Вандал Могил's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, September 23rd, 2017

    Time Event
    11:44p
    23.09. Кости.

    Весь день слушал Ступина.
    Спившаяся и сторчавшаяся развалина, мелкий уголовник, кричит об Одине и смерти.
    Возможно сам не понимая, насколько он соответствует божеству поэзии и безумия.
    Не романтического, а реального, безумия закрытых отделений и наркотической ломки.
    Того, рядом с чем я часто проходил, но никогда сам не испытывал.

    Вышел с работы.
    Оставил немного еды облезлой, пугливой лисе живущей в кустах у стоянки.
    Подходя к машине решил проверить, во сколько точно момент астрономического равноденствия, уверенный в том что он будет ночью.
    Планируя пойти погулять на привычном холме.

    До равноденствия десять минут.

    Звоню домой. Чудом успеваю доехать сквозь пробки.
    Ровно в нужный момент мы пьём за день урожая чистый марсельский пастис рядом с горящей свечёй. Тоже родом из Марселя, но купленной случайно, вместе с подсвечником, в маленькой арт галерее в центре нашего города.
    Алкоголь. Пламя. Колода для гадания родом из южного города.
    Иррациональным образом всё это включено в ощущение от праздника.
    В саму структуру праздника.

    Алёна осталась рисовать. Я уехал на холм.
    Почти год я не приходил туда по ночам. Только полтора месяца назад, на Лугнасад оставил там мёртвого ежа, найденного возле машины.
    Вернувшись, таким образом, к ритуальному поведению.

    Мне казалось, что кладбище лис за год исчезнет под травой и листвой.
    Оно по прежнему очевидно, круг белых сухих костей посреди зарослей.
    Стою в темноте, слушая лес.

    В кармане ветка от тиса и яблоко. Внезапно понимаю, что это две руны, стоящие рядом и возможно являющиеся символической парой. То, над чем я долго думал, но не собирался символически использовать.

    Оставляю их в центре круга. Ветку тиса и яблоко из нашего сада.
    Часть урожая.

    Семена.

    Включив фонарь я увидел под ногами челюсть.
    Поднял её.
    Упало два лисьих клыка.
    Заберу их с собой, в память об этой ночи.
    Заодно найду ежа, уже превратившегося в ковёр из иголок.
    Надену перчатку.
    Достану оттуда крошечную челюсть.
    Дома залью эти кости, для дезинфекции, смесью пастиса и сухого джина.
    Улыбнувшись от мысли, что слово dry в древнеанглийском было заимствованно от кельтов и означало "друид" и "магия".
    Странно, что никто из производителей джина до сих пор это не обыграл.

    Уходя с холма достал руну.
    Младшее "О".
    Устье реки и Один.
    Пусть я не воин и не безумец.
    Скучен и предсказуем.
    Но за многие годы.
    Всё же сумел.
    Немного понять.
    Поэзию.

    PS
    Иллюстрацию взял отсюда. Но пока не послушал саму компиляцию.
    11:55p
    Рейкьяхольт. 23.09.1241
    Человек
    Запертый в подвале
    Хутора
    Вокруг которого стояли
    Люди норвежского конунга
    Конечно не мог
    Сравнить свою смерть
    С старыми сагами
    Записанными им для хроники древних норвежских правителей

    С тем как на тризне в Упсале
    В легендарные времена
    Ингьяльд
    Кому в детстве
    Запекли волчье сердце
    Сжёг сразу шесть конунгов
    И как потом его сын
    Олав Лесоруб
    Был окружён и сожжён вместе с домом
    Собственными людьми
    Ради грядущего урожая

    Записывая эти истории
    Снорри сын Стурлы
    Мог думать о  нападении на хутор "Овечья Гора"
    И собственных строках
    Хвастовстве о том, что:
    "Не одна лишь свора
    — чадь чтит покоя —
    Фьорда Шхер на сходы
    Копий днесь способна
    "

    О том как он
    Долго пытался взять власть на острове
    Не прикасаясь к оружию
    Ещё не зная
    Что в осеннее равноденствие
    И в его хуторе вспыхнет пламя
    Пламенем станет сам его дом
    Опыляя поля пеплом
    Удобрением смешиваясь с золой
    Пламенем вспыхнет сам его хутор
    Пламенем
    Станет
    И его
    Дом

    << Previous Day 2017/09/23
    [Calendar]
    Next Day >>

My Website   About LJ.Rossia.org