Чехия и ЧЕХиЯ - Барсюн

Nov. 4th, 2008

12:42 pm - Барсюн

Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry

забавные рассказы про жизнь кота Барсюна, выкладываются регулярно в журнале его имени http://barsun-life.livejournal.com
Для знакомства, под катом одна глава из серии, воспоминания связанные с прошедшим на днях Хэллоуина

Хэлло Уин
Хэллоун накатил на котов неожиданно, со всей присущей ему дьявольской сущностью. Коты и не ожидали. Барсюн вообщене не совсем понимал, зачем Лерка по вечерам шьет странный костюм Красной Шапочки С Кожаным Хлыстом. Кошка же, выудив из недр кошачей памяти кой-какие познания, деловито подсовывала когтистой лапкой Лерке нитки нужного цвета, попутно объясняя Барсюну, что будет КРУТО! Хотя, как именно КРУТО, Кошка уже толком и не помнила…
- Ну, понимаешь, - объясняла она Барсюну. – будет У-уу! А потом ваУ! И отжигать надо! По-полной!
Из всех путаных объяснений Барсюн твердо усвоил только одно – НАДО ОТЖИГАТЬ. А там уж праздник сам собой получится.

далее под катом, и елси вам понравится, смело идите в тот ЖЖ и читайте остальные


За день до того самого, до праздника, Лерка с утра заявила:
- Короче так, меховая братия, лапы в ноги, кошелек в сумку и айда на рынок. Тыкву брать будем!
Коты были по-быстрому спакованы в домик-перевозку и все дружно двинули на соседний базар. Погода была довольно теплая, для конца октября, так что коты особо в домике не прятались, а высунув наружу любопытные рожи, деловито изучали местность.
Тыквы на рынке были в огромном количестве. Но мелкие. Бабки-дачницы, смандячив умные рожи, пытались втюхать «тыквы в форме грибочка – для потенции полезные», «кабачки в полосочку – спасющие от всех болезней», а также «патиссоны. Просто хорошоие патиссоны». Когда же Лерка объясняла, что есть тыкву она не собирается, и вообще, та ей нужна для других нужд, бабки с неудовольствием поджимали губы и чего-то там бормотали о блокадном Ленинграде и нынешней извращенной и зажравшейся молодежи. Коты выглядывали из домика, периодически отрицательно качая ушастыми бошками на очередную тыкву, получая вслед замечания и о «зажравшихся животных тоже». Дело начинало казаться безнадежным, и Лерка слегка приуныла.
На выходе с рынка стоял одинокий дедок и как-то довольно тоскливо предлагал купить картошечки. А в мешке, позади себя, удачно маскировал чего-то огромно-круглое.
- Эй, пенсия, у тебя в мешке там чего? – подскочила к нему Лерка.
- Да так… переростки-с…. – затушевался дед.
- Тыквы?
- Они самые. Вот. Жесткие будут только. – правдиво докладывал пенсионер.
И на свет божий была вытащена тыквища немерянного размера, огородный монстр Чернобыльского разлива, и еще парочка поменьше.
- Сколько? – глаза у Лерки загорелись, но давние еврейские корни этого никак деду не обнаружили.
Дед недолго мялся, и в итоге монстр был приобретен по смешной, по Леркиным меркам, цене. Коты тоже обрадовались покупке, но ненадолго.
- А домой мы ее как? Катить, али волоком? – жопой почуяла неладное Кошка. – Как бы пешком домой пилить не пришлось….

