Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет kouzdra ([info]kouzdra)
@ 2010-10-03 23:00:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Крах инженера Азиева
В основных чертах история Азефа общеизвестна, а вот с деталями знакомы далеко не все. А детали там, надо заметить, чуть ли не самое интересное и поучительное. Потому я решил сделать краткую выжимку на тему событий, приведших к его разоблачению. Итак:

Во-первых - стоит отметить, что Азеф, будучи еще студентом, сам предолжил свои услуги полиции в начале 1890-х и с тех пор работал на нее. Стоял у истоков создания партии эсеров и ее боевой организации и после ареста Гершуни стал ее главой. В каковом качестве помимо работы на полицию, организовал два громких убийства - министра внутренних дел Плеве и великого князя Сергея Александровича (тогдашнего "Лужкова"). Стоит отметить, что во втором случае Азеф лично присутствовал в районе событий.

Долгая и плодотворная работа на полицию обеспечила Азефу полное доверие со стороны охранки, а эти два громких убийства - столь же полное доверие со стороны эсеров: трудно было поверить в то, что такое бы могло сойти провокатору с рук. И действительно - довольно многочисленные "сигналы" про провокаторство Азефа просто игнорировались. В числе прочих была история с "письмом Меньщикова": приведу цитату:

8-го сентября 1905 г. к одному из членов петербургского комитета партии социалистов-революционеров Е. П. Ростковскому на место его службы явилась неизвестная дама под густой вуалью и, передав запечатанный конверт, быстро удалилась. В конверте было письмо с предупреждением, что партию социалистов-революционеров предают два серьезных шпиона: «бывший ссыльный, некий Т.», и «инженер Азиев, еврей», недавно приехавший из-за границы. В письме приводились и точные указания о том, какие именно выдачи этими лицами были совершены.

Азефу это письмо стало известным в тот же день: он случайно зашел по делам к Ростковскому, который знал его, как одного из наиболее влиятельных членов Центрального Комитета. Растерянный и ошеломленный той тайной, которую вскрывало перед ним только что полученное письмо, Ростковский показал его Азефу. Азеф побледнел, но самообладания не потерял и на вопрос, о ком идет речь, коротко ответил: «Т. это — Татаров, а инженер Азиев, это — я. Моя фамилия — Азеф». Затем он бросил окурок и ушел, — оставив Ростовского, конечно, еще более растерянным, чем он был до этого разговора.


Письмо было неплохо обосновано, в результате расследования Татаров был разоблачен и убит, доносу же на Азефа просто не поверили (хотя, когда вопросом занялся Бурцев, он быстро нашел подтверждения приведенных в письме сведений об Азефе). Это далеко не единственный случай, когда на Азефа должно было пасть подозрение, но пожалуй самый колоритный. В какой-то не очень прекрасный для Азефа и партии СР момент, Азефом занялся Бурцев. Он достаточно быстро нашел массу косвенных свидетельств провокаторства Азефа, однако ни одного прямого. Тем не менее этого ему хватило, чтобы обвинить Азефа в провокаторстве перед ЦК эсеров. Реакция была своеобразная - ему не поверили и в конце концов дело кончилось назначением "суда чести" по обвинению самого Бурцева в клевете на Азефа.

Бурцев согласился и даже слегка форсировал события. Далее произошло то, что более всего напоминает шпионский детектив, только пожалуй такие ходы в голову авторам детективов не придут: Бурцев поддерживал контакты с б.полицейскими - Бакаем, Зубатовым (тем самым), в числе прочих - б.директором департамента полиции Лопухиным. Он целенаправленно отлавливает Лопухина (распространенная версия о "случайности" их встречи неверна) и наконец застает его в поезде Кельн-Берлин. Между ними происходит длительный разговор, в котором говорит в основном Бурцев - Бурцев, не называя фамилий, излагает Лопухину то, что он знает о деятельности Азефа, включая те стороны его деятельности о которых полиция не осведомлена - про его активную роль в убийствах Плеве и великого князя и о так и оставшейся полиции неизвестной попытке покушения на Николая II на крейсере "Рюрик".

В конце концов Лопухин сдается и называет фамилию:

— Вы, будучи директором Деп. Полиции, не могли не знать этого провокатора, — в департаменте полиции он был известен, как Раскин, Виноградов, — были у него и другие клички, — сказал я. — Как видите, я его теперь окончательно разоблачил и я еще раз хочу попросить вас, Алексей Александрович, позвольте мне сказать вам, кто скрывается под псевдонимом Раскина?

— Никакого Раскина я не знаю, а инженера Евно Азефа я видел несколько раз! — сказал Лопухин.

Конечно, для меня менее, чем для кого либо эта фамилия была новостью. Больше года она буквально ежеминутно была у меня в голове. Но то, что я ее услышал из уст Лопухина меня поразило, как громовой удар.


Дальше происходит "суд над Бурцевым" - ссылка на прямое свидетельство Лопухина на нем произвела сильное впечатление, суд кончился ничем, но никаких немедленных выводов из этого сделано все равно не было. Однако эсеры постановили провести свое расследование и, в частности, лично переговорить с Лопухиным. Это и решило дело:

Если бы Азеф не стал ничего делать, у него были бы приличные шансы отвертеться - ничего принципиально нового Лопухин сообщить не мог, а доверие к Азефу у эсеров был огромным. Но Азеф запаниковал, под предлогом поездки в Германию кинулся в Петербург к своему шефу Герасимову и начал просить того что-нибудь сделать. Тот не придумал ничего умнее нежели послать Азефа самого поговорить с Лопухиным. Лопухин его встретил холодно и ничего не обещал.

