OBGYN' JOURNAL
The following are the titles of recent articles syndicated from OBGYN' JOURNAL
Add this feed to your friends list for news aggregation, or view this feed's syndication information.

LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.

[ << Previous 20 ]
Sunday, May 21st, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
8:48 pm
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 16) 18,19. Revised. Edited. Finalized.
.





18. Принадлежу народу не до конца

Около дачи Пастернака — поле
с механическим поливом.
Радуга над кочнами капусты. Кинохроника
снимает её на чёрно-белую плёнку.
Время духовного орошения ещё не пришло.
Роман Пастернака
 удерживает рекорд столетия.

_


Борис Пастернак выведен в поля орошения и там уничтожен путём смешивания с гумусом и перегноем.

Массовый успех/рекорд тиража “Доктора Живаго’’ через функцию ‘’массового потребления’’ приведён к смысловому тождеству с испражнёнными массами.

Согласно законам жизнедеятельности, за потреблением следует испражнение. За массовым потреблением - массовое испражнение.

Судьба, душа, память Бориса Пастернака, с помощью аллюзии на хрестоматийную ( снова - массовую) пастернаковскую сентенцию “ Жизнь прожить - не поле перейти”, транспонированы на поле орошения с механическим поливом.

Борис Пастернак по приговору Сергея Чудакова подвергается посмертным мучениям и унижениям в интерьере восьмого круга дантовского ада, за компанию с льстецами и блудницами.


Откосы покрывал тягучий клей
От снизу подымавшегося чада,
Несносного для глаз и для ноздрей.

Дно скрыто глубоко внизу, и надо,
Дабы увидеть, что такое там,
Взойти на мост, где есть простор для взгляда.

Туда взошли мы, и моим глазам
Предстали толпы влипших в кал зловонный,
как будто взятый из отхожих ям.


Двадцать четыре часа в сутки протяженностью в вечность Борис Пастернак орошается дерьмом за блудливость и лесть.

За телеграмму Нобелевскому комитету: «Благодарен, рад, горд, смущен», с немедленно воспоследовавшим отречением от своих слов: «В силу того значения, которое получила присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я должен от нее отказаться. Не примите за оскорбление мой добровольный отказ».

За предательство Осипа Мандельштама.

За предательство Владимира Маяковского.

Но больше всего, и главным образом, за предательство дачником Борисом Пастернаком поэта Бориса Пастернака.

Сложносочинённые издевательства насыщают каждое слово четверостишия. Выбрав местом расправы дачный участок, Сергей Чудаков закатил Пастернаку пощёчину от имени Владимира Маяковского: “Всем этим Максимам Горьким, Куприным, Блокам, Соллогубам, Ремизовым, Аверченкам, Чёрным, Кузьминым, Буниным и проч. и проч. - нужна лишь дача на реке. Такую награду даёт судьба портным.”

Портной Борис Пастернак многократно ‘’шил дело” cвоим кумирам Скрябину, Когену, Маяковскому, Сталину.

Сначала превозносил, восторгался, вдохновлялся ими, примеривался к величию, к возможности покорения вершин, и, всякий раз, убедившись в том, что величие ему не по росту, а попытка не по силам, отступал, попутно, в целях оправдания своей слабости, втаптывая в грязь своих вдохновителей.

Не люди, а бессознательные овощи ( “капуста на огородах”) от всей души наслаждаются искусственной дерьмовой радугой ( = дерьмовой радостью), украшающей этот огород с Пастернаком.

Овощи и Пастернак на огороде/на поле орошения ( народ и поэт), осенённые дерьмовой радугой, едины.

Дальтоники, не способные воспринять/показать жизнь в её красках, искусство в его разноцветье, отображают картину творческого пути поэта в чёрно-белой кинохронике для масс.

Название четверостишия “Принадлежу народу не до конца” - означает в этом контексте: ничего общего с массами, то есть с дерьмом, в которое Борис Пастернак прижизненно и посмертно влип, я, Сергей Чудаков не имею.


19. Беру взаймы 10 рублей.

В мастерской скульптора телефонная трубка
обляпана глиной засохшей.
Ему звонят, а он работает. В Лондоне —
выставка его рисунков.
“Атакованный Хрущёвым!” —
английские газеты кричат,
Воспользовавшись этим,
занял у него десять рублей.

_______

Стык в стык с Борисом Пастернаком, утопающим в полях орошения, смонтирован производящий дерьмо скульптор Эрнст Неизвестный.

Формально Сергей Чудаков обыгрывает здесь рассказ самого Эрнста Неизвестного о посещении Н.C. Хрущёвым выставки в Манеже “30 лет МОСХ" в 1962 году:





“Шабаш начался с того, что Хрущёв заявил, что я проедаю народные деньги, а произвожу дерьмо!”

( Эрнст Неизвестный, “Говорит Неизвестный’’.)

Центральный образ четверостишия - телефонная трубка, обляпанная засохшей глиной - многосторонне варьируется. Пропущенный через фонетические, семантические, фольклорные флексии, образ избегает попадания в обсценный физиологизм, ничуть при этом не утратив своей пейоративной эффективности. Наоборот. Развитие образа окружным путём доставило новые культурные валентности. Увеличило метасвязи и прототипические модальности. Частный случай поднялся до cоциально-этнического сатирического обобщения, с последующим разрешением в мощном историческом антропном аккорде.

Вынесенная крупным планом коричневая масса безошибочно ассоциируется с испражнениями. Коричневый засохший материал на телефонной трубке, которую берут в руки, подносят ко рту и к лицу - вызывает омерзение. Скульптор Эрнст Неизвестный представлен Мидасом, вырабатывающим кучи каменеющих нечистот, конвертируемых в деньги.

Обыгрывается эвфемизм: дерьмо = золотарная руда;
следовательно: дерьмо = золото = деньги.

Детали дорисовывают себя сами, подчиняясь замыслу генерального плана:

“(Ему) звонят” - озвучивается - “воняет’’.
“(Выставка его) рисунков” - образует неологизм - “писУнков”

Скатологическая настройка контекста программирует сбои в акустической рецепторике. Возникает наведённая ослышка по Фрейду, когда первоначально заданная смысловая доминанта определяет последующую фонетическую транскрипцию.

Атакованный (Хрущёвым) - кака
( английские газеты ) кричат - дрищат.

Сцена изображает хитроумного, легконогого героя, вроде Улисса, унёсшего сокровище из-под носа пещерного чудовища.


Борис Пастернак и Эрнст Неизвестный помещены Сергеем Чудаковым в соседних четверостишиях, обоих он высмеял, и с обоими расправился сходным копрологическим способом. В 1965 году на свой лад он озвучил популярную в наши дни инвективу “либералы, жиды, пидрасы”.

Ни тогда у Сергея Чудакова, ни теперь в современном социокультурном контексте, речь нe шла ( и не идёт) о селективном национальном и/или религиозном антисемитизме, и/или непосредственной гомофобии, и/или о партийном консерватизме как о политическом движении, противостоящем оформленной либеральной партии.

Кумир Сергея Чудакова - Осип Мандельштам - еврей; аполитичность Cергея Чудакова столь же несомненна, сколь несомненно отсутствие у него сексуальных фобий.

Тем не менее, в поэме Сергей Чудаков сладострастно глумится над двумя своими старшими современниками - активными деятелями культуры, евреями, прославившимися на весь мир в ходе политических скандалов, в которых оба выступали в пользу враждебных Советскому Союзу сил, - изобразив их гоняющими дерьмо.

Классические - “либералы, жиды, пидрасы”.

Анализ творческой личности поэта Сергея Чудакова требует от нас вскрыть происхождение и смысловое содержание этого девиза.


В историческом калейдоскопе символических форм “либералы, жиды, пидарасы” представляют собой переформатированную сакральную триаду - Бог Отец, Бог Сын, Святой Дух.

В которой Бог замещён этническим сообществом, имеющим кровную историческую связь с единым Богом.

Это означает, что непотизм, блат, нажившись на крови жертв преступлений, стали всемогущи.

Дух преобразован в буржуазную идеологию.

Это означает, что лицемерные торгаши всё захватили.

Сын, воплощение всеискупляющей любви и, как следствие этой любви, всеобщего спасения - вытеснен бесплодными, свёрнутыми на себе, однополыми сношениями.

Это означает, что любовь обесценена. Секс без любви - ведёт к фрустрации, выражающейся в надругательстве над физическим актом любви.

Сакральная триада преображена в профанную.
Высокое в прошлом стало низостью в настоящем.

Зигмунд Фрейд и Карл Юнг обнаружили первофеномен этого явления.

То, что мы употребляем как фольклорную погремушку, но не умеем дать ни в ясной мысли, ни в истории происхождения, было представлено гениальными учёными в форме неопровержимого аналитически обработанного научного факта.

Из переписки между Юнгом и Фрейдом:

“Рискуя наскучить, я считаю своим долгом держать вас в курсе моих текущих cобытий.

В настоящее время я лечу больную истерией вашим методом. Сложный случай, двадцатилетняя русская студентка, больна 6 лет.

Первая травма случилась между 3-им и 4-ым годами жизни. Увидела своего отца, шлёпавшего её старшего брата по голому заду. Moщное впечатление. После увиденной сцены, ничего не могла с собой поделать, воображала, что она испражняется на руку отца.

С 4-го по 7-ой годы жизни испытывала неудержимые позывы испражниться на собственные ступни, в следующей манере: сидя на полу, с одной ступней, подложенной под себя, прижав пятку к анусу, пыталась одновременно и испражниться, и предотвратить испражнение. Удерживала стул по две недели эдаким манером! Понятия не имею, как она до такого додумалась; говорит, что это произошло чисто инстинктивно, и сопровождалось чувством блаженства и отвращения. Позднее, это занятие уступило интенсивной мастурбации.

Я был бы чрезвычайно признателен, если бы вы в нескольких словах, написали мне что вы думаете по поводу этой истории.

C искренним уважением,

К.Г. Юнг.

23 Октября 1906 года, Бургхольцли-Цурих”.


"Я рад слышать, что ваша русская девушка - студентка; необразованные индивидуумы в настоящее время преобладают среди наших пациентов. Эта история с испражнениями симпатичная и наводит на ряд мыслей. Возможно вы помните, как я возражал в моей “Теории сексуальности” , по поводу того, что даже новорожденные извлекают удовольствие от задержки кала. Только в младенческой возрасте, с третий по четвёртый год, наступает этот важнейший этап сексуального развития, который, в случае застревания на нём, причисляется к патологии. Либо вид наказываемого брата принёс воспоминая, относящиеся к третьему-четвёртому году её жизни, либо фантазия перенесла её в этот период. Не такая уж и редкость для младенцев обкакаться, когда их несут на руках. Отчего бы это не могло произойти в её случае? Это вызывает в памяти образ отца - типичный объект сексуального влечения и запускает анальное самовозбуждение. Позиция которую она для себя избрала, подлежит разложению на составные части, посколько кажется в ней существуют дополнительные моменты, которые следовало бы здесь учесть. Какие это моменты? Вполне возможно, по симптомам и даже по характеру распознать анальное возбуждение, как поведенческий мотив. Такие люди часто демонстрируют типичную комбинацию характерных черт. Они чрезвычайно аккуратны, скупы и упрямы, - черты, которые, скажем так, являются сублимированным анальным эротизмом. Причиной подобных болезней служат подавленные патологические влечения, которые могут быть вскрыты вполне успешно.

Как видите выше письмо нисколько не заставило меня скучать. Оно доставило мне удовольствие.

С подлинным уважением,
Ваш, Д-р Фрейд.

27 Oктября 1906, Beна."


Человек историчен по самой сути своего происхождения. Он возник в прошлом, из которого развился в настоящее, и ведёт своё развитие в будущее.

Мировая культура включает в себя ландшафт, возделываемый человеком, постоянно изменяющим этот ландшафт, и самого человека, меняющегося как в процессе своей деятельности, так и под воздействием изменённого им ландшафта.

Отсюда возникает необходимость воссоздания исторического контекста при любом анализе. Без исторической объективной основы анализ вырождается в инсинуации.

Культура вообще, человек в частности, воплощаются в истории символически. Поэтому познание человека и культуры носит характер познания переменных исторических символических форм.




В переписке Карла Юнга и Зигмунда Фрейда речь идёт о пациентке Юнга Сабине Шпильрейн. Любовная история Сабины Шпильрейн и Юнга, равно как и личные отношения Юнга с Фрейдом, равно, как и вклад всех троих в психоанализ, давно изучены историками науки в мельчайших деталях. Это общеизвестные факты. Здесь я обращаю специальное внимание на эти фактичность и общеизвестность, поскольку полностью исключаю их из дальнейшей дискуссии. Cнимаю всю конкретику с повестки обсуждения напрочь.

Делается это для того, чтобы самым плотным образом заняться исключительно символическими смыслами, раскрывшимися в истории этой болезни, для того чтобы показать их общезначимый характер.

У еврейской образованной девушки из России развился энкопрез с пассивно-агрессивными чертами поведения и амбивалентными эмоциями по поводу своего состояния.

Пациентка препятствует акту дефекации, затыкает заднепроходное отверстие пяткой и страдает от недержания. Cдерживает себя и не может удержаться.

Cтрадает от своей болезни и одновременно испытывает от неё наслаждение.

Пациентка считает, что причина её болезни - эмоциональная травма, возникшая из-за агрессии её отца.

Заболевание Сабины Шпильрейн представляет собой соматизацию духовного конфликта и перенос внутреннего во внешнее.

Секуляризация евреев выразилась в духовном ( внутреннем) конфликте, в разрыве с Яхве ( Отцом ) и символически оформилась в психологический конфликт с биологическим Отцом, выразившемся в (во внешней ) болезни.

Родному отцу предъявляются обвинения, по сути адресованные Яхве, но лично Яхве не высказанные: насильник, тиран, домостроевец, истязатель, попирающий права личности, враг свободы, унизивший, растоптавший человеческое достоинство.

Символическое выражение может бесконечно переформироваться. Племенная дрязга с Великим и Ужасным принимает формы семейной драмы, конфликта поколений в историко-культурном контексте, антагонизма классов, соперничества идеологий, гендерной эмансипации, реабилитации сексуальных девиаций. Но суть дела это многообразие не меняет.

Подлежащие конфликта - это всегда безуспешно отторгаемый древний бог, принимающий различные внешние ( символические ) конфигурации, и сражающийся с ним богоборец.

Сказуемое - переменное. Зависит от времени, места, способности, возможности высказываться.

Вид покрытой собственным прахом Сабины Шпильрейн аналогичен изображению умученного Богом Иова. Который “скобля струпья на своем теле черепком, сидел в прахе и навозе.”


Восстание Иова против Бога привело к пришествию Христа. К поклонению еврейскому Богу в образе его Сына.

Жрецы христианского Бога - суть иудейские первосвященники-протестанты.

Генезис русской интеллигенции идёт от разночинцев, то есть - от секуляризованных потомков иудейских первосвященников-протестантов.

Через них русская интеллигенция наследует болезни Сабины Шпильман, наследует историческому иудаизму, мировому еврейству в целом во всех символических и клинических проявлениях.

“Древо жизни” Эрнста Неизвестного, “Доктор Живаго” Бориса Пастернака - яркие примеры срыва художников в диссиденство.

Политический протест, то есть переформатированный духовный протест - наследует причудливому энкопрезу Сабины Шпильман.

“Отец - насильник! Насрать ему в руку! Хочу, боюсь, и не могу удержаться!”

Стоят в такой позе всю жизнь.

Русская интеллигенция.

***




Сергей Чудаков проявлял себя как позитив из негатива. Возникал из тотального отрицания.

Окисляя/вытравляя Бога, данного в культуре, восстанавливал подлинного Бога в себе.

Восстание против символических форм - тупиковый путь индивидуации. Срыв роста личности в бессмертие.

Расправа над блудливыми Борисом Пастернаком и Эрнстом Неизвестным - это убийство заблуждения в себе самом.
Wednesday, April 26th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
3:31 am
Она была с челюстью Гитлера
-



Умерла писатель Ржевская ( Каган), девяноста восьми лет, участвовавшая в поиске и опознании тела Гитлера. Несколько дней челюсть Гитлера хранилась у неё дома.

Это в новостях сообщили.

Можно было бы роман написать.



В ходе работ по созданию ядерной бомбы, советское руководство решило пойти на контакт с потустороннем миром. Известно, то, что существует как энергия в этом мире, в потустороннем мире существует как души мертвых.

Под эгидой Лаврентия Берия и непосредственным руководством генерала Наума Эйтингона, привлекшего к делу своего троюродного брата, психоаналитика, Макса Эйтингона, и его пасынка, академика Харитона, специальный астральный отдел НКВД начал работы по некромантии.

В качестве медиума, отдел использовал ведьму Каган, похищенную из тайной иудейской молельни, спрятанной в Иерусалимских катакомбах.

Ночами, длившимися вечность, она подвергала челюсть фюрера допросу с пристрастием четвёртой степени.

С зубовным скрежетом челюсть стала отвечать на вопросы, подготовленные академиком Харитоном.




Шифрованные телеграммы полетели Сталину в Кремль.

- "Секрет расщепления атомного ядра получен. Технология производства оружейного плутония прорабатывается.

С каганатским приветом,

Писатель Ржевская."

Бесконечно богатая тема.




Если ты случайно неженатый,
Ты, дружок, нисколько не тужи, -
Здесь у нас, в районе, песнями богатом,
Девушки уж больно хороши.

Композитор Соловьёв стал в эту ночь совсем седой.
-
Sunday, April 23rd, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
1:57 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 18) 18,19
-




-

Человек историчен по самой сути своего происхождения. Он возник в прошлом, из которого развился в настоящее, и ведёт своё развитие в будущее.

Мировая культура включает в себя ландшафт, возделываемый человеком, постоянно изменяющим этот ландшафт, и самого человека, меняющегося как в процессе своей деятельности, так и под воздействием изменённого им ландшафта.

Отсюда возникает необходимость воссоздания исторического контекста при любом анализе. Без исторической объективной основы анализ вырождается в инсинуации.

Культура вообще, человек в частности, воплощаются в истории символически. Поэтому познание человека и культуры носит характер познания переменных исторических символических форм.

На этом основании Макс Шелер с полным правом утверждал: “Боги и герои принадлежат поэтической эпохе, единый Бог - эпохе наследственной монархии. Политическая эпоха происходит из союзов молодых людей ( гомосексуальность ), и наводит ужас на авторитет крови, равно как и на первоначально тотемистского или не тотемистского отцовского бога крови в угоду милитаристскому богу власти.”

В историческом калейдоскопе символических форм “либералы, жиды, пидарасы” представляют собой переформатированную сакральную триаду.

В которой Бог замещён этническим сообществом, имеющим кровную историческую связь с единым Богом.

Это означает, что непотизм, блат, нажившись на крови жертв преступлений, стали всемогущи.

Дух преобразован в буржуазную идеологию.

Это означает, что лицемерные торгаши всё захватили.

Сын, воплощение всеискупляющей любви и, как следствие этой любви, всеобщего спасения - вытеснен бесплодными, свёрнутыми на себе, однополыми сношениями.

Это означает, что любовь обесценена. Секс без любви - ведёт к фрустрации, выражающейся в надругательстве над физическим актом любви.

Сакральная триада преображена в профанную.
Высокое в прошлом стало низостью в настоящем.

Зигмунд Фрейд и Карл Юнг обнаружили первофеномен этого явления.

То, что мы употребляем как фольклорную погремушку, но не умеем дать ни в ясной мысли, ни в истории происхождения, было представлено гениальными учёными в форме неопровержимого аналитически обработанного научного факта.

Из переписки между Юнгом и Фрейдом:

“Рискуя наскучить, я считаю своим долгом держать вас в курсе моих текущих cобытий.

В настоящее время я лечу больную истерией вашим методом. Сложный случай, двадцатилетняя русская студентка, больна 6 лет.

Первая травма случилась между 3-им и 4-ым годами жизни. Увидела своего отца, шлёпавшего её старшего брата по голому заду. Moщное впечатление. После увиденной сцены, ничего не могла с собой поделать, воображала, что она испражняется на руку отца.

С 4-го по 7-ой годы жизни испытывала неудержимые позывы испражниться на собственные ступни, в следующей манере: сидя на полу, с одной ступней, подложенной под себя, прижав пятку к анусу, пыталась одновременно и испражниться, и предотвратить испражнение. Удерживала стул по две недели эдаким манером! Понятия не имею, как она до такого додумалась; говорит, что это произошло чисто инстинктивно, и сопровождалось чувством блаженства и отвращения. Позднее, это занятие уступило интенсивной мастурбации.

Я был бы чрезвычайно признателен, если бы вы в нескольких словах, написали мне что вы думаете по поводу этой истории.

C искренним уважением,

К.Г. Юнг.

23 Октября 1906 года, Бургхольцли-Цурих”.



“Я рад слышать, что ваша русская девушка - студентка; необразованные индивидуумы в настоящее время преобладают среди наших пациентов. Эта история с испражнениями симпатичная и наводит на ряд мыслей. Возможно, вы помните, как я возражал в моей “Теории сексуальности” по поводу того, что даже новорожденные извлекают удовольствие от задержки кала. Только в младенческом возрасте, с третьего по четвёртый год, наступает этот важнейший этап сексуального развития, который, в случае застревания на нём, причисляется к патологии. Либо вид наказываемого брата принёс воспоминая, относящиеся к третьему-четвёртому году её жизни, либо фантазия перенесла её в этот период. Не такая уж и редкость для младенцев обкакаться, когда их несут на руках. Отчего бы это не могло произойти в её случае? Это вызывает в памяти образ отца - типичный объект сексуального влечения - и запускает анальное самовозбуждение. Позиция, которую она для себя избрала, подлежит разложению на составные части, поскольку, кажется, в ней существуют дополнительные моменты, которые следовало бы здесь учесть. Какие это моменты? Вполне возможно по симптомам, и даже по характеру, распознать анальное возбуждение как поведенческий мотив. Такие люди часто демонстрируют типичную комбинацию характерных черт. Они чрезвычайно аккуратны, скупы и упрямы - черты, которые, скажем так, являются сублимированным анальным эротизмом. Причиной подобных болезней служат подавленные патологические влечения, которые могут быть вскрыты вполне успешно.

Как видите, ваше письмо нисколько не заставило меня скучать. Оно доставило мне удовольствие.

С подлинным уважением,
Ваш, Д-р Фрейд.

27 Oктября 1906, Beна”.


___________
Monday, April 17th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
3:58 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 17) 19
__







19. Беру взаймы 10 рублей


В мастерской скульптора телефонная трубка
обляпана глиной засохшей.
Ему звонят, а он работает. В Лондоне —
выставка его рисунков.
“Атакованный Хрущёвым!” —
английские газеты кричат,
Воспользовавшись этим,
занял у него десять рублей.

_______

Стык в стык с Борисом Пастернаком, утопающим в полях орошения, смонтирован производящий дерьмо скульптор Эрнст Неизвестный.

Формально Сергей Чудаков обыгрывает здесь рассказ самого Эрнста Неизвестного о посещении Н.C. Хрущёвым выставки в Манеже “30 лет МОСХ", в 1962 году:

“Шабаш начался с того, что Хрущёв заявил, что я проедаю народные деньги, а произвожу дерьмо!”

( Эрнст Неизвестный, “Говорит Неизвестный’’.)

Главный образ четверостишия - телефонная трубка, обляпанная засохшей глиной - многосторонне варьируется. Пропущенный через фонетические, семантические, фольклорные флексии, образ избегает попадания в обсценный физиологизм, ничуть при этом не утратив своей пейоративной эффективности. Наоборот. Развитие образа окружным путём доставило новые культурные валентности. Увеличило метасвязи и прототипические модальности. Частный случай поднялся до cоциально-этнического сатирического обобщения, с последующим разрешением в мощном историческом антропном аккорде.

Вынесенная крупным планом коричневая масса безошибочно ассоциируется с испражнениями. Коричневый засохший материал на телефонной трубке, которую берут в руки, подносят ко рту и к лицу - вызывает омерзение. Скульптор Эрнст Неизвестный представлен Мидасом, вырабатывающим кучи каменеющих нечистот, конвертируемых в деньги.

Обыгрывается эвфемизм: дерьмо = золотарная руда;
следовательно: дерьмо = золото = деньги.

Детали дорисовывают себя сами, подчиняясь замыслу генерального плана:

“(Ему) звонят” - озвучивается - “воняет’’.
“(Выставка его) рисунков” - образует неологизм - “писУнков”

Скатологическая настройка контекста программирует сбои в акустической рецепторике. Возникает наведённая ослышка по Фрейду, когда первоначально заданная смысловая доминанта определяет последующую фонетическую транскрипцию.

Атакованный (Хрущёвым) - кака
( английские газеты ) кричат - дрищат.

