СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

По поводу РОДовского заявления о нарушении 31 статьи Конституции [21 Nov 2009|01:24pm]
Дорогие друзья, от имени РОДа я приношу извинения за то, что, в результате технической накладки, на всеобщее обозрение в качестве официального документа оказался выложен неотредактированный черновик.

Эта ошибка будет исправлена так скоро, как только возможно. Исправленый документ появится у меня и в комьюнити РОДа, на него прошу и ссылаться.

)(
post comment

К идее "современности" [21 Nov 2009|05:08pm]
«Современное» и «своевременное» - очень разные, даже противоположные в чём-то понятия.

Начнём со «своевременного». Своевременно то, что пришлось кстати в нужный момент. Было нужно вот прямо сейчас – и, слава те Господи, вот оно. К сроку подоспело.

А вот с «современным» сложнее. Если совсем грубо, «современное» - «что-то такое, что появилось только сейчас». Если же брать ещё и ценностную сторону, то «современное» - это что-то хорошее, причём хорошее не само по себе, а тем, что оно совпало по времени с чем-то хорошим. Причём неважно, имеет оно на самом деле отношение к этому хорошему или нет.

Дискурс «современности» в этом смысле особенно чётко проявляется в рекламных зазывалках типа «Х – явление эпохи Y!!!» Типа: «Ресторан XXI века!», «Литература эпохи Интернета!», или там «Космический Макияж!» Непонятно, почему ресторан XXI века должен быть обязательно лучше ресторана века XIX (наоборот, есть все основания предполагать обратное), но XXI век – это что-то хорошее (недаром же его так ждали весь XX век, правда же?), а, значит, и «ресторан XXI века» хорош. Понятно также, что «эпоха Интернета» к литературе как таковой имеет отношение не более, чем почта или телеграф, но Интернет – это хорошо, значит и литература хорошая. Космос к косметике имеет отношение разве что с точки зрения этимологической, но космос – это кул, значит, и косметика времён космоса – хорошая.

Типичнейшим выражением такого паразитирования на идее «современности» является название дизайнерской конторы Diesel. К дизельному двигателю товарищи отношения не имели никакого – просто в конце семидесятых на волне нефтяного кризиса с дизельным двигателем связывались всяческие надежды, поэтому Россо такое название и выбрал – мы, типа, вот такой же новый мотор в мире моды. Или, скажем, «бикини», названные Реаром в честь атолла, где проходили ядерные испытания (а прототип бикини назывался попросту «Атом») [1]

На том же эффекте построена и «отрицательная» демагогия – когда что-то объявляется плохим, потому что оно «не вписывается в современность». «В эпоху джинсов от Пердуччи нельзя носить простые штаны». «Посткафкианская литературная традиция исключает саму возможность некритического отношения к социальным реалиям». «После Рорти всерьёз говорить о какой-либо рациональной эпистемологии невозможно».

Кстати, предельное выражение такого подхода – это слоганы системы «после Освенцима нельзя» (писать стихов, читать Шпенглера, носить приталенное и т.п.)

В общем, если «своевременное» сообщает времени смысл, то «современное» его из времени высасывает, перетягивает на себя, существует за его счёт.

Понятно, что аргументы такого рода использовались всегда. Так, любое историческое событие использовалось в целях повышения продаж. «После исторической победы Блямблии над Лямблией нельзя носить коротких штанов», «Коньяк Наполеон», «в эпоху социалистической реконструкции» и т.п. – такое бывало во все времена и при всех режимах (особенно когда нужно было срочно продать какую-нибудь дрянь). Но где-то в середине прошлого века этот тип демагогии стал особо популярен. Тогда слоганы типа «в эпоху космических полётов вам совершенно необходимо…» или «в атомную эру нельзя…» (а также, не забываем, и «после Освенцима») били наповал. Космос, Атом, Освенцим и прочее превратились в «зонтичные бренды», а их покрывал вожделенный и недоступный «двадцать первый век». Всю вторую половину века двадцатого всё, претендующее на новизну и продаваемость, называлось «товаром XXI века». «Магнитофон - техника XXI века!», «Уорхолл - искусство XXI века!!», «новая коллекция Пердуччи - мода XXI века!!!» Это было уже не современничанье, а уже какое-то футуробесие. На «двадцать первый век» только что не молились (да и молились: нью-эйдж - - - ).

