СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

текущее [11 Apr 2009|01:09am]
А сегодня мне позвонил товарищ из правоохранительных органов - они, хорошие такие, проводят какую-то "проверку" моей книжечки с семнадцатью ответами.

Не лениво им. Нет у наших правоохранительных органов других дел, кроме чтения книжек. Это радует - видать, страна у нас благообразная, не сщучается в ней других неприятностей.

)(
50 comments|post comment

В частности, о национализме и империализме, но и вообще, а также немного об Гоголя [11 Apr 2009|01:27am]
Известное "бей своих, чтоб чужие боялись" - мало того, что гнусно, оно ещё и не работает. Чужие, видя, как свои бьют своих, не боятся, а, наоборот, наглеют.

Но вот противоположный принцип - "люби своих, чтобы чужие тянулись" - работает на все сто двадцать процентов. Сообщество, где любят своих, обречено на успех. В него будут ломиться - хоть тушкой, хоть чучелком, хоть на стульчике с краешку посидеть.

Это как в "хорошем доме", куда приятно зайти в гости - ну атмосфера там такая, уходить не хочется.

Правда, чтобы это сработало, о "чужих" нельзя даже ДУМАТЬ. Вообще. Только о своих. "Чтоб НАМ было ТЕПЛО". Вот тогда - да. А если пытаться что-то изобразить из себя "для гостей" - непременно выходит "гоголевская коляска".

Собственно говоря, всё российское "имперство" - это "коляска Чертокуцкого".

Экипажи подъехали к крыльцу.
Вышел генерал и встряхнулся, за ним полковник, поправляя руками султан
на своей шляпе. Потом соскочил с дрожек толстый майор, держа под мышкою
саблю. Потом выпрыгнули из бонвояжа тоненькие подпоручики с сидевшим на
руках прапорщиком, наконец сошли с седел рисовавшиеся на лошадях офицеры.
- Барина нет дома, - сказал, выходя на крыльцо, лакей.
- Как нет? стало быть, он, однако ж, будет к обеду?
- Никак нет. Они уехали на весь день. Завтра разве около этого только
времени будут.
- Вот тебе на! - сказал генерал.- Как же это?..
- Признаюсь, это штука, - сказал полковник, смеясь.
- Да нет, как же этак делать? - продолжал генерал с
неудовольствием.Фить... Черт... Ну, не можешь принять, зачем напрашиваться?
- Я, ваше превосходительство, не понимаю, как можно это делать, -
сказал один молодой офицер.
- Что? - сказал генерал, имевший обыкновение всегда произносить эту
вопросительную частицу, когда говорил с обер-офицером.
- Я говорил, ваше превосходительство: как можно поступать таким
образом?
- Натурально... Ну, не случилось, что ли, - дай знать, по крайней мере,
или не проси.
- Что ж, ваше превосходительство, нечего делать, поедемте назад! -
сказал полковник.
- Разумеется, другого средства нет. Впрочем, коляску мы можем
посмотреть и без него. Он, верно, ее не взял с собою. Эй, кто там, подойди,
братец, сюда!
- Чего изволите?
- Ты конюх?
- Конюх, ваше превосходительство.
- Покажи-ка нам новую коляску, которую недавно достал барин.
- А вот пожалуйте в сарай!
Генерал отправился вместе с офицерами в сарай.
- Вот извольте, я ее немного выкачу, здесь темненько.
- Довольно, довольно, хорошо!
Генерал и офицеры обошли вокруг коляску и тщательно осмотрели колеса и
рессоры.
- Ну, ничего нет особенного, - сказал генерал, - коляска самая
обыкновенная.
- Самая неказистая, - сказал полковник, - совершенно нет ничего
хорошего.
- Мне кажется, ваше превосходительство, она совсем не сто'ит четырех
тысяч, - сказал один из молодых офицеров.
- Что?
- Я говорю, ваше превосходительство, что, мне кажется, она не сто'ит
четырех тысяч.
- Какое четырех тысяч! она и двух не стоит. Просто ничего нет. Разве
внутри есть что-нибудь особенное... Пожалуйста, любезный, отстегни кожу...
И глазам офицеров предстал Чертокуцкий, сидящий в халате и согнувшийся
необыкновенным образом.
- А, вы здесь!.. - сказал изумившийся генерал.
Сказавши это, генерал тут же захлопнул дверцы, закрыл опять
Чертокуцкого фартуком и уехал вместе с господами офицерами.


