ДЕВОЧКИ СПАСУТ МИР
журнал о наших маленьких ангелах
НА ГРАНИ КОНТРАСТА (ФИНСКИЕ ШКОЛЫ ПЕРВЫМИ В МИРЕ ОТМЕНЯТ ВСЕ ПРЕДМЕТЫ & ШКОЛА РАЗРУШЕННОЙ ЛИЧНОСТИ) 
19th-May-2017 04:06 pm

Начальная школа в городе Вааса, Финляндия.


Не секрет, что современная образовательная система отчаянно нуждается в изменениях. Выпускники школ не справляются с повседневными обязанностями, которые являются неотъемлемой частью взрослой жизни. Образовательная система должна заботиться о том, чтобы «образовывать» — помогать человеку и обществу в целом становиться лучше. На деле же нас учат лишь тому, что думать, а не как, и в результате подстраиваться под общество, сливаться с ним. Многие из выпускников так вписались в современную систему, что даже не осознают, насколько она несостоятельна, а некоторые находятся под влиянием пропаганды и дезинформации.

К счастью, так обстоят дела не во всех странах, и некоторые из них даже пытаются изменить привычный подход к обучению. В Финляндии, которая уже давно является одним из мировых лидеров в сфере образования, в настоящий момент идет масштабное реформирование образовательной системы. Здесь будет введен принцип тематического обучения, который позволит учащимся отойти от обычных школьных предметов и заменить их целостным, междисциплинарным подходом.

В чем состоит тематическое обучение

Тематическое обучение представляет собой подход, принципиально отличающийся от привычного деления на предметы, такие как математика или естествознание. Вместо этого ученики берут одно конкретное явление или понятие и рассматривают его через призму различных областей знаний, к которым оно имеет отношение — географию, историю или экономику.

Вот что говорится о тематическом обучении на сайте, посвященному этому методу: «В тематическом обучении природная детская любознательность помогает познавать мир всесторонне и объективно. В основу этого метода положено изучение не традиционных школьных предметов, а многогранных явлений окружающей действительности в их целостности и в реальном контексте, при этом освоение связанных с ними знаний и навыков происходит благодаря одновременному применению различных областей знаний. Темами для обучения выступают такие комплексные понятия, как человек, Евросоюз, СМИ, технологии, вода, энергия. Метод позволяет ученикам осваивать необходимые в XXI веке навыки: критическое мышление, творческий подход, применение новаторских идей, работу в команде, а также общение и передачу информации».

Так что учащиеся будут изучать уже не отдельные предметы, скажем физику, а целый ряд предметов, относящихся к одной тематике, применяя междисциплинарный подход. К примеру, в рамках темы «Евросоюз» ученики осваивают языки, экономику, историю и географию, а на следующей неделе, рассматривая климатические изменения, изучают естествознание, экологию, экономику и политику.

Отношения между учителем и учеником в значительной степени изменятся, поскольку часть учебных курсов будет осваиваться в классе, а часть — онлайн. Новый характер приобретет и диалог между учениками и учителем: детей будут поощрять к тому, чтобы они более открыто выражали свое мнение и делились информацией. На смену иерархии придет совместная работа, оставляя позади привычные представления об учителе, наставляющем ученика.

Кроме того, в планировании занятий и оценке знаний будут принимать участие не только педагоги: сами ученики начнут играть здесь активную роль, и это радует. Можно надеяться, что новый подход заинтересует детей гораздо больше, а также позволит найти альтернативу традиционным письменным экзаменам.

Внедрение нового подхода

Финское образование считается одним из лучших в мире: показатели языковой и математической грамотности здесь невероятно высоки. Один из ведущих мировых экспертов в области реформирования школ и системы образования, профессор Гарвардского университета Паси Салберг (Pasi Sahlberg) написал множество статей о финской образовательной системе. Он приложил немало усилий, чтобы поделиться финским опытом образовательных реформ с остальным миром, и это было сделано не зря.

Финляндия далеко не всегда могла похвастаться хорошими показателями в образовании, однако в этой сфере были проведены масштабные изменения и преподаватели здесь очень ценятся. Финны не используют для оценки образовательной системы статистические показатели грамотности. Они больше сосредоточены на том, какие знания понадобятся ученикам в жизни, чем на результатах экзаменов и рейтингов.

Финская образовательная система также отличается децентрализованностью: учителя здесь могут менять планы занятий и адаптировать программу под местные нужды и предпочтения.

Финский подход к образованию уже можно считать новаторским, и, возможно, поэтому многие учителя приветствуют переход к новому стилю преподавания. Фактически 70% учителей в Хельсинки так или иначе вовлечены в процесс перехода к новой системе тематического обучения.

Некоторые из учителей уже начали применять тематическое обучение на практике, и это неудивительно. Наверняка работа будет приносить преподавателям большее удовлетворение, если они смогут установить тесную связь с учениками и учить их тому, что детям действительно интересно.