Сцена изображает хитроумного, легконого героя, вроде Улисса, унёсшего сокровище из-под носа тупого пещерного чудовища.


Борис Пастернак и Эрнст Неизвестный помещены Сергеем Чудаковым в соседних четверостишиях, обоих он высмеял, и с обоими расправился сходным копрологическим способом. В 1965 году, на свой лад, он озвучил популярную в наши дни инвективу “либералы, жиды, пидрасы”.

Ни тогда, у Сергея Чудакова, ни теперь, в современном социокультурном контексте, речь нe шла ( и не идёт) о селективном национальном и/или религиозном антисемитизме, и/или непосредственной гомофобии, и/или о партийном консерватизме как о политическом движении, противостоящем оформленной либеральной партии.

Кумир Сергея Чудакова - Осип Мандельштам - еврей; аполитичность Cергея Чудакова столь же несомненна, сколь несомненно отсутствие у него сексуальных фобий.

Тем не менее, в поэме Сергей Чудаков сладострастно глумится над двумя своими старшими современниками - активными деятелями культуры, евреями, прославившимися на весь мир в ходе политических скандалов, в которых оба выступали в пользу враждебных Советскому Союзу сил, изобразив их гоняющими дерьмо.

Классические - “либералы, жиды, пидрасы”.

Анализ творческой личности поэта Сергея Чудакова требует от нас вскрыть происхождение и смысловое содержание этого девиза.


________
Wednesday, April 12th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
9:57 pm
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 16) 18
___







18. Принадлежу народу не до конца

Около дачи Пастернака — поле
с механическим поливом.
Радуга над кочнами капусты. Кинохроника
снимает её на чёрно-белую плёнку.
Время духовного орошения ещё не пришло.
Роман Пастернака
 удерживает рекорд столетия.

_


Борис Пастернак выведен в поля орошения, и там уничтожен путём смешивания с гумусом и перегноем.

Массовый успех/рекорд тиража “Доктора Живаго’’ через функцию ‘’массового потребления’’ семантически приведён в эквилибриум с испражнёнными массами.

Жизнь, судьба, душа, память Бориса Пастернака, с помощью аллюзии на хрестоматийную ( снова - массовую) пастернаковскую сентенцию “ Жизнь прожить - не поле перейти”, транспонированы на поле орошения с механическим поливом. Подвергаются пыткам и унижению в интерьере восьмого круга дантовского ада, за компанию с льстецами и блудницами.


Откосы покрывал тягучий клей
От снизу подымавшегося чада,
Несносного для глаз и для ноздрей.

Дно скрыто глубоко внизу, и надо,
Дабы увидеть, что такое там,
Взойти на мост, где есть простор для взгляда.

Туда взошли мы, и моим глазам
Предстали толпы влипших в кал зловонный,
как будто взятый из отхожих ям.


Двадцать четыре часа в сутки протяженностью в вечность Борис Пастернак орошается дерьмом за блудливость и лесть.

За телеграмму Нобелевскому комитету: «Благодарен, рад, горд, смущен», с немедленно воспоследовавшим отречением от своих слов: «В силу того значения, которое получила присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я должен от нее отказаться. Не примите за оскорбление мой добровольный отказ».

За предательство Осипа Мандельштама.

За предательство Владимира Маяковского.

Но больше всего, и главным образом, за предательство дачником Борисом Пастернаком поэта Бориса Пастернака.

Сложносочинённые издевательства насыщают каждое слово четверостишия. Выбрав местом расправы дачный участок, Сергей Чудаков дал Пастернаку пощёчину от имени Владимира Маяковского: “Всем этим Максимам Горьким, Куприным, Блокам, Соллогубам, Ремизовым, Аверченкам, Чёрным, Кузьминым, Буниным и проч. и проч. - нужна лишь дача на реке. Такую награду даёт судьба портным.”

Портной Борис Пастернак многократно ‘’шил дело” cвоим кумирам Скрябину, Когену, Маяковскому, Сталину.

Сначала превозносил, восторгался, вдохновлялся ими, примеривался к величию, к возможности покорения вершин, и, всякий раз убедившись в том, что величие ему не по росту, а попытка не по силам, отступал, попутно, в целях оправдания своей слабости, втаптывая в грязь своих вдохновителей.





Не люди, а бессознательные овощи ( “капуста на огородах”) от всей души наслаждаются искусственной дерьмовой радугой ( = дерьмовой радостью), украшающей этот огород с Пастернаком.

Овощи и Пастернак на огороде/на поле орошения ( народ и поэт), осенённые дерьмовой радугой, едины.

Дальтоники, не способные воспринять/показать жизнь в её красках, искусство в его разноцветье, отображают картину творческого пути поэта в чёрно-белой кинохронике для масс.

Название четверостишия “Принадлежу народу не до конца” - означает в этом контексте: ничего общего с массами, то есть с дерьмом, в которое Борис Пастернак прижизненно и посмертно влип, я, Сергей Чудаков не имею.

_______
Monday, April 10th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
1:40 am
Порнография с клеймом. ( О Марии Степановой много лет спустя)
----





Единственный содержательный момент творчества Марии Степановой - это порнография. Я написал об этом много лет назад.

https://m.vz.ru/culture/2007/7/10/91802.html

В ответ корпорация порнографов организовала кампанию травли меня и издания, опубликовавшего мою статью. Шельмовали, собирали подписи, устраивали хоровые и сольные истерики. Добились извинения от тогдашнего главреда газеты Взгляд.

Мне сообщили, что несколько часов назад Цукерберг забанил аккаунт Глеба Морева, мужа Степановой, за публикацию текста Степановой. За распространение порнографии.

Цукерберг совершил адекватный поступок.

Кроме броской порнографии, ничего другого в текстах Степановой не содержится. Всё прочее что в них есть - вербальный шлак, подмешанный для ложной многозначительности. Бессодержательный и бессмысленный наполнитель.

Имитация не только поэзии, но и какого бы то ни было смысла.

Имидж "поэта Марии Степановой" основан исключительно на внушаемости либерального электората, абсолютно невежественного в вопросах эстетики и совершенно невосприимчивого к искусству, оболваненного политтехнологами и маркетологами, замаскированными под литературных критиков. Новыми искусствоведами в штатском.

Шила в мешке не утаишь. Подлинную сущность явления не спрячешь. Рано или поздно, так или иначе, всё должно было громко публично раскрыться. Атаковать меня с лживыми обвинениями было со стороны Степановых агрессивным самоубийством.

-------
Friday, April 7th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
2:14 am
Хахатоны 3
-





Маньячка Соня - ржавая уключина,
В её нутре сочит худое дно.
Своего шпизделя она вконец задрючила,
И не стоит у шпизделя давно.

Ни разу не бывала в положеньи,
Поэтому у ней всегда тоска.
Способная она к деторожденью,
Как старая стиральная доска.

---
Saturday, April 1st, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
10:55 pm
Re: Операция "Наследник". Посмертный эпикриз.
----






Виды на карьеру Евгения Евтушенко в обрамлении истории и биографии.


Часть 1.
http://obgyn.livejournal.com/tag/Операция%20%22Наследник%22

Часть 2.
http://obgyn.livejournal.com/120950.html

---
Monday, March 13th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
12:30 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 15) 11
-







11. Вспоминаю о кинорежиссёре Хуциеве


Дождь, дождь, дождь.
Дождь, дождь, дождь.
Короток он и густ, а ты
так не проживёшь.
Ты будешь переставать, собираться,
вновь слабо идти —
Так, как вчерашний дождь,
который был плохим. 
______________

Июньская гроза из десятого четверостишия разражается "Июльским дождём" в одиннадцатом. Сюжет развивается.

Анатолий Луначарский, с его политикой богостроительства, предлагает сдать личность в общественное пользование.

Что из этого следует для художника? во что он превращается? как себя ощущает?

На этот счёт существует совершенно гениальная, просто ни с чем не сравнимая книга. Я говорю о знаменитой дилогии Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

Артист в стране победившего индустриального идеала, массового производства ( капиталистического или социалистического, не имеет значения) вырождается в жулика, проходимца, философа жизни, с ударением на слово жизнь, а не на слово философ.

Реальность сживает его со света, а он сживает со света её, сколько сможет.

Соавторы блестяще изображают личность обанкротившегося художника:

‘’ – Где же драгоценности? – закричал предводитель.

– Где, где, – передразнил старик, – тут, солдатик, соображение надо иметь. Вот они!

– Где? Где?

– Да вот они! – закричал румяный старик, радуясь произведенному эффекту. – Вот они! Очки протри! Клуб на них построили, солдатик! Видишь? Вот он, клуб! Паровое отопление, шахматы с часами, буфет, театр, в галошах не пускают!..

Ипполит Матвеевич оледенел и, не двигаясь с места, водил глазами по карнизам.

Так вот оно где, сокровище мадам Петуховой. Вот оно, все тут, все сто пятьдесят тысяч рублей ноль ноль копеек, как любил говорить убитый Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер.

Бриллианты превратились в сплошные фасадные стекла и железобетонные перекрытия, прохладные гимнастические залы были сделаны из жемчуга. Алмазная диадема превратилась в театральный зал с вертящейся сценой, рубиновые подвески разрослись в целые люстры, золотые змеиные браслетки с изумрудами обернулись прекрасной библиотекой, а фермуар перевоплотился в детские ясли, планерную мастерскую, шахматный клуб и биллиардную.

Сокровище осталось, оно было сохранено и даже увеличилось. Его можно было потрогать руками, но нельзя было унести. Оно перешло на службу другим людям.

Ипполит Матвеевич потрогал руками гранитную облицовку. Холод камня передался в самое его сердце.

И он закричал.

Крик его, бешеный, страстный и дикий, - крик простреленной навылет волчицы, - вылетел на середину площади, метнулся под мост, и, отталкиваемый отовсюду звуками просыпающегося большого города, стал глохнуть и в минуту зачах. Великолепное осеннее утро скатилось с мокрых крыш на улицы Москвы. Город двинулся в будничный свой поход.’’

Ортега с его ‘’Восстанием масс”, поставленный рядом только с одной этой цитатой, выглядит беспомощно. Метафора содержит и отдаёт весь наличный смысл сложной ситуации. Сокровище Я, приватизированное или национализированное, поставленное на рельсы массового, переданное в общественное пользование - больше не сокровище. Железобетонные перекрытия - вместо бриллиантов. Отчаяние - вместо возвышающего обмана.

Фильм Марлена Хуциева "Июльский дождь" противопоставляется Сергеем Чудаковым советской “государственно-воспитательной кинопромышленности”, банкротящей личность.

В самом начале фильма, пока идут титры, за кадром звучит настраиваемый радиоприёмник, на экране перед зрителем проходит Москва шестидесятых; мировой эфир скачет с диапазона на диапазон, врывается в город, касается всех и каждого.

Режиссёр Хуциев подхватывает буквально с того же самого места, где закончили писатели Ильф и Петров.

Дух веет, где хочет. Дух трансформируется в томящуюся любовью женскую душу, которая ищет свой земной идеал.

Перед нами классический сюжет, разыгрывающийся в современных декорациях.







Это Вагнер, это дворжаковская “Русалка”, это Верди.

История о Духе, овладевшем женщиной/мужчиной для того, чтобы в очередной, неизвестно в какой уже по счёту, в бессчётный раз, вернуться, символически повторить великую мистерию жизни, любви, предательства, муки, смерть, воскрешение.

Хуциева критиковали за подражание Антониони - критика и справедливая и не. Правильнее сказать, что и Антониони и Хуциев снимали современное кино в русле традиционной европейской культурной парадигмы.

Хуциева критиковали за то, что он не сумел создать и/или найти среди современников образ, достойный высокой любви. Кроме ветеранов Великой Отечественной Войны, празднующих День Победы в сквере у Большого Театра, встреченных героиней в самом конце фильма, всё остальные персонажи, фигуры и лица были показаны мелкими, жалкими, карикатурными. При этом герои-ветераны никакого социального-общественного оптимизма не излучали. Наоборот. Марлен Хуциев дал их так, что было совершенно очевидно - это не живые, это мертвые, едва ли ни зомби.

Ни политики, ни общественной критики в фильме не содержалось. Внешнее - служило исключительно материалом. И обрабатывалось только как материал.

Поэтому режиссёр не заслужил ни полученных комплиментов за высокохудожественное изобличение советской бездуховности: “людей нормальных больше нет, Сталин всех убил, остались только приспособленцы и подонки, гениально! браво Хуциев! ни критики с другой политической стороны - очернитель - все у него мелкота и дрянь, а в конце прикрылся военным сюжетом, думает, что его не ухватят! Дождёшься, двурушник!

