СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Современная буддистская иконография [01 Jan 2010|06:48pm]
Очень достоверное и каноничное изображение колеса сансары и обычных сансарических деяний.



)(
post comment

Об охранительстве - 1 [01 Jan 2010|10:44pm]
[ mood | Аракчеев должен быть свободен ]

Одно из характернейших признаков охранительского типа мышления в России – это боязнь дать людям то, на что они вообще-то имеют право, из того опасения, что они распалятся и захотят большего. Сегодня людишкам зарплату вовремя выплатишь – а завтра они потребуют, чтобы её подняли, а послезавтра стачка. Сегодня разрешишь два слова в газетке сказать – а завтра миллионы будут скандировать эти два слова, и это будут слова «Долой Путина!» Сегодня пикет из трёх человек позволишь – а завтра тут триста образуются, а послезавтра революция и кровища на улице… Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст, опять же, и ведь и впрямь продали, падлы.

Поэтому ничего допускать и разрешать нельзя, даже самого естественного, законного и по праву положенного, ничего вообще. Паровозы нужно душить, пока они чайники. Зажимать, зажимать, зажимать, пока шея у народа не захрустит. Вот тогда можно и остановиться, потому что иначе людишки передохнут или разбегутся. Но не раньше. Ибо любое, любое, любое позволение, даже самое что ни на есть естественное и законное – это слабина, это трещина, это первый шаг к кровавым ужасам революции. От которой всем, всем, всем ведь станет плохо, плохо и ужасно, почитайте про это всякие страшные книжки. И вообще – давайте лучше сейчас удавим десяток опасных людей, чем завтра будем убивать сотни и тысячи. Это же гуманнее, в конце концов, как же вы этого не понимаете, уроды, всех вас надо в цепи, в железы, и под замок, под замок!..

Разумеется, не все рассуждают так прямолинейно. Иногда кочерыжка – то есть ход мысли, который я описал выше – заворачивается в два-три листика. Например, начинают рассуждать не о том, что людишек надо держать в бедности – а о том, что народ у нас духовный, материальных благ, в сущности, не хочет, да и не умеет с ними управляться, а если вдруг он чего подобного восхотел, значит, его разлагают какие-то внешние силы. Или что никакой свободы слова быдлу давать нельзя, потому что быдло тут же наговорит такого, за что будет стыдно перед культурными державами – поэтому давайте уж будут говорить специально обученные люди. Или что увеличение штатов внутренних войск на двести процентов – это разумная мера против безработицы среди сокращаемых военнослужащих. Или ещё как-нибудь.

Впрочем, подобные хитринки всё-таки требует какой-то рефлексии (читай – неискренности). Но встречается и чистое охранительство, идущее от души. «Ничего никому нельзя разрешать, иначе людишки войдут во вкус и свергнут законные порядки, после чего начнётся Ужос».

Тут хочется сказать, что это-де чисто российский феномен. Отнюдь. Охранительный тип мышления встречается в любом обществе в любое время. Просто в развитых странах охранители не имеют власти – точнее, власть свободна от охранительства как типа мышления. Поэтому такие люди оттеснены на периферию, где они и прозябают, давая комедиографам пищу для насмешек. Западный «охранитель» - это леди на возрасте, видящая в небрежности прислуги веяние разлагающих современных идей. Или, скажем, отставной полковник, которому последние тридцать лет каждую ночь «чудится всё то же движенье тайное в угрюмой тишине», и который даже в рекламе спичек усматривает поджигательскую антиправительственную пропаганду. Туда же - школьный учитель, "штудиенрат Цахариас", по собственной инициативе допрашивающий учеников на предмет домашних разговоров их родителей. А замыкает круг графоман-параноик, бомбардирующий редакцию «Таймс» письмами о готовящейся революции, признаки чего он усматривает в подозрительной активности уличных проповедников… В общем, там охранители – смешные люди. «Для анекдотов». В крайнем случае – откровенные жулики, вроде фабриканта, борющийся с профсоюзом у себя на производстве на том основании, что это марксистская организация (а на самом деле просто не желающий выплачивать медицинскую страховку). «Бывают такие неприятные явления». Собственно, знаменитый спич про «патриотизм, последнее прибежище негодяя» - это как раз о них, родимых, не желающих страховку платить.

Но вот сама власть от этого там практически свободна. Не потому, что она мягкая и наивная, а совсем наоборот – потому что очень старая, очень опытная и хорошо знающая, что для неё хорошо, а что плохо. Так вот, охранительную логику в указанном выше смысле там не практикуют, потому что видят в ней один вред. При этом, в случае чего, расстрелять демонстрацию или тихо удавить опасного человека они могут. Ещё как могут. Но не из общих соображений «держания и непущательства», а по конкретным причинам. «Дважды два четыре». А не потому, что «как бы чего не вышло».

Россиянская администрация, впрочем, тоже не наивняк. Ничего она не боится и психозами не страдает.

Реальная разница между «нами» и «ими» скорее в следующем. На Западе охранительство не приветствуется даже в низах. Над такими людьми СМЕЮТСЯ – и этот смех поощряется. Слишком озабоченный национальной безопасностью патриот-самоучка, везде выискивающий «врагов» – фигура комическая. Во всяком случае, так было до последнего времени.

В России же охранительство именно что НАСАЖДАЕТСЯ – фактически на уровне официальной идеологии. Более того, официальная идеология к охранительству и сводится чуть менее чем полностью. Весь «едросовский социальный консерватизм» - это то самое «сегодня он играет джаз, а завтра оранжевая чума охватит несчастную Россию и танки НАТО въедут в Кремль». Ничего другого там нету.

Чтобы в этом убедиться вполне, достаточно вслушаться в блекотание наших «политологов». Сам ТОН И СТИЛЬ обсуждений, принятых в этой среде. вызвал бы у любого приличного западного человека тяжелейшее недоумение. Как можно, скажем, кричать в телекамеру «кто недоволен, валите из страны»? Или в серьёзном вроде бы разговоре вдруг заорать - «мы не дадим вам расколоть тандем»? А вот так и можно. Чтобы надавить на охранительскую кнопочку. И это считается НОРМАЛЬНЫМ.

Н-да.

)(

post comment

Об охранительстве - 2 [01 Jan 2010|10:49pm]
[ mood | Аракчеев, как уже было сказано, должен быть освобождён ]

Если брать субъективно честных «охранителей», то, как правило, по складу души это – трусливые бунтари.

То есть «охранитель» отечественного разлива – это человек, который боится власти (в которой он видит только наказывающую и карающую силу), ненавидит её за свой страх, и боится самого этого страха, что он как-нибудь проявится и его за это накажут.

Поэтому своё собственное – и вполне естественное – желание наказать начальников, отомстить им за свой страх и унижение, он приписывает другим людям, после чего начинает кликушествовать и требовать их образцово-показательно распять. «Ибо лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» - любимый аргумент охранителей всех времён и народов.

Ну а где один, там и десяток, где десяток – там и сотня с тысячей. «Плавали-знаем», ага-ага.

)(

post comment

Об охранительстве - 3 [01 Jan 2010|11:14pm]
[ mood | Но Аракчеев должен быть свободен ]

Интересно соотношение охранительства и лоялизма вообще.

Если коротко – это разные вещи. Лоялист не обязательно страдает охранительским синдромом. Он может быть искренним сторонником существующей власти (например, считать себя выгодополучателем каких-то её действий), или видеть в ней «меньшее зло», или видеть в её противниках «большее зло», или «не видеть альтернатив существующему курсу», или вообще не хотеить и думать на эти темы... Многие из этих причин могут быть сами по себе предосудительны, но к охранительству они не сводятся.

Но это ещё не всё. Дело в том, что охранитель – в описанном выше смысле – не обязательно лоялист. Ибо есть такой социальный тип: охранитель УСОМНИВШИЙСЯ. То есть человек, чьё сознание насквозь охранительское, который боится начальства и требует лютейших казней всех бунтовщиков, но который заподозрил в бунте, измене и предательстве САМЫЙ ВЕРХ и не может от этой мысли избавится.

«Императрица-то ведь она того-с… Опять же Распутин… Пишут люди ТАКОЕ… А люди-то все порядочные, не шантрапа, не голытьба, солидные люди говорят… Ох, лучше накатить ещё половинку. А всё-таки Распутин… И немцы, немцы… Императрица-то того-с… Да как бы и не самый Государь!.. Нет, нет, что это я, как смею, оссподипомилуй, святый боже святый крепкий, челаэк, ещё полштофчика…» И кружится, кружится страшная мысль, не даёт покоя.

Что-то мне кажется, что среди благонамеренных того самого времени было много вот таких некстати задумавшихся.

ДОВЕСОК. Вот пример честного лоялизма, свободного от охранительства чуть менее чем полностью.

А вот про это я, увы, того же сказать не могу. То есть понятно, что в данном случае на охранительские кнопочки человек жмёт сознательно и с расчётом, но кнопочки-то те самые.

Ну и тут же поблизости, кстати, примеры охранительства, переходящего в душевную болезнь.

)(

post comment

кстати о живых примерах [01 Jan 2010|11:29pm]
[ mood | Аракчеев должен быть свободен ]

Тут, я смотрю, народ живо обсуждает винтилово Алексеевой, что в костюме Снегурочки «вышла на площадь в назначенный час».

Из всего, что на эту тему написано, я могу поддержать мнение Наташи Холмогоровой. Во всяком случае, это самое логичное объяснение.

...по какой-то причине Кровавому Режыму выгодна репутация Кровавого Режыма, тупого и злобного, а также внешняя напряженность (именно внешняя - в Госдепе США не тургеневские барышни работают, они не станут всерьез портить отношения из-за того, что в Москве кого-то повинтили) в отношениях с Западом.


Вот именно.

)(
post comment

navigation
[ viewing | January 1st, 2010 ]
[ go | previous day|next day ]