СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

О победе говна над всеми иными стихиями [11 Sep 2009|10:19am]
[ mood | И правосудие наше - говно говна. Аракчеев же должен быть свободен ]

Как известно, в извечной битве добра, зла и бабла побеждает говно. Остаётся понять, почему.

Понять общую идею проще всего на примерах. Поэтому конкретизируем: почему, например, производство какого бы то ни было продукта обязательно завершается тем, что начинает производиться именно говно, а далее говно говна и так по нарастающей?

Для этого нам снова придётся заняться экономистскими рассуждениями. Да, да, абсолютно дилетантскими, поскольку, как я паки и паки предупреждал, экономический мыслитель из меня как из поролона гиря. Поэтому заранее принимаю все обвинения, и продолжаю только для самых терпеливых, которые готовы слушать бредни человека необразованного и не знающего, что такое «обратный сплит».

Ну, в общем, извинения я принёс, а теперь – «как оно там».

Сначала наметим общую формулу. Хорошие, годные вещи наилучшим образом СОЗДАЮТ спрос на продукт, а плохие и негодные – наилучшим образом уже созданный спрос УДОВЛЕТВОРЯЮТ.

Теперь подробнее. Жизнь продукта, как и любая жизнь вообще, делится на две (обычно неравные) части. То есть период роста и улучшения – и период постепенного превращения в говно, унылое чуть менее чем полностью.

Различаются они вот чем. На первом этапе предложение товара рождает спрос на него, а на втором – спрос рождает предложение.

Начнём с первого. Как известно, если чего-то нет, на это нет и спроса. Более того, когда нечто только-только появляется, спроса на него тоже нет: люди сами не знают, нужно им «это» или не нужно. То есть спрос необходимо СОЗДАТЬ. Убеждать людей, что вот такая-то прибамбасина им действительно нужна, полезна, или хотя бы занимательна.

Вот на этом-то этапе создания спроса выигрывают лучшие, а не худшие образцы – потому что их задача не «удовлетворить широкие народные массы» (ширнармассы пока ещё не прочухали пользу и удовольствие от новой приблуды), а зацепить хоть кого-нибудь, но чтоб всерьёз.

Тут можно ввести понятие «потребительского авангарда». Наверняка в науке маркетологии есть правильное научное название для этой группы, но я его не знаю. Это люди, которые первыми подсаживаются на новый продукт. Как правило, они отличаются рядом особенностей. Примерно такими: «да, я готов тащить в рот всякую непонятную жрачку, инсталлировать программы от неизвестных производителей, и вообще искать приключений на свою задницу, но чтобы приключения были, по крайней мере, занятными». Эта публика готова РАЗБИРАТЬСЯ в предлагаемых ништяках, в смысле – прилагать для этого усилия.

Да, кстати. Как правило, производители новых и прорывных продуктов и услуг сами относятся к той же самой категории людей. Только это наиболее продвинутая её часть. Это товарищи, которые не просто хотят приключений на задницу, но способны сами их изобрести, причём в понятие «изобрести» входит и «продать». В этом отношении между Стивеном Джобсом и Стивеном Кингом нет особой разницы: оба делают то, что нравится им самим.

Конечно, эту публику приходится убеждать. Для этого необходима реклама. Причём реклама должна быть не хуже самого продукта – то есть яркой, необычной, и даже, не побоюсь такого слова, интеллектуальной. Потому что обращается она именно к интеллекту, ибо её цель – ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ, а орган интереса располагается в голове.

В том случае, если предлагаемое приключение оказывается интересным, предложение продукта расширяет спрос, который снова рождает предложение, которое ещё более расширяет спрос. Пока, наконец, в дело не включаются ширнармассы.

Ширнармассы можно определить как множество некомпетентных потребителей. Это люди, которые не знают и знать не хотят, что же именно они потребляют (в том числе – не хотят думать о том, нужно ли им это на самом деле). Им нужно, чтоб удобно и подешевле, причём расслоение ширнармасс идёт именно по этой категории: одним важнее удобство, другим дешевизна.

Зато у ширнармасс есть огромный кошелёк. В котором очень-очень много вкусных денег.

И не нужно снобизма, господа и милые дамы. Мы все, абсолютно все, тем или иным боком к ширнармассам относимся. Даже те самые продвинутые пользователи продвинуты, как правило, в каком-нибудь одном отношении. Компьютерный гик, бестрепетно ставящий на свой комп бета-версии новых операционок, ходит в страшной майке «чем-нибудь пузо прикрыть». А модник, вдумчиво выбирающий себе поло от Дирка Биккемберга, носит «тиляфончик розавинький», купленный по принципу «чтоб по цвету подходило». И так далее – все мы несовершенны, простим это себе и другим тоже.

Теперь о том, что происходит с продуктом, когда он становится предметом вожделения ширнармасс.

Тут начинается действие закона «спрос рождает предложение». Спрос же ширнармасс всегда формулируется одинаково – «на грош пятаков». То есть: дайте нам тот же продукт, но числом поболее, а ценою – подешевле.

Первая волна производителей продукта делают «почти то же самое», только расширяют производство и вкладываются в рекламу. Качество от этого не особенно страдает – потому что расширение производства само по себе уже снижает цену отдельного изделия. Кстати, тут могут навариться и сами изобретатели продукта – хотя довольно часто их оттирают плечом какие-нибудь невесть откуда взявшиеся парни.

Дальше, чтобы выжать сок прибыли, начинается снижение качества. При этом обычно работает правило: ну да, чуть хуже, зато ОЩУТИМО дешевле. Но и это не очень плохо. Потому что большинству ширнармасс это самое качество и не особо-то нужно.

Нехорошее начинается там, где продукт, основательно переваренный рынком, начинает приобретать узнаваемые очертания навозной кучи.

На этой стадии предложение снова начинает главенствовать над спросом – правда, в негативном смысле. Она не создаёт и возвышает потребности, сколько а ОПУСКАЕТ их. Вместе с потребителями, разумеется – точнее, сначала опускается сам потребитель.

Это происходит, когда начинают производить сущее говно, причём абсолютно сознательно и цинично. Зато страшно раздувается рекламный бюджет, так как говно продаётся исключительно благодаря рекламе, причём непременно «напористой и агрессивной».

Если при рождении нового реклама обращается к уму (повторимся: разборчивого потребителя надо заинтересовать, а орган интереса находится именно в голове), то на последней стадии обговнения реклама должна ОТШИБАТЬ всякий ум и всякое соображение. Нужно, чтобы потребитель ОДУРЕЛ – то есть окончательно перестал бы отличать говно от неговна.

Задача эта несложная и решается «в общем виде». Используется стандартный набор одуряющих воплей, зыков и гугукалок. Кто ж не видел рекламных щитов и плакатов, весь посыл которых сводится примерно к следующему – «Да чё там! Ты не хуже! Будь проще! Усё пучком! Не тормози! Накати! Убейся в кайфец! Зацени пупяндру! Два в одном! За копейку! Купи говна – его до хрена! Пачка кала по суперцене! Счастье под крышечкой! Каждому стомиллионному покупателю – скидка на поездку в вечное блаженство на две недели!» и так далее? Про телерекламу не говорю – там уже запредел.

Кстати. Я ничего не имею против скидок и даже, прости Господи, суперцен. Однако товары, РОЖДЁННЫЕ для продажи со скидкой по суперцене – это нечто иное. Точнее - ни что иное как оно самое.

Можно ли с этим бороться? Как ни странно, да. В том числе и пресловутыми «административными средствами», столь нелюбимыми нашими рыночными мыслителями. Например, можно поставить чисто законодательные барьеры на пути ухудшения качества товаров – если не всех, то хотя бы некоторых. Пиво, сваренное согласно немецкому закону 1516 года, может быть паршивым, но до гнусности «балтики-девятки» оно всё же не опустится. Вполне эффективны, впрочем, и корпоративные стандарты – типа «производители моющих средств с добавлением серной кислоты исключаются из сообщества уважаемых производителей моющих средств». Помогают также потребительские сообщества, обменивающиеся информацией о продуктах и о том, из чего и как их делают… Ну и так далее – от говнил надо как-то защищаться.

