Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет Марина ([info]mochalkina)
@ 2009-01-06 11:51:00

Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
ЖЗЛ - Вяземский
Рецензия была когда-то обещана в разговоре с прекраснейшей [info]ptitza@lj в связи вот с этим, так что волей-неволей приходится ее написать.

Итак, В. Бондаренко, "Князь Вяземский" (серия ЖЗЛ)


Два слова об авторе. К знаменитому критику Бондаренко из редакции газеты "Завтра" он не имеет отношения. Какой-то молодой человек из Белоруссии (вроде так, да), работает чуть ли не диджеем на радио. Ну что ж, всякий труд у нас в почете.

Отзывы о книге разные, от "шедевр" до "фантастическая халтура". По-моему, ни то ни другое, а теперь по порядку.

Книга написана с позиций любителя, а не профессионала. Что тоже само по себе не фатально. Нет анализа стихов, но ЖЗЛ-овские книжки обычно читают не ради филологии, а ради биографий. Хотя Лидию Гинзбург можно было бы упомянуть, это да. Ну хоть Ходасевич не забыт.

Открыв книгу без особых ожиданий, выясняешь, что оторваться трудно. Первую ее половину читать не только интересно, но и, как говорится, приятно. Обаятельный герой, с подвешенным языком, по-хорошему умный (но не слишком глубокомысленный, а то излишняя глубина тоже отталкивает, хе-хе). Прекрасная переписка — лучшие цитаты, впрочем, давно уже всем известны. Несколько неплохих, хотя и неярких стихотворений. Работа над биографией Фонвизина, ну то есть Фон-Визина. Статьи. Необычные эпизоды из жизни. Изложено все хорошим языком, немного напоминает какую-то медленную и утешительную русскую классику. Или, ну не знаю, книги Эйдельмана.

Перелом происходит примерно к пятисотой странице, а всего их чуть ли не девятьсот.

Тут, похоже, совпало два события: автору надоело писать (чудовищные объемы сейчас вообще фирменная черта ЖЗЛ-овских книг), а героя согнули невзгоды. В 1835 и 1840 годах Вяземский потерял двух взрослых дочерей — чахотка. А в 1837 году погиб Пушкин, и хотя это личное горе не могло быть таким же сильным, но литературная судьба князя именно с этого момента стала безнадежной. Он остался обломком даже не пушкинской эпохи, а более ранней и патетической — Жуковский, Карамзин, Озеров. Уже Лермонтов для него был слишком беспокойным, а Гоголь слишком приниженным.

Но поскольку автор привязан к своему герою, то он пытается убедить нас, что нет, не кончился Вяземский с концом "золотого века" русской поэзии, был еще хоть куда. И почти вся вторая часть книги фактически посвящена полемике с официальной советской точкой зрения.

Напомню эту точку зрения, если кто не помнит или не знает. Примерно так: молодой Вяземский был прогрессистом и либералом, «декабристом без декабря», ближе к пятидесяти годам вдруг почему-то стал замшелым реакционером, квасным патриотом и занудой, а после семидесяти его вообще все достало.

Бондаренко пытается убедить читателей, что все было совсем не так, что не так уж драматически менялся его герой, а оставался самим собой. И ультра-либералом Вяземский в юности не был (вот это похоже на правду), и особым охранителем, мол, не стал, а был вполне умеренным и независимым деятелем, и не то чтобы так уж озлобился в глубокой старости.

Но только все это получается не более убедительно, чем у советских критиков. Автору позволительно любить своего героя в любом виде, но читателя он чем дальше, тем сильнее отталкивает. В спорах Вяземского с революционными демократами (которые, за исключением разве что Добролюбова, относились к нему с омерзением и пользовались полной взаимностью) вызывают понимание чаще демократы, чем герой, — эффект, вряд ли предусмотренный автором. И ладно бы только Белинский и Герцен брызгали ядовитой слюной, но и Тютчев, связанный с Вяземским почти что дружбой, в сердцах "посвятил" ему знаменитое "Когда дряхлеющие силы…" Явное посвящение, впрочем, затем снял.

Но в отношении автора к герою есть еще и неожиданная черта. Вяземский для Бондаренко априори прав и в спорах с царями, и в спорах с разночинцами еще и потому, что он князь из древного рода. Гордый носитель традиций старой аристократии, о которой, конечно, талантливые выскочки вроде Белинского не могут иметь ни малейшего понятия. Сначала этот мотив аккуратно приглушен (хотя книга наверняка не просто так названа «Князь Вяземский», а не, например, «Петр Вяземский»), но потом становится очень ясным. И опять-таки вызывает скорее раздражение, чем сочувствие.

Ну, а последние годы глубокого старика, пережившего всех и изверившегося во всем, — это уже настолько страшно, что даже говорить и спорить не хочется.

Резюме. Специалисту это, наверное, неинтересно, он и так все знает. Дилетанту вроде меня действительно полезно прочесть, несмотря на усиливающееся разлитие желчи ближе к концу.

Но в целом это чтение невеселое. Хотя бы потому, что вызывает довольно черные мысли о беге времени.

Как-то так.


(Читать комментарии)

Добавить комментарий:

Как:
(комментарий будет скрыт)
Identity URL: 
имя пользователя:    
Вы должны предварительно войти в LiveJournal.com
 
E-mail для ответов: 
Вы сможете оставлять комментарии, даже если не введете e-mail.
Но вы не сможете получать уведомления об ответах на ваши комментарии!
Внимание: на указанный адрес будет выслано подтверждение.
Имя пользователя:
Пароль:
Тема:
HTML нельзя использовать в теме сообщения
Сообщение: