СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Ебать ту Люсю. Притча [10 Jul 2009|05:11am]
Надцатого мартобря, ближе к осени, в один далеко не прекрасный день, в ужасный час, в скорбную минуту, простой российский пенсионер, обитатель Нерезиновой, подняв голову от счетов за свет и квартиру, шаркающей некавалерийской походкой дошёл до кухни, преклонил колени перед духовкой, включил газ и, кряхтя, сунул туда седую голову. Дышать вонючим газом было противно, и к тому же и помогало от жизни слабо. Пришлось потерпеть минут пять без малого - и это ещё спасибо слабенькому здоровьичку.

В тот же самый день, час и даже минуту, – если перевести время на московское, - когда пенс испустил дух, скандально известный бизнесмен российского происхождения, расположившийся на отдыхе в своём испанском доме, зачем-то пустил себе пулю в голову. Эта смерть наступила мгновенно.

Он, разумеется, не знал, что как раз в тот самый момент некий весьма уважаемый специалист в специфической области знаний, между прочим, профессор, капнул себе в стопку бесцветной жидкости из пузырька, разбавил это дело водкой и выпил за упокой. Упокоился он секунд через десять.

Тогда же, с разницей минуты в полторы, известный политический деятель, неумело перекрестившись, спрыгнул с табурета. Верёвка выдержала, но петля была сделана небрежно и шейные позвонки не сломались. Умирать пришлось от удушья – медленно и негигиенично.

Несколько ранее, на другой стороне земшара, ещё один человек отправил свою душу в последний путь, проломив бампером «крайслера» ограждение моста. Также пострадали двое рабочих, которые были вообще ни при чём.

Приблизительно в это же самое время захлебнулся собственной рвотой культурно отдыхающий мужичок, утомившийся от водки и прилёгший в канаву отдохнуть. По милицейским понятиям суицидом здесь и не пахло, но небесная канцелярия имеет на сей счёт иное мнение – смерти, связанные с крепким алкоголем, считаются самоубийствами. Поэтому отлетевшая душа тихого пьянчужки была направлена соответствующими инстанциями всё по тому же проторённому маршруту.

Самоубийство на Небесах считается серьёзным происшествием и проходит по категории «сознательное отвержение Творения Божьего», что подпадает под по статью 205 УК Царствия Небесного. Подняв документы, соответствующие инстанции выяснили, что все пятеро имели между собой нечто общее – а именно, совместно получали среднее образование. Что попахивало совсем уж нехорошим – то ли сговором (а это уже двести восьмая УК ЦН), то ли одновременно подхваченным мнемовирусом. Дело заинтересовало вышестоящих. После недолгой бюрократической переписки и пары консультаций было принято решение передать дело на особый контроль младшему подархангелу Стрекозелю.

Стрекозель подошёл к делу ответственно и решил начать расследование с допроса виновных.

Виновные, по свидетельству приёмщиков душ, держались неплохо – не бузили, не впадали в раж, и даже не особо интересовались своей дальнейшей участью. Увы, первый же просмотр душ на просвет показал, что причиной тому – не сила духа, а многолетняя депрессия, не излеченная даже смертью, этой великой исцелительницей всех скорбей земных.

Дело сдвинулось с мёртвой точки: по крайней мере, стала ясна причина, побудившая каждого расстаться с жизнью. Непонятной оставалась самая малость – причина этой причины. Так как подробный просмотр кармических записей каждого показал, что жизнь покойники прожили очень разную, и как минимум трое из шестерых, что называется, добились успеха.

Младший подархангел решил начать с самого неудачливого, оставив твёрдые орешки на потом. Поэтому первым в его астральный кабинет доставили пенсионера из духовки.

- Я жил фигово, - объяснил он причины своего поступка, - мне никогда не везло. Сейчас, кажется, опять не подфартило. Нет бы машина сбила, так бы я в рай прямиком въехал. Ну ладно, тащите меня в ад, чего уж теперь-то…

- Прежде чем вы получите своё наказание, - остановил его Стрекозель, - мы должны узнать причину, по которой вы решились на столь прискорбное деяние. Поверьте, - добавил он, добавив в голос подархангельской кротости, - вам лучше сотрудничать со следствием.

- Это-то мы понимаем, - вздохнул душа, - и тут порядки те же… Ну не знаю я, как вам объяснить. У меня жизнь не задалась. Всё время я чувствовал себя каким-то мудаком. Что на работе, что дома, что в семье. Всё не так. Денег никогда не было нормальных, на всём экономил, и всегда не хватало. Работал на заводе, потом в одной конторе пристроился – всё не то, всё говно какое-то. Перестройка эта грёбаная, дальше вообще всё рухнуло, я без работы остался. Перебивался как-то, мыкался. Все зарабатывали, ловчили, а у меня – хрен с маслом. На деньги меня обманывали, зарплату зажимали. Как-то перетоптался, здоровье потерял. Ещё женился на бабе с ребёнком, некрасивой, не любил я её, сам не знаю, зачем женился, ну просто чтобы как у людей – так она на меня смотрела как на вошь лобковую, никакого уважения… Дерьмо, короче.

- Ваш анализ, в общем, соответствует действительности, - признал Стрекозель, бегло просмотрев кармическую запись, - но у этой череды прискорбных обстоятельств было начало. Ведь вы не родились неудачником. У вас было счастливое детство, вполне пристойная юность, неплохие задатки… Попробуйте вспомнить, - добавил он, добавив в голос подархангельской убедительности, - что стало первым крупным разочарованием в вашей жизни?

- Да ничего такого не припоминаю, - задумалась душа, - ну разве только вот был один момент… Но это ж фигня какая-то…

- Вы говорите, говорите, - Стрекозель направил на него самый испытующий из всех своих взоров, - и, пожалуйста, с подробностями.

- Ну как… - замялась душа. – На выпускном дело было. Ну, мальчики, девочки, взрослые уже, все дела. Танцевал я с Люськой медляк. Была такая Люська, рыжая, красивая, нравилась она мне. Ну, пообжимались, конечно, а я ей руку на попу. А она мне фырк. И говорит – прежде чем руки распускать, сначала галстук себе купи, как у Толи-магазинщика… Толя – это парень такой, у него папаша завмаг, всё мог достать, - объяснила душа.

- Ага, понятно, искушение стандартное молодёжное, форма два це, - занёс подархангел в книжечку, - и что же вы при этом почувствовали?

- Как что? – не поняла душа. – Последним дерьмом себя почувствовал. Пошёл домой как обосранный. Куда мне до Толи-магазинщика? Вот с тех пор…

- Картина ясна, благодарю за сотрудничество, - подархангел шевельнул крылом, и перед ним предстал следующий самоубийца, лихой водитель «крайслера».

- Я жил фигово, - объяснил он причины своего поступка, - мне никогда не везло. Вот я и решил с этим покончить, наконец. Рабочих только жалко, а так – ладно, валяйте, где тут ваши казематы…

- Прежде чем вы получите своё наказание, - остановил его Стрекозель, - мы должны узнать причину, - и добавил обычное про сотрудничество со следствием.

Довольно быстро выяснилось, что душа тотально недовольна своей биографией. На настоятельную просьбу вспомнить эпизод, когда всё началось, водитель «крайслера», поднапрягшись, вспомнил такое:

- Ну вот было дело, до сих пор помню… На выпускном танцевал я с Люськой медляк. Была такая девка, рыжая, нравилась она мне. Ну, пообжимались, конечно, а я ей руку на талию. А она мне фу. И говорит – прежде чем хватать, сначала галстук себе купи, как у Толи-магазинщика…

- И что же вы при этом почувствовали? – осведомился Стрекозель, занося в книжечку слова « искушение стандартное молодёжное».