Вводить новую систему планируется постепенно, так что полностью на тематическое обучение школы перейдут только к 2020 году. Первое крупное изменение произошло в августе 2016 года в рамках финской Национальной образовательной программы (НОП). НОП — это регламентирующий документ, определяющий общие цели образовательной системы и описывающий техники преподавания, стили обучения, рекомендации, порядок оценки успеваемости, вспомогательные средства и так далее.

Теперь НОП включает и тематическое обучение, поощряя междисциплинарный подход в преподавании. К тому же методика не является для финнов совершенно новой: многие учителя уже довольно долго применяют комплексное обучение на практике.


Начало учебного года в школах России (Первоклассники в классе после торжественной линейки, посвященной Дню знаний, в основной средней школе №57 в селе Новолуговое Новосибирской области.)


В течение нового учебного года государственные школы, где учатся дети от 7 до 16 лет, должны будут ввести занятия по тематической методике на определенное время, продолжительность которого школы будут определять сами, хотя бы один раз. Многие школы уже ввели два или больше таких периода, каждый из которых длится несколько недель.

Важность методики

У многих детей отношения в семье далеки от идеальных, так что учатся они чему-то либо сами, либо вне дома. Именно поэтому утверждение о том, что не нужно изучать практические предметы в школе, в корне неверно. Система обучения должна охватывать все многообразие знаний и навыков, которые мы хотим привить детям — основе нашего будущего. Так почему же мы пичкаем их пропагандой и учим, что есть только один способ думать, чувствовать, определять уровень интеллекта?

Единого подхода к определению уровня интеллекта быть не может, поскольку все мы по-своему уникальны. В этом и состоит прелесть дуализма: наша сила в наших различиях, и нам не стоит подавлять их, чтобы подстроиться под общество. Государственная система образования должна строиться на признании этих различий, преподаватели должны учить детей так, как им подсказывает сердце — каждый по-своему, уникально!

Вот почему децентрализация и тематическое обучение могут дать такие хорошие плоды. Они создают подходящую атмосферу для совместной работы и позволяют учителям и ученикам наладить связь, которая была бы невозможна при четком иерархическом делении. Возможно, с этим новым подходом учителя осознают, что и они могут узнать от своих учеников много нового.




источник




"Едва получив школьный аттестат, я сразу же намертво забыла алгебру, геометрию и физику.

Историю я и не знала никогда. Единственным в школе истово верующим коммунистом/сталинистом был наш историк, он же классный руководитель. На уроках он вещал, какое счастье коммунизм и какой бог Сталин, а предмет задавал на дом, наизусть, и спрашивал тупо главами, непременно слово в слово.

География была моим проклятьем: моя фамилия что-то напоминала учителю, и он на всех уроках надо мной издевался.

Учительница химии была изощренной садисткой, которая намеренно вызывала к доске самых слабых учеников — и могла измываться над ними большую часть урока. Она прямо жилы из них выкручивала. Ее все смертельно боялись, даже яростные отличники. Перед уроком мы все стояли бледные, с дрожащими руками (без преувеличения).

До старшей школы у нас была странная учительница литературы: она все хотела, чтобы я запоминала стихи наизусть (зачем?!), а я не запоминала — не умею. Поэтому она каждый раз вызывала меня к доске, я мямлила, она ставила мне «двойку» и откровенно считала идиоткой. (И я даже не напоминаю о том, что так называемые сочинения по литературе были копиями предисловий советских критиков.)


Учительница литературы старших классов отменила предисловия и зазубривания и требовала от учеников личного мнения. Что многих, особенно отличников, шокировало до глубины души


Преподаватели английского были почему-то единственными учителями, которые не пытались каждую секунду растоптать учеников, унизить, обидеть.

В общем, после одиннадцатого класса я радостно забыла все, что выучила, кроме английского. И кроме учительницы литературы старших классов, которая отменила предисловия и зазубривания и требовала от учеников личного мнения. Что многих, особенно отличников, шокировало до глубины души. Личное мнение? Откуда? Они ведь тщательно скрывали его девять лет.

Вот такое оно — «лучшее в мире образование». Учить никто и не пытался — даже в такой особенной школе с «глубоким изучением», где училась я, — в школе только для умных, без единого неблагополучного или отсталого.

В МГИМО система вдалбливания продолжилась. Там был единственный профессор, историк, который увлекал предметом. Его лекции все любили: он разбавлял даты занятными историческими анекдотами, у него князья, цари и монархи выходили живыми людьми. Остальное я совсем не помню — оно прошло стороной, скучное и мертвое. Ну, разве что «гостевые» преподаватели из МГУ очень сильно отличались в лучшую сторону. У них, видимо, были идеалы.

«Я туда больше не пойду, — говорит дочь подруги, которой надо закончить Высшую школу экономики. — Почему они на меня кричат? Почему они меня оскорбляют?»

Это говорит отличница. Которая год училась за границей и поняла, что знания — это не когда по учебнику, а когда у человека есть свое мнение. И когда вся система образования придумана лишь ради того, чтобы это мнение у студента появилось.
Люди, которые уехали в Европу с младшими школьниками, не могут понять, отчего дети из школы приходят веселые


«Мы не даем ремесло, мы делаем элиту» — как-то так звучит принцип европейских университетов. Конечно, та элита уже давно сетует, что в наши дни как раз штампуют ремесленников и что университеты как очаги свободомыслия давно в прошлом. Но это им есть с чем сравнить. Они помнят бурные времена Франкфуртского университета, когда прямо там делались революции.

Знали бы они, что человеку могут завернуть диплом лишь потому, что идея слишком «странная» или «смелая». В такой ситуации оказался сын приятеля — он заканчивает МАРХИ, а его уговаривают быстро сделать новую работу, потому что академики «не поймут». Им нужен дом, детский сад — что-то приземленное, а не свободная фантазия. «Отличная работа, отличная, — уверяют самые прогрессивные. — Но они — не примут».

Люди, которые уехали в Европу с младшими школьниками, не могут понять, отчего дети из школы приходят веселые. Почему их не душат алгеброй и геометрией, почему они в третьем классе не знают, что такое интеграл (чем бы он ни был). Им кажется, что западное образование поверхностное. Они отказываются верить, что даже самая жиденькая система, вроде португальской, все равно нацелена на развитие личности. И эта личность в старшей школе сможет серьезно заняться теми предметами, которые ей интересны, а настоящая учеба начнется в университете.

Эта плохо образованная личность каким-то образом поступает и в Кембридж, и в Гарвард. По грантам — как подающая надежды. И становится всемирно известным ученым, музыкантом, писателем. (Может, это потому, что в той же Португалии, когда русский ребенок не может сказать на языке то, что хочет, потому что ему только три года и он язык еще совсем не знает, и он плачет от горя, все учительницы толпой целуют его, обнимают, утешают, пока он не развеселится?)

А я вот в старших классах прислушивалась к советам учителей вступить в комсомол — это был советский «грант» на обучение. (Шел 90-й год. Вспоминаешь — и как будто не с тобой все это было.) Ничто не важно, кроме комсомола. Личность? Не личность, комсомолка. Хорошо, что комсомол к окончанию школы отменили.

Но система осталась. Такая же туповатая, тираническая, бессмысленная. Которая никакую интеллектуальную элиту не делает ни разу — они лишь выпускают людей с престижными дипломами. Которые им понадобятся для того, чтобы каждый год рассчитывать, как правильно выкапывать и закапывать плитку.
У нас все еще отвратительное советское образование, которое мало что дает и ломает людей


И поразительна не та реальность, с которой бывшим студентам придется столкнуться лоб в лоб, а то, что даже преподаватели лучших университетов развели у себя постсоветскую диктатуру. «Что ты там сочинил? Бред, определенно, бред! Это не соответствует! Так нельзя!» «Так нельзя» потом всю жизнь будет преследовать.

Девушку в Сорбонне попросили написать работу о Павленском. Потому что она русская, знает предмет. Она испугалась: «Он им нравится, а мне не нравится, я не хочу о нем хорошо писать». Написала плохо. Похвалили. Потому что работа была хорошая. Честная. Девушка потрясена. Она, учась в лучшем институте Москвы, такого и представить не могла. В лучшем институте надо «как надо». Без вариантов.

Ну да, не каждый может взять и отправить ребенка в Оксфорд или хоть Университет Гумбольдта (бесплатный). Но просто не надо это мракобесие принимать за истину. У нас все еще отвратительное советское образование, которое мало что дает и ломает людей.

Многие, к сожалению, этого не осознают, потому что мы не знали никакой другой системы, кроме советской, которая готовила не мыслителей, а просвещенных люмпенов, гордясь напоказ своим общим бесплатным образованием, которое мало чем отличалось от промывки мозгов.

Но детки-то выходят из этих вузов поврежденными. Они принимают систему, которая запрещает иметь собственное мнение. Которая уничтожает творческое начало. Которая учит их быть «как все». Учит, «как правильно», то есть по догмам, которые неведомо кто придумал.

Вот мы все и получились, «как все». Затравленные зверушки. Без своего мнения. Со страхом сделать нечто забавное, особенное. Со страхом отличаться. Сотни тысяч переломанных об коленку. Сотни тысяч с удушенной свободой самовыражения. И, увы, мы будем такими людьми, пока что-то там не изменится. Или пока мы все не поймем, что единственное, чему нас всех действительно учат, — это бояться самих себя."


                                                                                                                                                                                                                                Арина Холина




источник
This page was loaded May 25th 2017, 9:57 am GMT.