Архив портала "Право любить" - Педофил - образцовый член общества или подрывной элемент? [entries|archive|friends|userinfo]
right_to_love

[ website | Право любить ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Портал "Право любить"| http://www.right-to-love.name/ ]
[Портал "Право любить" (Tor)| http://rightloveqoyz6ow.onion/ ]
[Форум "Нимфетомания"| https://nymphetomania.club/ ]
[Форум "Нимфетомания" (Tor)| http://nymphetowhsn3gpf.onion/ ]
[Доступный в России архив портала| https://sites.google.com/site/righttolove2/ ]

Педофил - образцовый член общества или подрывной элемент? [May. 29th, 2010|07:41 pm]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|, ]

Введение

Он сидит на скамейке в парке
С дурными намерениями разглядывает девочек
Сопли текут из его носа
Сальные пальцы пачкают потрёпанную одежду
Сохнущую на холодном солнце
Наблюдая за бегом трусиков с оборками
Чувствуя себя никчёмным
Жалуется на судьбу.


Группа "Джетро Талл", песня "Акваланг"

По большей части общество уже отказалось от представления, что педофил - это чудовище, опасный тип, путешествующий по пригородам, оставляя за собой страшный след. Однако, вместо того, чтобы почувствовать облегчение от избавления от ненавистного элемента, общество чувствует себя ещё менее комфортно. Чудовище, которого оно так долго преследовало, никуда не исчезло. Вместо этого волк одел овечьи шкуры и внедрился в широкие слои общества. Враг, которого в прошлом было легко обнаружить, теперь стал невидимым. Что ещё хуже, это враг стал близким; педофилом оказывается глубоко уважаемый член общества, которого уж точно невозможно было заподозрить в подобном. И что самое ужасное, вместо того, чтобы бояться, местные дети любят его.

Авторы, пишущие людям предостережения об опасности, которую несут педофилы и как их можно обнаружить, редко цитируют истории раскрученных насильников и похитителей детей. Также они не пишут о случаях со священнослужителями, осквернивших свой сан и церковь, злоупотребляя положениям для посягательств на детей, вверенных им под опеку. Вместо этого они создают картину человека, который в любом другом контексте считался бы замечательным. Они признают, что педофил является уважаемым членом общества, он хорошо относится к детям и дети любят его в ответ. Нередко авторам данных публикаций даже приходится признать, что педофил зачастую не реализует свои сексуальные желания на практике, а когда это происходит, сила применяется лишь в редких случаях. И действительно, так называемые "эксперты" в области педофилии создают для нас образ человека, которого любая семья хотела бы иметь среди своих друзей.

Тогда откуда же возникает весь тот вал ненависти, которую общество испытывает к педофилу? Как получается, что педофил не может воспользоваться положительным отношением, которое он заработал в обществе и получить признание себя таким как есть? В первую очередь, тревогу вызывает секретность, с которой педофил якобы поддерживает отношения с детьми. То, чего нельзя увидеть, пугает гораздо больше, чем видимое. Во вторых, сам факт, что этот человек является обычным членом общества, заставляет это общество смотреть в зеркало в поисках педофилов.

Однако, что более важно, общество не может оставить в руках детей такое мощное чувство как любовь. Позволив это, разрешив детям с раннего возраста иметь любовные и сексуальные чувства, означало бы отказаться от абсолютной власти, которое общество хочет иметь над молодёжью. Общество, занимая роль хранителя человеческого наследия и гаранта благополучия потомков, считает себя единственным обладателем права манипулировать и принуждать молодёжь. Оно чётко понимает, что любовь - это более мощная сила, чем имеющиеся в его распоряжении средства, позволяющие добиться подчинения и лояльности: патриотизм, долг и ответственность. Следовательно, позволить детям любить до того, как они превратятся в послушных граждан, значит рисковать утратой их лояльности и уважения. Это делает педофила подрывным элементом в глазах общества - человеком, который, словами Царя Соломона "тревожит и будит любовь, доколе ей угодно". Следовательно, общество должно воспользоваться более надёжными средствами запугивания и устрашения, чтобы подавить эту угрозу. Как Макиавелли написал в своём сочинении "Государь": "Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.".

Следовательно, перед тем как у педофилов появится хоть какой-нибудь шанс перестать считаться опасными элементами общества, они должны справиться с этими тремя основными вопросами. Они должны набраться смелости, чтобы вынести свои отношения на публику и показать обществу, что, являясь его частью, они не определяют его лицо, и доказать, что они не портят и не развращают молодёжь, а наоборот, укрепляют и утверждают позитивные ценности общества.

