fuckin' emo - [entries|archive|friends|userinfo]
fuckin' emo

[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Apr. 25th, 2007|08:13 pm]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|]

Бонаны съели Президента Кеннеди. Воспоминания полковника спецслужб
15.01.2007
Служил я в КГБ и занимался разведкой в Америке. Президентом тогда у них Кеннеди был. Надоел нашим этот Кеннеди до жути, и решили мы тогда его устранить.
Но как это сделать? Ведь сразу на КГБ подумают! Тут один из наших и вспомнил о дружественной стране – Гондурасе (так тогда Эквадор назывался). У нас там с войны сидел наш секретный агент – то ли человек, то ли бонан. Низ как у человека, а верх – вылитый бонан. Пошли мы к нему и предложили Президента Кеннеди убить: тебя, мол, бонан, кто заподозрит? В общем, он марксистом был, так что согласился быстро.
Пошел бонаночеловек в Америку президента убивать. Денег тогда у КГБ мало было, на авиабилет не хватило, вот пешком и пошел. Идет-идет, да вдруг по пути делиться начал. Он делением размножался, а тут сезон деления наступил! Не ожидали наши особисты такого, но что делать! В общем, пришли к американской границы 177 бананочеловеков. Вообще-то их 178 было, но одного людоеды в по пути в Никарагуа съели.
Погранцы американские бонаночеловеков и спрашивают, кто, мол, такие и куда идут. А эти ребята находчивые были, говорят, что мол они мексиканцы, и в Америке проездом, а вообще идут на фестиваль канадской песни и пляски. Убедительно так говорили, хором, вот погранцы их и пропустили. Идут бонаны по США и думают, где им Президента найти. Пошли в Вашингтон, нет там Президента, пошли в Нью-Йорк – и там Кеннеди нет. Пятьдесят штатов обошли, а президента так и не нашли. Два года бродили, их уже все знают: телевидение о бонанах репортаж сняло, что, мол, пришли Гондурасские мутанты Кеннеди убивать, а бонанам все никак им этого Кеннеди не найти.
И вот остался у них последний шанс – в Техасе еще не были. Идут они по Техасу, вокруг жарко, нефтяные вышки так и плавятся. Ковбои парочками скачут, аж страшно! Бонаны уж не рады, что с КГБ связались, домой хотят. Наконец пришли в Даллас, идут по нему толпою, и вдруг навстречу Президент на велосипеде катится. Они обрадовались, окружили его, и давай убивать.
А Кеннеди умный мужик был, он им и говорит, ребята, мол давайте жить дружно! Я против вашего бонанового племени ничего плохого не имею, что я вам сделал? Остановились бонаны, задумались, а Кеннеди тут и продолжает: «надоело мне президентствовать. Давайте с вами дальше пойду, буду таким же как вы». И решили они сделать так: по телевизору показали, что Кеннеди убили (Президента там актер играл), а сам он с бонанами пошел.
Долго они шли обратно, на границе США опять все под мексиканцев заделались. От людоедов в Никарагуа еле оторвались. Дошли до Гондураса, и успокоился Кеннеди, живет как в раю. И только чувствует, что как-то странно стали бонаны на него поглядывать.
Что дальше было – можете догадаться сами. С бонанами так: или ты их или они тебя. В общем, славно бонаночеловеки над Президентом позабавились, ну и съели его потом. Так и погиб Кеннеди где-то на просторах Гондураса, даже костей не осталось. А в Америке с тех пор на президентском посту одни бонаны сидят, это они только с виду люди, на самом деле - из тех мутантов. Об этом я еще расскажу.
Бонандиана. Фром раша выз лав!
09.01.2007

Было серое утро. Ноябрю наступал конец. Бонанд вышел из подьезда своего дома, закурил и неспеша направился к автобусной остановке. Сегодня наступил последний день операции по разработке поставщиков бонанов и боананасов в маленькую русскую деревню Чемоданово. Эти козлы бонанисты провозили в деревню запрещённые фрукты под видом картошки. Ничего не подозревающие селяне, как обычно чистили бонаны-картофелины и варили их в кипятке, жарили на свином сале или запекали в печке. А по ночам бонаны вылезали из картошкахранилищ и до утра глумились над людми. Уже почти все Чемодановцы были крепко сжаты в желтых фруктовых бонановых лапах. Перестали работать и пить самогон. Бабки и дедки забыли пасти коз и доить коров. Никто не тянет - не потянет репку. Некому оплакивать разбитое золотое яичко…
Сегодня решится все. Бонанд сел за руль пустого автобуса, повернул ключ в замке зажигания и не спеша затрындычал в сторону деревушки. Мимо проплывал тусклый, но ставший уже таким родным чемодановский пейзаж: разрытая колёсами тракторов дорога, бескрайнее заброшенное поле, полулесок-полурощица. Впереди виднелись накренившиеся домики. В тумане на остановке Бонанд разглядел старушку Евдотью. Автобус остановился и впустил селянку. В руке у неё видлелся зелёный социальный проездной. Автобус снова затрандычал. В зеркало заднего вида Бонанд разглядывал свою пасажирку, которую подвозил каждое утро и вечер. Казалось на ней не было ни одной незнакомой детали…
За всё лето Бонанд не съел ни одного бонана и воздерживался от секса… Этому его научили ещё в академии. И всегда когда ему приходилось совсем туго, он вспоминал свою учительницу по астрономии. Её глаза, волосы, руки…и только когда Бонанда действительно начинало тошнить - он сразу забывал об астрономии, сексе и бонанах. Он был настоящим профи.