В этом смысле в пресловутом «постмодернизме» было нечто хорошее, а именно – частичное освобождение от гипноза «аргументов от современности». Весь позитивный пафос постмодеристов в том и состоял – хватит травить нас «двадцать первыми веком», «космическими полётами» и «джинсами от Пердуччи», давайте мы вам сказочку расскажем и песенку споём, как будто и не было никакого Кафки, джинсов и космоса этого вашего злопипучего, достали ведь… Другое дело, что тут началось это самое «как бы». «Как бы без Кафки», «как бы не в XXI веке». Но ведь Кафка и XXI век (и даже джинсы от Пердуччи) никуда не девались. Поэтому постмодернист только делает вид, что всего этого нет, причём на каждом шагу намекает, что оно таки есть, и когда нужно, оно таки появляется – как у Аристофана в «Птицах» Эвельпид, когда хочет поцеловать девушку, исполняющую роль птицы, приподнимает её маску с клювом и чмокает в губки. Так и тут: всё «постмодернистское» - это не «как в старые добрые времена», а «как бы как в старые добрые времена». И, разумеется, вся постмодернятина отлично встроилась во всю ту же демагогическую систему: теперь уже чего-то нельзя и чего-то остронужно не после «Кафки», а «после Борхеса и Умберто Эко». Вот уж хрен не слаще редьки.

При этом на чисто рациональном уровне понятно, что аргументы типа «А – товар эпохи Б, Б хорошее, значит и А неплохо», или там «после появления А невозможно больше потреблять Б, потому что оно было до А, а А всё поменяло» - чушь собачья. Совершенно не факт, что «в эпоху космических полётов» что-то изменилось в области водного туризма или отношений между полами. И что «после Лиссабонского землетрясения больше нельзя верить в Бога» (s) Вольтер).

Почему же такие аргументы нам кажутся убедительными? Потому что нам присущ некий неосознанный холизм: мы представляем мир как взаимосвязанную систему, и если в нём появляется (или случается) что-то новое и важное, то оно просто обязано оказать влияние на всё вообще. Рванула Бомба – взорвались голые телеса. Запустили спутник – началась сексуальная революция [2]. Ну а уж если нулики на календаре поменялись – так как же после этого можно теми же руками воздухом дышать, теперь надоть бы ногами, как же иначе-то, времена-то, чай, нонеча какие: новые, не прежние, ыть.

На самом же связи «живой, органической связи» тут не больше, чем между огородной бузиной и киевским дядькой. «Зато работает».


[1] Кстати, существует легенда, что трёхлучевая звезда – эмблема «Мерседеса» - символизирует распад атома. Это, положим, байка, но очень характерная.

[2] Буквально так. В тексте «Эммануэли», культовой книжке той эпохи, либертен Марио убеждает главную героиню предаться сексуальным экспериментам, ссылаясь именно на запуск советского спутника: уж если на орбиту вывели несколько килограммов металла, то, значит, отныне число участвующих в акте любви должно быть нечётным.


)(
post comment

"Мама, у меня писька болит" [21 Nov 2009|07:23pm]
Тут уже многие давали ссылку, ну и я не удержусь:

Власти испанской автономии Эстремадура запустили масштабную кампанию по обучению подростков мастурбации. В ее рамках на «исследование собственного тела и раскрытие источников удовольствия» выделено 14 тысяч евро.

Кампания проходит под лозунгом «Удовольствие в твоих руках». В рамках программы публикуются брошюры, журналы и листовки где описаны техники самоудовлетворения. Кроме того, подростки могут посетить специальные мастер-классы, на которых им также рассказывают о контрацепции и пытаются привить самоуважение.

