СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

О так называемом менталитете [17 Aug 2009|04:25pm]
[ mood | А кроме того, Аракчеев должен быть свободен ]

У меня вообще-то настроение неписучее. Ну не хочется ничего писать, бывает такое. И на графоманию меня в основном заводит раздражение – вижу какую-нибудь бяку, хочется в неё кинуть калом.

Вот к примеру – в очередной раз увидел что-то про «русский менталитет». Который у нас то ли хороший, то ли плохой, но решительно не позволяет нам жить «по-человечески».

Я слово «менталитет» ненавижу – тихо, но люто. И когда его слышу, с удовольствием схватился бы не то что за пистолет, а за ядрёну бонбу, шоб повыжгло.

Вы спросите – с чего это вдруг я так взъелся? А вот чего.

Наша замечательная интеллигенция, как известно, живёт с интеллектуальной фарцовки – то есть читает английские книжки, их переписывает и продаёт глупому населению и не менее глупому начальству с трёхсотпроцентной наценкой. «Менталитет» в русском значении этого слова – это типичный пример недобросовестной идейной контрабанды. О чём ниже.

На просвещённом западе «менталитет» появился в трудах Эмерсона, в значении modus cogitationis communis: способ мышления, свойственный не отдельному человеку, а группе людей, в их повседневном существовании. То есть ментальность – совокупность привычных идей, реакций, верований, предрассудков, и всего такого прочего, свойственных какой-то общине, социальной страте, классу, национальному меньшинству и так далее.

Дальше понятие стало потихоньку использоваться в разных целях, и после школы «Анналов», с одной стороны, и всяких неоантропологов, типа Леви-Брюля, с другой, окончательно прописалось в гуманитарке. Впрочем, насколько я понимаю, на Западе более популярно слово-синоним «ментальность». В дальнейшем, говорят о «правильном западном» подходе, я буду использовать именно это слово, а «металитет» оставлю за отечественной интерпретацией.

Итак. Понятие «ментальности» - в значении modus cogitationis communis – имеет встроенные ограничения. Без учёта которых его использовать нельзя. Категорически.

Прежде всего, «ментальность» всегда относится к какому-то времени. Можно говорить о «ментальности французского крестьянина XVI века», но нельзя говорить о «ментальности французского крестьянина» вообще. Потому что ментальность сегодня одна, а завтра другая.

Далее, ментальность бывает групповой (communis), но не всеобщей (universus). Последней не существует в природе. Ментальность крестьянина и феодала – разные ментальности. Исключения бывают для очень особых случаев – например, сильно запрессованные нацменьшинства обладают некоторой общей ментальностью, которую можно считать «ментальностью народа вобоще». Но это связано с тем, что они, как правило, запрессованы не куда-нибудь, а в определённую страту или класс. И то.

Наконец, самое тонкое, хотя и очень важное. Ментальность – категория скорее описательная, чем объяснительная. То есть: сказать, что такие-то и такие-то исторические обстоятельства определили ментальность итальянского горожанина XV века можно. А вот говорить, что менталитет итальянского горожанина XV века предопределили такие-то и такие-то исторические события, можно только с бааальщими оговорками. Лучше говорить – «ментальность сыграла роль», и надо ещё специально доказать, что она действительно эту роль сыграла. Потому как есть опасность объяснять «ментальностью» всё вообще, а этого тщательно избегают.

В России же «ментальность» не в чести, зато все болтают про «менталитет». Как правило - про «менталитет русского народа».

Свойства этого самого «менталитета» такие. Во-первых, он един и тотален – то есть позволительны и даже желательны рассуждения о русском менталитете in toto. Даже тот факт, что «менталитет» начальства и подвластных сильно отличается, игнорируется. Нет, он демонстративно отрицается – поскольку постулируется это самое единство менталитета. «Всякий русский раб, став начальником, будет вести себя как хам и падла, потому что это у него в культурной памяти, в генах».

Далее, менталитет не знает никаких границ во времени. Считается, что он един на протяжении всей русской истории. Те, кто это отрицает, начинают ломать саму русскую историю, выделяя какую-то её часть в «нерусскую». Типа – «до 988 года русских не было, но Святое Крещение раз и навсегда сформировало уникальную русскую православную ментальность». Или наоборот – «после разрушения Новгорода дух гордых русичей был уничтожен, и восторжествовала ордынско-холопско-имперская ментальность». Тут уж кому чего. Но суть одна – «ментальность» неизменна, как раз схватилось – так и покатилось. Из колеи не выпрягнешь, разве что перестав быть русским вообще.

И, наконец, «ментальность» - слово всеобъясняющее. Сама она взялась непонятно откуда («Крещение» или «ордынское иго» - это так, этикетки), но вот предопределяет она решительно всё. Особенно сейчас и особенно плохое. Кто насрал в подъезде? – русская ментальность насрала. Кто «Булаву» в сотый раз на старте накернил? – русская ментальность криворукожопая постаралась. Кто в футбол играть никак не научится? – русская, опять же, ментальность, будь она неладна. «Такая у нас душа».

Так вот, братцы. Вас обманули. Под видом почтенного западного бренда вам продают кислую овчину. Правда, тоже ненашенской выделки – но очень уж старую и полинялую.

А именно: английским словом прикрыто не особо принятое в наше просвещённое время понятие «народный дух». Которое в Россию пришло в восемнадцатом веке от немцев – конкретно от Гёрдера – через злонамеренно прочитанного Гегеля.

Понятие это не столько философское, сколько пропагандистское. Смысл его в том, чтобы обосновать всякие глобальные суждения о судьбах того или иного народа. Причём именно в те моменты, когда народ проходит глобальное переформатирование.

Появился «народный дух» и стал востребован в период, когда немцы сильно менялись (точнее, когда их сильно меняли). А именно – когда из бестолкового, неаккуратного и недружного промеж собой народа стали делать слаженную боевую машину. Поскольку изменения ментальности планировались глобальные и быстрые, это надо было как-то обосновать. Тут пригодилась та идея, что эти крутые изменения «на самом-то деле» были всего лишь «раскрытием глубины народного духа», который внутри себя всегда был таков, но лишь теперь, достигнув определённой ступени развития, самораскрылся. Типа – не волнуйтесь, ребята, вы не меняетесь, вы взрослеете, всё идёт по предначертанному в веках плану Абсолютного Духа.

В России «народный дух» тоже использовался в пропагандистских целях, но других. С русским национализмом боролись абсолютно все, а поэтому ничего хорошего русским не приписывали и в глубинах не усматривали. В лучшем случае в русском духе находили что-нибудь вроде бы лестное, но по сути для русских вредное. В результате получалось что-нибудь типа - «ты, Ванюшка, молодец, хорошо работАешь, царя любишь, в церкву православную ходишь исправненько, а в остальном как дитя малое» (консервативная публицистика). Или наоборот - «ты ведь, Петюня, царя убить хочешь, церкву да попов пожечь, а сам ты есть природный социалист» (публицистика революционная). В каждом случае, разумеется, ссылки шли на «глубины духа», потому что такие заходы можно обосновать только чем-то принципиально непроверяемым.

Нынешний же «менталитет» - это и вовсе мерзотина. Им обосновывают и оправдывают любую гадость, и ему же самому любую гадость приписывают. Универсальная отмазка и универсальная замазка. И чрезвычайно удобный повод для хамства «под маской аналитической».

Сказанное не означает, что никакого «русского духа» вообще нет и говорить о нём бессмысленно. Бозон Хиггса тоже никто не видел, а эвон сколько бабла откатили на его изучение. Но ведь не случайно любители слова «менталитет» используют именно его. Потому что если рассуждать о духе, то три четверти поводов для хамства в адрес русских отпадает, а с оставшейся четвертью можно спорить более-менее рационально. Или, наоборот, не спорить, по очевидной непричастности к русскому духу основных доставальщиков.

А тут - «такая, понимаешь, удобная загогулина».

)(

post comment

"И все при деле" (разрозненные рассуждения по мотивам одного разговора) [17 Aug 2009|06:45pm]
[ mood | Но тем не менее, Аракчеев должен быть свободен ]

Недавно тут я ввязался в спор. Зачем, собственно, нашему режиму содержать штат пропагандонов, которые не занимаются собственно пропагандой, а «мяучат и хнычут», поют «арам-цам-цам», кричат «слава российскому автопропу», махают гондонами и вообще прилюдно писаются-какаются?

Понятно, что прямого пропагандистского смысла это не имеет. Народ, увидев – вживую или по телевизору – митинг МГЕР, не полюбит Путиномедведа. Скорее плюнет.

Точно так же, нельзя сказать, что бравурные марши и похвальба по телевизору – это что-то такое, во что «верят». Не верят.

А что же? Зачем всё это?

А то, что бесстыжая и похабная пропаганда ДЕМОРАЛИЗУЕТ население. Видя, как «интеллигентные вроде бы люди» виляют задами и ведут себя как обезьяны, народ понимает – их заставила это делать СИЛА. Против которой не попрёшь и которая любую солому ломит. Так что неча и рыпаться.

Именно потому наша пропаганда так похабна, так нарочито неестественна, поэтому пропанадоны несут гнусный бред. Это игра не во что-нибудь, а в «сломанность и покорённость». Люди на митингах и перед камерами играют, по сути дела, в «бухарина в тридцать седьмом», который на процессе топит бывших соратников. Из-под палки, после пыток, ага.

Неважно, что никаких пыток не было, да и палки тоже. Важно, чтобы это ВЫГЛЯДЕЛО как спектакль из-под палки. Это поддерживает веру в существование палки – точнее, в её величину. Палка-то у режима есть, как не быть, но нужно, чтобы все верили, что она огромная и из космических сплавов. На самом деле это просто палка. Которой можно перешибить хребет отдельному человеку или нескольким людям, но не более того.

Что касается самих пропагандонов: как правило, это люди, считающие себя циничными и одновременно идейными. «Я свинничаю и несу гнусную чушь, я призываю к карательному антифашизму и убийствам нацболов, к запрету демократии и вечной власти начальской блядвы, да, да, но это потому что я запретил себе быть хорошим человеком, я наступил на горло всем песням, потому что Так Надо Для Государственного Дела». Циничная ухмылка и каменная морда у них вполне совмещаются, причём одно без другого не живёт. «Это не меня поломали, это я сам себя поломал и разоружился перед Партией». На самом деле ломать там было решительно нечего – но самая сломленность вроде бы свидетельствует о том, что что-то было.

*

Есть, однако, и другая пропаганда, куда менее заметная, но намного более важная. Направлена она не на низших, а на высших.

Опора нашего режима – страх. Но это не тот страх, о котором все говорят и пишут. Это страх людей, обладающих ресурсами, перед русским народом. На этом страхе (смешанным с презрением и ненавистью) и держится вся конструкция. Потому что если русские люди с ресурсами помогут просто русским – всё опрокинется.

Этот страх, презрение и ненависть «высших» к «русскому быдлу» поддерживается и раздувается, как огонь в пещере кроманьонца. В ход идёт всё – от самых грубых приёмов до самых тонких. Лишь бы те, кто имеет деньги и возможности, считали русских своими врагами, которых нужно держать в положении илотов, «ебать и грабить» (с). Чтобы этот страх и презрение были и оставались идеологией правящего слоя.

Тут дело доходит до смешного. Например, образ жизни богатых старательно дерусифицируется, в том числе даже в бытовых мелочах. Типа, к примеру, кухни. Русская кухня фактически запрещена («кроме водочки», ага), причём особенно преследуется именно кухня высокая. «Пусть едят итальянское, китайское, но только не русское». Или, скажем, поддержание именно в высших слоях самых диких русофобских предрассудков, типа «учёные доказали, русских нет, это монголо-угрорылы». И те де и те пе. Вот эта работа, направленная на «высший слой», делается другими людьми и по другим лекалам. И оплачивается иначе, кстати.

Эта функция остаётся, как обычно, за интеллигенцией: тут работа тонкая, хуже вышивания. Ей же, кстати, поручается разведение реальной гопоты и мрази - например, создание и поддержание для неё «специальной культурки». Как вы думаете, кто сочиняет и распространяет какой-нибудь «русский шансон» (читай – блатные попевки?) Само быдло? Нет, зачем. Умные, тонкие, интеллигентные люди это делают. «С юморком и с огоньком», да.

*

И, наконец, есть ещё третья пропаганда – демонизация образа «верха» в глазах «низа». Важно, чтобы «высшие» выглядели в глазах «низших» как всесильные монстры, вампиры и демоны. Всесильные - но монстры, это важно. Которые непрерывно упиваются всеми возможными и невозможными мерзостями.

Например, этому служит весь так называемый «гламур». Ведь понятно, что светлые образы всех этих блядующих ксюш, кокаинистов и пидарасов выстраивается вполне осознанно. Хозяева жизни и должны выглядеть ужасно и мерзко – в глазах быдла. Это увеличивает пропасть между ними и нами – а это как раз то, что требуется.

Ну, тут всё совсем просто. Берётся девка с комплексами и материальными претензиями, та же Ксюша Собчак, и ставится на лыжню. «Похабненько давай попляши, чтоб всех тошнило». Девка и попляшет, жалко, что-ли. Чтоб тошнило - да легко. Она и без того всех ненавидит и всему миру мстить будет.

*

Таким вот распрекрасным образом и организовано это трио - звонкоголосый су(р)чонок, интеллигентный рассуждатель о русском быдле и гламурная блядь. Все при деле. ЛЮДИ РАБОТАЮТ (с) Галковской.

)(

post comment

navigation
[ viewing | August 17th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]