Своеобразное воздействие оказал фильм на женскую аудиторию. В начале девяностых я лично знал литературного критика, подражавшую манерам и прическе героине Евгении Ураловой. Надо сказать, это нисколько не мешало ей состоять в гармоничном браке с эпическим московским графоманом и приспособленцем.

Из чего всего лишь следует сакраментальное - жизнь принимает вызов, брошенный искусством, и успешно справляется с ним.


Относительно недавно я прочитал в интернет-издании статью кинокритика с репутацией думающего. Он упрекает Хуциева с объективных позиций, - пишет, что символический образ современника режиссер не создал вообще. Оставил зрителя ни с чем. Советская Вальгалла - празднование Дня Победы - живым не подмога.

Продолжая мысль думающего критика - авторы Евангелий со своей работой не справились. Их герой умер, а сказками о его воскрешении сыт не будешь. Необходим позитивный, актуальный, деятельный и современный образ.

Например - Иуда.

Сумел практически из ничего сделать тридцать сребрянников. Готовая поведенческая модель для успешного бизнесмена.

Понтий Пилат - образцовый государственный деятель.

Первосвященники - воплощение стойкости и принципиальности.

Сергей Чудаков хорошо посмотрел и правильно понял фильм Хуциева. Он увидел там то, что и было показано. Идеальное/потусторонее/высокое обречено на скорую гибель. Оно нежизнеспособно в материальном мире. Недолговечно, ранимо, эфемерно. Скоро разрушается от соприкосновения с реальностью. Шубу из него не сошьёшь.

Его возможно встретить и познать только в символическом выражении. В живописи, в музыке, поэзии, в сценических и кино образах.

Никакого практического интереса искусство не представляет.






Вечность, к которой искусство имеет отношение, практической ценности не имеет.

Свободная нимфа, дух воды/или воздуха/или войны/стихии, какая там возникнет в вагнерианском/поствагнерианском сюжете, томимая любовью к человеку из плоти и крови, выходит на берег/в город/поле. Из свободного духа рождается магическая душа. Её избранник/принц, живой/реальный человек не способен на идеальную любовь, несовместную с его земной/материальной природой. Поэтому и любовь, и романтические любовники заведомо обречены.

Эта реальность, но её нельзя пощупать, на ней нельзя жениться/выйти замуж. В неё можно только умереть.






Идеальная любовь - синоним смерти.

В идеальной любви встречают смерть и воскрешение в вечную жизнь.

Всё.

Об этом Хуциев снял свой фильм.

Чем эта ситуация хороша и для кого?

Она хороша/интересна/плодотворна для того, кто является личностью. В первую очередь, для художника. Его личность - его рабочий инструмент, и его материал. Он работает ей и воплощает её в каждом сочинённом образе. Раз за разом умирает и возрождается. В отличие от кратковременного, бурного июльского ливня, невыносимо мельчит и мучительно тянет дело жизни.

"Заблудился я в небе – что делать? "

Tuesday, February 21st, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
3:14 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 14) 8-10
_



DSC04077.JPG




8–10. Лопух, который вырастет из нас

Употребляю выражение Луначарского, безоговорочно
 и положительно применённое им ко всему советскому кино.


В зарослях лопуха

срываю гигантский лист —
В кадре его держать,

снимая ропщущий лес.
«Государственно-воспитательная
кинопромышленность»
не нуждается в моих услугах.
Мальчику лист вручил.
Мальчик бежит вдаль.


Через час.


Лист лопуха, сорванный час назад,
безобразно завял.
Мальчик волочит его по траве,
как сбитый аэростат.
Вот так наши физические способности
подходят к концу.
Наши умственные способности при этом
возрастают не слишком.


Не на что купить ботинки: хожу босой и вижу бога.


Увядший лист лопуха 
расправляю, ставлю ноги.
Две подошвы наметил,
матерьял остаётся для верха.
Господи! Преврати лист лопуха
в кусок синтетической кожи.
Бог засмеялся в ответ
спазмой июньской грозы. 


______________________




Слова, процитированные Сергеем Чудаковым, взяты из статьи А.В. Луначарского “Продукция советской кинематографии с точки зрения её идейного содержания”. Статья вышла в сборнике “Луначарский о кино”. ( Москва. ‘’Искусство” 1965)

Высказывание Луначарского о государственно-воспитательной кинопромышленности было лишь залетевшим в советские шестидесятые осколком его мыслей о богостроительстве.

В капитальном двухтомном сочинении “Религия и социализм” (1908 г.), целиком посвященном богостроительству, Луначарский прямо пишет, что в социализме “даны основания новой религии’’.


За пропаганду богостроительства Луначарского осудил лично Ленин. Проведение параллелей между советской идеологией и религией приравнивалось к подрывной деятельности.

Сочинение “Религия и социализм’’ в советское время не издавалось.

Следуя линии партии, в предисловии к сборнику статей о кино, советский киновед Семён Гинзбург снова критикует Луначарского.

“Нет оснований канонизировать всю его организаторскую работу, все его эстетические высказывания и критические оценки, среди которых встречаются не только спорные, но и неверные.

Так, например, в интересной и в основном своём содержании верной статье “Задачи государственного кинодела в РСФСР” ( 1919 г.) Луначарский проводит мысль о том, что “великая тенденция какой-нибудь религиозной идеи или приближающейся к ней социалистической идеи способна только поднимать произведения искусства”. Это сопоставление религиозной и социалистической идей глубоко неправильно.”

У Сергея Чудакова ни малейших сомнений в правильности сопоставления, проведенного Анатолием Луначарским, не было.

Он, как и Луначарский, эмпирически (значит - на своей собственной шкуре) познал, что занятие искусством является духовной практикой.

Эту практику Сергей Чудаков использовал исключительно в целях завоевания личного бессмертия.

Анатолий Луначарский приглашал сделать духовный вклад в строительство Царства Божьего в стране победившего социализма.

Основываясь исключительно на интуиции, Сергей Чудаков нисколько не сомневался, что государство покушается на его душу. Пытается его обобрать, обанкротить, в конечном счёте, уничтожить. Поддаваться пропаганде он не собирался. Отдавать свою душу в государственное пользование, жертвовать на общее дело категорически отказывался.

В религиозном высказывании советского государственного деятеля поэт нашёл полное подтверждение своей интуиции.

В поэме использован известный афоризм Блёза Паскаля. В нём Cергей Чудаков заменил слова ’’мыслящий тростник’’ на ‘’бессмысленный лопух’’.

Сталкивая Паскаля с Луначарским, Сергей Чудаков раскрывает непримиримость противоречий между личностью, сознательно растущей к истине, и религиозным догматизмом политического реформаторства, норовящим превратить мыслящего в бессмысленное.



IMG_9622.jpg



В “Мыслях” Паскаль говорит, что человек поставлен своим сознанием над Вселенной, даже если она его убивает. Расставаясь с жизнью, человек оказывается выше смерти, потому что способен осознать свою смерть. В человеческом сознании находят свой смысл, а следовательно - оправдание, - и смерть, и вся Вселенная.

Лирический герой поэмы отказывается стать подопечным государственно-воспитательной кинопромышленности. Входит в свой собственный ум и образ, обретает самостоятельное сознание. Не позволяет себя зомбировать. Стойко защищает свои ценности. Выиграв в борьбе с политической пропагандой, он избегает судьбы лопуха.

Эстафету глупости подхватывает ‘’другой’’. Чудаков называет его “мальчик”, подразумевая инфантильную наивность, податливую неискушённость, расслабленную доверчивость.

Со временем ( четверостишие 9 называется ‘’Через час’’) мальчик, захваченный глупостью, прорастает ею, превращается в лопух. Человек-растение увядает и погибает.

‘’Лопух” в поэме - образ агрессивной, метастазирующей, заразной, злокачественной глупости, убивающей душу.


Сергей Чудаков говорит о необратимости этой смерти. Бог раскатисто смеётся в ответ на мольбу превратить завядший лопух хоть во что-то мало-мальски пригодное и полезное, хотя бы в заплатку для рваных ботинок.

Государственная пропаганда рассматривается Сергеем Чудаковым как религиозная проблема, имеющая духовной смысл.

Государство обращает в свою веру, вынуждает служить - не богу Я, не личному бессмертию, а задачам государства.

Мальчик безвозвратно пропадает/погибает, поскольку он сорвал своё личное задание. Его душа аннигилирована.


IMG_9621.jpg


Невозможно спасти то, чего больше нет. Сам Бог здесь бессилен.

______________________
Saturday, February 18th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
9:29 pm
Боевая Химера
_

Даже если отнестись к происходящему с полным пониманием, то есть с искренним сочувствием к существующему положению вещей, от смеха не удержаться всё равно, слишком уж это всё перекорежено и перекручено.


Условие задачи: из одной нефтяной трубы вытекает => компрадорская буржуазия, представленная одной партией, одним президентом, единым электоратом.

Задача: представить компрадорскую буржуазию в виде национальный, в форме развитой парламентской буржуазной демократии, с разноголосым электоратом.



IMG_3302.jpg



Объективно задача не решаема, потому что невозможно искусственно создать полноценную систему, лишённую реальной основы.

Все интересы сосредоточены вокруг одной трубы.

Этот единственный источник жизненных ресурсов обусловливает единство интересов, мнений, стимулов, тенденций.

Если сильно настаивать на диверсифика́ции с плюрализмом, идя против реальности, получится симуляция в образе химеры.

Химерическая оппозиция с химерическими лоялистами, сражающимися за привилегированный доступ к трубе.

Борьба за доступ - реальна. Политическая борьба - химера. Оппозиционность - химера. Лоялизм - химера.

Все верны нефтяной трубе.

Политическую двустворчатую ширму установили точно по инструкции ещё в девяностых, а хозяева жизни на две партии разделяться отказываются.

Базис, какой ни на есть, - реальный, а надстройка - бред. Чудовищна, как белая горячка. И полностью дисфункциональна.

Волюнтаристские задания политтехнологов наглядно срываются исполнителями ( Быковым, Латыниной, Прилепиным, Шаргуновым, Топоровым; остальные не лучше, просто меньше на виду).



IMG_3301.jpg


Быкова с Прилепиным обмундировали в пятнистую форму, взятую с одной полки агитпроповской костюмерной. Прорешали комплексный образ “нашенского мужика’’. Они её и носят, как два близнеца, махновца партизанских.

Сначала Быкова прочили в лоялисты, разукрасили почти что майором, раздули премиями, потом, перерешив, слили в оппозицию.

Быков ничем не хуже Прилепина. Прилепин - копия Быкова.

Оба поставлены на шаткую платформу волюнтаристской стратегемы.

Поэтому неустойчивы и моментально заваливают свой образ.

Из-под животного, почвенного, аграрного, как бы нашего Быкова моментально полез двурушник Зильбертруд, обделавшийся свиным навозом, купленным на американской ферме.

Разыгралась символическая презентация классической истории советского невозвращенца: покорная домашняя скотина Быков, с камнем за пазухой, оказавшись за границей, пустился во все тяжкие, обернулся неблагодарной свиньёй, перерожденцем, Зильбертрудом, подгадил, и недвусмысленно обгадился.

Выглядит ядовитей карикатуры Кукрыниксов.

С Прилепиным - тоже нарочно не придумаешь.

Евгений Лавлинский - нормальное мужское имя; и вообще всё нормально до тех пор, пока Евгений не сочтёт жизненно необходимым сменить своё имя на Захар.

Из этой необходимости со всей определённостью следует, что Евгений не чувствует себя мужчиной, Евгением, а чувствует себя женщиной, которая даже не Евгения, а что-то запредельно непотребное.

Непристойность возникает от соединения имени Евгений c фамилией Лавлинский, отзывающейся в английском слове “Love”. Соприродный оттенок гермофродитизма имени Евгений(ия), оттенённый словом Love, которое прочитывается в России исключительно как синоним промискуитета, создаёт антропонимический образ типичной плюшевой Ксюши.

Ксюша, Ксюша! Юбочка из плюша!
Дырка мокрощелая.

Этот мифологический антропонимический образ Анимы грозит саморазрушением. Необходимо обороняться.

Сознательная личность способна разрешать внутренние конфликты на фундаментальном уровне. Инфантильный индивидуум использует внешние средства.

В результате смены ярлыков:

Был Евгений Лавлинский - стал Захар Прилепин.

