Архив портала "Право любить" - Крушение морали голой обезьяны [entries|archive|friends|userinfo]
right_to_love

[ website | Право любить ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Портал "Право любить"| http://www.right-to-love.name/ ]
[Портал "Право любить" (Tor)| http://rightloveqoyz6ow.onion/ ]
[Форум "Нимфетомания"| https://nymphetomania.net/ ]
[Форум "Нимфетомания" (Tor)| http://nymphetowhsn3gpf.onion/ ]
[Доступный в России архив портала| https://sites.google.com/site/righttolove2/ ]

Крушение морали голой обезьяны [Oct. 9th, 2015|02:14 am]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|, , , , , , , ]

Недавно произошла очень грустная история с семьей, где родители позволяли себе ходить голыми при детях, спать с ними в одной постели, и даже заниматься сексом на глазах малышей. А папа разрешил дочке дотронуться до своего полового органа. Детей отняли, а самих посадили в тюрьму. Все это широко освещалось и обсуждалось в интернете. И тут я с огромным удивлением ощутил себя инопланетянином.

Дело в том, что я не мог понять, какое преступление совершили эти люди. А общество, требовавшее самого жесткого наказания (были и те, кто хотел сжечь живьем «уродов»), не могло понять, как это я не сознаю самых очевидных вещей. Если бы до меня добрались, боюсь, мне бы тоже не поздоровилось – просто из-за того, что не кричу согласно со всеми. И не могу понять, почему все вокруг меня считают поведение этих людей настолько ужасным, что готовы растерзать живьем.

Есть такое движение – натуризм, натуристы ходят голые, и дети их ходят голые. Конечно, не на улице, а дома или на пляже. А иногда натуристы устраивают праздники где-нибудь в бассейне или на даче, где все тоже голые. Сам я не натурист и никогда не мог понять этого желания бродить голышом и раздевать своих детей. Не то, чтобы я был против – нет, просто мне казалось странным из наготы делать целое учение и превращать ее, наготу, в смысл жизни. Но после трагической истории, когда натуризм довел людей до тюрьмы, я задумался. С кем все же что-то не так? Со мной, с натуристами, или же с обществом?

Быть инопланетянином любопытно. Я забрался на форумы натуристов и выяснил, что их дети тоже испытывают любопытство, а потому трогают родителей во всяких местах. С возрастом это проходит. И в одной постели с родителями такие дети тоже спят. То есть оплеванная и разоренная семья не сделала чего-то такого уж необычного. Единственно, что остальные натуристы, не делятся этим в интернете. Больше того, детям с самого начала внушают, что свой натуризм надо держать в полном секрете. Про секс, конечно, на форумах не писали, но есть подозрение, что кое-кто позволяет себе и такое.

Дальше мое любопытство инопланетного этнографа простерлось к научным исследованиям. Я подумал, что может быть ученые давно установили жуткий вред лицезрения голых родителей, или голых детей, или того и другого вместе взятого. К сожалению, в основном подобные исследования проводились самими натуристами, а они люди заинтересованные. Но все же удалось кое-что накопать. Довольно серьезные авторы (Мастерс и Джонсон, профессор Оками) утверждали, что ни зрелище голых родителей, ни хождение голышом в детстве не только не наносят вреда, но скорее полезны. У детей натуристов нет излишнего любопытства к половым органам и процессу размножения. В отличие от обычных детей, выращенных в общепринятых моралью правилах.

Если же отбросить шутки, то позиция инопланетянина необходима любому ученому, который собирается изучать человеческое общество. Только так можно взглянуть на проблему трезво, а не через призму культуральных предрассудков, часто ослепляющих самого исследователя.

Так вот, есть некоторые моменты в нашей цивилизации, которые нам кажется абсолютно естественными и будут абсолютно непонятными для любого не только инопланетянина, но даже просто представителя иной культуры, достаточно отличной от нашей.

Один из них – почему мы стесняемся своего тела. Нет, одежду мы носим от холода (и от комаров), но вот почему стесняемся раздеться догола, когда тепло и никто не кусает? И ведь действительно, скопище голых людей не только неприлично, но и не шибко эстетично.

Другой вопрос еще более таинственный. Почему мы считаем секс грязным занятием, хотя это такое удовольствие? И почему мы не хотим, чтобы дети видели голых взрослых и сексуальные акты, а всех, кто нарушит это табу, отправляем в тюрьмы и даже хотим убить? Только за этот один последний вопрос, затрагивающий самые сакральные струны нашей мохнатой психики, можно схлопотать по морде. Между тем, инопланетного этнографа наши культурные традиции поставили бы в тупик.

Да, мы стараемся научить детей всему, что сами знаем. И чем сложнее тема, тем больше труда и стараний вложим в это обучение. Между тем секс – самая сложная штука в человеческих отношениях, но мы полностью отказываем детям в возможности хоть как-то ее касаться в своем любопытстве. В то же время, у примитивных племен, проживающих в джунглях по всей планете, нет ничего похожего на нашу стеснительность. Они спокойно разгуливают голышом, да и сексом могут заниматься не только прилюдно, но и при своих и чужих отпрысках. А в некоторых культурах даже приветствуется, когда родители обучают еще совсем небольших детишек половым отношениям.

Культуролог усмотрит истоки нашей болезненной стеснительности в религиозных запретах иудаизма. Действительно, еще у совсем древних евреев Хам совершил святотатство – посмотрел на голого отца, когда тот напившись, заснул в шатре. В средние века запрет на наготу дошел до своего апогея, страх голого тела был столь силен, что люди перестали мыться. Считалось, что нагота – путь для бесов, готовых атаковать неосторожно раздевшегося человека. Сексуальные запреты обычно относят тоже к религиозным предрассудкам, вспомним, что во многих исламских странах женщина вообще должна была носить паранджу, а платки для девочек-мусульманок требуются до сих пор повсеместно. То же касается непристойной одежды и для мужчин – шорты, рубашки без рукавов, футболки фундаменталистами считаются недопустимыми. И не просто недопустимыми – нарушителя табу убивают.

Однако для биолога такое объяснение не покатит, так как надо понять, на каком природном фундаменте вознеслись столь необычные религиозные культы. На самом деле можно предположить, что не одежда употребляется для удовлетворения нашей извращенной стеснительности, а совсем даже наоборот – изобретение одежды невольно включило какие-то врожденные механизмы мозга, которые сделали нас стыдящимися своего тела. Произошел своеобразный сбой, который и привел к появлению странной, болезненной культуры , изобилующей разнообразными табу на наготу и секс.

Действительно, стыд – это основная социальная эмоция, жесткий механизм, регулирующий общественную жизнь. Мы не делаем того, что стыдно, и чем сильнее эмоциональный запрет, тем круче наказание за его нарушение. Наказание не обязательно физическое, часто вполне достаточно морального осуждения.

Но хотя чувство стыда врожденное, оно слепо – каждый человек усваивает в детстве, чего именно он должен стыдиться. Как работает научение стыду? Во-первых, мы наблюдаем за окружающими, видим, что большинство считает неприемлемым и автоматически, без участия сознания, мозг начинает генерировать на такое не приветствуемое поведение эмоцию стыда.

Простой пример. Как-то один дипломат отправился в страну, где после обеда было принято громко рыгать, дабы выразить свою благодарность хозяевам за прекрасное угощение. На первом же званном обеде он опростоволосился, и все глядели на него с осуждением, но на другой день он рыгал чуть ли не громче всех. Это фантазия, которую я взял из книги психолога Ганса Айзенка. Однако могу привести и реальный пример. Люди, впервые попав на пляж натуристов, будут чувствовать на себе осуждающие взгляды. Ведь как минимум их примут за любопытных, припершихся поглазеть на забавное зрелище. Как показывает опыт, даже случайно попавшие в среду натуристов граждане быстренько снимают плавки и купальники, чтобы не чувствовать себя белыми воронами. Ведь для нас нет ничего страшнее, чем стать отщепенцами.

Итак, эмоция стыда формируется нашим мозгом почти без участия сознания. Конечно, кроме простого наблюдения мы можем на словах рассказать о постыдном и запретном. А также и наказать непонятливого. Айзенк пишет о прекрасном эксперименте, в котором щенков приучили, что есть овсяную кашу постыдно.

Дело в том, что щенки предпочитали молочную овсянку всем остальным видам пищи. И вот экспериментатор садился возле миски с любимое кашей, и как только щенок собирался насладиться едой, несильно хлопал его между ушами свернутой в трубочку газетой. Боли не было никакой, однако буквально через два-три дня щенки наотрез отказались есть такую привлекательную раньше овсянку. Тогда щенков оставили на сутки голодными, а потом по очереди выпустили в пустую комнату, где стояла миска с кашей. Щенки отказывались есть кашу даже в отсутствии экспериментатора! Конечно, голод не тетка, в конце концов большинство нарушило запрет. При этом они вели себя как люди, совершающие постыдный поступок – скулили, опускали уши, поджимали хвост, ползли к миске на брюхе. Двое же оказались особо стыдливыми и эксперимент с ними пришлось прервать по этическим соображением – чтобы эта парочка не умерла от голода.

Примерно так происходит и наше научение стыду. Что видит наш ребенок, едва появившись на свет? Правильно, кучу одетых, закутанных в тряпки по самую шею людей. Врожденный механизм усвоения постыдного включается – мозг понимает, что человек должен быть одет. Кстати, во многих племенах точно также относились к татуировкам. Там ходили совершенно голыми, однако все тело покрывалось плотными узорами. Когда к одному из островов, заселенных татуированными туземцами, прибило двух потерпевших крушение европейцев, аборигены насильно подвергли их довольно мучительному обряду накалывания узоров – настолько невыносимо им было смотреть на естественное, неокрашенное тело.

У папуасов Новой Гвинеи в джунглях постыдно носить одежду. Да, в цивилизованных поселках папуасы вынуждены ходить одетыми. Но, как рассказывают путешественники, едва вступив в джунгли, сопровождавшие их папуасы – проводники и носильщики – немедленно обнажались полностью.

Жесткие сексуальные запреты на прилюдный секс, и тем более, секс в присутствии детей, вероятно лишь следствие нашего стыда голого тела. Действительно, ни один из видов животных не страдает, совершая половой акт при детенышах. У шимпанзе бонобо детеныш, обнимающий мать, часто оказывается между ней и самцом во время копуляции.

Более того, наблюдения за сексом взрослых особей детенышам обезьян необходимо. Когда их лишали такого зрелища, они уже взрослыми были не способны к размножению.

Похожее поведение описано и для многих первобытных племен. Бронислав Малиновский наблюдал «сексуальную распущенность» туземцев Северо-Западной Меланезии, которые вовлекали детей в открытые сексуальные игры и экспериментирование. Похожим образом выглядит ситуация у южно-американских индейцев каинганг, да и вообще у всех тех немногих племен, которые удалось наблюдать антропологам в естественном состоянии.

Формирование с раннего детства стыда перед нагим телом, и, как следствие, перед сексом, для которого надо обнажить самую скрываемую и сакральную часть этого тела, вызывает у человека к совершенно аномальный, внерассудочный страх, полностью отключающий разум и логику. Больше того, в отношении нарушителей табу мы испытываем животное бешенство. Люди готовы убивать самым жестоким образом тех, кто совершил поступки, усвоенные в раннем возрасте как постыдные. Более того, легко вскипает еще более жуткое явление – моральная паника. Кажется, что мир вокруг рушится в пучину, что безнравственные демоны готовы поглотить все столь родное и привычное, хотя возможно произошло лишь несовпадение взглядов на постыдное.