- Всё в своё время, - пробурчал он себе под нос и остановил автобус. В открывшуюся дверь зашел тракторист Митя. Они переглянулись. Митя понял, что важный день настал и обрадовался. Хотя, как и учил его Бонанд, виду не показал.
Втроём они доехали до остановки возле магазина. Евдотья скрипя костями выбралась из автобуса и побрела в сторону своего дома. На тихих прямых деревенских улицах в тумане можно было разглядеть праздно шатающихся из стороны в сторону жителей. Тех, кто порабощён бонанами было заметно издалека. По щеке Бонанда прокатилась скупая мужская слеза. Он вспомнил свое первое задание. Такую же пустынную деревушку в Канзасе. Но прошлое нельзя исправить и тех жирных американских фермеров уже не вернуть…Бонанд отогнал автобус с дороги. Заглушил мотор и открыл водительскую дверь. Спрыгнув вниз, в грязь, он нажал на меленькую кнопочку в кармане брюк и автобус, пикнув несколько раз, быстро сложился. Бонанд поднял его с земли, стряхнул глину и спрятал в пиджаке. В это время тракторист Митя работал над инфракрасным замком продуктового магазина. Спустя несколько секунд замок послушно открылся. Агент и его помощник тихо вошли в помещение магазина. Теперь оставалось только ждать.
Скупое солнце даже к полудню не сумело как следует разогнать туман. В чемодановском продуктовом было тихо и полутемно. Митя стал было дремать, но вдруг в глубине магазина что-то зашевелилось. Взгляд к себе приковал низкорослый бонанчег, который пытался незаметно прокрасться к выходу. Митя пошевелил левым плечом, хотел позвать Бонанда, но рядом никого не оказалось. Тракториста охватил холод. Бонанчег остановился прямо перед ним и пристально смотрел ему в глаза. Какая-то серая тень мгновенно приблизилась к бонану сзади. Быстрым и резким движение тень откусила замешкавшемуся бонану голову. Секунду помедлив тень закинула остатки бонана себе в рот. Бонанд широко улыбнулся. Он вспомнил вкус охоты. Смял желтую бонановую шкуру и брисил её в темный угол.
- Сегодня будет много работы, - строго сказал Бонанд. Дальше события развивались молниеносно. Через несколько минут к магазину подъехал грузовик. Послышалась неразборчивая речь. Дверь распахнулась и в нос ударил сырой воздух. Удивленное лицо появившееся в проходе схлопотало сильный удар ногой прямо в нос. Рухнув на землю тело разбрасало вокруг себя руки и картошки-бонаны, освободив дверной проём для двух серых теней. Люди у грузовика бросились было наутёк, но не тут-то было…Митя в сером плаще первым настиг сверкающие пятки бонановторговца и крепко саданул ему. Сначала по затылку, да так, что его широкополая кепка отлетела на несколько метров в сторону. Затем Митя ударил его по бонану, как учил его Бонанд. Тело завизжало и от его головы стала отколупываться кожура показав белую бонановую мякоть. Широко распахнув серый плащь Митя накрыл им себя и тело. Через несколько минут от бонана осталось только ботинки. Бонанд в этот время, одной рукой схватив толстопузый бонан, другой целился кусачками в убегающего человека-бонана. Точным броском он попал ему прямо в голову. Кусачки хорошо знали своё дело. Истосковавшись по настоящей работе, они смачно впились в бонановую кожуру. Бонан запутался в своих ножках, рухнул на землю брыкаясь и мотая руками, но вскоре затих. Упаковав другого бонана, агент бонановой безопасности одним своим взглядом вскрыл грузовик. Действовать надо было быстро, а сделать много. Окликнув Митю, он приоткрыл дверь кузова, а зетем захлопнул её. Тракторист в сером плащё метнулся в кабину, завел грузовик и помчался в сторону леса. Митя перебрался в кузов, где Бонанд один за одним уплетал бонаны. Сьесть надо было их всех.
Когда солнце село всё было кончено. В домах деревни Чемоданово зажглись маленькие окошки, за котороми селяне с просветлевшили лицами садились за стол. Их ждала настоящая картошка, квашенная капуста, килька в томатном соусе, пироги и самогонка. Улыбаясь старушка Евдотья несла порезанные небольшими кусочками и готовые к употреблению свежепойманные бонаны. Митя ткнул Бонанда в бок и улыбаясь похлопал по своему круглому животу.
- Такое бывает…- ответил Бонанд и убрал свой полевой бинокль в портсигар.
- Прощай, - уже серьезно сказал Митя.
- Теперь остается только бдеть, - поддержал его Бонанд напоследок. Он пожал трактористу руку, подпрыгнул и улетел в серое, уже зимнее небо, оставив на память свой серый плащ и резиновые сапоги.
Митя постоял ещё несколько минут глядя в небо. Достал из кармана автобус и неспеша побрёл бдеть к дороге…
Не спящие в бонане
05.01.2007

Гандурассс… Вообще-то это фиг знает где! Субботний вечер около без пятнадцати одиннадцать. Скоро полночь. Внутри желтого спелого бонана Кто-то зашевелился. Внутри белой мякоти влажно. Не уснуть. Важно проснуться и начать свои поиски приключений. Кто-то ворочался уже целый час. Наконец, кожура лопнула, и этот Кто-то показался на свет. Дожевывая бонановые внутренности, Кто-то освободился от запутавшейся в ногах кожуры и на коротких выгнутых ножках попрыгал в сторону центра. Именно там можно было всегда найти подходящую жертву, чтобы утолить свой голод.
Улицы Гандураса были прямые, поэтому Кто-то шёл наискосок от одного дома к другому. Так он меньше всего вызывал подозрения. Сегодня ночью надо было пройти поглубже в центральные кварталы. Зачем себя ограничивать деревенщинами с окраин , ведь всем бонанам известно, что самый лакомый мозг у центрового горожанина. К тому же все деревенщины, наученные горьким опытом, стараются совсем исчезнуть с улиц поближе к полуночи. А горожане и не знают, что Кто-то опять отправился на их поиски!
Перед поворотом на перекрёсток выстраивается живая очередь из желающих перейти через улицу.
- Превед! – кричат одни недоумки.
- Бери два! – отвечают с противоположной стороны улицы другие. Все они уже не свежак. Бонаны их уже поюзали. Кто-то ковыляет дальше, распихивая по пути грузные тела. Городские в Гандурасе тем и привлекательны, что тела много, а дела мало. Их легко подловить, затащить в тёмный уголок и прижав к тёплой стенке, чтоб не простудился, заиметь свежий мозг. Но некоторых особо ленивых трудно даже с места сдвинуть, поэтому бонанам приходиться делать с ними дела прямо на улице. Но даже тогда всем всё пох!
Самые аппетитные для бонанов экземпляры скапливаются зачастую на древних высоких деревьях, что растут в самом сердце Гондураса, поэтому Кому-то надо будет сегодня ночью серьезно потрудиться. Бонаны, заботящиеся о своей внешности и внутренностях, предпочитают охотиться в местах, имеющих свою историю или даже предысторию. Но когда на бонан нападает хавчик, думать об имидже некогда. Уж очень хочется поскорее добраться до свежих мозгов. Кто-то решает обойти стороной труднодоступные места с предысторией.

- Да ну их! – коротко и ясно выражает Кто-то свою мыслю, про то, что неохота ждать и типа поскорее ему хочется пожрать… И вот, минуя ещё перекрёсток, Кто-то попадает в то самое место, о котом мечтал последние несколько часов. Бывалые бонаны говорят, что здесь даже можно встретить иностранного туриста. Хотя, какой идиот поедет добровольно в Гандурас?
Какое-то время Кто-то кружил вокруг нескольких понравившихся ему чувачков, которые разводили румяную красотку. В самый интересный момент Кто-то с разбегу запрыгнул на одного из чувачков и поработил его прямо на глазах у всех. Новоявленный бонанист, с улыбкой наперекосяк, вскочил на ноги, отряхнулся и промчал мимо друзей в сторону одного из перекрёстков с оглушительным криком: Превеееееед! Не став особо разбираться, почему остальные чувачки остались стоять на месте, почему они не убежали, почему не уберегли свою румяную красотку, Кто-то поработил и их тоже.