‘’Захар’’ - фонетически отчётливо отбивается - “за хер”, и представляет собой вопрос, обращённый к самому себе: - “За каким хером, Евгений, ты решил стать Захаром?”

Как в подобных случаях обычно и бывает, в вопросе уже содержится и ответ:

- За хером, ты стал Захаром?
- За хером!

Именно!

Дырку прикрыл мужским достоинством. Да не простым, а упорным и надёжным в работе - Прилепиным. Такой уж как начнёт, как пристанет, так его ни за что не отдерёшь. А он всё и всех отдерёт, да так что мама не горюй.

На первый взгляд кажется, что операция по латанью дырок в гендерной самоидентификации прошла успешно. Но под пристальным взглядом обнаруживаем не совместимое с полноценной жизнью уродство:

Захар ( ‘’’хер’’) Прилепин ( ‘’липкий’’) = ‘’писюн обспусканный’’ .

Вместо мачо и ватника в униформе получили задрота в пальто на ватине.


Товарищ, товарищ,
Товарищ малохольный,
За что ж мы проливали нашу кровь?
За крашенные губки,
Коленки ниже юбки,
За эту распроклятую любовь.


Дополнительный урон мускулинному имиджу нанесло утрированное подчёркивание корреспондентом ‘’Комсомольской Правды’’ пистолета ТТ на бедре у майора Прилепина. Выглядит так, будто у Прилепина вместо своего между ног протез.

Совсем незадолго до объявления о новоиспеченном майоре-герое Захаре Прилепине, в новостях сообщили о том, что он строит летний дом творчества для писателей, и сам же будет его хозяином и распорядителем, решающим, кого приветить, а кому от ворот поворот.

Таким образом дали знать - Прилепину доверены ресурсы. Он теперь при делах и при деньгах.

Ход мыслей понятен - в свете предстоящих боевых подвигов, майора ещё и оформили полномочным завхозом, чтобы купить лояльность журналистов за поездку в дом творчества.

Вроде бы не лишено смысла. Но образы “завхоза-ворюги” и ‘’боевого гермафродита” совершенно не монтируются с образом ‘’народного героя-освободителя’’.

***

- Это провал! Снова провал! - как пели в красивой песне девушки из группы “Колибри”.

***

Воссоединению Украины с Россией Прилепин совсем не нужен. Он вообще не нужен. Он только всё оглупляет и принижает своим дурацким и низким образом.


IMG_3300.jpg

______
Tuesday, February 14th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
12:56 pm
Товарищ малахольный
-
Если графоман и патриот Прилепин всё-таки не совершит свой смертный подвиг, то



разочарованная Родина, за срыв роли Мальчиша-Кибальчиша, переведёт его на роль Юли Латыниной.

Литература, конечно, тоже расстроится капитально.
Monday, February 13th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
4:41 pm
C винтовкою в одною
Если случится так, что графоман и патриот Прилепин всё-таки совершит свой смертный подвиг, то

Родина, конечно, оплачет потерю,
а русская литература, нисколько не покривив душой, возблагодарит своё везенье.
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
2:00 am
Морилка и Сушилка ( о Вл. Набокове)
____________





IMG_3360.jpg



Следом за элитарным писателем Владимиром Набоковым, русское общество уже много лет страдает от того, что слово “пошлость” ускользает от смыслового определения.

Это, конечно, чепуха. Как и всё остальное, что Владимир Набоков когда-либо сказал о языке и литературе.

Наше отношение к нему следует выразить сразу здесь, прямо, и с полнейшей определённостью - Владимир Набоков совсем не знал и совсем не понимал русский язык и русскую литературу.

Его суждения не выдерживают ни малейшего критического нажима. Его писательская манера представляет собой кривлянье. Суждения и писательская манера, взятые вместе - каляки-маляки.


Владимир Набоков испытывал постоянные, ставшие непреодолимыми, языковые трудности. Ситуация только естественная для эмигранта, прожившего большую часть жизни в отчуждении от живой речи.

В конечном счёте, Набоков был вынужден изобрести свой собственный язык, который, хотя он и называл его русским, может быть признан русским языком примерно так же как и украинский. В высшей степени условно.
На нём Набоков исполнял свои сочинения.

Слово “написал” сюда не подходит, в виду его полнейшей неуместности.

Ничего общего с подлинным русским языком - ни дореволюционным, ни послереволюционным, ни с каким - литературный язык Владимира Набокова не имеет.

Русский язык писателя Владимира Набокова - это специальное литературное изобретение англоязычного писателя Владимира Набокова.

Для иностранца он сносно владел русским языком.

Английский Набокова свободен от избыточной метафорики, фонетических излишеств, искусственного синтаксиса, из-за которых его русский скрипит, грохочет и заплетается, как безногий лётчик-герой Мересьев, отплясывающий на протезах.

Его пляска - не игра, не радость, не беззаботное веселье, не ликующий праздник, не удовольствие. Это пытка, которой подвергается тело, ради того чтобы дух сделал ещё одну запись в книге своих рекордов.


IMG_3387.jpg



- Одержана очередная победа воли над болью!

Ужас, вызываемый книгами Набокова, лишь короткое время соперничает с восхищением. За очевидным преимуществом победа присуждается ужасу безоговорочно.

Писатель не только не владеет русским письменным, но и сам анатомический язык - мышца во рту - у него ампутирован.

Остался пенёк.

ло ло ло ла ла ла ло ли та аа аа аа

Это чревовещание, а не литература! Это балаган!

Звуки произведены связочным аппаратом гортани под воздействием форсированной струи выдыхаемого воздуха. Язык в их образовании участия не принимает!

Перед нами не писатель, а вентрилоквист.

Набокову важно доказать обратное.

С первых строк своего прославленного сочинения, он, буквально раззявив рот, пытается убедить читателя, что его язык находится там, где ему и надлежит.

Что он, Набоков, им, языком владеет, а он, язык, ему, Набокову повинуется.

Напрасный труд. Эффект возникает прямо противоположный.

На английском писатель изъясняется достойно. По-русски - сплошные выкрутасы. Эквилибристика и кривлянье.

Не обладая языком, Набоков не в состоянии ничего ни сказать, ни понять, ни выразить. Вместо этого/из-за этого он вынужден изображать из себя писателя. Точно так, как это делает артист на сцене. То есть - использовать сценические приёмы. Создавать образ сценическими ( а не литературными) средствами.

Для этого Набоков насыщает свои сочинения заведомыми “поэтизмами”, сложной образностью, действуя как костюмер или театральный художник обустраивающий пространство сцены. Пьеса может быть слабой, актёры могут плохо сыграть, или не сыграть вовсе, но благодаря оформлению, музыке спектакль, даже в самом самом худшем случае, по крайней мере, внешне обозначен.

Формальные составляющие/комлектующие набоковской прозы, её виньетки и завитушки служат исключительно тому, чтобы на основании этих завитушек, и с их помощью, вкрутиться в состав изящной словесности и протиснуться в её ряды. Никакого другого содержания/смысла эта поэтика не имеет и не содержит. Ни на что большее её не хватает. Ничему большему она не предназначена.

Владимир Набоков писал со страстью и расчётом - утвердить свои сочинения в качестве Искусства, и самого себя в качестве Художника.

Кроме формальных, чисто внешних приёмов, никакими другими средствами для достижения своей цели Набоков не располагал.

Эстетически, интеллектуально, в культурном отношении Владимир Владимирович Набоков типичный энтомолог. Специалист по насекомым. Хуже того - лепидоптерист.

Его формализм замешан на формалине.

Кроме своих сушилки с морилкой и выпрямилкой, он ничего не может, не знает и не умеет.

Всё это легко увидеть, если сравнить его с подлинными носителям культуры.

Возвращаясь к загадочному слову “пошлость”.

Замечательный Алексей Фёдорович Лосев в своих рассуждениях совершенно без усилий, как-то между прочим, полностью раскрыл его загадку.

“Вот вам развитие идей. Была политическая, социальная добротность, а позднее развитие языка пошло по линии морализирования. История слов поучительна. Например, наше слово пошлый. Первоначально оно значило то, что пошло, т. е. какую-то повседневную, обыкновенную вещь. Теперь другое значение. ”

В обществе массовой продукции и массового потребления - расхожее, общедоступное, то есть дешёвое, недорогое, с невысокой продажной ценой - третируется как низкое и недостойное, в противоположность эксклюзивным товарам, продающимся по высоким ценам, доступным только избранным, в смысле, богатым. Это сугубо рыночный/продажный оценочный критерий.


IMG_3367.jpg


Морализирование монетаризировано.

Sunday, January 29th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
5:43 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 13) 7
__



DSC05904.JPG



7. Сплю и вижу странности исторического процесса


Стихи Бо Цзюй-и написаны
1100 лет назад.
В это время предки мои вятичи
ловили древлян и жрали.
А теперь Китай отстаёт,
людоеды у власти там.
«Да здравствует либеральный коммунизм!» —
воскликнул я и проснулся.

————————————————

Пребывая во сне, то есть не наяву, то есть в другом измерении, в котором время протекает по-другому, где реальность и ценности иные, Сергей Чудаков - видит и констатирует ’’странности исторического процесса’’ бодрствующей реальности.

Из своего сна он критикует бодрствующий ’’исторический процесс’’, называет его ‘’странным’’.

Прежде чем мы начнём разбираться в ’’странностях’’, необходимо уточнить что Сергей Чудаков имеет в виду под ‘’историческим процессом’’.

B четверостишии представлена подборка фактов и/или фактоидов из истории Китая и России.



DSC05511.JPG



Исходные точки взяты 1100 лет назад. Для Китая - это стихи Бо Цзюй-и, для России - ‘’предки мои вятичи ловили древлян и жрали’’.

Конечные точки находятся в историческом современном Сергея Чудакова.

Для Китая - это культурная революция, проводимая Мао Цзэдуном, чтобы избавиться от духовного наследия древнего и феодального Китая, превратившегося в тормоз промышленного прогресса. Скинуть стихи Бо Цзюй-и под откос с мчащего в направлении вестернизации локомотива китайского социализма. Уничтожить сам источник, из которого Бо Дзюй-и возник. Китайская культурная революция поставила своей задачей истребить конфуцианскую культуру, и открыть тем самым дорогу прагматизму западного толка. Чтобы не медитировать в пользу роста души, а больше работать и больше производить.

Для России - это Союз Советских Социалистических Республик шестидесятых годов двадцатого века. В период обострения противоречий между обуржуазившейся надстройкой и всё ещё социалистическим базисом.

Хрущевские бюрократы фактически захватили общественную собственность в форме государственной собственности, и жили в соответствии с буржуазными ценностями. Сталин жёстко препятствовал возникновению и укреплению потомственных элит. Истреблял их, как только они поднимали голову. При нём собственность и номенклатурные привелегии по наследству не передавались. Начиная с Хрущёва, жизнь ( бытие ) элит определялась номенклатурным непотизмом, стала de facto частнособственнической. C командных высот под прикрытием коммунистических лозунгов, они эксплуатировали не-номеклатуру, и насаждали буржуазные отношения. Выгадывали подходящий для приватизации момент. Спланировав навсегда захватить общественную собственность, которой они хотя и распоряжались, но безо всяких гарантий на будущее. Тень Сталина кошмарила передовиков советского потребления.

Сталинский террор осуждался ( и осуждается) советской/постсоветской номенклатурой, то есть вновь народившейся буржуазией, из страха справедливого возмездия за предательство общественных интересов и буржуазное вырождение.

То, что Сергей Чудаков называет “либеральным коммунизмом’’, было по существу национальным предательством, шкурной буржуазной низостью. Номенклатурный агитпроп глушил волю народного сопротивления ‘’дружбой народов’’, ‘’гуманизмом’’, пацифизмом, борьбой за мир, лозунгами о росте благосостояния.

В итоге: исторический процесс в Китае привёл к разрушению гармоничной культуры в пользу промышленного производства; своё живое ампутировали и заменили на импортный протез. В СССР в шестидесятых годах буржуазное людоедство шло на смену пещерному.

Сергей Чудаков отрицает историческую эволюцию. Он категорически отрицает возможность общества изменить человека к лучшему, и отрицает возможность человека состояться в обществе.

Приводит общее скептическое выражение к определённому знаменателю чёрного юмора:


были дикие людоеды - стали цивилизованные антропофаги.



DSC05894.JPG



В этом и заключается смысл исторического процесса, технического прогресса, партийного гуманизма и либеральных реформ.

