Архив портала "Право любить" - Наталия Машарова: Детская сексуальность (часть 2) [entries|archive|friends|userinfo]
right_to_love

[ website | Право любить ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Портал "Право любить"| http://www.right-to-love.name/ ]
[Портал "Право любить" (Tor)| http://rightloveqoyz6ow.onion/ ]
[Форум "Нимфетомания"| https://nymphetomania.club/ ]
[Форум "Нимфетомания" (Tor)| http://nymphetowhsn3gpf.onion/ ]
[Доступный в России архив портала| https://sites.google.com/site/righttolove2/ ]

Наталия Машарова: Детская сексуальность (часть 2) [Sep. 24th, 2009|06:27 am]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|]

Сексуальная привлекательность детей

Когда речь заходит о детской сексуальности, в голову лезут мысли об одном из главных страхов современного мира – педофилии. Но попробуем разобраться, так ли страшен черт, каким его малюют. Я бы хотела рассмотреть исторический контекст этого вопроса, который, как мне кажется, может изменить само отношение к этому явлению, а также современную ситуацию в мире, связанную с сексуальностью детей и их сексуальной привлекательностью для взрослых.

Если взрослых закон защищает лишь от сексуального принуждения, то детей он защищает от любых сексуальных покушений (sexual molestatіon), злоупотреблений (sexual abuse) и эксплуатации со стороны взрослых.

Понятия эти не имеют строгого разграничения. Дэвид Финкелхор условно разделяет их на три категории:
• сексуальную эксплуатацию детей, злоупотребления их беспомощностью с целью непосредственного удовлетворения собственных сексуальных потребностей взрослого или в коммерческих целях;
• подавления детской сексуальности, будь-то физическое калеченье половых органов ребенка, или срамление и подавление его нормальных сексуальных интересов;
• эротизацию детей, то есть создания среды, которая может искусственно стимулировать детскую сексуальность в ущерб другим задачам развития.


Мировое уголовное право наказывает только за действия первого типа. Подавления детской сексуальности без физического насилия над ребенком антисексуальные культуры и религии считают не преступлением, а добродетелью.

Сексуальные права детей и подростков, включая право на информацию, практически нигде не признаются, ребенок считается не субъектом, а объектом сексуального поведения.

Что же касается искусственной «эротизации» детей, то это понятие слишком неопределенное. С точки зрения христианско-коммунистических фундаменталистов, любая сексуальная информация и сексуальное образование, включая элементарную анатомическую информацию, является криминальной «эротизацией», в то время как «сексуальные радикалы» протестуют против любых возрастных ограничений.

Некоторые юристы считают «развратными действиями» по отношению к несовершеннолетним только те действия, которые направлены на удовлетворение полового влечения лица, которое их осуществляет. То есть, необходимым условием наступления уголовной ответственности есть наличие реализованного намерения. Другие же подводят под эту категорию любые «поступки интеллектуального характера (циничные беседы на сексуальные темы, демонстрация порнографических объектов и т.д.), способные «возбуждать сексуальное любопытство» и включающие «моральное развращение потерпевших несовершеннолетних». Но какие именно беседы признать «циничными» и как объективно установить факт «морального развращения»? Под такие формулировки можно подвести все, что угодно, вплоть до учебников анатомии и физиологии.

Многие люди считают, что инцест и сексуальные покушения на детей - редкое явление, а их наличие свидетельствует о моральном распаде и деградации общества. На самом деле, эти явления существовали всегда, еще древнейшие законодательства старались пресечь их путем крупных денежных штрафов и других наказаний. Некоторые действия, которые мы сегодня строго осуждаем, такие как обнажение и сексуальное стимулирование ребенка (например, игра с гениталиями мальчика), в прошлом вообще не воспринимались всерьез и широко практиковались даже родителями и воспитателями.

По американским данным, каждая четвертая или пятая девочка и каждый седьмой или девятый мальчик младше 18 лет подвергались сексуальным покушениям. Чаще всего цепляются к подросткам, но четверть случаев приходится на частичку детей младше 7 лет.

