы. Только беспочвенный пиетет по отношению ко всему иностранному не дает нам объективно посмотреть на действия большевиков. Большевики поступили куда более адекватно, нежели евробуржуа 17-18 веков. Они приняли решение на ликвидацию и выполнили его тихо, быстро и четко, не превращая процесс в дешевый балаган с кровавым финалом. И то, что царскую семью не похоронили на «специальном секретном кладбище до востребования», а закопали в первой попавшейся канаве – вовсе не следствие какой-то особой жестокости большевиков. Напомню, что дело происходило летом 1918-го года – к этому времени в Европе уже почти четыре года полыхала первая Мировая, а в России начиналась Гражданская, и в первой попавшейся канаве обретали свое последнее пристанище миллионы людей. Время было такое.

Критики тех или иных действий исторических личностей редко обращают внимание на фон осуждаемых ими поступков и решений, а между тем часто именно эта обстановка и определяет характер разбираемых действии. В то время и в том месте никому и в голову не могло прийти испытывать какой-то пиетет в отношении останков мертвых врагов, а семейство Романовых. Увы, считалось вражеским полностью – без исключений для женщин и детей, в силу наследственного принципа передачи власти.

Некоторые историки, тот же Радзинский, например, обвиняют большевиков в «неоправданной жестокости расправы над царской семьей» - мол, ни одни цареубийцы–революционеры в истории не уничтожали все монаршью семью. Жертвой «прогресса всей нации против одного человека» становился этот самый «один человек». На самом же деле истребление монархов редко выходило за пределы единичной казни вовсе не потому, что палачам был свойственен гуманизм, а потому, что родня монарха оказывалась вне досягаемости или ликвидировать ее было политически невыгодно. Имей они такую же, как большевики возможность вырубить на корню поверженный монарший дом – они бы, ни разу не задумавшись ни о каком милосердии, воспользовались такой возможностью на все сто, чтобы исключить возможность реставрации.

Того же поверженного Бонапарта со всей родней спасло от смерти вовсе не милосердие разгромивших его евромонархов, а любовь нации, значительная часть которой боготворила Наполеона даже после поражений 1812-1814 гг. Казнить Наполеона в той ситуации без угрозы для своей власти мог только другой Наполеон. Бонапарта не казнили даже после «Ста дней», потому что это была бы еще большая глупость, чем те, что привели к его триумфальному возвращению в Париж в 1815г.

Большевики находились в положении, которое давало им возможность ликвидировать всю царскую семью. Во-первых, потому что она осталась в стране, а не эмигрировала, а, во-вторых, потому что как-то повлиять на возможность победы большевиков милосердие по отношению к семье монарха не могло и большевики могли себе позволить такую гарантию от реставрации как расстрел всей царской семьи.

Решая свою судьбу и судьбу своего семейства, Николай II проявил те же прекрасные личные человеческие качества и такую же политическую недальновидность, что и до того, решая судьбу страны. Отрекшись, он не бежал из страны сем, как обыкновенно поступает монарх, лишившийся власти, чтобы спасти свою жизнь. Поступок патриота и просто храброго человека, не бегущего от тяжелой, абсолютной ответственности, которая положена абсолютному монарху. Но насколько надо было быть недальновидным, чтобы в условиях нарастающей анархии (в худшем смысле этого слова) не позаботиться об эвакуации семьи, женщин и детей? Мысль о безопасности жены и детей должна была посетить монарха сразу же после первой мысли о возможном отречении, потому что отречение не только прекращало его из царя в рядового гражданина, но и ставило вопрос о власти, заложниками которого становились его родственники. Обеспечить их безопасность необходимо было еще до отречения, но вместо этого царь оставил семейство в России и без надежной охраны и тем самым более всех прочих способствовал тому, что оно разделило его судьбу. Равно как и своим вялым государственным руководством и политической недальновидностью больше всех способствовал созданию революционной ситуации в России.

Но особенно смешно смотрятся упреки в адрес цареубийц на тему того, что они, мол, потом много лет хвалились тем, что сделали. Авторы! Посмотрите тот телевизор, по которому сами выступаете с подобными упреками. Вы живете в мире, где масс-медиа уже перешли от гордости за свои успехи в раскопках чужого грязного белья к гордости за успехи в разбрасывании своего собственного на дальность и точность. И представители этих самых медиа честно признаются, что самый высокий рейтинг не у телеканала «Культура», а у расчлененки. Так что, окажись Юровский здесь и сейчас жив, здоров, без охраны и не в маразме, его бы затаскали по «ток-шоу» разных телеканалов с его «рассказами для пионеров». Ну и кого и в чем упрекают «говорящие головы»?

