СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

О народных ликованиях [03 May 2010|01:29am]
Известная alisezus, с недавних пор пражанка, жалеет москвичей:

Как же мне жалко, что москвичи сами себя считают быдлом! Что на городских праздниках ни выпить, ни закусить по-человечески нельзя. С тоской вспоминаю московские праздники. А тут в Праге куча площадок с музыкой, выпивкой и закусками, развлечением для малышей, абсолютно дружелюбных. В Брно - прайд, причем много лет. В Праге антифа зажигают. Ну что же Москва никак не может выбраться из этого унылого говна?!


Деликатно обойдя тему антифа и прайда, отметим, что Евгения в чём-то права. В самом деле, если в зелёной и весёлой Европе на праздничные дни «всё можно», то в холодной и злой Москве любой праздник – это сухой закон, комендантский час, разгороженные улицы, «усиление» (понятно чего), и прочие прелести развитого авторитаризма. Причём раньше такого не было – а теперь с каждым годом гайки закручиваются всё туже.

Однако причина не в том, что «москвичи считают себя быдлом». Хотя бы потому, что москвичей никто не спрашивает, кем они себя считают. Это делает власть, конкретно Лужков, и делает он это из очень понятных соображений.

Власть совершенно не боится русских москвичей. Эти будут на праздник гулять с детишками и воздушными шариками, а если даже выпьют, невелика беда. Праздники всегда были временем хорошего заработка для винных лавок и увеселительных заведений, против чего никакие городские власти никогда не возражали. И Лужков не возражал - до поры до времени.

Но сейчас в Москву завезли – с благословения Лужкова и под его чутким руководством - миллионы дикарей. Не у ругательно-оскорбительном, а в самом буквальном смысле дикарей. То есть диких людей из диких мест, в основном азиатов и кавказцев. Которые если и цивилизуются, то в одном направлении: они быстро усваивают городские пороки, а также придумывают новые. Они живут своей непонятной жизнью, плохо управляемы легальными средствами, и к тому же с каждым годом их всё больше. Поэтому любой праздник, когда «массы выходят на улицу» - это опасность. Увеличивающаяся из года в год. Это чёрная страшная сила, рука миллионнопалая. Против неё разжиревшие и оборзевшие московские менты - пшено. А ну как под Новый Год или там на Первомай на Красной Площади толпы чернолицых сцепятся с местными, а потом пойдёт громить Центр?

Поэтому – комендантский час, сухой закон, и никаких тебе костерков на газончиках. Чтобы даже малейшего повода для беспорядков не наблюдалось. «Всем пацакам надеть намордники и радоваться». Добавлю - дома. Дома надо сидеть. В наморднике. И радоваться. А если вдруг осмелел и вышел погулять - чтобы по стеночке ходил. Потому что праздник - время такое. Опасное.

Но это здесь. А в Праге, слава доброму Ежишке, таких проблем не наблюдается, да и не предвидится. Батрачат там украинцы, довольно-таки зашуганные – поскольку за нехорошее поведение из Европы выкидывают быстро. Эмигранты там тоже тихие, даже арабы милы – сидят себе в обменниках, и курс кроны к баксу у них божеский, в отличие от банковского. Большая часть иностранцев – туристы (прошу заметить, в той же Москве туристов, по сравнению с Европой, почитай что и нет). Национальное государство, хуле.

Из этого вывод. В Москве будет куча площадок с музыкой, столами с выпивкой и закусью, шашлыками на газонах и прочими прелестями – но только в том случае, если к власти придут русские. Тогда столица будет русским и европейским городом, а не хорошо охраняемым аулом.

Правда, боюсь, что с антифой и прайдами у нас будут сложности. Но с другой стороны, нельзя же иметь всё сразу. Пущай кому охота на прайд, едут в Брно, или уж сразу в Амстердам.

А так - - -

)(
post comment

Мёртвая Смерть | пановья, корова, фунты [03 May 2010|12:00pm]
Сегодня приснилась редкостная хрень – даже по моим нестрогим меркам (ибо хрень мне снится периодически).

А именно. Мне привиделся мир, где наша отечественная, преимущественно московская, гопота по какой-то неведомой причине возомнила себя «поляками». Почему – не знаю. Но гопы вдруг почали именовать себя «пановьями» и даже «Высшим Шляхетством», и базарить на «мове польской», представляющей собой какие-то исковерканные якобы польские слова, применяемые к гопским реалиям. Например, арматурный прут стал именоваться «шпадой» или «флоретом». А самым шиком стало менять себе фамилии, присобачивая к старой окончания типа «ский» или даже «ыйский». При этом старое окончание не отсекалось, так что в спальных районах развелись «ивановские» или «смирныйские».