Представители Совета Эстремадуры по делам молодежи считают, что кампания легко и естественно воспринимается 14-17-летними подростками, на которых она направлена.


Все это почему-то восприняли как «страшное развращение». Ах если бы, но нет. Всё ещё хуже.

Это, уважаемые дамы и господа, очередной шаг к новой модели сексуальных отношений – секса с участием специалиста.

Суть в том, что ни одно дело человеческое не должно проходить без контроля КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ. Потому что ничто не должно находиться вне досягаемости Невидимой Руки и её воплощений в виде вполне видимых рук (и кошельков) СПЕЦИАЛИСТОВ. Без которых человек не должен, по идее, даже сортир посещать, ибо как может любитель помочиться правильно? Вот именно – пусть сначала тренинг пройдёт, сертификат получит, бабки потратит, вот тогда и ссыт самостоятельно, а так - только под контролем профессионала. Который поможет правильно направить струю.

Что касается секса, это огромный рынок, упускать который никак нельзя. Поскольку люди готовы платить за секс – постолько им нужно привить полную беспомощность в этом деле, ну или хотя бы убедить их, что они беспомощны и без помощи и консультаций профессионалов не могут правильно и по науке доставить друг другу удовольствие. Чтобы сами не могли "вязаться", а только с помощью специалиста по вязке. Как английские бульдоги.

Разумеется, в этом вопросе давно пора навести дисциплину. Но это не так уж сложно. Не случайно сейчас идёт активное закошмаривание на тему «права на отказ в любой момент» или «осознания совершённого изнасилования после акта» (то есть женщина дала сама, а потом, иногда через год-другой, вдруг решила, что её «изнасиловали» - и подаёт в суд, под радостный вой феминисток). Через какое-то время половой акт, проведённый без присутствия и контроля юриста и врача-коитолога (чьи услуги, естественно, оплачиваются), будет считаться изнасилованием по умолчанию. Ну а потом привыкнут, и даже понимать не будут, как это можно "самим".

С мастурбацией сложнее: к сожалению, очень уж простое дело, все инструменты у каждого буквально под рукой, спрячется человечек в сортире и ну наяривать.

Поэтому курсы мастурбации и в самом деле необходимы. Чтобы внушить подростку чувство, что с этим сложным делом он сам управиться толком не сможет, а нужна помощь специалистов (чьи услуги, повторимся, оплачиваются). Конечно, после таких уроков самопально и несертифицированно дрочить не перестанут, но это будет восприниматься как нечто вроде слушания музыки с кассетника: вроде что-то и слышно, ан «не то».

Ну и, конечно, дисциплинка. Представляю себе, как детишки будут эти уроки прогуливать. И отлынивать от домашних заданий. "Мама, у меня писька болит, можно я завтра с утра домашку сделаю? Ну пожааааалуйста".

)(
post comment

Вдогон к дискуссии о Калашникове. Букоф много, извините [21 Nov 2009|10:10pm]
Я как-то пропустил срач вокруг Калашникова, человека и автомата. А вот теперь сижу, читаю дискуссии.

Сразу говорю – технические тонкости я благополучно пропускал мимо глаз. Не потому что не могу в них разобраться, а потому, что они-то тут как раз на тридесятом месте. Ибо все аргументы так или иначе тут – ad hominem. Точнее даже – ad soveticum. Ну не могла советская вонючка изобресть что-то такое, что пользовалось бы мировой известностью и имело товарную ценность, не могла и всё тут. Немец придумал, он вууумный.

Даже Дмитрий Евгеньевич Галковский не прошёл мимо. Рассказал интересную историю про «Кольмана», а Калашникова ужалил так:

«Миф о Калашникове людей деморализует. Во-первых, это очевидная неправда, во-вторых, неправда унизительная для тех, кому она адресована. Учёным-оружейникам говорят, что их образование и профессия не нужна, что неграмотный профан выше их головой. То есть миф о Калашникове не только не укрепляет корпоративную и национальную солидарность, а разрушает то, что реально есть. Ставит под большой вопрос любые достижения советских технических специалистов, а их самих переводит в положение шутов гороховых».