Знай врага своего

"Вы думаете, что сможете определить педофила на очной ставке в полиции только по его внешнему виду? Может вы представляете его себе как грязного старика или молодого человека со шрамом на лице? Педофилы или серийные совратители детей бывают любых возрастов, размеров, рас и общественного положения. Это может быть и трудолюбивый отец и верный муж, живущий по соседству. Это может быть профессор в местном университете или пастор молодёжной группы. Вы не можете определить совратителя детей по его внешнему виду".

Сюзан Мари Дживенс - "Портрет педофила"

Строго говоря, педофил - это тот, кто любит детей. Если более точно, этот человек испытывает любовную или сексуальную тягу к детям. Зачастую педофил достаточно открыт в вопросе своей общей любви к детям и нередко одобрение и высокая оценка исходят от родителей, чьи радостные дети в восторге от его рассказов и внимания, которое он им уделяет. Педофилу легко общаться с детьми, потому что он ценит чистую, незапятнанную натуру ребёнка, ещё не испорченную установками, которые вбивают в людей по мере взросления. В отличие от других взрослых, он гораздо менее склонен пытаться подавлять эту натуру, а наоборот всегда рад её проявлениям. Ребёнок стремится к педофилу не потому, что он забавный или интересный, а потому что он искренний. Дети могут достаточно легко отличать тех, кто притворяется, что любит их от тех, кто действительно их понимает.

Конечно, способность хорошо сходиться с детьми не является эксклюзивной прерогативой педофилов. Многие люди вне этой ориентации также обладают подобным даром. Что же тогда отличает педофила от других людей, которые хорошо относятся к детям? Почему один человек может работать с детьми всю свою жизнь без каких-либо романтических чувств в отношении к ним, а другой испытывает дрожь каждый раз, когда один из них входит в комнату? Когда имеющаяся у многих платоническая любовь к детям переходит границу, становясь романтической? Этот скачок между обычной любовью к детям и совершенно особенной привязанностью возникает тогда, когда человек не просто хорошо сходится с ребёнком, но уважает его в такой степени, что начинает относиться к нему как равному партнёру в отношениях. Настоящая любовь может расцвести только тогда, когда ребёнок и взрослый смотрят на мир одними глазами.

К сожалению, есть достаточно много случаев, когда взрослые используют детей для собственных эгоистичных целей, эксплуатируя и загоняя их в ситуации, которых они не желали или к которым не подготовлены. Однако в то же время, есть много случаев, когда истинная и благотворная любовь демонизируется обществом и ребёнку наносится травма в первую очередь из-за вынужденного разрыва с возлюбленным, а затем путём принудительного навязывания идеи, что положительные чувства и ощущения, которые он испытывал в этих взаимоотношениях были плохими, неподобающими или грязными. При этом, вопреки распространённому мнению, причина, по которой общество решило так воспринимать эти отношения, состоит не в негативном опыте, накопленном в результате случаев с совратителями малолетних, поскольку никакого подобного отношения к добровольным отношениям между взрослыми не существует, несмотря на негативный опыт от насильников взрослых. Вместо этого, общество относится с опаской к любовным отношениям между детьми и взрослыми из-за того, что они происходят в тайне.

Большинство педофилов скажут, что романтическая часть любых отношений с ребёнком должна проходить в тайне из-за негативного взгляда общества на такие отношения. Однако они правы лишь частично. Общество действительно по многим причинам противится таким отношениям, но я полагаю, что во многих случаях они могли бы быть приняты родителями ребёнка, если оба участника стали открытыми в части чувств друг к другу. Разумеется, признаться в своих чувствах родителям ребёнка чревато опасностями. Однако, всё равно есть шанс, что родители осознают глубину привязанности и оценят смелость, которая потребовалась человеку, дабы честно признаться им в истинной природе отношений.

Эта идея не так оторвана от реальности как кажется. Подумайте об обычной дружбе, которая есть у ребёнка. Родители смотрят с опаской на отношения их детей, которые происходят в тайне, даже со сверстниками. Родители хотят знать, с кем дружит их ребёнок, и сопротивление со стороны ребёнка или друга быть открытым в вопросе отношений порождает подозрение. Что касается отношений со взрослыми, родители обычно рады, когда у их детей есть взрослые друзья, при условии что эти люди знакомы родителям и не пытаются скрыть отношения от них. Именно страх неизвестного в большей степени виновен в родительском неприятии подобных отношений. Разумеется, открытость - не единственный фактор, влияющий на родительское согласие на любовные отношения между их ребёнком и взрослым. Но родители, перед которым предстаёт взрослый, открыто просящий одобрения своей любовной привязанности к их ребёнку, с большей вероятностью хотя бы задумаются о такой возможности. Здесь я должен оговориться, что на данный момент мы говорим о любовных, а не о сексуальных отношениях.

