СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

"Жёлтая стрела" [24 Jan 2009|06:22am]
Я, конечно, понимаю, что «человек во власти» - это машинист поезда, а не велосипедист.

О чём речь. В отличие от вольного велосипедиста, он не может «свернуть в любой момент куда угодно». То есть может – но тогда поезд сойдёт с рельс. Сворачивать он может исключительно на развилках, где есть стрелки – причём переключает их не он. Он может, конечно, как-то повлиять на стрелочников, точнее, на тех, кто в данное время в данном месте оказался стрелочником. Типа, позвонить «за полчаса до» - и попросить, чтобы переключили. Правда, стрелочникам тем временем звонят из разных инстанций, и все орут, и все приказывают: туда! нет, сюда! нет, только туда! При этом нет никакой гарантии, что «ничего не заржавело» и стрелка вообще переключается.

Поезд «Жёлтая Стрела» aka «Российская Федерация» мчится – с хорошей скоростью - по вполне определённому  маршруту. Это путь к разрушенному мосту.

Это знаю не только я, но и все, причём машинисты понимают это лучше других: этот поезд в огне, и им не на что больше жать. Но свернуть им некуда.

Можно, конечно, сойти, как пелевинский герой. Можно не сходить, как призывают герои нашего времени, надеясь, что успеют переключить какую-нибудь стрелку.

Но вообще-то есть третий вариант.

Андрей ещё раз посмотрел на проводника, который его не видел, и на дверь, которая ждала, что её, наконец, откроют. Подумал о том, какие нищие, убогие, жалкие людишки его окружают. Как трясёт в купе, как мерзко воняют простыни, как хамят в туалетной очереди. Вспомнил вкус железнодорожной воды и жидкого чая. Вспомнил всё, что было, и представил себе всё, что ещё предстоит.

Он знал, что надо делать дальше. И выбор, который ему придётся сделать. Прямо сейчас.

Можно было уйти. Туда, в настоящий мир, где его ждала заря, дорога, красивые дома, мосты, церквушки, яблоневые сады. Жизнь, настоящая жизнь. Для него одного. Остальных увезут к разрушенному мосту.

Можно было остаться. Вернуться в прокуренное купе, к вонючим простыням, жидкому чаю. Забыть, что у него был шанс - или, наоборот, помнить всю жизнь, что шанс у него был, и он его отверг, и остался со своим народом, и чувствовать себя чем-то вроде Ахматовой или там Корчака, особенно стоя в очереди в сортир.

Оба варианта его не устраивали. Категорически.

Шагнув к проводнику, он осторожно сунул руку в боковой карман и вынул оттуда ключ.
Потом вернулся в купе за вещами.

Разводной ключ лежал на самом дне чемодана. Теперь Андрей понял, зачем он нужен.

Он встал на край железной рубчатой ступени и поглядел в темноту. Она была бесконечной и тихой, и из неё прилетал тёплый ветер, полный множества незнакомых запахов.

Андрей спрыгнул на насыпь. Как только его ноги ударились о гравий, которым были присыпаны шпалы, сзади раздалось шипение сжатого воздуха, и он понял, что у него есть всего несколько минут, а потом поезд тронется.

Он тяжело вздохнул и полез под колёса, в гулкую чёрную пустоту.

Сцепка вагонов оказалась не такой, как в книжках. Он помнил схемы из разных инструкций, от Маркса до Фуко, но расположение болтов и гаек оказалось ни на что не похожим. Поэтому он принялся откручивать все гайки подряд, пока не услышал тихий лязг: вагоны расцепились.

В этот момент поезд тронулся и начал медленно набирать ход.

Андрей вылез из-под вагона, отошёл на несколько метров и посмотрел на «Жёлтую стрелу». Со стороны она действительно походила на сияющую электрическими огнями стрелу, пущенную неизвестно кем неизвестно куда. Андрей посмотрел в ту точку, откуда появлялись вагоны, а потом в ту, где они исчезали, - с обеих сторон не было видно ничего, кроме темной пустоты.

Он понимал, что к утру пассажиры отцепленных вагонов проснутся. Им будет плохо и страшно, потому что они привыкли ехать неизвестно куда, не приходя в чувство, и поначалу им будет не по себе. Скорее всего, ему придётся куда-нибудь их вести, а он не знает, куда. Впрочем, внезапно понял он, это неважно. Как-нибудь сообразят. В конце концов, это нормальные люди, просто попавшие на плохой поезд.

Главное - что они покинули поезд живыми. Это было почти невозможно, но он это сделал, потому что делать что-то другое не имело смысла.


РАСЦЕПИТЬ ВАГОНЫ. Это всё, что от нас требуется. Хотя это "почти невозможно".