Лерка, действительно, интересно выглядела с домиком-переноской в одной руке, сумочкой – в другой, и тыквой по колено – у ног. Бабки сзади нехорошо улыбались, предвкушая занятное зрелище «как девка с котами, раком согнувшись, тыкву домой покатят». Ситуация разрешилась легко и просто, как и все прочее в кошачьей жизни, впрочем, кто на что учился… Симпатичный сосед со второго подъезда лихо подкатил к ним на джипе и галантно предложил Лерке все ее «барахлишко» до дому подбросить. За «барахлишко» коты слегка обиделись, но виду не подали, возможно, ведь, что он их в домике просто не заметил? И, в конце концов, лучше плохо ехать, чем хорошо идти. С тыквой.
Лерка все дорогу с соседом безбожно кокетничала, выяснила, что соседа зовут Валера, не женат. После такого известия Валера был приглашен на завтрашний праздник к Лерке в гости, впрочем, по вполне меркантильным соображениям. Коты так и не поняли, хорошо это, или еще как.
Вечером следующего дня в гости заявилась Леркина подруга, непутевая Валентина. И сосед Валера, зачем-то с цветами.
Животные на все это не сильно обращали внимание. У них была своя, особая, развлекательная программа.

Кошка, естессно, решила быть Самой Главной Кошкой Хэллоуниа. Потому, изрядно уплотнившись фаршем, она величественно дрыхла в тыкве, рядом с горящей свечей, изредка попердывая во сне. Огонек в прорезанных глазницах от попердываний весело трепыхался, вызывая неподдельный ужас поддатой Валентины.
Барсюн же решил превзойти самого себя. Невесть откуда вытащенная гламурная шелково-черная Леркина ленточка от платья, прицепленная заранее Кошкой ему на шею, означала, что Барсюн теперь и не Барсюн вовсе, а злобный дух Ктулху, требующий кулинарных жертв в особо крупном размере-. Гламурный Ктулху время от времени являл миру свою дьявольскую сущность - с громким «Мяу» выскакивал из-под дивана, кусал кого-нить из гостей за пятку и крал при этом кусок венской колбаски со стола. Дух Ктулху насыщался.
Впрочем, колбаски вскоре великого Ктулху порядком подзаебали. Душа требовала валерьянки, а жопа – приключений. И Барсюн решился. Пока все дружно наливали «еще по одной» кот рыжей молнией подскочил на стол и ухватил огромную фаршированную щуку.
Влетев в туалет со щукой в зубах Барсюн слегка охуел от собственной наглости. Дух Ктулху из него окончательно испарился в направлении вентиляции, и кот лихорадочно соображал, куда щуку задевать.
А за дверью уже поднялся шум, подвыпившая Лерка заламывала руки и причитала, «я ж, бля, весь вечер кости выбирала, фарш крутила…». Шум катился к туалету.
Запоздало поняв, что сожрать щуку целиком и без остатка никак не выйдет, Барсюн тщетно рванул закапывать ее в наполнитель в лотке. Рыжие лапки нервно загребали злополучную рыбину, начинка из нее веером рассыпалась вокруг лотка.
Когда Лерка, ослепленная внезапной догадкой, ворвалась в туалет, Барсюн, приняв фигуру драгоценной древнегреческой статуэтки, невинно пялился в потолок, пытаясь, при этом целиком и полностью переместиться в триста двадцать пятое специализированное кошачье измерение. Проход в честь Хэллоуина был закрыт.
Барсюн наказан не был, Лерка по быстрому сгребла разбросанные щукины объедки, шепотом коту объясняя:
- Спер – и спер. Забыла я фарш через мясорубку прогнать. Костлявая ведь была начинка-то?
- Ага. Костлявая. – слегка охуевший, мотал рыжей бошкой Барсюн.
- Счас Кошку сюда подброшу, доедайте побыстрому и не светитесь!