Завели они себе и шляхетские манеры, обычаи и даже свои суды. Гопские распонятки были кодифицированы и переименованы в «Гонор Шляхетский». Разборы между панующими по Гонору – гонорово или негонорово то или иное деяние - стали распространённым занятием, а толкователи Гонора – востребованными специалистами.

Теперь сам сон. Во сне я делал халтурку – толкование по Гонору тяжбы между двумя битцевскими панами, один из которых отжал мобилу у отца другого пана. Нужно было установить, была ли в том поруха гонору второго пана. За толкование случая мне полагалась половина стоимости той мобилы. Мобила была какая-то дорогая, так что я взялся.

Я решил дело так, что всё зависит от личного знакомства: если первый шляхтич был когда-либо представлен отцу второго, то обида нанесена, если нет – имеет место лишь недоразумение, вполне ликвидируемое тем, что обидчик возвращает мобилу и проставляется.

Потом мне приснилась корова, мочащаяся сливками.

Я проснулся, записал всю эту хню на диктофон, чтобы потом поделиться ею с мировым надмозгом, и заснул снова.

На сей раз мне привиделось нечто более осмысленное. Мне нужно было пронести в Госдуму какой-то очень навороченный анальный вибратор для фракции «Справедливая Россия». Не знаю, зачем он им понадобился – кажется, они замышляли какой-то перфоманс на трибуне. Так или иначе, доставить его поручили мне. Сумка прошла через просвечиватель, мне её отдали, но смотрели странно. Потом ко мне подошёл Грызлов, – во сне он был очень высоким, под два метра с лишком, - поздоровался и сказал, что «всё знает» и «не советует». Я не то чтобы струхнул, но стало как-то неудобно. Однако пронести неприличный предмет я обещал, обещания свои я стараюсь выполнять – и поэтому твёрдо сказал Грызлову, что мнение его уважаю, но.

После этого я встретил Владимира Змеющенко, который меня в какой-то закрытый думский буфет, где, по его словам, «всё как в девяностых». Там и в самом деле было всё как в девяностых, и даже водка «Белый Орёл». Правда, и цены там были в «тех» рублях – то есть всё стоило «ужасные тыщщи». Змеющенко мне, однако, объяснил, что нужно платить долларами по курсу на первое января девяноста четвёртого. Но у меня не оказалось долларов, а только пятьдесят английских фунтов, непонятно как попавших в мой бумажник. Фунты брать отказались, и я проснулся.

)(
post comment

тенденция, однако [03 May 2010|02:50pm]
[ mood | accomplished ]

В добезцарёвые времена народ пугали революционерами, которые угрожали государству кровавыми ужасами неистовства, поголовным истреблением образованного сословия, уничтожением веры православной и так далее. Революционеры были очень разные, но победили именно те, которые и в самом деле всего этого хотели - и всё это осуществили в точности.

«Сова» пугала народ страшными капиталистами, которые нещадно эксплуатируют рабочий класс, плодят нищету, вымаривают голодом миллионы людей, оболванивают массы, поят их религией-опиумом-для-народа а сами предаются валтасаровым пиршествам над трупами. Всё кончилось тем, что очередное поколение советских начальников настолько возмечтало о валтасаровых пирах, что всю эту программу и реализовало.

Кстати, внутри себя власть развивалась по тому же принципу. Специальной внутрисоветской пугалкой в сталинские времена был «ревизионизм» и отдельным оттеночком «троцкизм». Дальше к власти приходили исключительно ревизионисты, а Хрущ был если к кому и близок, так именно к советской (не «белой», а именно советской) карикатуре на «троцкого» с его «грубостью и волюнтаризмом». Брежнев, в свою очередь, воплотил хрущёвский страх перед «торможением», что отлилось в монументальный «застой».

Но вернёмся к дням сегодняшним. Ельцинский извод советской власти пугал «красно-коричневым реваншем», страшными «гусударственниками», которые вползут в Кремль яко тати, уестествят прекрасного Гусинского, устроят капец ельцинской швабоде, а потом и вовсе оборзеют и начнут давить бизнесменов и сажать за анекдоты. Тут машинка проработала резво как никогда: бизнесмены сидят под гебешным сапогом, за анекдоты уже сажают.