Но в большинстве случаев жизненный цикл товара или услуги описывается следующими стадиями:

  1. Юность, восходящая ветка. Хорошая (или, как минимум, новая и интересная) вещь за хорошие деньги.

  2. Взрослость, плато. Нормальная вещь за нормальные деньги.

  3. Старость, нисходящая ветка. Никакая (а часто имеющая отрицательную потребительскую стоимость – например, вредная) вещь за какие-то деньги.


В первом случае деньги идут на совершенствование вещи и отчасти вкуса публики, во втором – на расширение производства, в третьем – на оболванивание народишка.

Понятно, что в случае «ничем не ограниченного рынка» именно говно и побеждает.

Да, чуть не забыл. Есть ещё и четвёртая стадия, посмертная: продукты-зомби. После того, как говно затопляет рынок и убивает производство неговна, цена говна повышается – всё равно альтернативы нет и не будет. Ибо снова взяться за производство дискредитировавшего себя продукта некому – все «плюнули и отошли». И говно идёт по цене хорошего.

Вот это и называется «говно говна».

ДОВЕСОК. Введение в копроэкономику (жаль, не прочёл раньше)

)(
post comment

Теологическое: жизнь как тренировка и посмертие Абрамовича [11 Sep 2009|11:27am]
[ mood | Это, конечно, йумор. А Аракчеев должен быть свободен ]

Есть известный религиозный взгляд на жизнь как на своего рода черновик, тренировку или испытание, устраиваемое нам Богом перед иной, более полноценной жизнью, которая наступит «потом», «после смерти» (вряд ли сразу после, но это детали). Дескать, тут мы «переносим трудности», потом сдадим экзамен – ну и…

А вот что «ну и»?

Если ВСЕРЬЁЗ принять именно такой взгляд на вещи, из него прямо следует довольно любопытный вывод. Тренируют обычно то, чем придётся заниматься дальше, и испытывают ради того же. Иначе нет никакого смысла в тренировке и испытании.

Поэтому Бог устраивает жизнь каждого так, чтобы он наилучшим образом подготовился к предопределённому посмертию.

То есть. Кто наслаждался, жировал и маслился, ел вкусное, пил крепкое и спал с сисястыми – и после смерти будет маслиться и жировать, пить потустороннее «вёв клико» пятитысячелетней выдержки и обнимать тугосисцовых ангелиц. Кто всю жизнь провоевал – и дальше будет воевать с кем-нибудь (возможно, с другими вояками). Был садистом и убийцей – пойдёт в ад, но не жертвой, а на место чёрта, будет мучить сидящих в котлах.

А в котлах будут сидеть те, кто всю жизнь мучился и терпел обиды, был голоден, наг, истязаем и так далее. И после смерти его ждёт то же самое – в адском котле. А его мучители (может быть даже – те же, что и на земле) будут его всячески уестествлять, курощать и примучивать. Вечно, по нарастающей. С удовольствием.

Кстати, насколько я понимаю, древнейшие религии примерно из такой картины мира и исходили. Фараон и за гробом останется фараоном, а раб – рабом. И вообще, нефиг плодить лишние сущности.

Возможно, вскорости такие воззрения и восторжествуют, особенно среди нашей «елитки». Собственно, ни во что другое она уверовать и не может. Ибо тогда зачем всё? А так – появляется и смысл, и перспектива.

И, кстати, чтобы принять эту веру, не обязательно отказываться от православия. Мало ли что сказано – «последние станут первыми». Зато – «у имущего прибавится, а у неимущего отнимется и то последнее, что он имел». И вообще – «лох – это судьба», а в это они верят крепче, чем во все библии и кораны вместе взятые.

Так что Абрамович вполне способен всей душой поверить в то, что на том свете его тоже ждёт яхта, и даже лучше прежней. А он будет катать на ней душу Собчака, «барственно развалившуюся» на астральном шезлонге, пока душа фотомодели ублажает его чресла.

Вот это и будет «наш собственный протестантизм». С учением о предопределении, доведённом до совершеннейшего совершенства.

)(

post comment

navigation
[ viewing | September 11th, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]