СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Ещё раз о "меньшем зле" [21 Jun 2009|01:48am]
Денис Чуков блестяще отписался по этой теме. Позволю себе его процитировать целиком, ибо ППКС:

Константин [info]krylov@lj написал очень любопытную заметку о происхождении известной максимы «из двух зол выбирай меньшее». Если коротко, то первым что-то в этом роде высказал Цицерон, и он имел в виду вовсе не «из двух злых сил надо поддерживать ту, которая менее зла».
Вообще, если покопаться в истории, то легко обнаружить, что великие люди, которым приписывают некие расхожие утверждения, на самом деле говорили не совсем то или совсем даже противоположное приписываемому. Достаточно вспомнить Ленина с его кухаркой, которая якобы должна управлять государством:
Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. («Удержат ли большевики государственную власть», Полное Собрание Сочинений, т. 34, с. 315)
Однако если немного вдуматься, то даже в своём обычном, «вульгарном» виде максима «из двух зол выбирай меньшее», может быть справедлива именно в политическом смысле. Всё зависит от того, в каком значении использовать слово меньшее.
Обычно в контексте этой фразы «меньшее зло» понимается как «зло в меньшей степени», т.е. два зла сравниваются по своей «злостности». Однако «меньшее» можно понимать и в прямом смысле, как «более маленькое». Таким образом, из двух зол надо выбирать не «менее злое», а более слабое.
В этом есть очень понятный политический смысл. Допустим, в борьбе за власть схлестнулись две группировки, и обе нам категорически не нравятся. Но одна — сильная, а вторая — на ладан дышит. Значит, нужно подумать, а не имеет ли смысл поддержать ту, которая слабее (пусть даже нас от неё воротит куда больше, чем от сильной).
Зачем? Чтобы несколько уравнять баланс противоборствующих сил. Потому что в «патовой ситуации» у нас, как у «третьей силы», появится больше «свободы манёвра».
Как обычно штатные пропагандисты выстраивают логику «поддержки меньшего зла»? Примерно следующим образом:
— Да вы посмотрите на этих нацболов (либерастов, нациков, коммуняк)! Ведь если они завтра к власти придут, то всю страну кровью зальют (продадут жЫдам, посадят в ГУЛАГ и т.д. и т.п.)!
А на самом деле этим самым условным нацболам («либерастам», «нацикам» и проч.) в данный конкретный момент до власти — как до Китая креветкой, им нужна поддержка, чтобы хотя бы партию свою или там движение в Минюсте зарегистрировать или чтобы газету (сайт) не закрыли. Велика ли опасность от нескольких думских мандатов или газеты для конкретного обывателя (или даже политического противника этих самых «нацболов», но тоже оппозиционного)? Нет. Тут опасность (вернее, даже не опасность, а неудобство) есть только для правящего режима, у которого могут отобрать маленький, но всё-таки кусочек публичного пространства или политического влияния.
Т.е. лукавство здесь заключается в том, что некую потенциальную опасность («зло») представляют актуальной не потому, что оно обладает реальными возможностями («сильное»), а лишь потому, что у него есть некие намерения, выражаемые, например, в форме идеологии («очень злое»).
А вот американцы считают, что имеют значения не намерения, а возможности. Поэтому, например, лояльнейший Западу (по факту) российский режим заставляют избавляться от ядерных ракет (возможностей) в обмен на «отказ от планов размещения ПРО в Европе» (намерения).
Кстати, именно поэтому ни одна, даже сверхлояльная русская националистическая партия не будет допущена к выборам. Право участвовать в выборах, депутатские мандаты — это реальные возможности, а лояльность — всего лишь декларация намерений.
И ещё одно замечание напоследок. Когда пропагандисты в штатском призывают выбрать «наименьшее зло» (чаще всего подразумевая под этим правящую партию), они редко рассчитывают на то, что «объект» (обыватель) будет сподвигнут на некие реальные действия (например, схватит полено и побежит сам, лично, разгонять какой-нибудь «марш несогласных»). Ожидаемый эффект от пропаганды заключается в другом: что обыватель будет молча смотреть на то, как ОМОН месит дубинками и сапогами очередного условного «нацбола» или «скинхеда», как снимают с выборов и лишают регистрации неугодные партии и проч. И ведь такой, в общем-то, примитивный, подход «работает»: «народ безмолвствует». Почему?
Всё дело в том, что среднестатистический русский обыватель не воспринимает себя, вот лично себя, как политического актора, т.е. деятеля. У обывателя как бы нет своих интересов, вернее, он их не осознаёт. Единственный осознаваемый интерес — «как бы не стало хуже», этим-то и пользуются штатные пропагандисты, пугая обывателя виртуальным ГУЛАГом. Чтобы осознать свои политические интересы, обыватель должен превратиться в политика, а для этого, в свою очередь, он должен понять, что политик — это не «рожа в ящике», а любой человек, который имеет свои интересы и возможности, хотя бы минимальные (опустить в урну бюллетень, выйти на митинг, написать заметку на форуме или заявление в прокуратуру, подписать обращение и т.д. и т.п.).
Каждый из нас, наблюдая очередной раунд борьбы «двух зол», должен осознать себя не просто зрителем, а «третьей силой», и подумать, на какую чашу весов положить свои скромные, но реальные возможности. И если хотя бы небольшая часть русских людей начнёт рассуждать именно так, то мы и оглянуться не успеем, как окажемся в совершенно иной стране.