- Превееед!!! – радостно обнимались чувачки и потопали в сторону перекрёстка.
- Возьмите двеее! – закричала им в спины ещё радостная и сильно раскрасневшаяся кратока.
Опьянённый азартом удачной охоты, Кто-то попрыгал в сторону мест с историей и предысторией. Широкоплечие и длиннорукие дубы-колдуны раскачивались из стороны в сторону на самой известной улице Гондураса. Называлась она «улица Каштановая». Здесь Кто-то первый раз сделал то, к чему его обязала природа. Именно на Каштановой улице Кто-то стал настоящим бонаном.
Ещё парочку свеженьких человечков или, если не повезет, американцев и можно уже будет отваливать отсюда домой на дневную спячку. В поисках новых жертв Кто-то натыкается на других только что проснувшихся бонанов. Один из низ был не в себе (на него вчера напали деревенские и практически вывернули его наизнанку), у другого так сильно разыгрался аппетит, что по дороге сюда он уже наслал несколько бонаноночесов.
- Неудачники…- шикнул в сторону Кто-то и попрыгал мимо, даже не поздоровавшись. На его счастье он сразу наткнулся на свеженького ботанчига, который возвращался из библиотеки. Кто-то интеллигентно отвел его в тёмный уголок и там, причмокивая, оприходовал.
Веселье внезапно закончилось в три часа ночи, когда Кто-то наткнулся на антибонановый патруль деревенских гондурасцев. Хорошенечко наевшись, Кто-то потерял свою природную бдительность, которая не раз его выручала (но не в этот раз) и угодил прямо в силки. Через несколько минут для него всё было кончено. В его бонановой головке очень быстро пролетели несколько мыслей о том, почему я, а не те двое, зачем было так много сегодня жрать и как я молод…А деревенские схавали этот бонан, не разбирая, кто он этот Кто-то, ведь это было единственным средством их выживания в таком изменчивом и опасном городе, как Гондурас. И впереди их ждали ещё много из тех, кто каждую ночь не спит, тех, кто каждую Бонандиана. Фром раша выз лав!
09.01.2007

Было серое утро. Ноябрю наступал конец. Бонанд вышел из подьезда своего дома, закурил и неспеша направился к автобусной остановке. Сегодня наступил последний день операции по разработке поставщиков бонанов и боананасов в маленькую русскую деревню Чемоданово. Эти козлы бонанисты провозили в деревню запрещённые фрукты под видом картошки. Ничего не подозревающие селяне, как обычно чистили бонаны-картофелины и варили их в кипятке, жарили на свином сале или запекали в печке. А по ночам бонаны вылезали из картошкахранилищ и до утра глумились над людми. Уже почти все Чемодановцы были крепко сжаты в желтых фруктовых бонановых лапах. Перестали работать и пить самогон. Бабки и дедки забыли пасти коз и доить коров. Никто не тянет - не потянет репку. Некому оплакивать разбитое золотое яичко…
Сегодня решится все. Бонанд сел за руль пустого автобуса, повернул ключ в замке зажигания и не спеша затрындычал в сторону деревушки. Мимо проплывал тусклый, но ставший уже таким родным чемодановский пейзаж: разрытая колёсами тракторов дорога, бескрайнее заброшенное поле, полулесок-полурощица. Впереди виднелись накренившиеся домики. В тумане на остановке Бонанд разглядел старушку Евдотью. Автобус остановился и впустил селянку. В руке у неё видлелся зелёный социальный проездной. Автобус снова затрандычал. В зеркало заднего вида Бонанд разглядывал свою пасажирку, которую подвозил каждое утро и вечер. Казалось на ней не было ни одной незнакомой детали…
За всё лето Бонанд не съел ни одного бонана и воздерживался от секса… Этому его научили ещё в академии. И всегда когда ему приходилось совсем туго, он вспоминал свою учительницу по астрономии. Её глаза, волосы, руки…и только когда Бонанда действительно начинало тошнить - он сразу забывал об астрономии, сексе и бонанах. Он был настоящим профи.
- Всё в своё время, - пробурчал он себе под нос и остановил автобус. В открывшуюся дверь зашел тракторист Митя. Они переглянулись. Митя понял, что важный день настал и обрадовался. Хотя, как и учил его Бонанд, виду не показал.