Как это не удивительно, но в Великобритании некоторые дети уже клеймятся как лица, совершившие преступление на сексуальной почве. В статье, которая была опубликована в газете «Daіly Telegraph», написано о 12-летней девочке, которая три раза старалась изнасиловать четырех -, пяти- и шестилетних мальчиков и два раза подстрекала 13-летнюю девочку к непристойным действиям.

Общество убежденно, что все взрослые, которые насилуют и/или соблазняют детей, - сексуально больные люди, педофилы и/или психотики. На самом деле педофилы, которых влекут исключительно дети, составляют среди них незначительное меньшинство.

Само значение понятия «педофилия», как и понятия «ребенок», крайне размыто. Отечественная сексопатология различает педофилию (половое влечение к детям) и эфебофилию (влечение к лицам подросткового и юношеского возраста ), считая последнюю менее патологической. В канадском Психиатрическом Институте Кларка, ведущем мировом центре по изучению детской сексуальности, приняты три градации:
• педофилия - влечение к допубертатным детям;
• гебефилия - влечение к пубертатным, 12-14 летним подросткам;
• эфебофилия - влечение к постпубертатным, от 14 лет, подросткам, причем последняя категория никогда не употребляется в качестве диагноза и не ассоциируется с сексопатологией.


Сексуальные посягательства на детей происходят во всех прослойках общества, с любым уровнем образования и прибыли, во всех этнических и религиозных группах. Для девочек факторы повышенного риска - а) наличие отчима и б) сексуальная нетерпимость матери, которая всячески подавляет сексуальные интересы детей, наказывает за мастурбацию, рассматривания эротических картинок и т.д. За данными Финкелхора, такие материнские установки на 75% увеличивают вероятность сексуального обольщения дочери.

Сексуальные контакты с ровесниками по большей мере воспринимаются подростками не как изнасилование, а как обычная силовая игра и сексуальное экспериментирование. Объяснять и профилактировать такое поведение нужно не в ключе психо- или сексопатологии, а с точки зрения особенностей соответствующей подростковой субкультуры. Однако эти «игры» имеют серьезные социальные и психологические последствия. Девушка, которая один раз побыла «общей», обратного пути уже не имеет. «Общие девчонки», в свою очередь, заинтересованы в том, чтобы аналогичный опыт пережили другие, и добиваются этого с утонченной жестокостью, превосходя в этом отношении ребят.

Дети не врут?

Когда речь заходит о маленьких детях, особого значения обретает степень достоверности их рассказов о сексуальных покушениях. Классический психоанализ, начиная с Фрейда, склонен считать, что дети врут, выдавая вымысел за действительность. В 1980-х годах в западной сексологии взяла верх новая мода - первым правилом стало требование «Поверьте ребенку». Но после того, как завалились несколько скандальных судебных процессов, построенных на вымученных недобросовестными и предубежденными следователями и психологами детских показаниях, маятник снова отклонился в противоположную сторону.

В июне 1997 г. суд в Майнце оправдал всех обвиняемых по наиболее громкому в истории Германии 3-годовому процессу, в ходе которого 24 мужчины обвинялись в искушении 16 шести- восьмилетних детей. «Несомненно, все эти дети - жертвы, - озвучил приговор председатель суда. - Они жертвы этого процесса и тех, кто его начал».

В 1984 г. в США три члена семьи Амиролт (мать, сын и дочь) были осуждены за сексуальное искушение группы доверенных им детей. Хотя виновными себя они не признали, верховный суд штата дважды отказал в пересмотре дела. Вайолет Амиролт (мать) успела умереть в тюрьме, а прокурор, который вел скандальное дело, сделал на нем блестящую карьеру и сейчас добивается избрания губернатором штата Массачусетс. Но как только за дело взялся непредубежденный судья, выяснилось, что обвинения бездоказательные.