Ну да. Всё дело - именно в этом. В ощущении себя не зрителем, а участником, пусть даже слабым. Потому что сила/слабость - это вещи нарабатываемые, а вот сама позиция - это "онтологический переключатель". Очень меняется оптика, ага.

)(
post comment

Мартышкин труд. Мини-пьеса в двух частях [21 Jun 2009|02:20pm]
Седая древность. Атлантида. Столица, дворец Верховного Мага-Жреца Ибоибуди XXIII
Заседание Совета Жрецов


- Ну что, мудрейшие, все в сборе? Сейчас девушки принесут пальмового вина, и приступим… Сегодня мы обсуждаем экономическую ситуацию в стране. В казне нет золота, в хлебных лавках нет хлеба, на улицах толпы недовольных, пророчества богов темны и непонятны, жрецы Ктулху вновь подняли свои змеиные головы… Короче, налицо все признаки экономического кризиса, перечисленные в древних летописях. Надо что-то делать, причём быстро. А для этого нужно установить причины кризиса. Каково ваше видение проблемы? Начнём с тебя, мудрый Дадамвамуди.

- Гм… кхе… Как учили древние, экономические кризисы, как и прочие напасти, – как то землетрясения, наводнения, эпидемии, извержения вулканов и алкоголизм, – вызываются гневом богов. От иных бедствий они отличаются тем, что боги ожесточаются настолько, что не принимают моления, жертвоприношения и массовые покаяния. Не помогает и магия, причём любого уровня. Это всё.

- За историческую справку спасибо. Ладно, послушаем Златомуди. Он ещё при старом режиме работал и хозяйство знает.

- Если мне будет дозволено говорить, о мудрейшие… Известно, что экономика непостижима даже для богов, ибо никакой разум, кроме крайне извращённого, не может постичь эти бездны. В таких вещах разбирается разве что Ктулху, и то не слишком, иначе он не инвестировал бы всю свою магическую силу в столь неудачное предприятие…

- Да, Ктулху тогда попал. Инвестировать столько маны в трансатлантическое мореплавание – и не открыть Америку!

- Что такое Америка, Златомуди?

- То, что искал Ктулху по ту сторону океана. В древних свитках сказано, что Америка велика, звёздно-полосата и полна гамбургеров. Что всё это значит, никто не ведает – известно лишь то, что гамбургеры чрезвычайно прибыльны, хотя и вредны для здоровья… Так или иначе, Ктулху запутался в финансовых делах, не отбился от кредиторов, потом поссорился с серьёзными богами и ему пришлось убиться об дно морское. По приговору Басманного храма - на десять тысяч лет.

- Он же бессмертен?

- Ну да. Но на десять тысяч лет он вне игры. Так уж если Ктулху так лоханулся, можем ли мы…

- Хватит болтать! У нас есть конкретная ситуация – кризис. Если мудрецы ничего не могут предложить, послушаем политиков. Что скажет партия? Наебуди, это к тебе!

- Гм… Партия «Неделимая Атлантида» выражает полную и безоговорочную поддержку плану великого Ибоибуди по выходу из кризиса.

- Эй, Наебуди, ты не на жертвоприношении перед толпой. Мне не нужна ваша поддержка, она у меня и так в кармане. Мне нужен план – тот самый план по выходу из кризиса! У вас есть план?

- Это… Это как же оно там… Щас. Усилить. Углуп... усугуб… углубить. Повысить ещё можно. Расшерст… расширить опять же. Инте… интерсерфицировать, вот.

- Все эти ритуалы перестали помогать ещё в прошлом тысячелетии. Есть такое мнение, что они никогда не помогали. Предложи что-нибудь новенькое – и конкретное.

- Ну если конкретное… Устроить массовое жертвоприношение на Поклонной Скале. Усилить борьбу с ктулхианской угрозой нашей суверенной государственности. Снизить цены на пальмовое вино. Поставить на прокурорский контроль дела об экстерь… эксперм… экскремизме.

- Это что такое?

- Ну, сраньё, если по-простому. Всякий срущий угрожают суверенной демократии, а так как срут все, даже принцессы иногда, то, соответственно…

- Достаточно, общая идея ясна. Все эти меры нужны и своевременны. Но мы уже проделывали всё это, и неоднократно. Пока помогает, но слабо. Ладно, чёрт с вами, поддерживайте мои планы и не петюкайте. Послушаем теперь либеральных колдунов, у них бывают интересные идеи, хотя и слишком радикальные. Вот ты, Гнилосзади, что скажешь?

- Следует принести массовое жертвоприношение.

- На Поклонной Скале?

- На всей территории Атлантиды, охваченной кризисом. В жертву нужно принести всех стариков и старух, всех младенцев мужского пола, девочек истребить на девять десятых, красивых экспортировать. Рабочую силу того… секвестровать. Или секверстрировать, в порядке борьбы с экскремизмом.

- Ну ты и зверь – вот прямо так и секвестрировать… Но что-то в этом есть. Ладно, принимается как запасной вариант. А, ещё не спросили Срибеструди. Пусть «Безгрешная Атлантида» тоже выскажет мнение.

- Мы могли бы предложить социально сбалансированную политику.

- Это как?

- Углубить Поклонную Скалу, экскремизм интенсифицировать, всех старушек под прокурорский контроль, ну и пальмовое вино того-с, секверстрировать.

- Это какая-то бессмысленная смесь из всех предыдущих предложений. Не подходит. Чёрт возьми, есть тут хоть один толковый человек?.. А, вот в углу сидит Похуйлюди. Скучный у него вид какой-то, не находите, мудрейшие? О чём ты задумался, Похуйлюди?

- Ну как. Делать-то что-то и в самом деле надо..

- Блестящий анализ, не вижу синтеза.

- Будет и синтез. Что такое экономический кризис?

- Ты меня спрашиваешь? Кажется, я уже описал ситуацию! Впрочем, могу повторить. В казне нет золота, в хлебных лавках нет хлеба, на улицах толпы недовольных…

- Да-да, я помню. Я хочу спросить, отчего всё это? Есть же причина?

- Тебе же уже сказали, что экономика непостижима даже для богов, ибо никакой разум, кроме крайне извращённого, не может постичь эти бездны, а среди нас таких нет. Так что надо думать не о том, что происходит, а о том, что делать. За что трясти, грубо говоря.

- Почтенный Дадамвамуди погорячился. Непостижима не экономика в целом, а только финансы, это и вправду вещь потусторонняя. А во всём остальном разобраться можно. К примеру, кризис. Вызван он тем, что цены в Лемурии на земляное масло…

- Стоп-стоп, это мы все и так знаем…

- Тогда к чему все эти пляски?

- Но надо же что-то делать!

- Ну, можно, к примеру, завести нормальную экономику. Правда, она не бывает без нормальной политической системы…

- Стоп-стоп-стоп, а вот этого мы не знаем и знать не хотим. Есть способ обойтись без этого?