Ну а теперь у нас главными пугалами ходят «фашизм» и «экстремизм».

Ох как не нравится мне это.

)(

post comment

По остывшему следу. Русский Первомай [03 May 2010|03:55pm]
Да, всё-таки напишу про Русский первомай.

Собственно, всё уже написано у дорогих соратников, вот хотя бы здесь или здесь. Так что «чего рассказывать».

Поэтому – несколько замечаний по ходу. Не то чтобы разбор полётов, а так. Про хорошее и плохое.

Сначала о хорошем.

Если у кого были расчёты, что обезглавленная ДПНИ и запрещённый Славянский Союз не смогут провести мероприятие – так они не оправдались. Хотя, конечно, «были всякие накладки», но их было существенно меньше, чем можно было ожидать. За что отдельное спасибо Владимиру Тору и его команде.

Ожидаемого столкновения с антифой – которая там собиралась на свой концерт – тоже не случилось. Прежде всего потому, что этого не хотел никто, включая правоохранителей. Что ж, правильно не хотели.

Пара слов по содержанию выступлений на митинге. За некоторыми исключениями – о которых позже – выступающие говорили не столько об абстрактном угнетении русских, сколько о конкретике: про ситуацию и её виновников. В основном – о московских властях. А самым популярным лозунгом стало – «Кепку снять!» Что куда более актуально, чем разговоры о поднятии русского народа с колен и так далее. Про колени нам Путин расскажет, если кому интересно про колени.

Теперь о не очень хорошем. То есть о том, где и в чём нас реально прижучивают – или мы косячим.

Сначала ещё раз повторю: команда, реально руководившая мероприятием, сделала всё что могла и даже больше. Поэтому вопросы типа «не было того, не хватало сего, и почему не пригнали дивизию флейтисток-балерин» оставляем как малоинтересные. Ну да, надо всего больше. Но это мы как бы и сами понимаем.

А. Власти отлично научились убирать митингующих с глаз долой. Тот же первомайский маршрут пролегал по безлюдным местам, дабы простой добрый народ не смущался видом недовольных. Ну, ожидаемо, Русский Марш тоже всё пытаются загнать за можай, но в этом вопросе мы упёрлись. Хотя посмотрим, что будет в этом году.

Бе. Всех – не только меня, такого нежного, этот стон далеко раздаётся - чрезвычайно достали фрики, а также разнообразный нафталин. То есть люди почтенные, благонамеренные и даже в чём-то заслуживающие уважения (хотя бы к сединам), но безнадёжно застрявшие в своём умственном развитии где-то в конце восьмидесятых, если не семидесятых. Нафталина хватает, впрочем, везде – на собраниях либералов тоже можно видеть старичков с прозрачными глазами, блекочущих про «фашизм-тоталитаризм» и пахнущих тленом. Причём партайгеноссен вокруг них приплясывают и подпевают, хотя и безо всякого удовольствия. У нас этого меньше, потому что условия не такие тепличные. Однако его всё равно слишком много.

Особенно скверно смотрится подобное на трибуне. Не хочется ничего говорить про того же полковника Квачкова, по причинам всё того же уважения к сединам и биографии. Но надо ж понимать: когда человек на митинге говорит, что нехрен митинговать, а надо вливаться в его организацию – это свидетельствует как минимум о его недоговороспособности, чтобы не сказать резче. Да, кстати, про величие товарища Сталина и про ZOG все тоже давно в курсе, и можно не посвящать предлинных выступлений сим увлекательным предметам.

Це. Кстати уж скажу о фошшизме, зигах и прочих родимых пятнах. Кажется, на этот раз обошлось без обсуждения «а кидали ли руки» и «кричали ль зигу-загу». Кстати, зигу-загу кричали, но как-то уж очень без энтузиазма. Раньше-то зиговали задорно и весело, ибо это было протестно и круто. Я к этому относился спокойно – приестся. Ну что ж, зига и впрямь приелась, и зигуют только в том случае, когда заряжаться больше нечем. Но именно поэтому зигование и прочая фигня может быть отчасти поставлена в вину организаторам. Не за «фошшизм», а за то, что народу СКУЧНО, раз он играется в эту остоелозившую игрулю.

Ну, будем работать дальше.

)(
post comment

navigation
[ viewing | May 3rd, 2010 ]
[ go | previous day|next day ]