В середине 1990-х годов, отойдя от террора консервативных средств массовой информации, которые уверяли, что дети якобы никогда не врут, американские психологи вспомнили, что 3-5-годовые дети не всегда отличают фантазию от действительности и вдобавок очень легко поддаются влиянию. Если взрослый несколько раз задает ребенку один и тот же вопрос, ребенок начинает отвечать по подсказке. В одном из экспериментов в Корнельском университете трехлетние дети проходили медицинский осмотр, врач их раздевал, но не касался их половых органов. Все это фиксировала видеокамера. Но когда потом детей спрашивали, показывая половые органы на кукле, «А тут доктор тебя трогал?», 38% детей ответили «да». Без куклы, при вопросе на «детском» языке, количество ошибочных ответов достигало 70%. Это означает, что к детским показаниям нужно относиться осторожно и ни в каком случае не внушать детям того, что ожидает от них следователь.
В этом контексте следует также вспомнить знаменитейший скандал и обвинения поп-идола Майкла Джексона в педофилии. Короля поп-музыки обвиняли в 10 случаях нарушения закона: развратные действия с несовершеннолетними и спаивание их спиртными напитками, попытка осуществить развратные действия и удержание детей против их воли, запугивание. В случае признания виновным по всем пунктам Майклу угрожало 20 лет тюремного заключения. Процесс начался осенью 2003 года. Чтобы показать присяжным солидный стаж господина Джексона в деле растления детей, был устроен «суд внутри суда» - разбирались случаи с другими малолетними гостями, которые побывали на ранчо Майкла еще в начале 1990-х лет. При попытке начать судебный процесс их родители получали большую сумму денег и бросали свои намерения. Интересно, что большая часть материалов базировалась на словах второстепенных действующих лиц, а сами дети не подтверждали, что терпели домогательство со стороны звезды.

Адвокаты не раз ловили главного свидетеля и его семью на лжи и обнаружили огромное количество нестыковок в их рассказах. Позиция защиты была такая: все эти люди хотят или очернить Джексона, или выманить у него как можно больше денег. Таким образом, в 2005 году все обвинения Майкла Джексона в педофилии были сняты. А сам случай может быть примером того, как легко теперь спекулировать на почве педофилии.



Историческая справка

Всеобщий позор превратил педофилов в универсальных «пугал» и объекты ненависти, а также отделил их от других людей, назвав их самой отвратительной группой сексуальных преступников. На сегодняшний день, в соответствии с юридическими и моральными законами, наблюдению подлежит каждая их мысль, каждый шаг и любое действие. Но так было не всегда.

В качестве доказательств существования педерастической практики в доисторический период можно упомянуть о ритуальных традициях воспитания детей в племени самба в Новой Гвинее, которое почитало сперму и считало ее субстанцией, которая поддерживает жизнь в не меньшей степени, чем грудное молоко. Семилетние дети клана мужского пола отделялись от своих матерей для того, чтобы жить исключительно с взрослыми мужчинами и другими мальчиками. Считая, что половая зрелость не настанет до тех пор, пока они не будут в достаточном количестве напоены спермой, опытные мужчины занимались с ними оральным сексом, что было частью ритуала посвящения. Так происходило до тех пор, пока дети не вырастали, и им не присваивался статус полноправных охотников.

Аристотель упоминал о первом официальном педерастическом ритуале инициации, как о средстве, выведенном царем Миносом на острове Крит для ограничения рождаемости. Требовалось изолировать детей от женщин и объединить их с мужчинами.

Педерастия активно поощрялась философами, например Платоном, Сократом и Гомером, который считал, что педофилические отношения стояли выше, чем простое воспроизведение рода мужчиной и женщиной, так как их целью было образование и обучение философии.