________________________
Monday, January 16th, 2017
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
10:29 pm
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 12) 6
_____



DSC05846.JPG




6. В душе сталкиваются оттенки чувств


На пляже мне тонкие девушки
нравятся днём.
Но к вечернему чаю домой
толстых я привожу.
Почему? Толстые девушки
сильнее меня возбуждают.
А за тонкими нужно больше
ухаживать, они капризней.

___________________



Психологизм возникает в результате подмены ценностей актуальной личности, переживающей саму себя как первое и последнее откровение, - ценностями общества, которые навязываются личности в качестве переживаний.

В ходе этих переживаний ( и их посредством) личность превращается в объект манипуляций. Она больше не понимает своих интересов, искренне принимая за свои - интересы общества.

Психологизм присущ исключительно буржуазным отношениям, нуждающимся в массовом производстве и массовом потреблении. Он обусловлен индустриальным обществом, провозгласившем ценностью человека, его права, и всевозможные равенства.

Исполнение этих условий делает невозможной насильственную трудовую мобилизацию. Её применение повлекло бы разрушение рыночной системы, переход к другим, менее доходным, а следовательно, неприемлемым экономическим-политическим моделям.

Следовательно, единственно формой принуждения со стороны общества становится психологическая манипуляция.

Для её применения необходимо конвертировать высшие ( духовные ) ценности в ‘’человеческое, слишком человеческое’’, с фактическим подчинением самого человека стихии и/или бюрократии рыночной экономики/интересам государства.

В ход идёт такая схема:

“Если вам тяжело стремится к заоблачному, так и не надо рваться, идеал недостижим, рваться вредно для здоровья, займитесь чем-нибудь общественно полезным за тридцать долларов ( или за сто тридцать) в час. Облака состоят из одной воды, лучше выпейте кофе с сахарозаменителем.’’

Рынок возводит ряд занятий/профессий в ранг престижа. Полирует их до гламура, то есть до сияния, вызывающего уже не просто восхищение, а благоговение.

Выше поп-звезды/фотомодели/банкира/модного политика ничего не летает.

После того как сакральный верх отформатирован, сакральный низ образуется сам собой. Туда автоматически проваливается всё, что не поднялось наверх, со степенями градации - ближе к верхам, дальше от верхов. С сопутствующими эмоциями - удалённость воспринимается как проклятие, близость - как благословение.

На этой игре чувств и статусов строится вся психология.

Буржуазное, согласно назначенным условиям, может проникнуть в человека и прибрать его к рукам исключительно на основании и посредством экономической игры с психологическим резонансом.

Самодостаточная личность вступает в экономические отношения для того, чтобы добывать элементарное, необходимое ей для существования, и обнаруживает себя в общекультурном пространстве, в котором её атакуют претензиями и предписаниями, фактически диктуют ей как жить, с позиций общественных ценностей, преподносимых во всевозможной символической упаковке. ‘’Семейные ценности, “этика отношений полов’’, выполнения дресс-кода, следование моде, все эти бесконечные ’’настоящий мужчина обязан’’, ‘’настоящая женщина должна’’, ‘’долг культурного человека’’ - есть, строго говоря, элементарное разводилово.

Выполнение общественных требований возможно только при наличии денег, а деньги возможно заработать, только став частью общества. К этому личность и принуждается.


Под массированным обстрелом ядро личности теряет стабильность и сходит с орбиты на общественно-полезную работу.

Человек утрачивает самообладание, отдаёт себя в чужие руки, и, как следствие, его духовные усилия в пользу личных достижений перенаправляются в пользу буржуазной тщеты.

Этот буржуазный тип уже в момент своего появления на свет имел все признаки рокового/родового, несовместимого с жизнью недуга. Распадался, едва успев родиться.

В ‘’Человеке из подполья’’ Достоевский изобразил задавленную крысу, воющую от боли, которую она себе причиняет за свою заведомую эссенциальную/экзистенциальную/мистическую - всемерную - несостоятельность и неспособность.

В рамках товарообмена предлагалось сдать духовное состояние и получить вместо него положение в обществе. Чин, звание, должность, рабочий день длиною в жизнь, с непременной задержкой ежемесячной заплаты. Герой Достоевского выл и прыгал от боли, предвидя, предчувствуя, предвкушая, а фактически переживая банкротство, на которое он был исторически обречён.

Духовные ценности при переводе в социальные результируют в психическую болезнь.

Ничего не выходит наружу
Твои помыслы детски чисты
Изменяешь любимому мужу
С нелюбимым любовником ты

Ведь не зря говорила подруга
Что находишь ты в этом шуте
Вообще он не нашего круга
Неопрятен, живёт в нищете

Я свою холостую берлогу
Украшаю с большой простотой
На стене твою стройную ногу
Обвожу карандашной чертой

И почти не добившись успеха
Выпью чаю и ванну приму
В телевизор старается Пьеха
Адресуется мне одному

Надо, надо ещё продержаться
Эту пару недель до зимы
Не заплакать и не рассмеяться
Чтобы в клинику не увезли

Стихотворение, не про любовь, а про роковые обстоятельства. О том, как поэт попал в ‘’тонкие” отношения, которые он сам себе запретил. Тут, что называется, дан полный набор. У прекрасной дамы имеется любимый = ценимый = ценный - с материальным, с общественным положением, солидный муж. Устроенная, комфортная жизнь под стать. Сверх того - целый круг солидных друзей и подруг. Любовника она закономерно ненавидит потому, что любовь к нему угрожает не только разрушить брак с любимым мужем, но и взорвать фундамент всей жизни. Обесценить её опыт, цели, достижения. Любовная связь продолжается вопреки всем доводам рассудка, повинуясь внезапному сильному чувству души-и-тела, говорящему, что эта любовь и хороша, и полезна, - ‘’полезна’’ в том смысле, в каком это слово употреблял апостол Павел “мне всё можно, но не всё полезно” - то есть сущностно необходима. Тем не менее, эта любовь обречена. Принципиально неуспешному, невостребованному, непрофессионалу не полагается земной награды. Ему достаётся только её бледная тень на старых обоях, и виртуальная копия в телевизоре. Ничего другого он не заслужил. Получил по заслугам. Теперь боль разрыва предстоит переработать в опыт переживания боли, не сорвавшись в безумие. Выкарабкаться из топкого болота психологии на сверкающий лёд и разряженный воздух чистой зимы.

Чтобы не оставлять ни малейших смысловых пробелов, недоговорённостей, неясностей, выскажемся до конца. Посмотрим/покажем как выглядит жизнь во льдах, в зимней чистоте, на высоте, в разряженном горном воздухе. Дадим, насколько это возможно, саму духовность.

В летнем небе вспыхнула звезда
в местном клубе крутится кино
нас уже не тянет никуда
нам идет сидеть и пить вино

В нашем деле некуда спешить
нашим рекам некуда впадать
хорошо селедку потрошить
а потом как следует поддать

Жил поэт и вот был сослан он
далеко на самый край земли
в виде наказанья телефон
в хижину его не провели

И к душе покой и благодать
подступили как девятый вал
даже что-то начал он писать
и потом торжественно порвал

Он мечтал что будет он богат
и услышит славы смутный гул
старенький и голый он халат
на груди цыплячьей запахнул

Все чем был он подлинно велик
больше ты не слушай никого
и переведи на свой язык
жизнь его и смертный час его


Перевожу на свой язык.

Пространство, время, воля - замкнулись сами на себя. Течения и движения прекратились. Свет замер в звёздной вспышке. Мгновение остановилось. Ничего товарно-денежного сюда не проникает. Раздражители не проходят.

В слабой сослагательной тональности говорится, что хорошо селёдку потрошить, а потом как следует поддать, но это не пожелание, а благостное воспоминание. Точнее, образ прошлой жизни.

Всё что только можно пожелать, больше того, всё, что только можно себе вообразить как объект желания, - дано, уже присутствует, имеется ещё до того, как пожелалось или было воображено. Поэтому нет самого желания/фантазий. Всё достижимо, постижимо, постигнуто и достигнуто. Поэтому не о чем тревожится вообще.

Желание, желаемое, недостижимое, непостижимое аннигилированы или самоустранились/саморазрешились. Вместе с этим исчезло страдание.

Отсутсвие желаний, воли, боли, дефицита делают планирование неактуальным. Пропадает смысл движения вообще, проекции в будущее в частности.

Настоящее настало и оформилось как вечность, из которой возможно попасть в прошлое и в будущее, но не нужно, потому что они и так в ней содержатся. Эмоционально вечность передана чувством безмятежности.

Внешний мир и внутренний стали на один уровень, как жидкость в сообщающихся сосудах.

Душа, тело, внешнее, внутреннее, желания, желаемое - многочисленные неоднородные - (пред)стали интегральным.

Предназначение сбылось.

Личность вернулась к себе полностью восстановленной. То, что прежде ей смутно воображалось, грезилось - богатство, могущество, слава - предстали/настали в реальности. Поэт обрёл в подлинном виде всё, что видел в фантазиях.

Воображаемое, выраженное в достоверной образности, воспринимается подлинным реальным.

Изображение хижины на краю земли без телефона, портрет поэта, запахивающего халат на цыплячьей груди, пришли из фильма “Великолепный’’ с Жан-Полем Бельмондо в роли Франсуа Мерлена, автора трэшевой книжной серии о суперагенте Бобе Сен-Клере.

Писатель, не поднимая головы от бумаги, не отрывая рук от пишущей машинки, погружён в вымысел. Там он великий герой, победитель злодеев, покоритель женщин, ловкий, удачливый, бесстрашный. Здесь - робкий, беспомощный, доведённый до нищеты издателем, навечно прикованный к работе, посреди обрушивающейся квартиры с искрящей электропроводкой и протекающей ванной.

Чтобы выживать в реальном мире, сдавшись на милость выжиге-издателю, ему потребовалось отрешиться от героической части своего Я, забросить её в воображаемый мир, и удерживать там, что называется, “до востребования’’. Вызывая к жизни только в качестве персонажа развлекательных книжонок.

Ситуация принципиально изменилась, когда Мерлен влюбился. Он захотел предстать перед любимой не побитым, отредактированным жизнью литературным подёнщиком, а в полный рост, во всей героической красе. Практически это требовало интеграции личности. Для этого необходимо было ликвидировать независимого отщепенца Боба Сен-Клера и, тем самым, вернуть его из вымышленного мира в реальный.

Мерлен пишет эпизод, в котором суперагент попадает в ловушку, подстроенную его заклятым врагом - начальником секретной службы Албании Карпофф. Машина Боба Сен-Клера, пытаясь уклониться от своего собственного отражения в зеркале, поставленном на шоссе агентами Карпоффа, на всей скорости слетает с дороги.

Зеркало понадобилось как средство транспортировки отражения, застрявшего в анти-мире, в оригинальный мир.

Опозоренный Боб Сен-Клер находит себе пристанище в хижине на болоте. Ссутулившийся, запаршивевший, с полуобнаженной, как внезапно стало видно, именно что с цыплячьей грудью, на которой не сходится вызывающе затрапезный халат.

Двадцать пятым кадром Сергей Чудаков вмонтировал сюда Мандельштама:

Квартира тиха, как бумага,
Пустая, без всяких затей,
И слышно, как булькает влага
По трубам внутри батарей.

Имущество в полном порядке,
Лягушкой застыл телефон,
Видавшие виды манатки
На улицу просятся вон.

Филипп Де Брока, режиссёр “Великолепного’’, сотрудник Трюффо и Шаброля, классический представитель “Новой волны”, снимал кино, буквально следуя холистической рецептуре Мерло-Понти: “Кино исключительно приспособлено к выявлению союза духа и тела, духа и мира и выражения одного в другом.”

В этой цитате всё сказано, и к ней совершенно нечего добавить; нет смысла показывать на бесконечных примерах, - как это делал Луи Маль, как это получалось у Антониони, чем занимался де Брока, или разжёвывать какое влияние оказал на новую волну Жак-Ив Кусто.


В задачу продвинутой Европы шестидесятых, воплотившуюся не только в фильмах ‘’новой волны’’, но и во всём европейском искусстве тех лет, входила борьба с психологизмом, с психологией. Номинально она оформлялась Мерло-Понти как борьба за ’’новую психологию’’. Методологически - как синтез Гуссерля с гештальтпсихологией. Практически - личность реинтегрировалась через телесность.