- Как что? – не поняла душа. – Конечно, подумал, что это за порядки, что Толька, мудак и сволочь, в галстуке ходит, потому что папаша у него завмаг, а я хрен сосу… Тут я и задумался, в какой стране живу. Где нормальному человеку галстук купить проблема. Ну а потом пошло-поехало, Би-Би-Си стал слушать, потом книжки всякие. Очень я советский строй возненавидел. В конце концов решил уехать – любой ценой, хоть тушкой, хоть чучелом. Женился на еврейке, на дуре и уродке, чтобы только выездным стать. Потом о пороги бились, хорошо хоть перестройка началась, выпустили. В Израиловке тоже не мёдом оказалось намазано, ну как-то привык, с дурой этой страшной развёлся, как-то устроился… Ну вот оказывается – не могу я там жить! Патриот я, блин, недоделанный, к берёзкам тянуло. Мне Канаду посоветовали – говорят, там этих берёзок хоть жопой ешь. Переехал, тоже целое дело было. Там даже бизнесок завёл, по автоделу, я всегда машины любил. А всё равно всё чужое, не своё. Пить начал. Потом не удержался, на Родину съездил – а там уже всё другое, от той Родины рожки да ножки остались… В общем, понял я, что места на этой планете для меня нет. Ну и… не выдержал.

- Понятно, благодарю за сотрудничество, - подархангел мигнул, и перед ним предстал следующий самоубийца, политик.

С ним дело пошло веселее – он начал давать показания, не дожидаясь вопросов. Выяснилось, что он полностью разочаровался в идеалах, которые ему были дороги, что и послужило причиной его прискорбного поступка.

На вопрос о том, где он эти идеалы подхватил и когда ими загорелся – Стрекозель был молодым, но опытным следователем и знал, что интересоваться надо именно этим, - преступник довольно бодро ответил, что отлично это помнит, и что произошло это знаменательное событие на выпускном.

- С Люськой я пол топтал, - рассказал он, - ну, рыжая такая, я в неё влюблён был немного, в суку… Ну, пообжимались, конечно, а я ей рукой по плечику. А она мне фу. И говорит – прежде чем нахальничать, сначала галстук себе купи, как у Толи-магазинщика…

- И что же вы при этом почувствовали? – осведомился Стрекозель, ставя в книжечке прочерк.

- То есть как что?! – не поняла душа. – Конечно, подумал, до чего ж бездуховная эта Люська, я же грамотный парень, книжки читаю, и рожей вроде ничего, а ей этот галстук надо, как обезьяне какой… А ведь наши предки революцию делали, чтобы тобы не было вот этого - у меня есть, у тебя нет... В общем, осознал я, что никаких идеалов у нас не осталось, все предали. Потом у Маяковского про канареек прочитал – сильные стихи: «скорее головы канарейкам сверните, чтобы коммунизм канарейками не был убит», и «Клоп», пьеса, там тоже про мещанство… А тут перестройка, все эти обезьяны так и повылазили – всё про Запад писали, какая у них жратва и джинсы… Я тогда уже в партии был, ещё в той, старой, только там предателей и вырожденцев даже больше, чем среди беспартийных масс, пряталось. Потом был в компартии эресефесера, а после девяноста третьего, когда гады наших задавили – в КПРФ. Сначала на низовке - жрать было нечего, а я работал, агитировал, сам листовки клеил. Потом стал руководить ячейкой, ну а дальше – сами знаете. В две тысячи четвёртом вышел – Зюганов тоже предателем оказался, вырожденцем. Ну, увёл я самых толковых ребят, стали делать Партию Обновлённого Социализма. Я здоровье сжёг на этой партии. Мне бабла предлагали – я отказывался, хотел чистым остаться. А сегодня узнал, что помощник мой, я ему как себе верил – деньги берёт знаете у кого?!

- Это уже неважно, благодарю за сотрудничество, - подархангел мигнул нимбом, и появился бизнесмен. Который сначала упирался, но потом раскололся – и выяснилось, что жизнью своей он крайне недоволен, а виноват всё тот же выпускной вечер и проклятая Люська.

- Ну, пообжимались, конечно, а я ей сиську помацать хотел. А она мне раз по руке. И говорит – прежде чем туда лезть, сначала галстук себе купи, как у Толи-магазинщика… Ну и я почувствовал – убьюсь сам, и всех убью, мать родную не пожалею, а только будет у меня галстук как у этого Толи! Да не один галстук, – распалилась душа, - а всё, всё у меня будет. Будут такие Люськи в очередь строиться, чтобы я их трахнул. Я до того всё больше книжечки читал, фильмами зарубежными увлекался, стищки писал, а тут решил - нет, раз уж со мной так - ладно, вы своё получите. Стиснул зубы и пошёл бабло заколачивать. Сначала в торговый техникум, потом перестройкой запахло – я раз в кооперативное движение, шашлык, цветы, компьютеры, приподнялся, потом пролетел, были неприятности, потом снова приподнялся, уже другие времена пошли… ну, всякое было, и меня кидали, и я кидал, первый лимон только в девяноста пятом сделал, успел увезти… дальше тоже всякое было, пошёл к Роману Тухесовичу, потом вместе с Акцизманом в залоговых участвовали, «Норнефть», страшные дела, лучше вам этого не знать… Ну что, стало у меня сто лимонов, потом повезло – стало пятьсот, дальше уже к ярду подходило, а зачем? Мне же всё это по правде нафиг не надо. А уж люсек таких я уже перетрахал вагон и маленькую тележку, тоже не помогает… Попробовал завязать, книжки читать умные, фильмы Феллини смотреть, Антониони, всё что в молодости любил - так ведь не понимаю ничего, мозги не те, только про деньги и думать могу, а у меня их и так как у дурака махорки. Про стишки уж и не говорю... В общем, подумал я, подумал, вот и…

- Достаточно, благодарю за сотрудничество, - подархангел усилием воли убрал подследственного с глаз долой и вызвал следующего, профессора.

С этим он тянуть не стал и сразу перевёл разговор на Люську.

- Ага, помню такую, - признал проф, - как же. В общем, мы с ней медляк танцевали на выпускном, я дурной был, всё одно место ей обследовать пытался… а она мне вполне предсказуемо выдаёт обычный бабский спич – сначала галстук себе купи, как у Толи-магазинщика… ну, в общем, обиделся я, конечно, а потом вдруг задумался – а зачем она мне это говорит? Я-то знаю, что ей на этого Толю чихать с пробором, он к ней давно клинья подбивал, без пользы, так зачем она теперь-то мне этим Толей в нос тычет? Хорошо так задумался, пропёрло меня. И понял я, что ни черта в людях не понимаю. На следующий день пошёл в библиотеку и взял книжку по психологии. Интересно мне стало, как у людей в голове машинка работает. И знаете – пошло дело. Через год поступал на психфак, прошёл, билет попался хороший. На третьем курсе увлёкся Юнгом, слава Богу, быстро прошло, потом ещё лакановский психоанализ, дальше я всю эту муру послал подальше, хотя во Францию на конгресс съездил, читал там доклад по «Диалогу и сладострастию», психоанализ текста… ну сейчас мне даже вспоминать не хочется… Практикой как таковой занялся в девяноста пятом, и очень быстро получил известность. Дальше – больше. Доктор, профессор, практикующий психолог верхнего уровня. Специализировался на психологических проблемах формирующегося российского высшего класса. Вот только своих проблем у меня от этого прибавилось. Вы не представляете себе, какие тараканы живут в головах у этих Тухесовичей и Акцизманов! Там ужас, ужас кромешный, меня после сеансов блевать тянуло. И чем дальше - тем больше. А у меня уже известность, клиентура специфическая, опять же знаю я про них такое, что – сами понимаете, тут уже не соскакивают. Короче, когда я понял, что мне придётся остаток жизни ковыряться в том, что называется ихней психикой, я решил – чем так, уж лучше…

- Благодарю, спасибо, - Стрекозель не стал тратить время на спецэффекты, так что последний клиент, - тот самый, захлебнувшийся рвотой, - явился сразу.

- Это Люська проклятая, - начал он с места в карьер, - жисть мне загубила, гадина!

- Медляк на выпускном? Пытались вступить в физический контакт? А она сообщила вам про галстук и Толю-магазинщика? – блеснул осведомлённостью младший подархангел.

Мужичок недоумённо потёр узенький лоб.

- А, вроде было, - наконец, сообразил он. – Ну да, - это прозвучало уже увереннее, - точняк, тогда-то я и влетел.

- Так, значит, она говорила про толин галстук? И что вы при этом почувствовали? – спросил для порядка Стрекозель.

- Да, чё-та она мне втирала, - мужичок махнул рукой, - херню какую-то, ну она ж баба, они все ломаются. Я тогда её уболтал, потом ко мне поехали, родаков не было, в общем, перепихнулись. Знал бы я, что за сука такая!.. – мужчинка схватился за голову.

- Неожиданно, - только и смог сказать подархангел.

- Да какое там! Через месяц заявилась, говорит – беременна, точно от тебя, при родаках заблажила, говорит, аборт не буду, нельзя мне, скандал, короче, дикий, я тогда молодой был, дурной, ничего не понимаю, мне мозги клюют, – короче, женился. Думал – а чё, женюсь, не понравится – в развод, вот Бог, вот порог. Ага, как же. Она мне вот так на шею села, - душа дёрнулась, изображая что-то крайне унизительное, - вот так села, ножки свесила. Трёх спиногрызов выродила, я бля буду, последний не мой, я уже тогда ничё не мог, ну в смысле с бабами, глядеть на них не могу, на сук. Деньги всю жизнь отбирала, как у последнего… Культурному отдыху мешает, грызёт и пилит, что пью… на свои, бля, пью! А теперь вообще кеды в угол, и всё из-за неё, сукоблядь на хуй...

- Достаточно, - ангел взмахнул крылами, и всё исчезло.

Младший подархангел закрыл в астрале дела преступников, оформил все нужные документы, и получил разрешение на экспресс-судопроизводство. Которое обещало быть недолгим – в статье 205 УК Царствия Небесного в качестве санкции значится вечное исполнение желания, приведшего к совершению преступления.

Стрекозель достал книжицу и возле каждой фамилии аккуратно приписал: «Наказание: ебать ту Люсю».

Потом подумал и последнюю фамилию всё-таки вычеркнул.

)(
post comment

Некоторые полезные сведения о России, продолжение [10 Jul 2009|03:07pm]
[ mood | А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен ]

Мой предыдущий постинг на тему «как устроена Россия сейчас» вызвал, к моему удивлению, довольно слабую эмоциональную реакцию. Что само по себе показательно.

Напомню, о чём речь. Я нарисовал очень грубую – а кое-где намеренно огрублённую – картинку российской ойкумены (населённой земли) как трёх пятен разного размера – большое, поменьше, совсем маленькое – нанизанных, как шашлык на шампур, на северную широту 55 градусов. Всё остальное – либо необитаемо, либо враждебно.

Обычная реакция на предъявляемую таким образом картинку – либо рассуждения о том, что «Сибирь можно заселить», либо что «Кавказ можно вернуть» (иногда вспоминают Украину и Казахстан). Ну вместе с камланиями «москвичи, отстаньте от сибиряков и дальневосточников, вы про нас и рассуждать-то права не имеете».