)(
209 comments|post comment

Живая Жызнь: хрень [24 Jan 2009|09:09am]
На моём столе сейчас находятся следующие предметы:


  1. Монитор (VeiwSonic, 17'')

  2. Пять колонок (Creative, да, на одном столе, но мне так нравится)

  3. Беспроводная клавиатура (BTC)

  4. Блямба для связи с беспроводной клавиатурой

  5. Беспроводная мышь (Logitech)

  6. Зарядное устройство к беспроводной мыши

  7. Принтер-ксерокс-сканер (Xerox)

  8. Беспроводные наушники (Philips)

  9. Подсвечники (бронза, Индия)

  10. Свечи (в подсвечниках, горят)

  11. Две фигурки львов (бронза, Китай)

  12. Маленький бюст императрицы Елизаветы Австрийской («Сисси»)

  13. Визитные карточки разных людей (сверху – карточка Сергея Феликсовича Черняховского)

  14. Монета (Казахстан, 50 тенге)

  15. Коробочка со спичками (из ресторана «Древний Китай», непонятно как и зачем завалялась)

  16. Шипастый нефритовый ролик для массажа

  17. Кожаный стаканчик для карандашей (СССР, семидесятые годы), наполненный, как и полагается, карандашами, маркерами и прочей херакалой

  18. Флакончик со специями (тмин)

  19. Пузырёк с таблетками (триампур композиторум, диуретик, остался с тех времён, когда у меня были проблемы с давлением)

  20. Пузырёк с таблетками (кетонал ретард, обезболивающее, остался с тех времён, когда у меня болели зубы)

  21. Кофейная чашка (белая, костяной фарфор)

  22. Три картонные подставки под пиво (одна – из пивной «У Флека», две – из неопознанных пражских заведений, восхваляют достоинства пива Pilsner, используются как подкладки под разные мелкие предметы)

  23. Маленький цифровой фотоаппарат Sony (на 6 мегапикселей) в чехле

  24. Небольшая бронзовая колонна, изображающая ликторский пучок с топориком наверху (премия АПН «Солдат Империи» за 2006 год)

  25. Книжка Дидье Эребона «Мишель Фуко» (серия «ЖЗЛ», неплохая)

  26. Книжка Макса Фрая «Ключ из жёлтого металла» (вообще-то я Фрая не читаю, но в данном случае он был нужен за некоторой литературной надобностью)

  27. Книжка «Journal Et Souvenirs De Madame Divoff» (Париж, переиздание начала прошлого века, auteur - некий Kaznakoff, предназначена в подарок Олегу Дивову, при случае передам)

  28. Ксерокопия книжки «Военскихъ Правилъ Члены Цесарю Кралевскаго Воинства ради оусталовлени» (русинский язык, времена Франца-Иосифа, "того самого")

  29. Ксерокопия машинописной статьи «Кавказ» (начало перестройки, авторство не указано, хотя я его знаю, но это не суть важно)

  30. Статуэтка: три жабки (Lachenal, начало прошлого века, подарок)

  31. Окаменелость, что-то вроде коралла (найдена мной, как ни странно, в реке Наре году этак в семьдесят пятом, что-ли)

  32. Флакон парфюма John Varvatos на 125 ml (этакая бадья, типа)

  33. Полоска для полировки ногтей (Uomo, подарок)

  34. Статуэтка мыши, повязанной клетчатым платочком

  35. Беспроводной телефон (Siemens)

  36. Зарядное устройство к телефону

  37. Инструкция к мобильнику Samsung (руки не доходят выкинуть)

  38. Мобильник (айфон, легальный)

  39. Узкая картинка в рамке, вышивка, изображающая Старый Арбат (подарок нашей няни, отнюдь не образчик хорошего вкуса, но пусть будет)

  40. Перфокарта с записями личного характера

  41. Носовой платок



Без этого всего можно обойтись, ага. Но можно и не обходиться, да.

)(
50 comments|post comment

Паровозная метафора: развитие сюжета [24 Jan 2009|04:37pm]
Метафора – штука коварная, но и полезная. Она не только иллюстрирует нечто, но и работает как генератор дополнительного смысла. Правда, для этого с ней нужно аккуратно обращаться.

Вот, например, многие из тех, кто прочитали этот мой постинг, увидели в нём призыв к «разрушению России». Мол, страна – это поезд с вагонами, и есть желающие отцепить вагончик.

Что ж, такое прочтение вполне законно. Но тогда уж надо прочитывать точно, следуя метафоре во всём.

Сепаратизм как способ спастись – это мечта отцепить вагончик из середины состава. А это невозможно технически. То есть возможно, но тогда состав развалится напополам. Хотя многим сейчас уже пофиг, «любой ценой отделаться от упырей». Но это вряд ли, потому что тогда машинисты дадут задний ход – а вот на это они как раз способны, «рычаг туда – рычаг сюда»  – и всей массой оставшихся вагонов наедут на тот вагончик, который отцепился. И либо сомнут его в гармошку, либо сбросят с рельсов. Причём, чем ближе к середине состава, тем хуже будут последствия: сзади вагоны, спереди вагоны. «Подавят в кашу».

Всегда есть, конечно, вагончики в хвосте состава, который отцепить технически возможно, а задним ходом их не раздавишь, потому что сзади их ничего не подпирает. Условно говоря, какая-нибудь Калининградская область. Которая способна отделиться, «и попробуй ты с ней чего».

Ну так нынешние машинисты, в общем-то, будут не против, особенно если они за это что-нибудь получат. Торговать территорией им не впервой.

Что, однако, дальше будет с вагончиком? Вагончик попробуют прицепить к другому поезду. Но там узкая европейская колея, так что вагончику придётся несладко: на рельсы он по-нормальному не встанет. Пассажиры, конечно, могут сколько угодно мечтать, что «раз такое дело», вагончик им починят, модернизируют, заодно и покрасят в голубой цвет. Ага, щаз. Для начала оттуда высадят всех пассажиров, причём, вероятно, без документов и вообще без всего. «Адиос, долбоёбы, теперь тут земли Немецкой Марки».

Так что надо отцеплять движущее начало, то есть сам локомотив с машинистами - который, собственно, и везёт нас в пропасть. Выходить из вагонов и идти на свободу.

)(
117 comments|post comment

navigation
[ viewing | January 24th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]