Форд

« previous entry | next entry »
Aug. 30th, 2012 | 11:26 pm

http://www.ekranka.ru/pics/ford_life.jpg Во многих деловых людях я замечал склонность ощущать свою профессию, как бремя. Они работают для того дня, когда могли бы бросить ее и, удалившись, жить на свои ренты -- как можно скорее выйти из борьбы. Жизнь представляется им битвой, которой нужно как можно скорее положить конец. Это опять-таки был пункт, которого я никак не мог понять; я думал, напротив, что жизнь заключается не в борьбе, а если в борьбе, то против тяжести, против попятного движения, против "успокоения". Если наша цель -- покрыться ржавчиной, то нам остается только одно: отдаться нашей внутренней лени; если же наша цель -- рост, то нужно каждое утро пробуждаться снова и бодрствовать целый день. Я видел, как большие предприятия падали, делаясь тенью своего имени, только потому, что кто-то считал возможным, чтобы они и дальше управлялись так, как управлялись до сих пор. Жизнь, как я ее понимаю, не остановка, а путешествие. Даже тот, кто думает, что он "остановился отдохнуть", не пребывает в покое, а, по всей вероятности, катится вниз. (Генри Форд "Моя жизнь")

Прочитала "Мою жизнь" Форда. Зилич сказал, что это книжка скучного сухаря, лишенная всякой фантазии и полная статистики, но он просто далек от темы. Для тех, кто знаком с автомобилестроением и оптимизацией производства, это не книга, а горячий манифест, полный драйва и огня. Эмоциональных катарсисов и драм в нем нет, но "Моя жизнь" хороша как любое описание собственной работы от человека, который стопроцентно в нее вовлечен. За скупыми строчками стоит гигантский практический опыт. На работе Форд помешан, он считает ее основной необходимостью человека наряду с едой и водой. Только работа развивает, позволяет обрести самоуважение. Кто-то работает от звонка до звонка, но те, кто смотрит чуть дальше и хочет большего, после вечернего звонка должен обдумывать то, что сделал, как это можно сделать лучше, и чего бы еще добиться. Подход не для всех, но многое в воззрениях Форда ценно. Завод для него - философия, почти священное место, потому что он видит в нем механизм, обеспечивающий зарплатой, т.е. возможностью жить, позволяющий семьям создавать новые семьи, учить детей и пр. Завод позволяет выполнять миссию "служения", под которой Форд понимает продвижение вперед целой страны, даже человечества. Задача промышленности - давать людям то, в чем они нуждаются, по самой меньшей цене.

Обретая опыт, начинаешь испытывать раздражение от воплей очередного человека, который не разбирается ни в промышленности, ни в организации, ни в политике, ни в психологии, но желает немедленно навязать всем поверхностные, основанные на собственной печальке и неуверенности идеи. Форд не таков, однако он сильно увлечен возможностью реформирования текущей системы производства и даже мира в целом на основании принципов, кажущихся ему единственно верными. Снизив цену, резко уменьшив количество ненужных моделей и заплатив рабочим в разы больше, чем это делали конкуренты, Форд не только не разорился, но продержался даже в военные годы. С его воззрениями можно не соглашаться, но они как минимум достойны обсуждения, потому что ему есть, на чем строить суждения. Единственной проблемой в его книге является ярый антисемитизм. Я думаю, он связан с неприязнью к финансистам, которые увлечены деньгами, не понимая, что без базы в виде производства деньги - просто бумага. В обрамлении других, весьма здравых глав о бизнесе абзацы о евреях смотрятся неуместно.

Форд не получил высшего образования, но его это не тяготило. Еще с детства он ходил по округе, наблюдал за механизмами и пытался их воспроизводить и улучшать, еще в юности он создал свой двигатель, проводил массу опытов по разработке прототипа трактора. Я таким людям завидую, потому что мое детство прошло вдалеке от изобретений. При таком практическом подходе к людям, любящим рассуждать о возможности или невозможности чего-то и основывающимся при этом на книжных знаниях, Форд относился с презрением. Точно так же он относился к идее контроля финансистами бизнеса и кредитам. Кредит в его понимании можно было брать только тогда, когда производство и так на подъеме, - для расширения бизнеса, но никогда, если кредитом пытаются покрыть убыток. "Поможет ли этому миллиард долларов? - спрашивал он, анализируя погрязшие в долгах железные дороги. - Нет. Просто убыток увеличится на миллиард долларов". Форд много пишет о том, что у Айн Рэнд появляется как моральные капиталисты - люди, которые управляют стройками и железными дорогами для того, чтобы каждый получал столько, сколько заработал.