Ситуация разрешилась ну как-то не по Хэллоуински, а прям по- Рождественскому. Коты вполне удовлетворенно схавали щуку со всеми костми и начинкой, зашло со свистом! Только хвостатые собрались маленько передохнуть от своей дьявольской сущности и задремать в районе дивана, как Лерка громко огласила, что все дружно пиздуют исполнять истинно Хэллоуинскую традицию – вымогать хавчик у соседей. Выползать в конце октября ночью на улицу с тыквой, в холод и дождь, оказалось довольно глупо и решено было ограничиться одним только подъездом. А точнее, квартирой бабки Сопеловой.
Лерка к своему костюму Красной Шапочки с Кожаным Хлыстом зачем-то еще швабру прихватила, для антуражу, как она объяснила. У Валентины с костюмом было не сильно, потому она просто нацепила старый Леркин спортивный костюм, а сзади привязала шелковый поясок от халата, объясняя, что это «истинно дьявольский хвост!». Вместо копыт пьяная дьяволиха натянула опять же Леркины тапочки с симпатичными собачьими мордочками. Сосед же, сильно не заморачиваясь, просто напялил тыкву на голову.
- Вот, бля, весь домик перегаром закоптит. – переживала Кошка. Ей идея с походом вообще не сильно нравилась. - И так щука эта, с костями вместе, кирпичем лежит…
- Не сцы, Каштанка, в цирк поедем! - подбадривал Барсюн. Как оказалось, щука в соединениии с венскими колбасками давала весьма интересный результат, коту хотелось подвигов и еще чего-нить пожрать.

За дверью у Сопеловых мирно бормотал телевизор.
- Пироги, небось, пекут. – вслух подумала Кошка.
А Лерка уже топила звонок.
- Угощай или умрешшшшььь! – разнеслось на весь подъезд.
Красная Шапочка со шваброй и хлыстом, и большая тыквенная голова позади внушали ужас. Подпустив горячего, Сопеловская внучка нервно облизнулась:
-Ч-чё?
- Жрааать неси, дура! – замогильным голосом завыл сосед из под тыквы.
-А. Ага! Сейчас! – девица с некоторым облегчением узнала в жутких монстрах соседей и еще «кого-то в тапочках». Резво рванула на кухню и приволокла в салфетке парочку мелких и не сильно свежих котлеток.
- И все? – строго щелкая хлыстом осведомилась Шапка.
- Так уже ж поужинали… - чуть не плакала внучка.
- Ага. Усе пожрал крапчатый долгоносик. – ехидно протянула Валентина.
- Ладно, пошли отсюда. – недовольно процедила Лерка. - А тебя темные силы накажут. За жадность.
- Ну, э, да, кушайте ребятки! Веселого вам праздника! – связываться с толпой Леркиных друзей и тыквенной головой «внучке» явно не хотелось.
Котлеты были отданы на растерзание котам, а компания весело двинула гулять дальше.
- Охренеть. К таким угощеньям лупа должна бесплатная прилагаться. – буркнул Барсюн.
- Ага. А еще она урино-терапией занимается…. – к чему-то задумчиво добавила Кошка. – Это мне Муська наболтала…
- Чего-чего? – Барсюн был не очень силен в медицинских терминах.
- Чего-чего, темнота… Сцыт в трехлтровик, а потом вместо чаю квасит!
Недоеденная котлета вылетела из Барсюновой пасти со скоростью пушечного снаряда и была тут же тщательно закатана под сопеловский коврик. Сверху все это было сдобрено доброй порцией кошачьей урины.
- Дура! – в сердцах ругнулся Барсюн в сторону закрытой двери. Идея с праздничным вымогательством еды уже переставала ему нравиться.
Еще немного зачем-то посидев в подъезде, коты неспешно двинули домой, в сторону дивана. Хэллоуин их уже порядком утомил.

В самую рань противно затрещал дверной звонок.
- Ну кого там черти принесли, в такую рань, мать вашу! – Растрепанная Лерка в остатках костюма Красной Шапки недовольно прошлепала к дври.
- Я вот вам тут пирожков принесла. – топталась за дверью Сопеловская внучка. – А хотите, ко мне на чай заходите…?
- Нееет, пшла вон, дура!!! - в два голоса заорали проснувшиеся коты.
- Да не, пожалуй не стоит… - недоуменно почесала в растрепанной гриве Лерка. Она спросонья события прошлой ночи помнила вообще с трудом...

© http://barsun-life.livejournal.com

(Оставить комментарий)