- Пожалуй, есть. Можно посмотреть на проблему институционально.

- Это как?

- Ну примерно следующим образом. В принципе, нормальная экономика основана на человеческом труде.

- У нас народ ленивый и нелюбопытный, работать не умеет и не любит, не то что в Лемурии…

- Он не любит работать, потому что не видит в этом смысла. Всё наработанное у народа мы всегда отнимали, отдавали другим народам, или, на худой конец, просто портили, а инициативу и сообразительность - наказывали. В такой ситуации напрягаться и вкалывать и обидно, и невыгодно, и опасно.

- Инициатива нам ни к чему, это ты прав. Сообразительность тоже. А вот работа – тяжёлая, грубая, физическая – это штука хорошая. Всех мордой в говно, жопа кверху – и никаких кризисов! А нельзя ли сделать так, чтобы народ работал - и не думал, на кого он работает?

- Теоретически это возможно. Для этого нужно несколько уменьшить объём головного мозга, особенно лобных долей. Сейчас в Лемурии изобрели генную магию, можно попробовать. Если к тому добавить идеологическую обработку…

- Партия «Неделимая Атлантида» выражает полную и безоговорочную поддержку плану великого Ибоибуди по выходу из кризиса! На Поклонной Скале… усугубить… интерсерфировать…

- А возмущаться они не будут?

- Если удалить некоторые участки мозга - только визжать и кусаться. И кидаться какашками.

- Это же экскремизм?

- Погоди-погоди, это какой надо экскремизм. Надо сделать так, чтобы они кусали только друг друга…

- И кормили друг друга говном. Вот и эконлмия на продовольствии.

- О, Гнилосзади включился! Кажется, у нас назревает мозговой штурм?


Наши дни. Африка, тропический лес, туристский маршрут


- Какая прелестная мартышка! Что она там делает, на дереве?

- Срёт, мэм.

- Фу, Джим, как это… неизящно. Я не для того два года учила английский, чтобы слышать такие слова. И не для того плачу вам дикие деньги, чтобы их слышать. Я хочу ощущать себя настоящей аристократкой, бля! Ох, опять этот русский язык лезет…

- Настоящие аристократы называют вещи своими именами, мэм, в отличие от представителей среднего класса.

- Ты меня назвал средним классом? Да ты хоть знаешь, сколько денег у моего Абраши? Он всю вашу паршивую Британию продаст и купит… Ладно-ладно, у меня сейчас такой момент, перед месячными… Слышь, дай ружьё. Спорим, я сниму эту миленькую мартышечку с ветки?

- Она занесена в Красную Книгу, мэм.

- Какого чёрта! У моего Абраши знаешь сколько бабла? Он тут всех продаст и купит!

- Не всё продаётся и покупается даже здесь, мэм. У нас будут очень серьёзные неприятности.

- Как это не продаётся! Ладно в настоящей Европе, но тут же дикари черножопые!

- Они не дикари. У них плохая экономика и значительные трудности с развитием. Но дикари живут в других местах, мэм.

- Ты на что это намекаешь? Рашка-парашка? А хоть бы и так, в самом деле, Раша – она и есть параша, ебать и грабить, пардон май френч… Мой Абраша… Блядь, куда эта зелёная тварь полезла?

- Себе в задницу, мэм. Возможно, её беспокоят гельминты, мэм.

- Интересно, кстати, откуда эти обезьяны вообще взялись?

- Есть интересная древняя легенда, мэм. Обезьяны произошли от людей. Точнее говоря, их создали колдуны, чтобы обезьяны на них работали и отдавали колдунам всё заработанное, и никогда не бунтовали.

- Интересная идея… И как же?

- Когда люди стали обезьянами, они убежали сюда, где нет таких сильных колдунов, зато есть солнце и много бананов. Потому что вместе с разумом у обезьян пропал и патриотизм, который держал их в той стране. А одна из обезьян села задом на какой-то магический амулет, и это вызвало большую катастрофу. Государство, где из людей делали обезьян, таким образом погибло. Так рассказывают местные жители, мэм.

- Я же говорю – дикари.