И дальше - рассуждения в том же духе. «Отбивает почтение к высоколобым», а значит – надо разоблачить советскую вонючку.

Ну что ж, тоже поучаствую. Разоблачу-ка одного носопыркина. Полностью стиль Галковского я, конечно, не воспроизведу (столько желчи и таланта во мне не водится), но хоть слабое подобие изображу. На радость просвещённой публике.

Итак. Советский изобретатель «Семен» «Тольк» родился в небольшом городке за чертой оседлости, но имеющим старые революционные традиции, что какгбэ намекает. Мать умерла, когда ребёночку было два года, отец – занимавшийся мелким гешефтом - вроде бы снова женился (знакомая деталька, ага: маскировочка на первом плане, где мама – нету мамы). Сын рос задиристым, хулиганил, дрался. Бедные евреи отослали сынка учитсья в реальное училище, где тот увлёкся химией и марксизмом.

Через два года после поступления его выперли – за поджог кабинета директора (сволочь подрастала конкретная, ага). Потом вроде бы работал на ткацкой фабрике, точно неизвестно. Революцию, однако, не бросил, и в 15 лет, вступив в эсеровский кружок, попытался осчастливить угнетённый пролетариат, подорвав полицейский участок. Носопыркин, правда, не рассчитал силы и направления взрыва, участок уцелел, а полстены рухнуло на социалистов-революционеров. Все выжили, но побились сильно – и собирались было побить горе-изобретателя, но случайно проходивший мимо мускулистый красавец спас еврейского юношу от погрома.

Мускулистый красавец оказался профессиональным механиком и оружейником, «Лешеком» «Пшебутинским», ивзестным в дальнейшем как «товарищ Звездин». Это знакомство окажется для Толька решающим. Человечка заметили и поставили на лыжи. Он и поехал.

На следующий год неугомонный шестнадцатилетний юнец пристраивается в матросом на торговый флот. «Матрос торгового флота» - это сами понимаете что такое. По официальной биографии он занимается разложением матросов и ревпропагандой. Как он там разлагал и кого, неясно – наверное, не обошлось без «химии» (эта тема всплывёт чуть ниже). Характерно, однако, что единственный рейс, в который он сходил, направлялся не куда-нибудь, а в Лондон. Куда ж ещё-то.

Дальше – больше. Самуил (к тому моменту уже, кажется, ставший «Семёном») изобретает новый для того наивного времени гешефт: подсаживает на эфир. Вот так вот, конкретно: ездит по России и даёт неграмотным людям дышать эфирной смесью. На токсикоманах зарабатывает до десяти рублей в день. Деньги тратит «на революцию» и на «изобретательство».

По официальной версии, основную фишечку конструкции так называемого «пистолета Толька» (в дальнейшем переписанного на другую советскую мурзилку – «Токарева») – единый блок ударного механизма - он придумал ещё на флоте, наблюдая за работой паровой машины. На самом деле он просто однажды видел немецкий пистолет подобной конструкции, не пошедший в серию из-за недоработанности механизма. Так или иначе, идею он изложил «товарищу Звездину», который загорелся и озаботился изысканием средств. Но тут грянула революция, и всем стало не до нового оружия – мосинка-трёхлинейка и товарищ Маузер рулили.

«Товарищ Звездин», однако, не дремал: быстро поднявшись по чекистской линии, он организовал, как бы мы сейчас это назвали, открытый тендер на лучшее оружие для чекистских нужд: расстреливали много, а намеревались расстрелять ещё больше. Нужно было простое, надёжное средство для истребления народа. Тольк, используя связи «Звездина» устраивал вечеринки для высокопоставленных чекистов, поил их любимым напитком Распутина, старой мадерой, и всячески обхаживал. Но чекисты оказались исключительными дебилами и предпочли не связываться с новым оружием. Удалось произвести и всучить молодой власти около тысячи штук нового пистолета, но большого фурора он не произвёл. Убивать можно было и из маузера, а мадере они предпочитали спирт.

Тольку пришлось вернуться к бомбам. По недостоверной информации, он разрабатывал (или ему разрабатывали – к тому времени на него работали «спецы», вытащенные Звездиным из чекистских застенков) какие-то глубинные бомбы. История мутная, «смотреть надо».

Звезда Толька взошла перед войной. Пистолет Толька стал выпускаться во всё увеличивающихся количествах. В 1934 году он был принят на вооружение под названием Т3 (Тольк – Звездин). Потом из соображений секретности пистолет назвали ТТ-33, заменив букву на цифру (в тот момент у "товарища Звездина" были неприятности по партийной части).

Историю ТТ-З3 и его модицифакаций пересказывать не буду: специалисты всё это знают. А вот тот факт, что Тольк, ни дня не прослуживший в армии, получил полковничьи звёзды, не считая целого созвездия орденов, медалей, почестей и премий, отметить стоит.


Думаю, комментировать тут нечего. Понятно же, что неграмотный выходец из вонючего мухосранского городишки, без всякого образования, мелкий жулик, наркоторговец и так далее, ничего «изобрести» не мог физически. Вонючку нахлобучили советским специально, чтобы их опустить навсегда. Учёным-оружейникам говорят, что их образование и профессия не нужна, что неграмотный профан выше их головой. Миф о Тольке ставит под большой вопрос любые достижения советских технических специалистов, а их самих переводит в положение шутов гороховых.

Есть, правда, одна деталь. Никакого Толька не было. А вот биография такая - была.

Вы прочли слегка переписанную – но очень ненамного – официальную версию биографии Сэмюэля Кольта. Того самого, Великого Кольта, который сделал всех людей равными.

Воспроизведу далее официальную биографию этого замечательного человека. По Википедии и прочим таким источникам. Примечания в квадратных скобках – мои, остальное – копипаста.

Самюэль Кольт родился 19 июля 1814 г. в г. Хартфорде [историческом центре аболиционизма, кстати]. С ранних лет Кольт отличался неуемным характером и бешеной энергией [надеюсь, понятно, что это означает применительно к реалиям того времени], которая потом позволила ему стать хорошим организатором производства. В своей жизни он всего добился самостоятельно, «сделал себя сам», как обычно говорят американцы, за что он ими особенно любим [вот это отметим особо]. 14-летний Кольт начал свою трудовую деятельность с разработки «гальванической» батареи, которую приспособил для подрыва подводной мины. Полный энтузиазма юный изобретатель решился на публичную демонстрацию своего изобретения 4 июля 1829 г. Однако, в результате ошибки, взрыв мины обрушил огромный поток воды на собравшуюся публику. Его спас от толпы рослый молодой человек, встреча с которым определила жизненный путь Кольта. Им оказался механик Элиша Рут, будущий конструктор и организатор кольтовского производства.
В следующем году Кольт уговорил отца пристроить его матросом на грузовой бриг «Корво», следовавший из Бостона в Калькутту с заходом в Лондон. Именно в этом путешествии его и захватила новая идея, родившаяся в результате наблюдений за храповиком на якорном шпиле, или, по другой версии, за трещоткой штурвала. Вполне вероятной выглядит также версия, что Кольт увидел в Англии один из пистолетов с поворотной казенной частью – модель с кремневым замком, которую разработал в 1813 году бостонский оружейник Элиша Кольер (40 000 таких пистолетов отправили в Индию для вооружения британских войск). [Вот-вот-вот, именно что "вполне вероятно". Что там разработал лично Кольт - это вообще большой вопрос.]
Увлекшись конструированием револьверов, Кольт начал поиски денежных средств для этого. Какое-то время он колесил по стране под именем «Доктора Коулта», химика и естествоиспытателя, и демонстрировал, к удовольствию зрителей, действие веселящего газа на добровольцах [замечательно сказано – «к удовольствию»: оксид диазота – «грубый» наркотик того времени, нечто вроде эфира]. Заработки доходили до $10 в день, что для 1830-х было весьма недурно.
Однако Кольт не забыл о своей идее. На заработанные деньги он нанял оружейника из Балтимора Джона Пирсона, который довел конструкцию револьвера до ума [ага-ага!]. В 1835 году Сэмюэл, заняв у отца тысячу долларов, отправился в Европу и запатентовал револьвер в Англии и Франции, а в 1836 году получил американский патент за номером 138, после чего уговорил своего кузена Дадли Селдена и еще нескольких инвесторов из Нью-Йорка вложить $200 000 в свою компанию Patent Arms Manufacturing Company в Паттерсоне, штат Нью-Джерси, которая вскоре стала выпускать пятизарядные револьверы модели Patterson калибра .36 одинарного действия (курок нужно было взводить большим пальцем). Сам Кольт занялся продажами и рекламой своего оружия. Поняв, что ключом к успеху будет покровительство со стороны правительства, он поспешил в Вашингтон, чтобы завязать контакты на федеральном уровне. Он был уверен, что гостеприимные вечеринки и взятки правильным людям быстро откроют властям глаза на достоинства его изобретения. Кузен Дадли, глядя на счета за спиртное, ворчал: «Сомневаюсь, что старая мадера улучшит характеристики нового оружия». Однако оказалось, что военные безнадежно консервативны [знакомая тема, не так ли?]. Кольт переехал в Нью-Йорк и вернулся к своим детским забавам – подводным минам, управляемым с берега с помощью электричества. Такие лежащие на дне канала или пролива мины могли топить суда противника.
Однако все это время оружие Кольта понемногу завоевывало себе дорогу в жизнь. Незадолго до первого банкротства изобретатель продал небольшую партию револьверов Patterson группе техасских рейнджеров – ополченцев, защищавших Республику Техас от мексиканцев и индейцев. Шайки находчивых индейцев приноровились прорываться через заградительный огонь, кидаясь на солдат, пока они перезаряжали свои мушкеты. Изобретение Кольта позволило стрелкам нейтрализовать индейскую тактику.
Сэмюэл Уокер, капитан рейнджеров, прислал Кольту благодарственное письмо, где хвалил его пистолеты. «Если их еще немного усовершенствовать, – писал он, – то они станут самым совершенным оружием в мире». Согласно рассказу Уокера, подразделение из 15 вооруженных револьверами солдат справилось с шайкой из 80 команчей.
Репутация этого оружия, завоеванная в Мексике, а также хорошие отзывы от владельцев во Флориде и в Техасе перевесили [в глазах правительства] опасения, связанные с новизной и ненадежностью. Правительство заказало еще тысячу экземпляров, и в 1847 году Кольт, одолжив денег у родственника-банкира, нанял рабочих и открыл в Хартфорде собственное небольшое производство, способное выпускать до 5000 пистолетов в год.


И так далее. Если хотите дочитать всю сказку до конца – велкам. Отмечу только самое последнее:

Кольт ни дня не прослужил в американской армии, но за многолетнюю помощь Демократической партии и поддержку губернатора штата Коннектикут Томаса Сеймура ему в 1850-х было присвоено звание полковника.


Теперь – зачем я всё это пишу.

Культ неграмотного изобретателя, пришедшего «из низов», с двумя классами образования, не отличающего Бетховена от Шекспира, но башковитого и пробивного, который в конце концов изобретает Потрясную Штуку, на которой делает миллионы – абсолютно не советское явление. Это явление американское, АМЕРИКАНСКОЕ, и прежде всего американское. Именно Америка изобрела саму эту фигуру – человек, сделавший себя сам, слепивший из дерьма и палок, но одержимый духом соревновательности и волей к победе.

Повторяю ещё раз. Неграмотный недоучка – именно НЕГРАМОТНЫЙ, «дикий человек с гор» - является культовым американским персонажем. То, что подобный человек может что-то изобрести, американских учёных и инженеров-профессионалов почему-то ни разу ни унижает. Наоборот, это рассматривается как наглядный пример безграничности человеческих возможностей в условиях свободы. Это там, в Старом Свете, открытия и изобретения делаются исключительно профессорами. А в свободной и счастливой Америке даже дикие люди способны творить и становиться миллионерами. «Мы на дипломы не смотрим – покажите нам свою идею и объясните, как вы сможете её продать».

Интересно, что таким людям прощается присвоение чужих идей и технических решений. Ну, допустим, такую-то штуку сделал не Эдисон, а кто-то другой. Плевать! – важно, что они сумели изобретение продвинуть, организовать производство и найти сбыт. Или найти людей, которые организуют производство и наладят сбыт – а самому остаться наверху. В общем, «кто смел – тот и съел».

Ещё одна деталь: вопреки «рыночной мифологии», принятой в постсовке, американцы хорошо понимают, что царский путь к успеху нового товара – правительственный заказ. Кольт не стеснялся подкупать и улещивать чиновников и военных, добиваясь их внимания. В конце концов он пробил госзаказ и стал счастливым. В дальнейшем он старался закрепить своё монопольное положение – например, продлил срок действия некоторых патентов. Ничего, это тоже нормально.

В этом смысле для американцев Калашников – человек ПОНЯТНЫЙ. Это такой русский Кольт. Ну да, недоучка из деревни. Ну да, пробился и получил от власти КБ и заводы, это такая советская специфика. Организатор производства. Отличные продажи по всему миру. Миллиарды долларов. БРЕНД.

* * *


Заметьте – я тут вообще ничего не говорил, изобретал что-нибудь Калашников или нет. Возможно, он был тупым солдафоном, разбирающимся разве что в конструкции ремня. Может, он ночами выедал мозги конструкторов, родивших идею, при этом сатанически хихикая. Может, вообще не было никакого Калашникова, а нам показывают выжившего из ума ветерана НКВД, ополоумевшего в застенках. Это всё очень интересно, но это всё лирика.

Но мне кажется глупым и смешным очередной сеанс самокозления, на этот раз проводимый под лозунгом борьбы с «совками-недоучками». Если уж величайшая страна в мире развела настоящий культ всяческих недоучек, перепрыгнувших через себя, и выставляет подобных людей как Великую Национальную Гордость, то, может, имеет смысл подумать, почему и зачем они это делают? Почему их не смущает матрос-недоучка с баллоном веселящего газа и бутылкой старой мадеры, что он делает в национальном пантеоне, и почему в таком случае - - - ?

Я, конечно, осознаю всю святость, всё величие совкоборчества. И меня не надо агитировать против Советской власти. Но подобный способ борьбы с «ложными советскими идолами» мне кажется не очень уместным.

Впрочем, если дикую ненависть вызывает лично Михаил Тимофеевич – я с подобным ураганом чувств спорить не мастак. Хотя, честно говоря, мне такой накал эмоций не вполне понятен. Даже если старик и в самом деле руки не прикладывал к кульману – я не знаю, что хорошего случится, если это будет объявлено во всеуслышание. Яблони в Магадане расцветут, что-ли, или Чубайс подохнет? Ну конечно, смотрится он не столь презентабельно, как «полковник» Кольт - чьи изображения, слава Америке, сохранились не на фотках, а на гравюрах, что придаёт немало благообразия любому, даже самому страховидному облику. Ну что ж поделаешь, не повезло. «Какой есть».

Так или иначе. Автомат Калашникова изобрели в России. Изобрели его русские. Всё.

)(
post comment

navigation
[ viewing | November 21st, 2009 ]
[ go | previous day|next day ]