Что педофил получает благодаря открытости? Во-первых, он в определённой степени отмежевался от тех, кто приносит вред и использует детей в своих целях. Во-вторых, хотя он мог получить отказ в продолжении любовных отношений с ребёнком, которого он любит, педофил обретает уважение со стороны родителей. И, что наиболее важно, в третьих он укрепляет ребёнка в мысли, что в их любви нет ничего постыдного.

Внутренний враг
 

"Хотя не существует чёткой и определённой характеристики педофила, вот несколько общих признаков:

* Он популярен среди детей и взрослых
* Выглядит уважаемым и заслуживающим доверия. Имеет хорошую репутацию в месте проживания.
* В основном (но не всегда) мужчина, мужественного облика, хорошо образован, более религиозен, чем в среднем по населению.
 * Обычно семейные люди, ранее не судимые.

Тэмми Л. Рагглз - "Портрет педофила"

Общество было бы радо, если педофил выглядел бы как в песне "Акваланг". Было бы гораздо проще, если бы он оказался одиночкой, социально неприспособленным человеком, ходящим на грани допустимого. Однако, как следует из этого примера, даже противники педофилии признают, что педофил зачастую являет собой прямую противоположность этому стереотипу. И действительно, этот человек зачастую является одним из столпов общества, которого уважают и признают в округе. Хотя конечно не все педофилы вписываются в представленную выше характеристику, сам факт, что общество считает их зачастую соответствующими ей, ставит его в затруднительное положение. Очень похоже, что именно по этой причине общество решило раскручивать случаи похищения незнакомцами и отношений по принуждению, в которые детей вовлекают насильники. Гораздо удобнее жёстко осуждать человека, очевидно нарушающего нравы общества, чем порицать того, кто в значительной степени воплощает собой идеал, к которому многие стремятся. Чтобы доказать правильность собственной морали, обществу приходится "ампутировать" те элементы, которые ему не нравятся, таким образом, чтобы не испытывать к ним сочувствия. Поэтому оно приписывает им характеристики, которые усиливают их отличия. Криминальные элементы выходят из меньшинств и групп иммигрантов, и педофилов выбирают из числа тех, кто неспособен подстроиться под большинство.

Однако, когда становится ясно, что педофил - это женатый человек, с детьми, хорошо образованный, посещает церковь и является членом гражданских организаций, общество неспособно с этим ничего поделать. Выбросить такой образец для подражания равнозначно признанию того, что само общество имеет изъяны. Как ещё можно объяснить, что один из его примерных членов имеет сексуальную ориентацию, преданную в обществе анафеме?

 Однако, не важно сколь упорно оно пытается это отрицать, очевидно, что педофилы являются не экстремистской группой на обочине общества, а его типичными представителями. Определение или характеристика педофила столь нечёткая как само общество и ни один из его слоёв не свободен от их присутствия. Единственное что ставит педофила отдельно от остальных - это факт, что он наделён отличной от других эстетикой, обладая особым даром в его способности распознавать и в полной мере ценить неподражаемую красоту и обаяние детей.

Если педофил в реальности гораздо ближе к обществу, чем отличается от него, почему же ему так трудно добиться признания своей сексуальной ориентации? Почему общество считает необходимым постоянно демонизировать его и ставить вне основной массы? Во-первых, общество по своей сути консервативно и сопротивляется всему непохожему. Причина этого в обычном самосохранении. Сам факт, что общество просуществовало столь долго, является результатом того, что оно следовало определённому порядку. Педофил и любой другой человек, имеющий "нестандартную" сексуальную ориентацию, ставит под сомнение этот испытанный и выверенный порядок, и, следовательно, по общему мнению основной части общества, представляет собой существенную угрозу его выживания.

Основанием этого безрассудного страха является недостаток понимания. Люди от природы боятся неизвестного, и они имеют ужасающе мало информации об истинной сути педофилии. Они боятся, что педофилия заразна и что признание этой ориентации приведёт к тому, что число педофилов относительно общего числа людей резко возрастёт. Они также боятся, что любовные отношения со взрослыми приведут к тому, что дети сами станут педофилами, когда вырастут, даже при наличии ясных свидетельств обратного. Но видимо больше всего люди боятся, что раз педофилы так похожи на них самих, они сами могут быть или стать педофилами. Только когда это чувство незащищённости будет исследовано и они осознают, что педофилия - это врождённая сексуальная ориентация, а не сознательный выбор человека, тогда общество сможет взглянуть на живущего по соседству педофила как на личность, а не на чудовище.

Непорочный ребёнок
 

"Главная цель педофила - заниматься сексом с детьми"

Сюзан Мари Дживенс - "Портрет педофила"

"Ребёнок далеко не всегда осознаёт, что педофил использует, манипулирует или приваживает его. Если педофил не имеет садистских наклонностей, ему не нужно использовать угрозы, чтобы убедить ребёнка молчать. Доверия, подарков, секретности и "отношений" достаточно."
Тэмми Л. Рагглз - "Портрет педофила"
Общество в основной своей массе предпочитает думать, что педофил интересуется исключительно сексуальными связями с детьми. Последствия принятия факта, что педофил искренне любит ребёнка, а ребёнок - педофила, просто неприемлемы. Следовательно, взаимная привязанность между ребёнком и его взрослым другом, в которой раскрывается любовный элемент, немедленно демонизируется. Благожелательные поступки, которые ранее одобряли и даже поощряли родители, считаются теперь ничем иным как попытками педофила втереться в доверие к ребёнку.

Более всего, педофил обнаруживает для себя самым трудным убедить людей, что он искренне любит детей и что все физические составляющие отношений являются подтверждением любви, которую он испытывает к ребёнку, а не единственной целью отношений. Для этой трудности есть две причины. Во-первых, общество, которое уцепилось за взгляд на детей и подростков как на асексуальных существ, не может ни понять ни принять то, что у них есть способность и даже склонность к любовным и сексуальным отношениям. Во-вторых, оно не способно представить себе как кто-то может испытвать любовную или сексуальную тягу к ребёнку.

Следовательно, взаимная любовь между ребёнком и взрослым считается невозможной. Отношения могут быть или чисто платоническими, наставляющими детей по стандартам общества, или вредными и опасными для ребёнка.Общество, которое с таким трудом принимает собственные проявления сексуальности и собственный отход от строгих моральных кодексов недавнего прошлого, неспособно и не желает принимать сексуальность детей. Следовательно, человек, который будит "несуществующую" сексуальность ребёнка должен быть злом, и одобряемые ранее поступки должны быть разоблачены как чистое манипулирование.

Даже сообщество психологов и психиатров приняло это предвзятое суждение. Помимо всего прочего, определение педофила, даваемое американской психологической ассоциацией содержит такие слова: "... педофил может быть внимателен к потребностям ребёнка дабы завоевать его привязанность, интерес и верность, и дабы предотвратить сообщение ребёнком об их сексуальных контактах другим людям". Возможность того, что педофил внимателен к потребностям ребёнка из-за того, что он действительно любит его, очевидно даже не заслуживает упоминания.

Поскольку общество неспособно признать, что у взрослого могут быть подлинные любовные чувства к ребёнку, оно также дало отдельное название проявлениям внимания со стороны взрослого. Вместо ухаживания за ребёнком, поведение взрослого называют "приваживанием". Дарение подарков, нахождение общих интересов и другие мероприятия, позволяющие построить отношения, считающиеся желательными и положительными в условиях связи между близкими по возрасту людьми, рассматриваются как подрывные и опасные, когда они происходят между ребёнком и взрослым. Даже когда ребёнок полностью согласен на отношения и, участвуя в них, получает благо от любви, утверждая и выстраивая свою самооценку, общество склонно прилагать все усилия, убеждая ребёнка, что взрослый использовал его.

Фактически, все слова, используемые для описания связи между взрослым и ребёнком, предназначены для того, что изобразить педофила как подрывной элемент. И действительно, его считают самой страшной опасностью: человеком, который изнутри подрывает и портит общественное устройство. Это восприятие полностью объясняет маккартистский фанатизм, с которым многие люди преследуют педофилов и подозреваемых в педофилии. Для них педофил - это змей-искуситель, дающий детям запретный плод с дерева посреди сада.

Хотя родители действительно беспокоятся о том, что кто-то может обманным или насильственным путём посягнуть на их ребёнка, в них зачастую скрывается ещё более мощный скрытый страх - страх того, что их ребёнок согласится и будет получать удовольствие от близких отношений с кем-то другим. Сексуальное самоопределение ребёнка считается прямой угрозой авторитету родителей, которые опасаются, что привязанность и преданность ребёнка перейдёт к его возлюбленному.

У педофилов только тогда появится шанс быть принятыми обществом, когда они смогут убедить родителей, что не стремятся конкурировать за привязанность детей, а наоборот, хотят помочь и упрочить эмоциональную основу, которую семья уже даёт им. Для педофила, который во многих других отношениях считается ценностью общества, это не является столь невыполнимой задачей, как может показаться. Ему нужно перенаправить внимание от черт, которыми он отличается, на те черты, которые у него совпадают с другими людьми. Если общество убедится, что педофил поддерживает его основные ценности, а не представляет угрозу установленному порядку, оно будет гораздо лучше подготовлено, чтобы доверить ему самое ценное, что у него есть - молодёжь.

Перевод с английского. Автор текста - Линдсей Эшфорд.
LinkLeave a comment