Пока это происходило, в СПб приехал посланный эсерами для личной встречи с Лопухиным Аргунов. Будучи твердо убежден в невиновности Азефа, он долго ходил вокруг и около, не зная с какой стороны подойти к Лопухину (и, вероятно, не очень горя желанием это делать). В конце концов он узнал о визите Азефа к Лопухину и встреча состоялась. Лопухин подробно описал полицейскую сторону деятельности Азефа и, в частности, внешность Азефа. В принципе, сомнений уже не должно было оставаться, но Аргунов все равно сразу не поверил. Постепенно таки созрел.

Почти сразу после этого к Лопухину явился сам Герасимов, с письмом от Азефа и уговорами, смешанными с угрозами, что было еще большей ошибкой: Лопухин озверел, ответил ему прямым отказом, более того - описал эти визиты в письме к Столыпину, а незапечатанный конверт передал Аргунову для "ознакомления" с просьбой самому Аргунову отправить его по адресу, чтобы у того не было сомнений, что письмо действительно отослано (c письма была снята копия, опубликованная вскоре в "Таймс").

Через пару недель Савинков и ко встретились с Лопухиным в Лондоне. Тот прямо и без обиняков подтвердил им сказанное ранее Бурцеву и Аргунову. Одновременно эсеры начали проверять мюнхенское алиби Азефа. Проверка показала, что Азеф пробыл в Мюнхене всего пять дней (против заявленных десяти) и что гостиница, где он "останавливался" связана с полицией. В принципе - это был конец. Однако, несмотря на все это, принять очевидное решение эсеры так и не решились. Вместо этого они заявились к Азефу, фактически рассказали ему все, потребовав наутро явиться для объяснений в ЦК. Ночью Азеф бежал.

Через несколько дней было опубликовано "Извещение ЦК партии СР":

«Центральный Комитет «Партии Социалистов-Революционеров» доводит до сведения партийных товарищей, что инженер Евгений Филиппович Азев, 38 лет (партийные клички «Толстый», «Иван Николаевич», «Валентин Кузьмич»), состоявший членом «Партии Социалистов-Революционеров» с самого основания, неоднократно избиравшийся в центральные учреждения партии, состоявший членом «Боевой Организации» и Центрального Комитета, уличен в сношениях с русской политической полицией и объявляется провокатором. Скрывшись до окончания следствия над ним, Азев, в силу своих личных качеств, является человеком крайне опасным и вредным для партии. Подробные сведения о провокаторской деятельности Азева и ее разоблачении будут напечатаны в ближайшем времени».

Дальше был скандал. Гадкий, гнусный, соблазнительный, свинский скандал.

Что интересно - Азеф на полицейские накопления, а еще более - на наворованные из партийной кассы деньги жил вполне безбедно до самой войны. Хотя в 1912 году Бурцев разыскал Азефа и провел с ним обстоятельную беседу - так что найти его не было невозможно. Его непосредственный начальник Герасимов по-видимому так и не поверил в двойную игру своего агента - во всяком случае в своих мемуарах он старательно пытается его обелить.

Такая вот история. Очень imho поучительная - в частности для любителей конспирологических версий: вся информация давно лежала на виду - просто никто не хотел в нее верить - и соответственно, проверять.

PS: Ссылки по теме:

Л.Г. Прайсман. Террористы и революционеры, охранники и провокаторы
А.И. Спиридович. Партия Социалистов-Революционеров и ее предшественники
Вл. Бурцев «Борьба за свободную Россию»
А. В. Герасимов «На лезвии с террористами»
Савинков Б.В. Воспоминания террориста
Гейфман А. Революционный террор в России, 1894-1917


(Добавить комментарий)


[info]tristes_tigres
2010-10-04 19:41 (ссылка)
чень imho поучительная - в частности для любителей конспирологических версий: вся информация давно лежала на виду - просто никто не хотел в нее верить - и соответственно, проверять.

Точь-в-точь как с "конспирологическими" теориями, что разведки США и Израиля знали заранее об 11 сентября. И что Путин причастен к взрывам домов в Москве.

(Ответить) (Ветвь дискуссии)


[info]kouzdra
2010-10-04 20:04 (ссылка)
Есть отличие - в то, что знали заранее я вполне могу поверить (хотя в истории с Азефом - заранее не знали - знали, кто может), но конспирологи на этом не останавливаются и строят теории что так и было задумано.

Это как раз принципиальное отличие.

(Ответить) (Уровень выше)


[info]mochalkina
2010-10-05 15:33 (ссылка)
очень тягостное впечатление производят воспоминания Савинкова. Там, где он в первой части объясняет, почему Азеф не может быть провокатором - а все читатели уже знают, чем дело кончится.

Бурцева я бы почитала при случае.

(Ответить) (Ветвь дискуссии)


[info]kouzdra
2010-10-06 04:36 (ссылка)
Мемуары Герасимова тоже странное впечатление производит - он уже в 20-е так и продолжает убеждать, что мол Азеф честнейший агент полиции.

PS: А Бурцев у Раковского есть в html-виде.

Тоже интересно. На самом деле всех троих почитать куда интереснее, чем каждого по отдельности - у всех по своему кусочку головоломки.

(Ответить) (Уровень выше)


[info]kaledin
2010-10-05 21:50 (ссылка)
>Савинков Б.В. Воспоминания террориста

A kogda ehto opublikovano v pervyj raz kstati? neuzheli pryamo v 1909??

(Ответить) (Ветвь дискуссии)


[info]kouzdra
2010-10-05 21:52 (ссылка)
в 1913 емнимп...

(Ответить) (Уровень выше)