- Нет, мэм, они не дикари. Дикари – те, кто делает из людей обезьян. Я так думаю, мэм.

- Тебя не спрашивают, Джим! У моего Абраши… Блядь, куда она убежала?! Теперь я её даже не подстрелю. А ну и хуй с ней. Падла. У нас ещё остался вискарик? Я хочу вискарика! Уж это-то я себе могу позволить?!

- Всё что угодно за ваши деньги, мэм. Кроме того, что не продаётся, мэм.

- Всё продаётся, всё… вы просто цены дерёте, мартышки надутые. Вы такое же говно, как и мы. Такие же обезьяны краснозадые.

- У меня другое мнение, мэм.

- Да ладно, не дуйся… Где вискарик?

)(
post comment

Скромность: генезис и праксис. Часть 2 [21 Jun 2009|05:35pm]
В предыдущей части нашего сочинения мы установили, что скромность берёт начало в рабском самоумалении, уничижении, ОТРИЦАНИЕ СЕБЯ. Раб отрицает себя, во-первых, потому, что господин этого хочет, и, во-вторых, потому, что это выгодно ему самому. «Ты никто» - говорит господин рабу, а тот отвечает – «да, вот меня и нет».

Разумеется, по-настоящему скромный человек – не тот, кто ведёт себя так сознательно. Это тот, у кого соответствующая модель поведение ИНТЕРИОРИЗИРОВАНА, усвоена настолько глубоко, что он «уже и по-другому не может».

Скромность, ставшая свойством психики, называется «робостью», «застенчивостью». Слова, кстати, очень интересные.

Начнём с «робости». Этимологически, это слово – производное от русского «роб», то есть раб, невольник. То есть робость – поведение раба. Буквально так.

С «застенчивостью» ещё интереснее. Это производное от слова «застенок». Нет, не в значении «пыточная», хотя и это тоже. Застенок - всего-навсего заднее помещение в доме, место для прислуги, холопьев, рабов. Там же их и наказывали, «чего церемониться», так что современное значение понятно. И это слово тоже указывает на грубую социальную реальность: застенчивость – это угодливо-испуганные глазёнки холопки, жмущиеся плечи робича, согнутая спина, готовность безропотно принять любое наказание, унижение. «Априорная виноватость», ага.

Так что товарищи, которые тут возмущались, что я Ницше, немчуру усатую, дуриком протаскиваю. Да не нужно тут усатого Ницше, тут родной язык говорит.

На это можно возразить, что и господа могут вести себя скромно, что скромность – это неотъемлемая часть «хорошего воспитания», и так далее. Застенчивость благородного юноши, трепет девы, смутившеся от нескромного комплимента, непоказное смирение мудрого старца – неужели всё это тоже низость и гадость? Да отрежут лгуну, что ему там полагается отрезать…

Минуту терпения, господа, разберёмся и с этим.

СКРОМНОСТЬ И НЕПРИСТУПНОСТЬ

В комментах к предыдущей части мне заметили, что с православной точки зрения скромность – это специфическая добродетель девушек на выданье, не более того.

Что ж, с точки зрения традиционной оно так и есть. Девушка должна демонстрировать чистоту, нетронутость, ну и, соответственно, неприступность. Поскольку прямая агрессия в ответ на домогательство для девушки в традиционном обществе исключена, включаются другие механизмы, действительно напоминающие «скромность и застенчивость». «Завидев поручика, Наташа вспыхнула и убежала», ага.

Тут всё дело в том, что неприступность – это женская господская привилегия. Рабыню или холопку можно… ну если не насиловать – хотя всякое бывает – но уж, во всяком случае, домогаться, или изображать домогание: щипать за задницу, похлопывать по разным местам, похабно шутить. Даже внешний вид «дворовой девки» к этому располагает: подоткнутый подол, голые ноги, вымя на выкат. Что делать, если надо «носиться как угорелая», чтобы поспеть со всеми делами. В то время как галантерейная панёнка гуляет по галечной дорожке в юбочке до щиколотки, и с кружевным зонтиком от солнца. Не потому, что дворовая девка наглая, а панёнка скромная – а потому, что панёнка тем самым отказывает всем мужчинам в праве её разглядывать и «вожделеть в сердце своём». Кстати, быть откровенно разглядываемой и вожделеемой мужчинами, которых барышня в данный момент сама не вожделеет, для барышни довольно неприятно – причём вне зависимости от моральной чистоты этой самой барышни… Впрочем, это в сторону.

Интересно, что скромность и неприступность никогда не путают как раз те, кому это положено – то есть всякое «быдло». «Быдланы» враз просекают, где забитая девка, а где, наоборот, слишком гордая – хотя внешне вторая может вести себя скромнее первой. Ненавидят они таких гордячек люто, классово – и всегда стараются унизить и опустить. «Ишь, барыня выискалась, ходит тут в белых носочках, в юбочках блядь всяких, выкаблучивается… ща мы тебя поучим… чё в глаза не смотришь, блядина, рожу подыми, когда с тобой разговаривают! – будешь сосать? сосать будешь, сука!»

СКРОМНОСТЬ И ВОСПИТАННОСТЬ

Довольно часто скромность считают признаком «хорошего воспитания». Воспитанный человек не кичится, не хвастается, не пристаёт к другим людям, а скромно ждёт, когда на него обратят внимание. Он не горд, не разговаривает надменно, вежлив, говорит «простите» и «пожалуйста». А уж раньше-то, при самом натуральном крепостном праве или там рабовладении у воспитанных людей были в ходу такие выражения, как «ваш покорный слуга» или даже «servus». И как это укладывается в общую картину?

На самом деле «хорошее воспитание» - это система норм отношений, принятых между господами. Между, повторяю, ГОСПОДАМИ. Эта штука сложная и тонкая, так как господа на то и господа, чтобы быть переполненными самодовольства, высокомерия и желания подчинять себе всё вокруг. Однако если они попытаются обращаться друг с другом так, как они обращаются с рабами, начнётся bellum omnium contra omnes [1]. Соответственно, чтобы исключить взаимоистребление, необходимы некие особые правила, исключающие ПОВОД К АГРЕССИИ. Но – и это кардинальная разница со скромностью и униженностью раба! – не позволяющие другой стороне забыть, что она имеет дело именно с господином, который «в случае чего» готов защитить свою честь.

Правила эти складывались долго. Кто кому как должен кланяться, кто как обращаться. Ну например – все формы вежливости основываются на вежливом обращении к другому. И всегда это вежливое обращение заимствовано из обозначения «величайших». Пан, сеньор, мессир, сэр – это всё слова, маркирующие высшее сословие, старших, высших, и так далее. Нейтральное французское «месье» первоначально было титулом брата короля, следующего за ним по старшинству (!) Ну и, соответственно, обращение к «господину» (пусть и равному тебе) предполагает использование формул типа «ваш покорный слуга» и всё такое. Разумеется, не взаимообразной основе и в игровом режиме. «Извольте, сударь!» (голосом, дрожащим от гнева) - это вам не «чего изволите, барин».

Разумеется, в «хорошее воспитание» обязательно входит инсталляция предсталений о ЧЕСТИ и способах её ЗАЩИТЫ. Не только «ваш покорный слуга», но и «вы негодяй, сударь, имею честь вызвать вас на дуэль». И без этой второй части первая просто не существует.

В наше время и в нашей культуре, однако, воспитанность и обычная забитость и в самом деле стали чуть ли не синонимами. Что и неудивительрно, поскольку "господ у нас нет", а для негоспод "культурка" и "воспитание" понимаются именно как научение рабской морали, УСМИРЕНИЕ. Которое может быть грубым или деликатным, но сводится именно к этому. «Будь хорошим мальчиком и не создавай нам проблем».

[1] Интересно, кстати, что Гоббс априорно считал, что прачеловечество состояло только из природных господ – а вот, к примеру, Толстой и вообще «русская мысль» исходила из прямо противоположного допущения. Что абсолютно ничего не говорит о врождённых свойствах англичан и русских, но очень многое говорит о том, какие идеи инсталлировались местной образованщине в соответствующие исторические моменты.


) продолжение, опять же, будет, е.б.ж. (
post comment

navigation
[ viewing | June 21st, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]