К примеру, фундаменталисты из ИГИЛ готовы убивать зверским образом всех, кто нарушит их замшелые средневековые правила нравственности. Очень похожим образом происходит и с гомофобией – кажется, что ее поборники вообще не способны рассуждать логически, а хотят лишь рвать и крушить безнравственных дьяволов, посягающих на сакральное. О педоистерии даже не говорю, если религиозный фундаментализм и гомофобия – удел лишь части человечества, то педофилобоязнь превратилась в настоящую манию цивилизованного мира. К сожалению, эти явления порождают глубоко животные инстинкты, которым подвержены все люди в той или иной мере. Просто потому, что человечество - всего лишь популяция голого примата, обитателя африканской саванны. Однако эмоциональная сила звериных ненависти, стыда и отвращения тем больше, чем ниже интеллектуальный уровень конкретного индивида. Как указывает Ганс Айзенк, существует жесткая обратная корреляция нетерпимости с интеллектом респондента.

Очень хорошо это заметно, если поехать на море отдохнуть на диком пляже с палаткой. Обычный дикий пляж - место пьянок, драк, оргий, безобразной круглосуточной музыки. Однако стоит перейти к местам обитания натуристов, и попадаешь в совершенно иной мир, где поют у костра под гитары, любуются на звезды, играют на флейтах, беседуют о смысле жизни.

Есть, конечно, теории, что одежда, прикрывая самые соблазнительные места, служит сдерживающим фактором для нашего животного сексуального влечения. Позволю себе с этим не согласиться. Большая часть человечества вообще ходила голая сотни тысяч лет (и многие ходят поныне), а никаких проблем никогда не испытывала. Более того, скабрезности, сексуальное насилие и прочие пакости – как раз приобретение исключительно нашей одетой цивилизации. Кстати, в ХIХ веке особо пикантным считалось лицезрение не женской груди (тогда в моде были весьма открытые декольте), а женских ножек, так как они всегда были скрыты под платьем. И показать ногу считалось постыдным. Дама из позапрошлого века просто грохнулась бы в обморок при виде наших мини-юбок, зато ходить с открытой грудью ей не доставило бы особых проблем. Мы видим, насколько пластично наше чувство постыдного.

Пока наши предки жили в Африке, одежда им была не нужна вовсе. Больше того, люди даже потеряли шерстяной покров, как это сделали до них киты, дельфины и голые землекопы. Однако интенсивное заселение холодных регионов стало возможно только благодаря одежде – отрастить обратно потерянную шерсть в краткие сроки эволюция не смогла. Таким образом, мораль и нравственность современного одетого общества и есть извращение природной биологической сущности человека. Своим корнями мораль уходит в само изобретение одежды. Не одежда была изобретена, дабы прикрыть наготу. Изобретя одежду, мозг включил врожденные механизмы, которые эволюция не успела приспособить к этой новой одетой форме нашего существования. Да, человек обладал превосходным разумом, позволившим ему пойти неэволюционным путем. Но за все приходится платить, и в данном случае плата не слишком высока – наш обезьяний мозг отнес голое тело и секс к постыдному.

Как инопланетный этнограф я взгляну на натуризм уже несколько иначе – как на возврат к нашему естественному состоянию, на бунт против уродливой морали, построенной внесознательными инстинктами голой обезьяны.

В настоящий момент обезьянья мораль общества рушится, что многими воспринимается как конец света. Забавно слушать от церковных авторитетов про духовные скрепы и нравственность, зная, что истоки их проповедей - все те же слепые инстинкты первобытной мохнатой обезьяны.

Не переживайте, крушение морали вовсе не конец света, а всего лишь очередной виток восхождения к миру, который станет добрее и справедливее, как только мы сможем осознать – разум, а не животные инстинкты должны управлять человеком и человечеством. И старайтесь быть добрее уже сейчас. А то потом будет очень и очень стыдно, ведь чувство стыда пластично, и вчерашние враги народа могут легко превратиться в национальных героев.


Источник

LinkLeave a comment