В викторианскую эпоху дети рассматривались просто как «маленькие взрослые», а термина «ребенок» вообще не существовало. В книге Джеймса Кинкейда «Любовь к ребенку», посвященной викторианской культуре, в центре которой находился ребенок, выдвигается предположение, что изменение отношения к ребенку было связано лишь с детской сексуальностью. Автор отмечает, что сначала термин «ребенок» был определен в третьем издании научной работы Вильяма Ектона «Функции и расстройства репродуктивных органов в детстве, юношестве, взрослом возрасте» как стадия человеческого развития. Другие биологи в скором времени наследовали этот пример, определяя детство как бесполое состояние, которое предшествует половой зрелости и заканчивается тогда, когда организм начинает выделять вещества (менструации у женщин, эякуляции у мужчин). Все это, по мнению Кинкейда, дело немедленного результата в виде законов о совершеннолетии и брачном возрасте, который в 1861 году увеличился с 10 до 12 лет, а к 1885 году - до 16 лет. После определения ребенка как бесполого существа, «пустого сосуда», его наполняли разными цивилизованными представлениями. Одна из идей состояла в том, что дети по своей сути очень похожи на Адама, «полные замыслов» и «крайне испорченны от рождения». Рядом с подобными изображениями ребенка как «примитивного, нецивилизованного дикаря», появились соответствующие детям особенности, такие как невиновность, непорочность и привлекательность, которые сопровождают их сегодня.

В 1885 году, У. Т. Стед, убежденный пуританин и редактор «Pall Mall Gazette», популярной малоформатной бульварной газеты, начал публикацию серии статей о детской проституции в Лондоне викторианской эпохи, под заголовком «Первая дань современному Вавилону». Стед раскрыл перед читателем ад, полный садизма и секса, в котором дети постоянно покупались, продавались, насиловались развратными аристократами. Он писал свои статьи в духе пасмурной порнографической прозы, и хвастался тем, что за 5 фунтов купил на улицах Лондона тринадцатилетнюю нетронутую Лили.

Цикл его статей породил повсеместную истерию и массовый беспорядок. Парламент отреагировал на это поправками к уголовному законодательству с 1885 года, которые не только подняли возраст совершеннолетия с 13 до 16 лет, но и дали милиции полномочия сократить активность уличных проституток и содержателей публичных домов. Однако в скором времени Стеда вместе с Жозефиной Батлер (учредительницей национальной женской ассоциации) и Екатериной Буз (из Армии спасения) признали виновными в насильническом похищении той самой Лили.

Роль ребенка

Очень важен вопрос и о роли самого ребенка. В свете традиционных наивных представлений про имманентную детскую «чистоту» и асексуальность, ребенок - лишь пассивный объект сексуальных посягательств взрослого.

На самом деле, некоторые рано созревшие дети самостоятельно склоняют взрослых к сексуальным контактам, инициируя приятные эротические игры, добиваясь соответствующих прикосновений и ласк. Иногда это делается несознательно, а иногда, в особенности подростками, абсолютно сознательно, поскольку это дает им неограниченную власть над старшими. Слово «совращение» не всегда правильно отражает характер таких отношений.

Субъективные реакции детей на сексуальный контакт со взрослыми также неоднозначны. 52% американских студентов восприняли этот опыт отрицательно, 18% - нейтрально и 30% - положительно. Прежде всего, реакция зависит от возрастного различия между ребенком и взрослым, от общего характера взаимоотношений между ними и от конкретной ситуации контакта. Грубое насилие и причинения боли вызовут у ребенка страх и отвращение, тогда как эротическая игра, мастурбация, ласковые прикосновенья к половым органам часто воспринимаются положительно.

Причем если сексуальный контакт с родителями и другими взрослыми воспринимается как грубое нарушение правил, то секс со старшими братьями и сестрами или с товарищами, даже с применением принуждения, часто кажутся подросткам нормальной игровой активностью и не вызывают болезненных переживаний.

По данным ряда клинических исследований, некоторые женщины, которые в детстве были жертвами сексуального насилия или совращения, испытывают трудности в установлении интимных отношений с мужчинами, их сексуальные контакты лишены эмоциональной полноты и не приносят чувственного удовлетворения. Некоторые сексуально-травмированные дети, став взрослыми, отличаются пониженным самоуважением, гипертрофированными чувствами вины и стыда, чувством отчуждения от других, отвращением к прикосновеньям, склонностью к пьянству и наркомании, высоким процентом самоубийств и склонностью к виктимизации - к тому, чтобы становиться жертвами любого рода неприятностей и злоупотреблений.