А не надо сначала "зазывать гостей", а потом "сгибаться необыкновенным образом". Не надо, ага.

)(
53 comments|post comment

"Избирательное сродство": маленькая любимая страна [11 Apr 2009|04:33pm]
У всякого петуха есть Испания: она у него под перьями.

Н.В. Гоголь, "Записки сумасшедшего"


Похоже, саакашвилиевская Грузия заняла в умах россиянских либералов то место, которое раньше занимала пиночетовская Чили.

То есть место обетованной страны победившего авторитарного либерализма с диктатором на троне, железной рукой ведущий народ к счастью, и непременно чтобы всё это было «на американские деньги и против рашки-парашки» - без этой подливы им невкусно. Как и дикий национализм антирусского толка – либералы ведь обожают всякий национализм, при условии, что он направлен против «русской мрази».

У патриотов левого склада, в свою очередь, тоже есть земля обетованная – лукашенковская Беларусь. Где им мерещится что-то вроде социализма как бы с человеческим лицом – простоватым, правда, но эту-то простоватость они и любят больше всего. Будь «батька» с виду поотёсанней, ему бы многого не простили, а так – «нашенский, нашенский, вона, рыло картопляное». И типа как бы «интернационал» - «у них же русский язык, и пенсионеров наших принимают». То, что картопляность батьки – карнавальная, сыгранная, а также и тот факт, что батька строит не экс-эсесерию, а вытачивает заготовку для национального государства, они старательно не замечают.

У мягких социалистов была когда-то любимой страной Швеция, где и рыбка для съеденья, и хуй для сиденья и колбаса ста сортов, и социальная справедливость трёхсот разновидностей.

Ей-то самой, шведской гигиеничной розовой задницей в перестройку обкормили наивных советских людей – именно «шведский социализм» сыграл роль троянского коня, взломавшего изнутри социалистические идеалы. Она же представлялась идеальным антиимперским государством – помню, как в умы вдалбливали ту идею, что Пётр Первый под Полтавой оказал огромную услугу шведскому народу, который отказался от экспансии и теперь парит в шоколадных небесах, а их былые победители – тонут в говнах. Это работало. Сейчас кто-нибудь помнит эту старую любовь? Ох, не думаю – разве что какая интеллигентная старушка всплакнёт над старой подшивкой «Огонька».

Была ещё когда-то – в советское время - очень странная любовь к Южной Африке, «Родезии и ЮАР». Не умная и зрячая, как у [info]tiomkin@ljа, а именно к картинке – где «негров вешают». Свойственна она была немногочисленным в ту пору белым расистам. Сейчас их развелось, но за это время сам предмет любви кончился, причём как-то позорно, не в дыму и пламени, а как-то тихо. "Слили негритосам". Думать о таком неприятно - и помидоры любви увяли насмерть.

У националистов своей любимой маленькой страны нет. Прибалтийские республики или Израиль любить как-то сложно: образцом для подражания они служить могут (и даже должны, за отсутствие иной пользы для русского дела), восхищаться ими тоже причины имеются, есть чем, но именно вот ЛЮБИТЬ их невозможно – ну просто в силу того, что они нам, чего уж, враги. Врагу своего народа можно подражать, им можно восхищаться, вот только любить его нельзя.

Так что - - -

)(
103 comments|post comment

navigation
[ viewing | April 11th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]