Наиболее здравое, на мой взгляд, отношение к истории с цареубийством – «Наш царь, что хотим, то и делаем». По крайней мере сами Романовы рассуждали именно так, отправляя друг друга на тот свет – что Петр I, казнивший сына, что Александр I, возглавивший заговор против Павла.

И страдать комплексами неполноценности по причине многолетних метаний в этом вопросе народу тоже не стоит. Другим народам, чтобы полностью осмыслить такого рода события и успокоиться, тоже требовалось лет по сто. И никто особенно не расстраивается. Сто лет как раз тот срок, за который история становится историей.

Пора заканчивать вообще весь красно-белый диспут – «Кто был прав, а кто был неправ в Гражданской войне». Гражданская война для любой нации – историческая драма, трагедия, в которой по законам драматургии у каждой стороны своя правда. И фразы либералов вроде Митрохина из «Яблока» на тему «сотворения конституционной монархии вместо Октябрьской революции» - профанация. Революция 1905 года еще могла произвести на свет конституционную монархию, но этого не произошло, и 1917 год потребовал куда более радикальных перемен. Полагать, что «белые», победив в Гражданской войне, пользовались бы другими методами, нежели «красные» - также наивность. Если поставить условиями сохранение страны в тех границах, которые удержали «красные» и выиграли во второй части Мировой войны, то методы, более мягкие, нежели «методы красных» не подходят.

Впрочем, вернемся от «замены неэффективного менеджмента» девяностолетней давности к регулярно вбрасываемой в общество идее возрождения монархии. Разберемся, какая монархия могла бы нам пригодиться и какую нам хотят навязать.

Разумеется, большая часть «просвещенной публики» традиционно хочет, чтобы было «как в Европе». То есть предлагается вернуть Романовых как конституционную монархию, такую, какой обзавелись многие европейские страны в тот момент, когда абсолютизм показался им устаревшим институтом. Заметим здесь, что ни Франция, поменявшая несколько династий, ни Германия, лишившаяся своей монархии примерно при тех же обстоятельствах, что и мы, восстанавливать какую бы то не было монархию не спешат – не сохранился институт власти, отмер, ну и пусть. Там же, где конституционная монархия сохранилась, монархи вместе со своими семьями фактически играют роль «первых граждан», занимаясь всевозможной благотворительностью и вообще всячески подавая положительный пример. Считается, что конституционная монархия как «возрожденная традиция» объединит нацию. Вот только непонятно, как можно объединить наше общество, не только катастрофически разобщенное в данный момент, но и разобщаемое далее внутренней политикой властей – сытый голодного не разумеет. Деятельно поучаствовать в объединении нации монарх сейчас сможет только приняв участие в реальном управлении страной – красивыми дефиле в изысканных нарядах, борьбой с нищетой в странах «третьего мира» или с противопехотными минами, молебнами в храмах ситуацию уже не исправишь. А давать в руки монарху реальные властные рычаги никто не собирается, хотя именно обладателем чрезвычайных полномочий возрожденного монарха видит простой народ, ожидающий царя как «наводящего порядок». Простой народ, своим горбом, своим желудком ощущающий все назревшие в обществе и в экономике пробелы, ждет вовсе не конституционного монарха, а абсолютного, персонифицируя его скорее как Сталина, нежели как любого из династии Романовых, даже Петра I.

Идея, возникающая в этом контексте у многих – «Пусть Путин будет царем» дает очень красивый вариант. Как только Путин будет объявлен царем де-юре (представим себе возможность такого варианта) он тут же перестанет им быть де-факто, и попытка создать абсолютную монархию даст конституционную, номинально имеющую полномочия абсолютной.

Итого, мы имеем достаточно очевидный логический тупик – конституционный монарх бесполезен, а абсолютного не получится.

Зачем же властям год за годом еще с ельцинских времен не только уделять столько внимания вопросу захоронения останков царской семьи и их подлинности, но и поднимать тему восстановления монархии?

Регулярное обращение к этой теме показывает степень озабоченности нашей элиты легитимизацией собственной власти. Монарха, «помазанника божия», хочется заполучить в качестве благословляющей инстанции, а дом Романовых в качестве PR-подпорки режима.

В принципе, эта задача легитимизации нашего властного бардака и прилагающейся к нему псевдогламурной псевдоэлиты легко и непринужденно решается династическим браком все той же Ксюши Собчак и цесаревича Георгия, но это решение только для медиапространства. Никакие медиа-ходы уже не спасут режим от экономического и политического краха. И у тех, кто будет этот режим сменять, не возникнет вопросов относительного того, как легитимизаровать свою власть. После более чем 15 лет лжи в наших медиа, то о «реформах», то о «стабильности», легитимизировать новую власть, убедить народ поверить новым лидерам, пойти за ними, можно будет только через широкомасштабные репрессии в отношении обанкротившейся псевдоэлиты. Новой власти придется показательно уничтожить старую, чтобы народ понял, что новая власть будет решать назревшие проблемы страны просто потому, что ей, власти, деваться из страны некуда: или поднять Россию, или – в «Гаагский трибунал по бывшей России».

