СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Ослиный мостик: азы законотворчества [17 Aug 2010|12:09am]
Атомный Неправославный (aka Беркем аль-Атоми) задал своей аудитории задачку на нормотворчество:

А вот, ты вдруг стал Самым Главным Прокурором. Хотя тут неважно, как называется твоя должность, важно другое – за косяки в нашей стране теперь будут взыскивать строго так, как ты назначишь. Отныне и навсегда.

Ограничений у тебя нет, ограничен ты тока одним своим пониманием про «надо бы вот так». То есть, твои ограничения – тока твой ум, твоя совесть и твое желание, чтоб твое стадо не растеряло видение берегов.

Назначь меру наказания за следующие деяния:

1. Крысятничество (без разницы, личное имущество спиздили либо общее).
2. Блядство для подростков.
3. Блядство для взрослых, семейных людей.
4. Наркомания.
5. Синячество.
6. Осознанное убийство.
7. Случайное убийство. […]


Дальше в комментах началось вполне предсказуемое веселье: все изощрялись в суровости и драконтовитости. Казни и ужасы, ужасы и казни за любой, как принято выражаться в этой среде, косяк. Патамушта суровость нужна, суровость.

Сам автор опроса откомментировал его итоги вполне одобрительно, и, в общем, понятно почему – в рамках своей специфической задачи, разумеется.

Меня же заинтересовало во всём этом совсем другое – насколько люди понимают граничные условия успешного нормотворчества. Методу и ограничения.

Ну вот например. Как показывает историческая практика, хороший, годный номотет (установитель законов), сочиняющий новые правила для какой-то общности людей, должен сам относиться к этой общности, хотя и не сливаться с ней. Быть с ней, но выше.

Нет, бывало и так, что законы писались завоевателями для покорённых, с полным презрением к их нуждам. Но такие законы обычно если для кого и хороши, так это для самих завоевателей, и если для чего годны, так это для разрушения той общности, для которой они писаны. Так что по критерию хорошести и годности они не проходят.

С другой стороны, «человек из народа», с его смутными представлениями о добре и справедливости, тоже, как правило, ничего годного не придумает, даже если его попросят. Даже «обычное право» создаётся не вполне обычными людьми (ближайший пример – история так называемых «понятий», которые у нас играют роль «адата»). Так что и принадлежность к обществу, и дистанцирование от него – необходимые условия для качественного законосочинительства.

Обходят эту рогатину по-разному. Например, римляне поставили над собой царём сабинянина Нуму Помпилия, который к тому же не очень-то рвался этим делом заниматься. Он и установил различные правила (включая календарь) и первые законы (а дальше их уже суброгировали, дерогировали и даже аброгировали, но «костяк остался»). С другой стороны, Солон был коренным афинянином (из обедневшего рода, правда), но человеком крайне нетривиальным – достаточно вспомнить его гамлетовскую выходку с симуляцией безумия. И, кстати, после проведения реформ уехал в десятилетнее путешествие, и, в общем-то, так и не вернулся. В общем, показательно.

Но не будем перебирать исторических деятелей - успешных номотетов. Примем как факт: человек, составляющий законы для общины, должен быть СВЯЗАН с общиной (желательно – кровно и лично связан, «её радости – его радости», примерно так), но при этом стоять отчасти ВНЕ её (например, быть пришельцем, иметь особый опыт, просто сильно превосходить общину по своему уровню). Довольно распространённый вариант – пришелец, принятый в общину, женившийся и имеющий детей, которые уж точно являются частью общины.

Теперь вообразите, что вы и есть такой человек. Вы пришли из-за гор к каким-то дикарям, не знающим закона и порядка (или чьи законы и порядки плохи). По каким-то причинам вы завоёвываете среди них огромный авторитет, заводите себе гарем из местных красоток, и вот уже ваши детишки ползают в пыли, и вы их любите. Вот тогда можно и про законотворчество подумать.

Ну и теперь - первый тест для законотворца.

Прежде чем вводить какой-то закон, и особенно санкцию (то есть наказание за его невыполнение), представьте себе, что закон нарушил ваш любимый сыночек. Самый любимый. И что судить его будут по вашему закону.

Представили? А теперь представьте, что закон нарушил более или менее посторонний чел (хотя из той же общины, не чужак), а пострадал от его преступления ваш любимый сыночек (или дочка). И судить его будут, опять же, по вашему закону, который вы сейчас из головы выдумываете.

ОБе картинки представьте себе в красках и подробностях. И попробуйте после этого их СВЕСТИ. Чтобы они сошлись в одну, причём не вызывая у вас гнева, ярости и возмущения ни в первом, ни во втором случае. Ну или вызывая в пределах терпимого. Чтобы в первом случае вы могли просто горестно покачать головой со словами «да, очень жаль, но он заслужил это наказание», а во втором – «чёрт возьми, какая досада, но он не заслужил большего наказания».

И если человек такие картинки может свести, может уравновесить (хотя бы для себя лично) эти весы, пройти этот ослиный мостик – ну, тогда можно считать, что первый экзамен на законотворца он прошёл. Первый, повторяю, потому что там ещё много чего, но это – самое простое.

Я ради развлечения попробовал прокрутить на этом тесте ответы беркемовского контингента. Три или четыре человека, похоже, о чём-то таком задумывались (и тут же начинали уточнять ситуацию, задаваться всякими неудобными вопросами и вообще вести себя осмысленно), остальные явно вообразили себя бесплотными межзвёздными карателями. «Расстрел, урановые рудники, колония, тюрьма, кнут, монастырь» и проч. Даже за такой пункт, как «подростковое блядство» - нашлось немало желающих «кнута, пыток и монастырей» для «блядующих подростков». Самые гуманные требовали «общественных работ».

И при этом ведь, ручаюсь, никто из вышеперечисленных не спросил себя, такого строгого и справедливого, сколько нынче стоит козочка (или немецкая резиновая кукла, для городских), которую при введённых ими придётся дарить любимому сыну на совершеннолетие, а лучше раньше. Во избежание каторги или забоя кнутом любимого сЫночки.

А зря.

)(
post comment

ага, всё правильно [17 Aug 2010|12:27am]
Очень давно видел вот такую картинку - кажется, с обложки какого-то "антисоветского" сборника. Мне она показалась этаким воплощением русофобии - чтобы это нарисовать, нужно ненавидеть русских БИОЛОГИЧЕСКИ, "как тип". Вырисовывать "звериные носопырки".



И вот случайно наткнулся на неё, на этот раз - с указание авторства.

Как выяснилось, Шемякин, иллюстрация к Высоцкому ("Побег на рывок").

Ну, в общем, конгениально.

)(
post comment

О словах политиков [17 Aug 2010|02:37am]
Вот тут товарищ пишет:

Вчера в память Цоя показывали фильмец. В нём Соловьёв делился воспоминаниями, как на съёмки “Ассы” Цой играючись собрал десятки тысяч статистов и все они, начиная с Соловьева, фанатели под лозунг “Мы хотим перемен!” Затем Соловьёв перекинул мостик к тогдашнему лучезарному завтра, обернувшимся нашим постылым сегодня: “но если бы хоть кто-то из этой толпы имел тогда представление о свинстве, которое произойдёт под лозунгом этих перемен!”

Так что всякий, кто зовёт валить эту власть, не предъявив четкой программы и поимённый список руководителей для новой жизни есть Гапон и ЕБН в одном флаконе.


Самое забавное при этом то, что у демократов программа БЫЛА. Даже несколько программ, и все «хорошие» (или на тот момент казались таковыми, что аналогично). «Пятьсот дней», например. Да и Гайдар размахивал разного рода бумажками и очень убедительно тарахтел, что и как он будет делать тогда-то и тогда-то. А уж список руководителей – как обещали Ельцина, так и сделали Ельцина, и с присными, не обманули. Не посадили на его места какого-нибудь пархатого, как опасались тогда некоторые патриоты. И чего? И как?

Но это частности. Поговорим вообще.

Честно говоря, программу, особенно политическую, можно написать ЛЮБУЮ. У Жирика, к примеру, отличные были программы. И, представьте себе, у ЕдРа – голимого, мерзостного – тоже программа, не вызывающая отвращения (если не знать, чья она, и какое отношение имеет к реальности).

Ибо программа сама по себе НИКАК не влияет на конкретное поведение политического субъекта. Вообще никак. Потому что не существует механизмов, которые заставят политического субъекта выполнять принятые на себя обязательства. Разве что электорат пожурит, да и то. «Мало ли что я на тебе обещал» - вот и весь сказ.

При этом «судить по делам» тоже сложно. Потому что «дела делать» - по крайней мере, у нас - могут только те, кто властью уже обладает. Или хотя бы сидит на краешке стульчика. Если они на него присели, всё просто – посмотри, как товарищи голосуют. Тот же Жириновский, к примеру, когда надо – голо сувал ровно так, как говорили ему в Кремле, и все это знают. «Тут ясно».

Но как быть с теми, кто в Думе ещё не появлялся, а на политическом горизонте уже мелькает?

Ну, во-первых, политическая сила, совсем ни в чём себя не проявляющая (и даже не пытающаяся себя проявить), кроме писания программ, скорее всего, внимания не заслуживает. А если она всё-таки хоть что-то делает, пусть самую малость (ну хотя бы собирает и распространяет информацию на какую-то тему), это уже ДЕЛО. И его уже можно обсуждать с большим интересом, чем бумажку с «программой».

Беда в том, что и тут засада. Потому что есть ряд стандартных «хороших дел», которые автоматически вызывают сочувствие и понимание, но при этом являются чистым пусканием пыли в глаза, и политическую позицию не проясняющие никак. «Сдать кровь». «Поздравить ветерана». «Положить цветы к памятнику». Ну и так далее – сами знаете весь список. При этом товарищи честно разводят руками и говорят: мы маленькие, больше пока ничего не можем, все силы ушли на демонстрацию добрых намерений. А в программе – построение рая на Земле и всеобщая сознательность. И как? И чего?

Чему же верить, братцы? Как понять, где свои, а где чужие, как до этого дожили, и кому же на Россию наплевать, а кому всё-таки не совсем?

Есть один способ, не очень надёжный, но всё-таки более верный, чем изучение «программ». О политиках (и политических силах вообще) можно и нужно судить по их конкретным заявлениям по конкретным поводам.

По всяким обращениям, открытым письмам, заявлениям и так далее. На которых стоит дата и подписи, а также указан адресат (пусть даже это будет "российскому народу").

Почему так? А вот почему.

Программа, как я уже говорил, никого ни к чему не обязывает. Пиши туда хоть пролетарскую революцию, хоть всеобщую катехизацию, хоть массовые расстрелы. Ведь всё это относится к отдалённейшему КМПКВ, а до того КМПКВ ещё сто вёрст лесом. И даже если не сто, а всего лишь «электоральный цикл на носу» - всё равно. «Все всё понимают», в том числе существующая власть, ага-ага.

Конкретное же политическое заявление – это действие (пусть словесное), совершающееся здесь и сейчас. Оно касается не далёкого будущего, а самого что ни на есть текущего настоящего. В частности, позиционирует политика (или политическую силу) относительно ТЕКУЩИХ раскладов: кого-то поддерживает, а кого-то – наоборот. В том числе и существующую власть, ага. А также прочие политические силы. То есть это ОБЯЗЫВАЕТ. Пусть не очень сильно, на полпальчика, но всё-таки. Можно с кем-нибудь поссориться, например, в том числе с властью. Или с аудиторией, которая кем-то «уже настроена в определённому духе», и не факт, что в удобном тебе лично.

Поэтому подобные документы составляются несколько более аккуратно. Даже Жирик, очень лихо говорящий «самые страшные слова», в важные моменты (важные – для его отношений с администрацией РФ) становился вполне плюшевым, что надо поддерживал, чего не надо – ругал. И даже фрондировал - ДУМАЯ. А не просто повторяя собственные писания из брошюрок с пламенными речами системы «мы за русских мы за бедных всех раскулачить всё спасти».

Вот тут, кстати, программа может оказаться полезной. Для сравнения.

Возьмём некий условный пример. Вот, скажем, есть либеральная партия, у которой в программе написано – КМПКВ, у нас будет полный и абсолютный плюрализм, совершеннейшая свобода слова, никакой цензуры, Первая поправка к Конституции, как в Штатах, нет ничего святее прав человека, и т.п. Красота. При этом видные деятели этой самой партии подписали, скажем, обращение к правительству РФ, с требованием ужесточить наказания по 282-й статье для «русских фашистов и экстремистов». Чему верить, программе или заявлению? Правильно.

Или другой пример. Некая организация позиционирует себя как жутко оппозиционная, словосочетание «антинародная власть» на каждой странице партийных документов повторяется по восемь раз, на обложке устава – призыв к восстанию. Но вот в стране и в самом деле случается… не восстание, но хотя бы массовое выступление, которое жестоко подавляется. И организация выпускает документ, где говорится, что, при всём том, необходимо защищать общественный порядок и нарушений его отнюдь не допускать. Опять же, чему верить? Понятно.

Более того, в подобных случаях стоит вводить своего рода коэффициент. Если в программе записано одно, а в конкретных заявлениях значится другое, то логично провести через эти две точки что-то вроде прямой, и посмотреть, что будет в случае, когда они «к власти придут» или хотя бы присядут в какой-нибудь законодательный орган. Если они присядут на свято место, то сделают даже не как в заявлении, а КРУЧЕ. Насколько – это вопрос, но думать следует именно в эту сторону.

Разумеется, и этот способ ничего не гарантирует абсолютно, так как реальное поведение людей, попавших во власть, может очень сильно отличаться от их надежд и упований, причём по причинам совершенно от них не зависящим. Скажем, они шли с программой сокращения вооружений и развития агросектора, но тут случилась война с Адыгеей, а посередь страны обнаружили сталинский склад с миллиардом тонн трофейных макарон. И где та программа? А ведь такое бывает чаще, чем мы думаем.

И тем не менее – если уж составлять мнение, то именно по официальным заявлениям, открытым выступлениям, и т.п., особенно по актуальным вопросам, которые волнуют всех, здесь, сейчас. Это «хоть на что-то да указывает». Задаёт, так сказать, горизонт ожиданий.

И то хлебушек.

)(
post comment

navigation
[ viewing | August 17th, 2010 ]
[ go | previous day|next day ]