Втроём они доехали до остановки возле магазина. Евдотья скрипя костями выбралась из автобуса и побрела в сторону своего дома. На тихих прямых деревенских улицах в тумане можно было разглядеть праздно шатающихся из стороны в сторону жителей. Тех, кто порабощён бонанами было заметно издалека. По щеке Бонанда прокатилась скупая мужская слеза. Он вспомнил свое первое задание. Такую же пустынную деревушку в Канзасе. Но прошлое нельзя исправить и тех жирных американских фермеров уже не вернуть…Бонанд отогнал автобус с дороги. Заглушил мотор и открыл водительскую дверь. Спрыгнув вниз, в грязь, он нажал на меленькую кнопочку в кармане брюк и автобус, пикнув несколько раз, быстро сложился. Бонанд поднял его с земли, стряхнул глину и спрятал в пиджаке. В это время тракторист Митя работал над инфракрасным замком продуктового магазина. Спустя несколько секунд замок послушно открылся. Агент и его помощник тихо вошли в помещение магазина. Теперь оставалось только ждать.
Скупое солнце даже к полудню не сумело как следует разогнать туман. В чемодановском продуктовом было тихо и полутемно. Митя стал было дремать, но вдруг в глубине магазина что-то зашевелилось. Взгляд к себе приковал низкорослый бонанчег, который пытался незаметно прокрасться к выходу. Митя пошевелил левым плечом, хотел позвать Бонанда, но рядом никого не оказалось. Тракториста охватил холод. Бонанчег остановился прямо перед ним и пристально смотрел ему в глаза. Какая-то серая тень мгновенно приблизилась к бонану сзади. Быстрым и резким движение тень откусила замешкавшемуся бонану голову. Секунду помедлив тень закинула остатки бонана себе в рот. Бонанд широко улыбнулся. Он вспомнил вкус охоты. Смял желтую бонановую шкуру и брисил её в темный угол.
- Сегодня будет много работы, - строго сказал Бонанд. Дальше события развивались молниеносно. Через несколько минут к магазину подъехал грузовик. Послышалась неразборчивая речь. Дверь распахнулась и в нос ударил сырой воздух. Удивленное лицо появившееся в проходе схлопотало сильный удар ногой прямо в нос. Рухнув на землю тело разбрасало вокруг себя руки и картошки-бонаны, освободив дверной проём для двух серых теней. Люди у грузовика бросились было наутёк, но не тут-то было…Митя в сером плаще первым настиг сверкающие пятки бонановторговца и крепко саданул ему. Сначала по затылку, да так, что его широкополая кепка отлетела на несколько метров в сторону. Затем Митя ударил его по бонану, как учил его Бонанд. Тело завизжало и от его головы стала отколупываться кожура показав белую бонановую мякоть. Широко распахнув серый плащь Митя накрыл им себя и тело. Через несколько минут от бонана осталось только ботинки. Бонанд в этот время, одной рукой схватив толстопузый бонан, другой целился кусачками в убегающего человека-бонана. Точным броском он попал ему прямо в голову. Кусачки хорошо знали своё дело. Истосковавшись по настоящей работе, они смачно впились в бонановую кожуру. Бонан запутался в своих ножках, рухнул на землю брыкаясь и мотая руками, но вскоре затих. Упаковав другого бонана, агент бонановой безопасности одним своим взглядом вскрыл грузовик. Действовать надо было быстро, а сделать много. Окликнув Митю, он приоткрыл дверь кузова, а зетем захлопнул её. Тракторист в сером плащё метнулся в кабину, завел грузовик и помчался в сторону леса. Митя перебрался в кузов, где Бонанд один за одним уплетал бонаны. Сьесть надо было их всех.
Когда солнце село всё было кончено. В домах деревни Чемоданово зажглись маленькие окошки, за котороми селяне с просветлевшили лицами садились за стол. Их ждала настоящая картошка, квашенная капуста, килька в томатном соусе, пироги и самогонка. Улыбаясь старушка Евдотья несла порезанные небольшими кусочками и готовые к употреблению свежепойманные бонаны. Митя ткнул Бонанда в бок и улыбаясь похлопал по своему круглому животу.
- Такое бывает…- ответил Бонанд и убрал свой полевой бинокль в портсигар.
- Прощай, - уже серьезно сказал Митя.
- Теперь остается только бдеть, - поддержал его Бонанд напоследок. Он пожал трактористу руку, подпрыгнул и улетел в серое, уже зимнее небо, оставив на память свой серый плащ и резиновые сапоги.
Митя постоял ещё несколько минут глядя в небо. Достал из кармана автобус и неспеша побрёл бдеть к дороге…
ночь вылезает из желтой кожуры и отправляется на охоту.
LinkLeave a comment

Comments:
[User Picture]
From:[info]user_16601
Date:April 26th, 2007 - 10:41 am
(Link)
идиотская тема про бананы