Отклики такого рода я получил, но их было на удивление мало. Даже – признаюсь уж – провокационное обрезание России «по Ростов» не вызвало особенного возмущения. И это при том, что мохнатого страшного «кавказа» там на самом деле там самый краешек. Только Мицгол, обитатель Геленджика, возмутился – а ведь Ставрополь, Новороссийск, Сочи, всегда были русскими и остаются ими даже сейчас. В конце концов, даже Кавминводы до сих пор остаются русским регионом, и Ставрополь, а также маленький храбрый Кисловодск, несмотря на соседство со страшными КЧР и КБР, держатся, более того – их жители временами проявляют завидную гражданскую активность. Если уж совсем углубляться в эту тему, то даже и в страшных кавказских республиках (за исключением разве что Чечни и Ингушетии, где русских нет) наши люди как-то выживают и даже завоевали себе определённые позиции в этническом раскладе… Но все эти детальки известны либо тем, кто там живёт, либо тем, кто этими вопросами занимался специально. В сознании большинства русских весь этот южный выступ – просто жуткое место, откуда ползёт чернота. Впрочем, и сами русские, живущие на Кавказе, как правило, не говорят (и не думают), что они живут «в России». Граница ощущается отчётливо.

С другой стороны, «сибирская тема». Ну да, конечно, не так всё страшно, и даже там есть места, где можно жить. Разумеется, не очень много найдётся охотников ловить кайф от полярной ночи, осваивать плато Путорана, да хотя бы встречать Новый Год на Ленинском проспекте города Норильска, где, скажем так, свежо… Но и в Норильске люди живут – на десять лет меньше, чем в среднем по России, однако живут же, не так ли?

Наконец, «Казахстан, Крым, Севастополь» (кстати, никто почему-то не упомянул Приднестровье). Темы интересные и перспективные, но см. выше про Кавказ. Русская земля – которую можно считать «тоже Россией» - там есть, но это именно что «малые земли», клочки, удерживаемые и обороняемые, с переменным успехом.

Вот к этому-то выводу я и подводил дело.

Россия не является единой страной в территориальном плане. Это совокупность ОСТРОВОВ, островков и маленьких островишек, населённых русскими. Некоторые находятся на «формально российской территории», некоторые – на уже теряемой, но ещё формально подконтрольной, некоторые – уже «за границей». Эти кусочки земли прослоены либо безграничным враждебным пространством (враждебность которого усилена фактором климатическим), либо враждебно настроенными людьми.

Самым большим дефицитом в России является НЕПРЕРЫВНОЕ ЗАСЕЛЁННОЕ ПРОСТРАНСТВО – или хотя бы пространство с хорошей связностью. Организуется оно только очень большими и очень специальными усилиями, как правило – государственными. Даже большие русские деревни с «общиной» - это вообще-то госизделие, а не «само так выросло». «Сами» на Руси росли только хуторки.

Впрочем, чего там говорить. Достаточно проехать по европейской двухполоске километров двести – и столько же по российской, при этом смотреть по сторонам. В любой европейской стране по сторонам будут «поля и домики, домики и поля», и очень мало пустых промежутков, где только косогоры и чёрная стена леса. В России – наоборот: редкие селенья и огромные пустые пространства. «По Смоленской дороге леса, леса, леса, по Смоленской дороге столбы, столбы, столбы».

Или, как сказали бы классики геополитики - Россия есть совокупность островков, разделённых АНЭЙКУМЕНОЙ, пространством антижизни.

Эта фундаментальная разорванность русского пространства и его окружённость анэйкуменой, и есть «главное определяющее». Среди всего прочего, оно определяет ту особую роль, которую у нас играет так называемый «центр» как синоним «власти». А именно – повышенную роль власти как коммуникативного механизма. О чём поговорим чуть позже, так как тема эта отдельная и интересная.