Кстати, именно в процессе смены власти монархия имеет шансы возродиться, так как преодоление глубочайшего кризиса, в который нас загоняют действия нынешней власти, скорее всего будет связано с той или иной формой Бонапартизма. И лет через 10-15, когда жизнь страны будет более-менее нормализована, с этим «временно исполняющим обязанности абсолютного монарха» что-то придется делать. Тут бы и провести первый в истории добровольный переход абсолютного диктатора в разряд «декоративных монархов», «символов нации без полномочий» дабы не искушать судьбу – вдруг на детях этого гения природа решит отдохнуть. Ну а то, что вытащить нас из этого нового 1913 года сможет только гений, по-моему уже не подлежит сомнению. И, чтобы взять на себя ответственность за страну на пике кризиса, ему надо быть сумасшедшим.

Собственно, рассуждая на тему царской власти, мы частенько забываем об обратной стороне любой власти – об ответственности. Абсолютная власть порождает абсолютную ответственность- заложником именно этой формулы стал Николай II. Наследование власти – наследование ответственности. Нынешняя власть вместо механизма ответственности породила механизм безответственности, которую одни выборные чиновники наследуют от других. Большая часть реального «административного строительства» периода так называемых реформ как раз и была посвящена созданию на месте прогнивших позднесоветских механизмов ответственности механизмов полной безответственности. И с самого начала «Эры Путина» было очевидно, что единственным существенным отличием путинской элиты от ельцинской является способность к правильному ведению «корпоративной отчетности» - способность выдавать провал за взлет, а счастливый случай за результат собственной предусмотрительности, способность забивать отголоски структурных проблем информационным шумом мелких происшествий и гламурных скандалов.

Даже безобидная вроде бы реформа образования, выродившаяся на деле всего лишь в «историю с ЕГЭ» на проверку породила еще один механизм ухода от ответственности: ЕГЭ в своем конечном виде позволяет скрыть колоссальное падение образовательного уровня в средней школе за последние полтора десятилетия.

Всякая реформа у нас сейчас заканчивается не улучшением ситуации, а тем, что рождается механизм безответственности за ее ухудшение или такая форма отчетности, которая скрывает недостатки. Или начинается новая реформа (Вообще, 215 лет реформ – это уже диагноз).

Дожили до того, что выдаем за достижения эвакуацию советских военных баз и затопление орбитальной станции «Мир». И, чтобы хоть как-то сохранить лицо на фоне американского марсохода, посылаем экспедицию «воткнуть флажок на дне в районе Северного полюса» и громко называем ее «уникальной». Конечно, она уникальна, но примерно в том же смысле, в котором известный ковбой Джо неуловим.

Этот механизм безответственности не может эволюционировать в механизм ответственности ни через «призвание царя», ни как-то иначе. Он может только проработать еще некоторое время и похоронить под своими обломками своих архитекторов. Попытки же «позвать царя» чтобы разделить с ним ответственность, не разделяя власти, лишь добавят гротеска в этот зловещий спектакль.

Хотелось бы, чтобы этот спектакль обошелся без новых робеспьеров от либерализма, которые ринутся приносить страну в жертву общечеловеческим ценностям и благу мировой экономики еще активнее, чем нынешнее руководство. Хотелось бы, чтобы страну не кинуло в тупоголовый нацизм, и народ не начали выбраковывать по форме черепов и ушей. Но, увы, некоторое время и пространство «революционного безумия» до появления нового «русского бонапарта» нам обеспечено. Широкие массы, лишенные всяких жизненных перспектив, давно не восприимчивы к каким-либо идеям, кроме «полной свободы» и «отнять и поделить» и «расстрелять/прогнать всех нерусских». И должно будет пройти некоторое время, прежде, чем в порядке реакции на революционный хаос общество станет восприимчиво к умеренным доктринам и сформируется центр, штаб реализации таковой доктрины. А до этого Революция сначала сожрет нынешнюю элиту, а потом своих детей вперемежку с массой невинных жертв. Спасибо «путинской стабильности» с ее неизбывной ностальгией по 1913-му году и Государю Императору.

P.S. Пока писал этот материал, умер Солженицын. Человек, книгами которого так любят прикрываться «требователи покаяния» от всея русского народа. Вот уж действительно:
Дедушка умер, а дело его живет,
Но лучше бы было наоборот.
Покаяние – личное дело каждого, а быть народом, вечно во всем виноватым, русские не нанимались.


(Читать комментарии)

Добавить комментарий:

Как:
(комментарий будет скрыт)
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Имя пользователя:
Пароль:
Тема:
HTML нельзя использовать в теме сообщения
Сообщение: