СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Вместо апника [29 Mar 2009|12:42am]
Почитайте вот это, пожалуйста,

29.3.2009 Лариса Романовская
Преступление и беззаконие
Правосудие.
«Ногу засунули в приспособление вроде тисков, только со штырем, штырь уперли в кость голени через ботинок, видимо, чтобы не осталось следов. Я хриплю: позовите адвоката, мне нет восемнадцати лет, вызвал смех – это не следственные действия, а беседа».


Кассационная жалоба по делу Владимира Макарова будет рассмотрена в Верховном суде РФ в ближайший понедельник, 30 марта 2009 года.

А решение о том, виновен ли Володя Макаров в смерти наркомана Раджабова, будет принимать судья Магомедов Магомед Магомедович.

)(
13 comments|post comment

О благах социализма [29 Mar 2009|05:27am]
Есть такая фраза, используемая при попытках «нормального общения» между людьми, придерживающимися диаметрально противоположных взглядов по поводу какого-нибудь явления икс – «ну да, в икс есть и хорошее». То, что в любом иксе есть и что-то плохое, понятно, а вот хорошее есть не во всём. Так что подобное признание ценно.

Проблемы начинаются за пределами вежливого признания. А именно – когда начинают интересоваться, что же именно хорошее было в этом самом иксе. Зачастую выясняется, что предложенное в качестве «хорошего» не всем кажется таковым. А если кажется, то выясняется, что оно могло бы быть получено и без этого самого явления икс, причём быстрее и лучше.

Возьмём, например, пресловутые советско-антисоветские споры. В принципе, любой нормальный человек, за исключением совсем уж религиозно настроенных, признает, что советское общество имело свои положительные стороны. Но вот какие именно – тут начинаются разногласия.

Интересно было бы их систематизировать.

Я вот задумался: а что в СССР было такого замечательного, что могло существовать ТОЛЬКО при советском социализме и нигде больше?

Всякие обычные достижения вроде «всеобщей грамотности» или «космоса» по этому критерию не проходят: всё это было бы возможно и в другой стране с другим общественным строем. Как говорил наш преподаватель матана – «ну, был бы на троне Алексей Николаевич, всё равно Гагарина бы запустили, только не товарища, а сиятельство». Ну, не знаю насчёт сиятельства, но то, что для запуска ракеты с человеком на борту социализм не обязателен, понятно.

Несколько менее понятно, возможны ли помимо социализма такие блага, как, скажем, бесплатная медицина, права трудящихся (которые таки были довольно значительными), или центральное водяное отопление. Но, в общем, тут возможны споры – могло или не могло быть. Похоже, что не могло быть только центрального отопления в небогатых районах – этого нет нигде, кроме как у нас. Между прочим, это реальное благо, над которым зря издевался дурак Губерман в своём гарике (да, согрела батареи именно партия, чего уж там).

Некоторые вещи мы оценить не можем. Например, такая штука, как почти изведённая в Союзе вшивота: встретить завшивленного – это даже на юге было нечастое явление. Сейчас педикулёз – штука обыденная. Но что любопытно, на просвещённом Западе вшивость оставалась и остаётся проблемой: в тех же Штатах постоянно завшивлено миллионов десять. Так что «есть детали».

Кроме того, имеются ещё и недореализованные возможности социализма. Ну например – те же семидесятые могли бы дать офигительный расцвет культуры. Посудите сами: интеллигенция и служащие, скажем прямо, не особо напрягались на работе, в материальном потреблении были крайне ограничены, и всем хотелось читать. И не обязательно Солженицына – любое интересное. Тиражи Плутарха и Лукиана зашкаливали за сотни тысяч, Пушкина издали пятнадцатимиллионным тиражом и ещё не хватало. При этом на сберкнижках скопились значительные суммы денег, которые было нечем связывать. В такой обстановке можно было бы организовать книжно-образовательный бум, который одним махом решил бы множество проблем. Ну издали бы хотя бы хорошие западные детективы и фантастику, а также безобидную часть ихней философии, и вернули бы безобидную же часть русской литературы, угодившей под раздачу – собственно, то, что сделали перестроечные журналы. Сколько можно было выгрести денег за собрание сочинений Агаты Кристи или Булгакова? «Пять миллионов тираж по пять рублей том» - да реально взяли бы, а теперь посчитайте себестоимость. Выгода прямая, как с куста. И народ был бы при деле. А дальше – Ницше, Платонов и Бухарин, и ещё тысячи всяких интересных авторов. Все бы сидели и читали. А если ещё книжные клубы, а ещё повысить интерес к интеллектуальщине – «Что-Где-Когда» в каждой школе, к примеру? Ой-ой-ой что могло бы свариться, причём совсем даже не антисоветское, а наоборот. И технически это было реально. Другое дело, что при той советской власти, которая тогда была – а я исхожу из определённой системы предположений о том, что она была такое – это было решительно невозможно. Но социализм как таковой это вполне позволял технически, вот в чём штука.

Кстати. Интересно было бы узнать мнения публики. Что, по вашему мнению, является благами советского социализма, или могло бы ими являться?

На всякий случай: ответ «советчина бесчеловечна и аморальна по определению, и никаких благ в ней нет и невозможно» можно не писать. При всём уважении к этой точке зрения, я сейчас не об этом.

)(
484 comments|post comment

банальное: "Система" [29 Mar 2009|05:27pm]
Что такое «Система» - в том специфическом смысле слова, которое вкладывают в него борцы с таковой?

Формально говоря, совокупность доминирующих общественных институтов. Даже не так – доминирующая совокупность институтов. Сейчас это бюрократия, местная и международная, крупный бизнес, особенно транснациональный, научное сообщество, подвязанное под те же дела, индустрия «моды и брендов», в том числе интеллектуальных, а также – last not least – обывательская масса, которая своей пассивностью и конформизмом все эти институты поддерживает (особенно пресловутый «средний класс», который борцы с Системой не любят именно за это).

Понятно, что доминировать могли бы быть и другие институты. Например, связка «король - церковь – аристократия – суды» (такое бывало). Или «армия – тайная полиция – оргпреступность» (бывают и такие порядки). Или ещё что-то – вариантов много.

Возникает, однако, вопрос – а за что эту самую Систему так не любят? Неужели за один тот факт, что она, сволочь, доминирует?

«Я ненавижу вас только за то, что вы правите», как говорил честертоновский герой. На что всегда можно ответить - «мелко, Хоботов».

Если послушать борцов с Системой, они скажут нам что-то вроде – «Система давит, душит». Которые поумнее, выдадут что-нибудь типа – «это нечеловеческая сила, угрожающая свободе». Или ещё более радикально – «Система состоит из людей, но обладает собственной волей, и эта воля направлена против людей».

Тут возникают совсем другие образы. Например, Голем у Лазарчука. Или киношная Матрица – клетками которой являются, прошу заметить, именно люди (потому что думает она именно ими, а не компьютерными программами – это даже из фильма понятно), но воля которой – держать людей в состоянии клеток, то есть в рабстве. Или ещё что-нибудь не менее ужасное.

Допустим, дело в этом. Возникает вопрос – а как это происходит на практике? Что именно Система делает со своими клетками? Нет, не так – как она вообще делает человека своей клеткой?

Вопрос, между прочим, вполне практический. Вот был приличный человек, добрый и хороший. Пошёл на государственную службу. Подрос на ней до какого-нибудь средней руки начальника. И, глядишь, подписывает решения, от которых последняя шерсть на голове дыбом встаёт. Причём, что характерно, не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав. Впрочем, если иметь доступ к телу и попытаться задать прямой вопрос – «как это ты, Лексей Андреич, миллион старушек в картофелечистку отправил» или «зачем ты, Владимир Анатольич, кемскую область туркам отдал» выдаёт на голубом глазу что-то вроде – «ты, брателло, не понимаешь, как оно всё устроено», или там «выбора не было, кому-то нужно было принять ответственное решение».

И не нужно думать, что они врут. Они и в самом деле НЕ ВИДЯТ, а как тут ещё можно было поступить. «Не было других решений». Решений ЧЕГО – то есть в чём на самом деле состоит поставленная задача – они тоже, как правило, не видят. Даже если для постороннего наблюдателя задача прямо-таки очевидна. Но нет – «вы не понимаете, вы не допущены к рычагам, там всё очень сложно и не для всех».

Из этого следует вывод. Судя по всему, Система – образование прежде всего ментальное. Голем живёт между головами.

Что происходит с человеком, попавшем в ментальное поле Голема? С его точки зрения, он получает знания о реальности, узнаёт «истинную природу мира». Это знание даёт ему определённые возможности, так что он им дорожит. С другой стороны, он за это платит, и платит очень дорогой ценой: в обмен на знание о том, «как всё устроено», он перестаёт видеть альтернативы. То есть ему становится ну абсолютно очевидно, что устройство мира безальтернативно. «По-другому просто нельзя, ну нельзя и всё тут». Всякое представление об альтернативах – даже если они перед глазами – вызывает презрительное отторжение. «Вы просто не понимаете, иначе тут просто никак». «Страна такая, народ такой, отрасль такая, у нас уникальная специфика, тут обязательно нужно миллион старушек в картофелечистку и кемскую область туркам, ну просто никак без этого».

Разумеется, оно не всегда сбалансировано. Отдельные «люди Системы» сохраняют в себе способность видения иных возможностей. Как правило, таких система вытесняет либо на хорошо оплачиваемую периферию (в какие-нибудь «советники»), либо за её пределы – в диссиденты. Иные же, едва прикоснувшись к её таинствам, тут же теряют всякую способность к этому видению и превращаются в ходячие органчики, поющие славу любой мерзости начальства, кнуту и самовластью (или анархии и беспределу, если Системе в данный момент угодно поддержать именно это). И, наконец, пресловутые «лояльные обыватели» могут быть определены как люди, совсем не знающие, как оно всё работает, но уже уверенные, что по-другому оно работать не может.

И, ясен перец, все люди, имеющие доступ к сколько-нибудь значимым узлам и рычагам, должны быть полностью переварены Системой. Полностью и до конца, до дна души. Это условие допуска к рычагу – полное НЕВИДЕНИЕ каких-либо вариантов существования, кроме Голема и его самосохранения любой ценой.

Поэтому, кстати, любую сложившуюся Систему возглавляют люди, скажем так, не блещущие умом. Звериная хитрость – это пожалуйста, подлость и коварство – сколько угодно. Ум – нет. Потому что Система не может допустить даже тени возможности, что человек может нанести вред Системе.

Психологически это переживается как полная сорастворёность Системе. «Государство это Я», как сказал один известный исторический персонаж. Эту фразу часто понимают неправильно: неглупый человек во главе государства понимал дело не так, что он может этим государством крутить и воротить как угодно, а так, что он является органом этого самого государства, и в принципе не может им не быть. Даже если он – «глава», а государство – «тело»: ну что может голова умыслить против тела?

Собственно, Пелевин это и описал в «Empire V». У человека отрезают голову и подращивают к позвоночнику Системы. Чтоб уж «и мысли не было рыпнуться». Не намерения даже – а самого представления, что рыпнуться вообще можно. Путь только один и он очень узок. «Ой-ой, доска кончается, сейчас я упаду».

)(
70 comments|post comment

navigation
[ viewing | March 29th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]