) ухожу, продолжу позже (

post comment

Невосторженный образ мыслей: почему в России не случилась обамамания [10 Jul 2009|08:48pm]
[ mood | А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен ]

[info]ammosov@lj сообщил страшное, гибельное:

Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих

Воскресший [info]uzhas_sovka@lj навел на потрясающе важный текст, если кто понимает. Советники Обамы были потрясены, что Россия - единственная страна из многих уже посещенных, где жители не восхищаются Обамой. Ни толп по обочинам. Ни массовых эмоций. Телевещание на 48 часов ради сплошного показа, что делают в эту секунду Барак и Мишель, не прервали. Никакой реакции. Ни-че-го. Будто не Суперзвезда приехал, а так, какой-то соседний президент. Сперва они думали, что телевещание показывало Обаму только в стандартных новостях, потому что это тайный приказ Кремля, чтоб Обама не затмил Путина, но их мнение переломила встреча в РЭШ. Там они увидели народ живьем.

Народ ЗЕВАЛ и смотрел на Обаму без энтузиазма.

MOSCOW — Let other capitals go all weak-kneed when President Obama visits. Moscow has greeted Mr. Obama, who on Tuesday night concluded a two-day Russian-American summit meeting, as if he were just another dignitary passing through.

Crowds did not clamor for a glimpse of him. Headlines offered only glancing or flippant notice of his activities. Television programming was uninterrupted; devotees of the Russian Judge Judy had nothing to fear. Even many students and alumni of the Western-oriented business school where Mr. Obama gave the graduation address on Tuesday seemed merely respectful, but hardly enthralled.

Some Obama aides said they were struck by the low-key reception here, especially when compared with the outpouring on some of his other foreign trips. Even Michelle Obama, who typically enjoys admiring coverage in the local news media when she travels, has not had her every move chronicled here.

Tom Malinowski, who was a speechwriter for Mr. Clinton, said Russian audiences were always the toughest to connect with. He said Mr. Obama’s facility with language gives him the ability to talk around governments directly to people. Mr. Obama, he said, has the talent to “do that in every part of the world, except possibly Russia.”

Russians tend to view Mr. Obama not so much with hostility as with indifference. “Despite Russia becoming part of the rest of the world in the last 5 or 10 years,” Mr. Brilev said, “the interesting thing about Russia is that so many things which fascinate the American and European publics are Page 26 stuff here.”


Между строками читается ужасное. Белый дом ОСКОРБЛЕН. Оскорблен неизгладимо и до глубины души. Этот народ теплохладен. Если б Обаму любили, они б этому обрадовались. Если б ненавидели, они б поняли. Но судя по всему, этот народ к Обаме равнодушен! Он считает себя выше Обамы. Он вообще считается себя выше всего и на все... клал. Эти не то что идола Ваала - вообще ничего целовать не станут.

О перезагрузке можно забыть. Статус России как врага не просто подтвержден - он усилен вдесятеро. Если раньше можно было думать, что в России с народом можно поладить, там только власти плохие - то сейчас им стало ясно, что это не власти. Это весь народ такой порченый и проклятый. Злые, неисправимые люди, не желающие идти в ногу с миром. Компромисс с ними невозможен, остается только война до победного и полного уничтожения. Во враге можно видеть человека, но тот, кто равнодушен к Императору Мира - вообще не человек. Говоря академически, в глазах советников Белого дома народ России дегуманизирован.

Мне на это ответить нечего. Ну да, теплохладны и другими не будем. Эко диво - президент. Ежели он на это обиделся - ну что, его трудности. Мы татар видели, Грозного видели, поляков видели, Наполеона видели, Гитлера видели... Обамой больше, Обамой меньше...

UPD! Ну вот, и Huffington Post провозгласил то ж самое (это политический блог номер 1) -- http://www.huffingtonpost.com/2009/07/07/obamas-trip-to-russia-the_n_227161.html. И в комментах в соседних постах люди докладывают из Германии, Италии, что русских теперь считают тупыми бесчувственными свиньями... Вы еще не знаете, как евреи чувствовали себя в гитлеровской Германии? Готовьтесь. Скоро вы так себя будете чувствовать во всем мире.

UPD 2. Washington Post выбрал для характеристики према Обаме то ж слово "теплохладный" - lukewarm. Правда, они пытаются представить это враждебностью - мол, им не пофиг, мол, они просто скрывают истинные чувства, а чувства-то у них есть... Спасибо, дорогие друзья, но боюсь, бестолку уже, мнение застывает на глазах.


Не знаю, точно ли русских за необамоманию опустят ещё глубже - вроде бы уже некуда, но "в этом отношении всегда есть резервы" - а вот мировая обамомания и в самом деле вызывает вопросы. Что такого именно в этом американском президенте, чтобы бегать с флажками и лыбиться в него с обочин?

Объяснений можно придумать много. Но, скорее всего, верно самое простое. Политики обычно становятся популярными в ситуации, когда общество находится в тревожном состоянии. Не в панике – тогда политиков начинают рвать на части – а именно что в тревоге. Когда падает доверие к системе – возрастает доверие к лидерам. Автопилот отказал – пилот становится главным человеком. Разумеется, если самолёт не падает, а только с автопилотом проблемки.

Видимо, сейчас на Западе ощущение именно такое: система не справляется, автоматические механизмы урегулирования сбоят, и вообще. Но это не вина каких-то конкретных людей, а конструкционные недостатки системы, выявленные в процессе эксплуатации. Ну там напридумывали новых финасовых инструментов с незапланированными свойствами, ну там накосячили с какой-то кредитной политикой, ну не предусмотрели того, сего. Конструкционно не предусмотрели. Значит что? Значит, власть должна персонифицироваться, пилоты должны снова сесть в кресла и заняться своим делом.

И, конечно, пилотов надо подбодрить. Этому любого западного человека в школе учат. Лидер питается одобрением - тогда он всех вывезет, потому что мотивирован.

Вот поэтому самого главного пилота самолёта по имени Запад и встречают аплодисментами. «Давай-давай, парень, ты можешь! Спаси нас всех!»

Понятно и то, почему в России никакого восторга он не вызывает. Мы летим на другом самолёте – точнее, едем на другом поезде. И он в огне, и нам давно уже не на что больше жать. А что у них там в небесах делается – их проблемы.

Разумеется, последнее не совсем верно (это и наши проблемы тоже). Но народ воспринимает дело именно так.

)(
post comment

гнусеологическое [10 Jul 2009|09:04pm]
[ mood | А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен ]

Чем больше сфера сомнений, которые мы можем себе позволить, тем больше самоочевидного нам требуется. Самоочевидность — это тот материал, который позволяет нам «сомневаться».

)(

post comment

+ [10 Jul 2009|09:49pm]
[ mood | А кроме того, я считаю, что Аракчеев должен быть свободен ]

Рассуждая на разные темы, связанные с властью, я понял, что не проговорил какие-то достаточно важные вещи. Которые я когда-то даже пытался записать «в виде систематическом», и даже начал – но увы, не продвинулся дальше заметок.

Приводить всё это в надлежащую литературную форму, я не буду. Хотя бы потому, что мне за философскую книжку никто грошей не отсыплет и даже гран-мерси не скажет, а мороки с того много.

Но черновики я решил выложить. Пользуясь правами главреда, выложил я их на АПН – в подвальчик, чтобы не мешались особо (у меня всё-таки совесть есть).

Читать это имеет смысл только сильно интересующимся. Впрочем, - - -

10.7.2009 Константин Крылов
По остывшему следу. Власть: логическое исследование
Инвентаризация духа.
Сила власти состоит в том, что она лучше контролирует себя, чем подвластные. Более того, один из основных источников силы власти состоит в том, что подвластные сами боятся потерять власть — прежде всего над собой.


)(
post comment

navigation
[ viewing | July 10th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]