О работе Форд пишет следующее:
"На мой взгляд, человек иначе и не может, как быть постоянно на работе. Днем он должен думать о ней, а ночью -- она ему снится. Идея выполнять свою работу в канцелярские часы, приниматься за нее утром и бросать ее вечером -- и до следующего утра не возвращаться к ней ни одной мыслью -- как будто очень хороша. Ее можно даже осуществить довольно просто, если только мы согласны иметь над собой кого-нибудь целую жизнь, быть служащими, быть может, даже и самостоятельными служащими, всем чем угодно, но только не директорами или ответственными руководителями. Для человека физического труда является даже необходимостью ограничивать свои рабочие часы -- иначе он скоро истощит свои силы. Если он намерен всю жизнь оставаться при физическом труде, то должен забывать о своей работе в то мгновение, когда прозвучит фабричный гудок. Но если он хочет идти вперед и чего-нибудь достигнуть, то гудок для него только сигнал поразмыслить над своим трудовым днем и найти, как бы ему делать лучше прежнего"

Сумасшедший старик, а? Но в его случае все так и есть. Форд известен так же патерналистской политикой по отношению к рабочим. Т.е. он платит им большую зарплату, но хочет быть уверен, что они не просрут ее в кабаке, поэтому у него были люди, контролировавшие, на что уходят деньги рабочего. Если он все пропивал, премий ему не давали, т.к. не хотели поощрять неверное потребление и распад личности. Форд уважал семью, традиционные ценности, но после Великой Депрессии эта сомнительная практика лезть в чужие дела была отменена. Хотя Форд, полагаю, просто хотел улучшить качество человеческого материала. Очень забавно читается то, как он пропагандирует работу среди инвалидов. Разделив работу на заводе на тысячи категорий, он четко выделил, какие пригодны только для физически совершенных, а какие - для безногих, безруких и слепых. Всяческие собрания и корпоративы он отрицает, особая дружба среди рабочих не поощряется. Милостыню и благотворительность Форд презирает. Он считает, что получающие эту милостыню, также озлоблены, потому что подачки не увеличивают самоуважение. "Нахуй это нужно, если безногие могут собирать тачки на моем заводе?" - спрашивает Форд.

По поводу монотонной работы Форд пишет вот что:
"Однообразная работа -- постоянное повторение одного и того же, одним и тем же способом -- является для некоторых чем-то отталкивающим. Для меня мысль об этом полна ужаса; для других, даже для большинства людей, наказанием является необходимость мыслить. Идеальной представляется им работа, не предъявляющая никаких требований к творческому инстинкту. Работы, требующие мышления в соединении с физической силой, редко находят охотников -- мы постоянно должны искать людей, которые любили бы дело ради его трудности. Средний работник ищет, к сожалению, работы, при которой он не должен напрягаться ни физически, ни особенно духовно. Люди, мы бы сказали, творчески одаренные, для которых, благодаря этому, всякая монотонность представляется ужасной, легко склоняются к мысли, что и их ближние так же беспокойны, как они, и совершенно напрасно питают сострадание к рабочему, который изо дня в день выполняет почти одну и ту же работу.
Если смотреть в корень, то почти всякая работа является однообразной. Каждый деловой человек должен пунктуально совершать определенный круг; ежедневный труд директора банка основан почти исключительно на рутине; работа младших чиновников и банковских служащих чистейшая рутина. Для большинства людей установление определенного круга занятий и однообразная организация большей части работы являются даже жизненной необходимостью -- ибо иначе они не могли бы заработать достаточно на свое существование.
Напротив, нет ни малейшей надобности привязывать творчески одаренного человека к монотонной работе, так как спрос на творчески одаренных людей всюду очень велик. Никогда не будет недостатка в работе для того, кто, действительно, что-нибудь умеет; но мы должны все же признать, что воля к творчеству чаще всего отсутствует. Даже там, где она имеется налицо, часто не хватает решимости и настойчивости в изучении. Одного желания создать что-нибудь далеко недостаточно."


Хоть это и жестко, я склонна с этим согласиться. Большинство людей, которых я встречала, во-первых, сами не знают, чего хотят, а потому ищут работу, не требующую напряжения или ответственности, а во-вторых, могут хотеть творческой работы, но иметь слишком малую силу воли, чтобы ее добиться. Есть и другие варианты, печальные, но основная статистика такова, что если тебе нужен ответственный и творческий человек, его предстоит поискать. Любопытно, что Форд пишет о том же, о чем мы не раз рассуждали с Егором, который сейчас сменил очередной завод и занялся строительством ледокола - о том, что большинство людей не готово к управлению, к тому, чтобы взять на себя ответственность. Часто люди готовы платить, но далеко не каждый за дополнительные деньги готов действительно отвечать за больший объем задач. Форд сетует, что большинство проблем происходят от некомпетентности управления. Он даже считает, что удачным администрированием можно было бы давно уничтожить войны, голод и так далее. О политике он думает примерно то же, что и я после "Государства" Сократа, но описывает это более прагматично:

"Существует слишком много гипотез о том, какова должна быть истинная природа человека, и слишком мало думают о том, какова она в действительности. Так, например, утверждают, что творческая работа возможна лишь в духовной области. Мы говорим о творческой одаренности в духовной сфере: в музыке, живописи и других искусствах. Положительно, стараются ограничить творческие функции вещами, которые можно повесить на стену, слушать в концертном зале или выставить как-нибудь напоказ -- там, где
праздные и разборчивые люди имеют обыкновение собираться и взаимно восхищаться своей культурностью. Но тот, кто поистине стремится к творческой активности, должен отважиться вступить в ту область, где царствуют более высокие законы, чем законы звука, линии и краски, -- он должен обратиться туда, где господствует закон личности. Нам нужны художники, которые владели бы искусством индустриальных отношений. Нам нужны мастера индустриального метода с точки зрения как производителя, так и продуктов. Нам нужны люди, которые способны преобразовать бесформенную массу в здоровое, хорошо организованное целое в политическом, социальном, индустриальном и этическом отношениях. Мы слишком сузили творческое дарование и злоупотребляли им для тривиальных целей. Нам нужны люди, которые могут составить план работы для всего, в чем мы видим право, добро и предмет наших желаний."


Забавно, но опять речь идет об "искусстве управлять" как высшей форме искусства! Наши политики, конечно, сильно во мне притушили эту идею, но раздумывать о решении разных важных проблем все равно интересно. Нужно брать и думать - а как бы я решил вопрос с говнодорогами? А что бы я сделал, чтобы рабочие на заводе не приходили пьяными? Как бы я организовал городской транспорт? Ну и так далее. Эти задачи не должны казаться какими-то заоблачными, достойными только дяденек в костюмах. Над ними вполне можно размышлять, набираться опыта, экспериментировать. Книжка Форда просто нашпигована полезной информацией. Она так мала, что я прочитала ее за день, но при этом вызывает миллион различных мыслей, рождающихся как в полемике с Фордом, так и в согласии с частью его идей. Очень интересно про реформирование завода во время войны, чертовски круто про участок железной дороги, трогательно про заработную плату и основные идеи бизнеса, про сезонную работу (когда рабочие с завода дрефуют на фермы, а зимой возвращаются на производство), про историю трактора, много просто мелких полезных вещей. Но прочитай я это тремя годами раньше, вряд ли заинтересовалась бы.

Интересны абзацы о накоплении. Попытка скопить на что-то у бедняка обречена на провал. Ему и так не хватает, но он старается отложить, в итоге и не отложит, и останется в дерьме. Я не раз сталкивалась с такой ситуацией прежде, но пришла к выводу, что это бесполезно. Форд говорит о том же самом. Откладывать на дорогие поездки или предметы при малом доходе неэффективно, необходимо вкладывать эти деньги в себя, после чего ты можешь зарабатывать столько, что "откладывание" начнет иметь смысл.

"Привычка копить может легко стать чрезмерной. Справедливо и даже желательно, чтобы каждый имел запасный фонд; не иметь его в случае, если это вообще возможно -- подлинная расточительность. Однако и в этом можно зайти слишком далеко. Мы учим детей копить деньги. Как средство против необдуманного и эгоистичного бросания денег это имеет цену. Но положительной цены это не имеет; оно не ведет ребенка по правильному, здравому пути полезного и здравого проявления и применения своего "я". Лучше учить ребенка
пользоваться деньгами и тратить их, чем копить. Большинство людей, которые заботливо копят пару долларов, сделали бы лучше, употребив их сперва на самого себя, потом на какую-нибудь работу. В конце концов они имели бы больше сбережений, чем раньше. Молодые люди должны бы преимущественно вкладывать деньги в свои собственные предприятия, чтобы умножить полезные ценности. Когда они впоследствии достигнут вершины полезного творчества, всегда будет время отложить, согласно определенным твердым основаниям, большую часть доходов. В действительности, когда препятствуют самому себе быть продуктивным, ничего не скапливают. Этим ограничивают только свое
непреложное достояние и понижают цену своего природного капитала."

Ну и так далее, и так далее. Есть, что обсуждать. Хорошая книга. Хаксли в "Дивном новом мире" издевался над Фордом, как мог, но после "Моей жизни" его антиутопия кажется каким-то дурацким детским памфлетом. Ну, как раз в духе всплескивающего руками мужика из романа: "Уходи, шлюха!".

Link | Leave a comment | Add to Memories


Comments {2}

(no subject)

from: anonymous
date: Aug. 31st, 2012 - 11:58 am
Link

Вот только попробуйте оставить этот пост без комментариев, суки. Он же полезен, как чёртовы витамины.

Reply | Thread


(no subject)

from: anonymous
date: Oct. 8th, 2012 - 08:20 am
Link

Это сладкий хлеб!

Reply | Parent