СВОЁ -- Day [entries|friends|calendar]
krylov

[ website | Сервер "Традиция" ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Пограничные столбы. 1 [20 Dec 2010|03:36pm]
Одним из самых интересных вопросов, связанных с общественной жизнью – это вопрос о том, чем одни группы людей отличаются от других групп, и почему одним различиям придаётся значение, а другим не придаётся. Например, почему цвет кожи значим как различающий признак, а цвет волос – нет. Или – почему для одного народа страшно важна религия (даже для неверущих – «ведь это часть нашей идентичности»), а для соседнего – неважна. И так далее.

Тема эта необъятна, но одну детальку стоит рассмотреть. Очень часто значимость придаётся не тем различиям, которые даны природой или которые легко поддерживать, а тем, поддержание которых требует определенных усилий. При этом ценность придаётся не самим этим усилиям, а, наоборот, лёгкости, с которой человек справляется с задачей. Чтобы быть своим, задачу нужно решать легко и незаметно, играючи, не задумываясь.

Вот характерный пример. Во многих языках существуют «трудные» звуки, неспособность к произношению которых считается постыдной. Например, в чешском есть аффриката ř )что-то вроде «рж» или «рш», в зависимости от того, стоит ли рядом глухая согласная), про которое чехи шутят, что этот звук чешский ребёнок начинает правильно произносить только в школе. А в русском имеется знаменитое твёрдое «р» - и при том в языке есть слово «картавый». Картавость – мономорфная дислалия (неспособность к произношению определённого звука), имеющая оценку, причём отрицательную: быть картавым нехорошо, смешно, стыдно, да и «не по-русски». То есть способность произносить «сложный» звук воспринимается как своего рода тест или экзамен, сдаваемый ежеминутно: можешь его сдать – значит, свой, правильный парень, не можешь – «а ты чей»?

А вот другой пример, казалось бы, противоположный. Современный французский язык развивался, похоже, именно через дислалии, почему-либо нравившиеся публике: сейчас français представляет собой совокупность всех мыслимых и немыслимых фефектов фикции. Зато способность воспроизводить и воспринимать на слух сказанное, несмотря на почти полную неразличимость и невнятность, как раз и отличает настоящего француза. Он-то всегда может понять, что именно имеется в виду под каким-нибудь невнятным «мё», а вот иностранец, даже учивший язык, будет «догадываться по контексту», что они там мычат.

Иногда, как в библейском случае с «шиболетом», способность сдать подобный тест – вопрос жизни и смерти. Но вообще-то такие маркеры работают на выживание групп и социума в целом, поскольку позволяют каждой из групп ощущать своё превосходство над остальными, не вызывая при этом у них зависти или ненависти – потому что у них есть свои резоны.

Представьте себе волейболистов и шахматистов. Понятно, что волейболисты считают себя молодцами, а шахматистов – задохликами, которые мячик в руках удержать не могут. Шахматисты считают волейболистов ничтожествами, которые про е2-е4 не слышали. То, что они играют в разные игры, не мешает каждой из групп чувствовать себя заведомо победительной и высшей, так как игра, в которую играют именно они, представляется им единственно ценной, а чужие игры – дурью и баловством… Фанат «Аквариума», знающий наизусть всего БГ, презирает за невежество и дурновкусие чувака из соседнего подъезда, который непрерывно слушает какой-то мерзкий шум. Каковой чувак считает себя крутым и продвинутым хеви-металлистом, который свой мир знает на ять, а бегешника считает отстойным чмом, который не знает даже дискографию свинцового дирижабля… И так далее, и тому подобное.

Интересно, кстати, насколько меняется значение таких шиболетов, когда в дело вступает межгрупповая конкуренция. Группы людей образуют иерархию, и в том случае, если привилегированные и влиятельные группы шиболет не проходят, это приводит к разным интересным последствиям.

Ну вот хотя бы. Сейчас слово «картавый» воспринимается как устаревшее – в связи с тем, что носители данной дислалии очень часто занимают высокие социальные позиции, в том числе в СМИ. Теперь картавость – признак элитности. А само слово приобрело ксенофобский оттенок: если человек часто говорит о «картавых», то весьма вероятно, что он – бытовой антисемит.

)(
post comment

navigation
[ viewing | December 20th, 2010 ]
[ go | previous day|next day ]