Схватим суть дела:

Личность как бы погружается под воду и тем самым отсекается от связей с социумом. Так выглядит модифицированная процедура гуссерлианской редукции на службе гештальтпсихологии. Утратив внешние связи, личность избавляется от влияний, и показывается как она есть в своём подлинном виде, с подлинными проблемами. На дне - социальном или океанском, на глубине - реальной или символической, слышен стук сердца, биение пульса, звук дыхания. Слушаясь своего тела, инстинктов, интуиций, движений страсти, человек вновь находит себя. Соматическое преодолевает психическое и выходит на просторы духовности. Телесный порыв избавляется от психологических пут, пробивается к духу.

Начиная с 60х годов, в СССР при социалистическом базисе надстройка полностью обуржуазилась. Фильмы ‘’новой волны’’, ленты Антониони воспринимались как откровение. Сергей Чудаков все смыслы считывал и был активным участником культурного диалога.

***

Тонкие девушки = психологические отношения - соблазнительны, но совершенно не годны к употреблению. Вредные. Капризные. Требовательные. Навязывают социальные обязательства и роли, отвлекают от самого себя.

Толстые девушки = никакой психологии - отношения сводятся к нетребовательной телесности, обращенной к себе самой, то есть к Сергею Чудакову. Годные к употреблению, полезные отношения.

___
Saturday, December 31st, 2016
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
3:31 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 11) 5
____



IMG_5938.jpg



5. Продолжаю жить

На ночь ещё перечту
томик стихов Бо Дзюй-и.
Днём на пляже торчал,
плечи себе обжёг.
Вечер провёл с медсестрой,
напился с нею, любил.
Отличная женщина. Для плеч
оставила мазь.




Перед сном Сергей Чудаков не просто читает, а перечитывает томик стихов Бо Дзюй-и. То есть он занят важной для него книгой, требующей повышенного внимания, как минимум, двукратного прочтения. Свой особенный интерес к книге он специально подчеркивает и выделяет.

В такой ситуации закономерно рассмотреть и сам предмет, занимающий Сергея Чудакова, то есть ‘’томик Бо Дзюй-и”, и феномен китайской поэзии в целом.

Стихи средневекового поэта Бо Дзюй-и, переведённые с китайского известным советским синологом Львом Эйдлиным, с точки зрения европейской культуры поэзией принципиально не являются.

То же самое справедливо сказать о всей так называемой китайской поэзии, начиная с древней, включая средневековую.

Поэзия в Китае, в европейском понимании, возникла только в начале двадцатого века, и существует исключительно как подражание европейской традиции.

Результат перевода того, что называется китайской поэзией, на русский язык - и в смысле формы, и в смысле содержания - в высшей степени условен и приблизителен.

С формальной стороны: китайское рифмованное четверостишие было переведено Львом Эйдлиным белым стихом в виде восьмистишия.

О смысловой составляющей своего перевода Лев Эйдлин высказался с такой саморазоблачительностью, что разоблачать его дальше некуда и незачем.

“Иероглифическая письменность делает и перевод иным, предоставляя ему большую свободу в выборе понятий и слов, стоящих за иероглифом. Понятие объемлемое иероглифом, “многолико’’ и многословно, и, таким образом, китайское стихотворение, конечно, больше подчинено фантазии читателя, чем стихотворение, записанное фонетической азбукой. Переводчик - тоже читатель, и он выбирает одно из ряда доступных ему толкований и предлагает его своему читателю.”

Чтение стихов - это НЕ ФАНТАЗИЯ, а целиком и полностью сознательный процесс, требующий строгого внимания. Чтение вообще, чтение стихов в частности, нацелено исключительно на полное понимание прочитанного. Иначе пропадает смысл чтения.

Скажем совсем просто: незачем читать, если не понимаешь что читаешь.

Фантазировать, то есть грезить наяву, и читать, то есть - быть полностью сосредоточенным на смысле - это две совершенно различные по своей природе деятельности.

Фантазируют глядя внутрь себя, пребывая в своём, во внутреннем; читают - в книге, пребывая во внешнем, в чужом.

Если смешивать одно с другим, то возникает пресловутое: смотрит в книгу, видит фигу.

Поэтому когда известный советский синолог и переводчик Лев Залманович Эйдлин представляет смысл поэзии плодом читательской фантазии, то таким, - мягко говоря, - наивным способом, с помощью никуда негодных средств, он пытается утвердить свои собственные фантазии и свои собственные амбиции в ущерб смыслу вообще, и смыслу оригинального текста, в частности.

Вопреки культурной задаче, стоящей перед переводчиком, Эйдлин не проясняет, а мутит и запутывает.

Абсолютно ложная ситуация ‘’с китайской поэзией’’ возникла не по вине одного конкретного переводчика. Она гораздо комплексней и масштабней. Речь идёт о конституциализированном фундаментальном сбое культурного восприятия, возникшем на основании поверхностного сходства.

Под ‘’китайской поэзией’’ в настоящее время понимают явление, совершенно не свойственное поэтической традиции Запада; это явление насильственно втягивают в культурную сферу, которой оно не принадлежит, и пытаются приспособить к целям, совершенно чужеродным его природе.

Не всё, что написано в рифму о небе и травке, приправлено элегической интонацией, и оформлено в столбик - стихи.

Чем же в действительности является ‘’китайская поэзия’’? Что она собой представляет?

Чтобы увидеть и понять, начнём с самого что ни на есть очевидного.

Китайской империи требовалось огромное количество чиновников. Для того чтобы поступить в чиновники, необходимо было пройти экзамен. Первый экзамен сдавали примерно в тридцать лет. Жизнь до тридцати лет была посвящена учёбе, а фактически подготовке к экзаменам. Для того, чтобы продвигаться по карьерной лестнице, также требовалось сдавать экзамены. Экзамены в обязательном порядке включали в себя умение сочинять стихи. Все чиновники без исключения должны были писать стихи в строго регламентированном формате. После завершения исторической эпохи, измеряемой в Китае временем правления династии, в обязательном порядке издавалась поэтическая антология, включавшая в себя сочинения по возможности всех чиновников ушедшей династии. В Танскую антологию, а именно во времена танской династии жил чиновник Бо Дзюй-и, входит две с половиной тысячи поэтов, представленных сорока девятью тысячами стихотворений. Читателями и писателями ‘’стихов’’ были исключительно чиновники и государственные деятели.

Две с половиной тысячи чиновников-поэтов, представленных сорока девятью тысячами стихотворений в антологии, изданной в завершение исторической эпохи.

Да любому разумному, если только он не синолог, сразу понятно о чём здесь речь.

Чиновник обязан оформлять документы соответствующим образом. Писать всяческие входящие-исходящие. Поэтому соискатель чиновничьей должности должен был овладеть соответствующим искусством оформления бумаг и продемонстрировать его на экзамене. Без умения работать с документами, без знания китайского канцелярита на правительственные должности никого не допускали. Чиновники обменивались документами. Вели интенсивную деловую переписку.

Чиновники отсылали чиновникам сообщения о государственных делах в принятом государством бюрократическом формате, а не тысячи поэтов на чиновничьих должностях отсылали тысячам поэтов на чиновничьих должностях образцы своего свободного творческого самовыражения.

Пресловутые антологии были сборниками государственных документов, их собирали и издавали, подводя итоги прошлым правлениям.

Ближайший аналог этих сборников - не поэтическая антология, а издание ‘’КПСС в резолюциях’’.

То, чем синологи и переводчики под видом поэзии окармливают читательские массы, есть китайский бюрократический канцелярит. Чиновничьи донесения, отчёты, переписка.


Теперь следует ответить на вопрос - почему китайские бюрократическая переписка выглядит так, как она выглядит. То есть нам предстоит объяснить особенности формы и содержания китайского государственного делопроизводства. А заодно и ответить на вопрос, как и почему стало возможным заподозрить поэтов в бюрократах, а их переписку принять за поэзию.

В самом общем виде:

Форма государственных документов - определяется существующей традиций, то есть письменной культурой.

Содержание государственных документов отражает государственные задачи, которые, в свою очередь, зависят от особенностей государства и государственной власти. Специфика китайского государство и стоявших перед ним задач определила содержание государственных документов.

Важнейшие задачи китайского государства определялись религиозными учениями. Главным образом, это было учение Конфуция, позднее к конфуцианству в качестве официальных религиозных доктрин присоединись даосизм и буддизм. Традиционно религиозные учения оформлялись в сборниках стихов и песен. Древнейшим из таких сборников была “Книга песен”. Cодержание книги складывалось на протяжении трёх веков, с XI по VI века до нашей эры. Духовная литература - стихи, песни, эпос трёх религий - определили не только содержание жизни страны, но и формы, в которых эта жизнь совершалась.

Самоназвания Китая - Поднебесная и Срединная Империя. Названия происходят от мифологических топологических представлений. Китайцы считали, что небо имеет форму круга, а земля форму квадрата; там, где круг покрывает землю расположена Поднебесная, за её пределами живут варвары - народы, не имеющие к небесам никакого отношения.

Для пространственного мифа характерно иерархическое разделение пространства на верх и низ, в котором сакральная роль отводится верху, и профанная низу. Срединная Империя - это страна, находящаяся на полпути к Небу.

Пройти путь до Неба, - в этом и заключалась сверхзадача Китая.

Государственные служащие занимались не только сельским хозяйством, обеспечением безопасности страны, стройками и сбором налогов, они занимались самосовершенствованием в духе конфуцианских идеалов. Их ‘’поэзия’’ - официальный документ, замеряющий духовность, отражающий степень праведности. Увеличение, уменьшение праведности или стагнацию. По поэтическому произведению судили, насколько чиновник является полезным членом общества. Показатели эффективности духовной работы, отражённые в “поэтических” самоотчётах, рассматривались наравне с отчётами о производственной работе.

Сергей Чудаков врастает в Небо. Для него Китай - это уникальный практический опыт и метод.


Поэт исследует китайскую духовную традицию. Он практикуется в методе, и закрепляет достижение, сочинив эротическое стихотворение.

Стихотворение посвящено важному аспекту личности поэта.

Сергей Чудаков должен был решить - будут ли у него семья, дети, жена, или - возлюбленная, какие-то душевные привязанности.


IMG_5957.jpg




Может ли он в свете своей задачи - борьбы за бессмертие - позволить себе любовь.

И если нет, то на какой этической основе он построит сексуальные отношения?

Сергей Чудаков видел опасность в том, что его свобода/свободный дух окажется коррумпирован обязательствами/‘’простым счастьем’’.





Иллюзией компромисса он себя либо вообще не тешил, либо, если таковая иллюзия присутствовала, то она очень скоро развеялась. Общество обязательно использует половое влечение для шантажа и порабощения. Возьмёт за яйца так скоро, как только сможет, и скрутит в бараний рог.

Ольга Голодная приводит разговор на эту тему:

‘’Мы с ним о свадьбе не говорили. Только как-то раз, когда мы шли из театра по Тверской, он говорит: “Кис, ну если бы я занимал какое-то определенное социальное положение, если бы я зарабатывал регулярно деньги - конечно бы женился. Но ты же знаешь, у меня случайный заработок …” Это уже после того, по-моему, когда я увидела ту кошмарную комнату … ну и вообще, об этом и речи не шло - что значит ‘’жениться ”?

Но если бы Сергей Чудаков занимал хоть какое-то социальное положение, то социальное положение и диктовало бы каким ему быть, что делать, как думать и чувствовать.


IMG_5921.jpg


Социальное в его матримониальной/сексуальной ипостаси диктовало бы сознанию.

Наехала бы на него своя Лиля Брик ’’маааленьким автомобильчиком’’.

Чудаков угрозу видел, и планировал наперёд.

Культура Китая c её специфическим пуризмом, с непременным выходом в литературное творчество закономерно привлекла Сергея Чудакова.

Конфуцианство, вменяя в обязанность ‘’благородному мужу’’ удовлетворять сексуальные потребности всех домочадцев женского пола (что в условиях полигамного брака и гарема было достаточно хлопотным делом ), строго требовало снизить эмоции в отношениях полов.

Удовлетворение физиологических потребностей максимально поощрялось, эмоциональные проявления - строго осуждались.

Вплоть до того, что даже мужу и жене запрещалось называть друг друга по именам в постели.

“Кис, ну если бы я занимал какое-то определённое социальное положение …’’

От ‘’благородного мужа’’ требовалось предаваться сексуальным утехам исключительно телом, и не в коем случае не душой. Совокупления, при полном эмоциональном/душевном затмении, вменялись в обязанность, считались достоинством, признаком зрелости и высокой культуры.


IMG_5951.jpg


Нравы конфуцианского Китая иллюстрируют сюжеты: в ‘’Истории династии Сун’’ рассказывается о принцессе, обратившейся к царственному брату с жалобой на сексуальную неудовлетворённость: ‘’У подножия Вашего трона находится шесть дворцов с десятью тысячами юношей и девушек. А я, Ваша покорная служанка, вынуждена довольствоваться лишь одним-единственным конём. Это несправедливо!” Император выдал сестре для удовлетворения сексуального голода тридцать мужчин-наложников.

Феномен секса без чувств нашёл отражении в ‘’китайской любовной поэзии’’.

В описании природы, пейзажей воссоздаётся картина эротического томления и совокупления. Устойчивые образы и употребления формируют целые лексические пласты эротизмов, использующихся для описания коитуса, мастурбации, мужского и женского половых органов, физиологических состояний - эрекции, эякуляции, оргазма. Используются комплексные образы, скажем - цветок лотоса является моделью коитуса. Cветильник, огонь вообще означает присутствие активного мужского начала, т.д.

М.Е. Кравцова в книге ‘’Поэзия Древнего Китая’’ пишет: ‘’Эффект ‘’непристойности’’, ‘’развратности’’ произведения возникал, в понимании китайцев, только в том случае, когда в нём рассказывалось о любви мужчины к женщине.’’

***

Уже в заглавии пятого четверостишия “Продолжаю жить’’ слышна эротическая двусмысленность. Первый смысл развивает тему жизни-смерти четвёртого фрагмента поэмы; второй означает ‘’продолжаю активно совокупляться’’, ‘’трахаюсь вовсю’’. ‘

В пользу второго смысла работает образный ряд:

‘’Днём на пляже торчал, плечи себе обжёг.’’ - Горячий, страстный, нетерпеливый любовник. У него торчит красный половой член.

Одинокая, стоящая посреди пляжа фигура с обожженной солнцем, красной кожей, описанная словом “торчал” закономерно вызывает образ эригированного пениса.

Вечер провёл с медсестрой,
напился с нею, любил.

Эрекция влечёт встречу с медсестрой, профессионально оказывающей помощь страждущему. Которая даёт ему то, что нужно для физического здоровья. Чистый здоровый, продезинфицированный алкоголем секс. Описание интима похоже на описание медицинской процедуры. Слово ‘’любил’’ воспринимается здесь не в его прямой семантике, и не в переносной, и даже не эвфемистически, а в парадигме фонетической ассоциации ‘’любил’’ - ‘’укол’’.

Отличная женщина. Для плеч
оставила мазь.

‘’Отличная женщина’’ - просторечное, в принципе нейтральное выражение, в данном контексте, приводящее к смысловой рифме с другим устойчивым просторечием - ‘’облегчила мужика’’.

Этому образованию способствуют дальние ассонансы и аллитерация в словах ’’отличная’’ - ‘’облегчила’’ и твёрдый союз, практически социальная рифма, возникшая в употреблении пары слов ‘’женщина’’ - ‘’мужчина’’.

‘’Для плеч оставила мазь’’.

Прямое указание на выделения во время полового акта и на оставшиеся следы этих выделений.

***


IMG_5930.jpg


В итоге: никаких непристойностей чувств. Только целомудренная физиология конфуцианства.

Сергей Чудаков последовательно редуцирует внешний мир, снимает его воздействия, лишает его властной силы над собой, охлаждает и укрощает. Выигрывает на всех направлениях.

______________________
Saturday, December 24th, 2016
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
12:23 am
Рождество Большого Взрыва
-


(без названия)


В прошлые выходные выбрался в соседний город, в кинотеатр, транслирующий балеты и оперы, на “Щелкунчика” из Большого Театра.

Было на что посмотреть, и есть что сказать.

Культура многомерна. Язык, наука, политика, искусство, мифология - разные измерения культуры. Человек, находясь в культурном пространстве, постигает мир и овладевает им в символической форме. Другого способа просто нет.

Символы математики ( науки вообще ) несут смысл идентичный символам мифологии и/или искусства.

“Щелкунчик” - рождественское представление. Оно - о рождении Спасителя. Чистая душа, пожалев и полюбив, оживляет деревянного уродца. Жалость и любовь превращают cломанную игрушку в живого героя, который истребляет зло и спасает весь мир.

Большой Театр устроил замечательное представление. Совершенно правильно рассчитав, что смысл ‘’Щелкунчика’’ хрестоматиен и не затеряется ни при каких обстоятельствах, постановка, не пережимая содержательный момент, блистала дивертисментом.

Творческая интеллигенция, конечно, как всегда, не смогла удержаться, чтобы хоть в мелочи не подгадить в праздник. На Мышиного Короля надели поясок цветов георгиевского ордена; получилось, что мировое зло, поражаемое Щелкунчиком, представлено колорадской Россией. ( В этой связи, хорошо бы разобраться, какому такому мировому добру служат в Государственном академическом Большом театре России. Покушение на символическое убийство работодателя - это отчаянная выходка.) Диверсия сорвалась.



IMG_3529.JPG



Умные красота и доблесть не позволили себя обмануть; в танце Щелкунчика Дениса Родькина удар был нанесён подлинному уроду. Cабля героя разила не подставную декорацию, а настоящего Мышиного Короля.

С первого взгляда на Дениса Родькина видно, что он герой. В чистой форме и в полном смысле. Его внешнее - тело, пластика, выражение - равно содержанию.

Внешнее формирует содержание.

Он выглядит, как герой - и он есть герой; и больше ничего и кроме.



IMG_2738.JPG



Никакого подсознания, никакой психологии, никакой политики; ни малейшей буржуазности.

Античные красота, чистота, бесстрашие, доблесть, данные разом, одним движением ( одним куском мрамора).


В перечень удовольствий и выгод, доставляемых интернет-трансляциями, входят интервью с исполнителями.



IMG_3539.JPG



Картинку дают крупным планом, так что можно и вглядеться, и послушать.

Рассказывая свою творческую биографию, Денис Родькин специально подчеркнул, - даже настойчиво выделил - что на его решение, кем стать в жизни, повлиял балет “Cпартак”.


Это признание настолько замечательное, что впору было бы сопроводить его какой-нибудь космической симфонией. Через биографию артиста раскрылась генеалогия культурного символа!

Хотя интертекстуальность сама по себе звучит как симфония.

У Сергея Чудакова есть стихотворение о террористическом акте во время балета:

История и нынче
Выходит так на так
Я не читаю Ницше
Смотрю балет “Cпартак”.


( Что означает: Cпартак = сверхчеловеку Ницше )
………………………………


Они вскричали “браво’’
Одним движением взмыв
И в общем крике, право,
Никто не слышал взрыв

Нежны танцовщиц руки
Железен их пуант
Но я умою руки
В уборной как Пилат


Пусть гибнут два бандита
Министр и террорист
Не надо динамита
Тем кто морально чист

………………………………

Сергей Чудаков, конечно, читал Ницше: выражение ’’не надо динамита” и вся смысловая архитектура стихотворения пришли из ницшевского ‘’Я не человек. Я динамит”. Следуя далее по тексту ’’Ecce Homo”: “И при всём том во мне нет ничего общего с основателем религии - всякая религия есть дело черни, я вынужден мыть руки после каждого соприкосновения с религиозными людьми…’’


***



IMG_3545.JPG


В антракте показали фойе - московская публика; расхаживают, фотографируются у ёлки. Встречают рождество большого взрыва в храме искусства большого театра.

_____________
Wednesday, December 14th, 2016
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
1:27 am
Хахатоны - 2
-



IMG_0095.JPG




Рыбачку Соню в Костю Моряка

во влагалище тыкала
престарелого штепселя

Перекроит надёжная рука



тыкал мекал факер
мене текел фарес

Ведь ты моряк, Сонька,
А это значит:

у ней на внешности
прыщи в промежности

Что не страшны ему
Ни годы, ни моря!

и болит от недостатка нежности

Ведь ты моряк, Сонька!
А моряк не плачет!
И не теряет бодрость духа никогда!
Monday, November 28th, 2016
LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.
12:52 am
Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 10) 4
-

IMG_9198.JPG


4. Нарушив правила купания, достигаю противоположного берега

На пригородном поле растёт
вико-овсяная смесь.
Cоцветия жёлтой сурепки над ней,
как тысяча мотыльков.
Несколько горожан у автобуса
выпили водки.
О сельском хозяйстве они
беседуют сами с собой.

_______


Похороны, поминки = в поле зарыли зерно.

Выпили водки за упокой. Простились. Разъезжаются/расходятся.

Беседуют соответственно о почве, удобрениях, видах на урожай, о сельском хозяйстве = о (cево)обороте человеческих смертей-рождений.

Сергей Чудаков мог быть знаком с корреспондирующим Евангельском текстом:

Cлушайте: вот, вышел сеятель сеять; и, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние, и терние выросло, и заглушило семя, и оно не дало плода. И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошёл и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит!

( Мк 4:4 - 4:9 )

Сюжет о человеческой жизни (зерне), посеянной Богом, прорастающей через смерть/почву в вечную жизнь, настолько прочно имлантирован в культурное сознание, бессчётное количество раз воплощён в произведениях искусства, что источники просто не поддаются учёту.

Скорее всего, советский подросток впервые встретил аграрную притчу об умирании в жизнь всё-таки не в Евангелии, а в известном переводе Самуила Маршака стихотворения Роберта Бёрнса “Джон Ячменное Зерно”, проходившем в то время под рубрикой “детской поэзии”.

Велели выкопать сохой
Могилу короли,
Чтоб славный Джон, боец лихой,
Не вышел из земли.

Травой покрылся горный склон,
В ручьях воды полно,
А из земли выходит Джон
Ячменное Зерно.

Джон Ячменное Зерно проходит циклы реинкарнаций, заканчивающихся его перерождением в чистый дух. Латинское Spiritus означает и алкоголь, и духовность. Cпиритуальная возгонка осуществляется под воздействием мучений/пыток, и через прохождение ряда смертей, с последующим возрождением в новой, всё более и более рафинированной форме.

Народная поэзия Бёрнса, прямо наследуя земледельческому архаическому мифу, фундирует эволюционизм, в самом широком смысле, ламаркизм и дарвинизм, в частности, и находится в непосредственном родстве с восточными религиозными ученьями, засвечивая метакультурный, общезначимый характер мифа.

Пасторально-идиллическое изображение горожан на остановке принадлежит к тому же смысловому топосу, что и жнецы с картины Питера Брейгеля ( Цикл “Времена года”. “Жатва”.)

В “Жатве” именно показано прорастание земного в Небесный Град. Cобравшие богатый, буквально золотой, урожай, жнецы упали замертво как снопы между снопами пшеницы. Уснули мёртвым сном.

Они и есть главный урожай Главного Сеятеля и Жнеца. За краем поля возвышаются Его чертоги. Туда он заберёт Свой урожай.

Чтобы убедиться в актуальности смыслов поэмы, в их важности, востребованности, и увидеть их независимое от Сергея Чудакова развитие, гораздо продуктивней в данном случае не искать формальные источники, - тем более, что главным, основополагающим была интуиция поэта, - а посмотреть там, куда сам Чудаков заглянуть точно не мог.

Карл Баллмер “Ламоне, 21.2.51”, впервые опубликовано на русском языке в переводе Карена Свасьяна в 2005 году:

“Cмерть людей есть великий центральный акт в этой драматической попытке отождествления, отождествление никогда не удаётся плюральным людям ( осуществлённое отождествление было бы “мышление”), плюральным людям надлежит в повторных земных жизнях приобретать себе опыт отождествления. Словно бы Бог мог становиться тем, кто он ныне и присно есть, иначе, чем через то, что, экспериментально производя своё тело на восходящем ряду животных, он в соитии животных скотин и человеческих скотин впервые улучил случай, ощущая, идентифицировать тело как “Я”.

Приходится согласиться: моральный миф безнадёжно линяет на фоне таких прозрений.

Человек достигает “противоположного берега” вопреки всем расхожим представлениям о добре и зле. Нарушая правила купания.

Осознание подлинных перспектив принципиально меняет представление о том, что такое всевозможные “грех”, “добродетель”, “можно”, “нельзя”, “свобода человека”. Главным становится понимание - чему/кому/для чего свобода служит.



IMG_9200.JPG


Вико-овсяная смесь выращивается для удобрения, а не для употребления. После всхода её запахивают, перемешивают с землёй для улучшения почвы и будущего урожая.

_____________
[ << Previous 20 ]

LJ.Rossia.org makes no claim to the content supplied through this journal account. Articles are retrieved via a public feed supplied by the site for this purpose.