Однако эта зависимость не универсальна и не фатальна. Причинно-следственная связь между детским сексуальным опытом и более поздними неврозами не доказана. Нередко это всего лишь ретроспективная рационализация неудовлетворенности собой и своей жизнью: «Я такая, потому что со мной так поступили». Другие женщины, которые пережили в детстве нежелательные сексуальные контакты, свободны от такой симптоматики.

Детская порнография - провокация педофилии

С момента принятия закона о запрете на детскую порнографию в Америке (1995) создание изображений, которые сколь либо напоминают детскую порнографию, стало незаконным, независимо от того, компьютерные ли это картинки, рисунки, граффити или изображения, созданные как-то иначе. Этот закон полностью наделяет полномочиями обвинителя, относительно определения того, что есть невинным, а что пересекает эту неясную границу, за которой и родители, и художники неожиданно становятся извращенцами и принимают участие в преступлении, которое заслуживает долгих лет заключения.

Именно истерия по поводу детской порнографии является причиной арестов матерей, которые совершили преступление, с точки зрения ФБР, сфотографировав своих детей, играющихся в ванной, и отдав пленку на проявку в местный магазин, где, как минимум, хотя бы его работники видели это запрещенное законом отклонение. Библиотека Ватикана обладает самой большой в мире коллекцией порнографического материала. Да и само ФБР стало главным поставщиком детской порнографии в Интернете. Однако у ФБР есть несомненное оправдание этого факта, которое заключается в том, что Бюро может таким образом отслеживать и арестовывать тех, кого привлекают подставные детские порносайты. Насколько же расплывчатой становится граница между провокацией извращения и самим извращением?

Вывод

На данный момент в обществе наблюдается настоящая паранойя, вызванная чрезмерным массированием случаев педофилии через средства массовой информации, изданием специальных брошюр о том, как необходимо вести себя детям с взрослыми и т.п. Избыточная информация о том, что детей соблазняют буквально все, - родители, родственники, учителя, тренеры, священники, даже сексотерапевты, - вызовет волну подозрительности и паники, которая отравит жизнь и взрослых и детей? Уже сейчас взрослый попадает под большое подозрение, когда общается с ребенком, и соответственно родители ребенка стараются запрограммировать свое чадо на отторжение любой доброжелательности со стороны взрослого человека. Да, конечно, «на бога надейся, сам не плошай», но не превратимся ли мы со временем в истеричных нервозных шизофреников. Не выйдет ли, что родители, крайне напуганные информацией о вездесущих педофилах, станут избегать телесного контакта с детьми, от греха подальше? Это было бы реальной катастрофой, так как прикосновенье – важнейший способ передачи эмоционального тепла, в котором человек вообще, и ребенок тем более нуждается особенно. Инцест и сексуальные посягательства на детей существовали всегда, никакая пропагандистская кампания их не уничтожит.

Таким образом, могу ответить на вопрос, который был поставлен в начале данной работы: Детская сексуальность - это не прихоть извращенных маньяков-педофилов, не гипотезы и не россказни психологов и сексологов, а реальность, которую нужно научиться адекватно воспринимать, о которой необходимо говорить и на которой необходимо акцентировать внимание - родителей, учителей, всех, кто имеет дело с детьми. От этого зависит не только психологическое и сексуальное здоровье ребенка, но и здоровье общества в целом. Довольно уже воспринимать сексуальность как недостаток, как что-то запрещенное, греховное - это настолько же естественно, как и все другие процессы человеческого организма. Именно эта информация должна была бы массироваться в обществе всеми средствами массовой информации, а не факты очередных случаев педофилии и распространения порнографии.

Перевод с украинского Анатолия Ульянова

Иллюстрации: Mike Cockrill

LinkLeave a comment