Архив портала "Право любить" - Табуированное сознание опаснее педофилов [entries|archive|friends|userinfo]
right_to_love

[ website | Право любить ]
[ userinfo | ljr userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Портал "Право любить"| http://www.right-to-love.name/ ]
[Портал "Право любить" (Tor)| http://rightloveqoyz6ow.onion/ ]
[Форум "Нимфетомания"| https://nymphetomania.club/ ]
[Форум "Нимфетомания" (Tor)| http://nymphetowhsn3gpf.onion/ ]
[Доступный в России архив портала| https://sites.google.com/site/righttolove2/ ]

Табуированное сознание опаснее педофилов [Aug. 17th, 2010|05:34 pm]
Previous Entry Add to Memories Tell A Friend Next Entry
[Tags|, ]

Табуирование, как абсолютная и иррациональная форма запрета, является свойством примитивного сознания, не способного ни к тонким дифференциациям, ни к причинному обоснованию отказов от нежелательного поведения. Практически любой абсолютный запрет иррационален. Даже «не убий», самая непреложная, казалось бы, моральная заповедь, в некоторых экстремальных обстоятельствах будет порочной и неправильной. Например, на войне, перед лицом вражеского солдата, или когда необходимо остановить террориста, задумавшего совершить массовое кровопролития. Для большинства из нас не составляет морального проступка прихлопнуть комара или пристрелить бешеную собаку. Испытывая эмоциональную неприязнь к скотобойням, мы, тем не менее, не отрицаем свою потребность в животных протеинах. Наконец, большинство из нас соглашается, что в отдельных случаях будет благом прекратить невыносимые страдания терминального больного. Табу, напротив, не знает исключений. Для джайниста раздавленный комар – это моральное прегрешение. Правоверный индус не станет резать корову, даже если его дети умирают от голода.
 
Первейшим признаком и условием светского государства является построение рационального правосудия, основанного на разумной целесообразности, а не на табу и предрассудках. В теократиях богохульство зачастую карается смертной казнью. В светском обществе подобная жестокость немыслима, как и вообще какое-либо наказание за негативное отношение к религии. Отделение церкви от государства — величайшее политическое достижение в истории человечества, поскольку оно изгоняет раз и навсегда из системы правосудия наиболее варварские, одиозные табу. Но это не означает, к сожалению, что светские правовые системы целиком избавлены от подобного зла.
 
Чудовищные репрессии в отношении так называемых «педофилов» выражают собой примитивный карающий фанатизм табуированного сознания, заполучившего к своим услугам мощнейший полицейский аппарат современного государства. Что характерно, именно в отношении «педофилов» (и, в меньшей степени, других сексуальных преступников) была de facto возрождена такая архаическая форма наказания, как остракизм. «Педофилам» запрещают проживать и работать вблизи детских садов, школ, парков и т. д. — то есть фактически где бы то ни было в городах. Примечательно и то, с каким иезуитством охраняются самые дальние подступы к табуированному. Уголовно караются не только реальные половые действия с реальными подростками (физически зрелыми, но не преодолевшими условную и завышенную планку совершеннолетия), но также факт хранения на вашем винчестере откровенного мультфильма с персонажами-тинейджерами, который вы могли даже и не смотреть.
 
Но самое страшное — что инквизиторской жестокости репрессии осуществляются под дружное улюлюканье толпы. Тех людей, которые не могут вообразить более мягкие, гибкие и цивилизованные формы регулирования, потому что обладают на индивидуальном уровне примитивным табуированным сознанием, понимающим лишь однозначные и категорические запреты. Это люди, чьи инстинкты (пищевые, агрессивные или сексуальные) плохо контролируются высшими отделами мозга. Им нужен запрет, понятный им в поджилках, то есть примитивный и иррациональный.
 
Естественным образом, именно таким людям больше всего свойственна половая распущенность, наряду с обожорством, дипсоманией и неконтролируемыми вспышками ярости, находящими выражение в хулиганских и криминальных наклонностях — то есть практически весь классический набор пороков, бичуемых в моральных кодексах различных религий. Они сами нуждаются в табуированной системе сдержек и зачастую приходят к ней добровольно, потому что начинают понимать, что их брутальная воля к наслаждениям опасна и разрушительна. Тогда они уходят в секты, приступают к молитвам и постам, становятся категорическими трезвенниками и аскетами. Однажды я ехал в купе поезда с тремя людьми из этой среды. Полночи они обсуждали приятелей и делились сплетнями, в которых доминировали три основных мотива: 1) Вася стал чемпионом по боксу, 2) Петю посадили на десять лет в тюрьму, 3) Коля ушел в монастырь.
 
Бедные, малообразованные и криминализованные слои общества служат поддержкой и опорой мракобесным клирикам и политиканам, выступающим за тотальное табуирование и регламентацию социальных отношений. Однако они являются, как правило, только реципиентами, а не зачинателями табуирующих идей. Наиболее фанатичные формы табуированного мышления коренятся в людях другого плана: страдающих теми или иными заболеваниями головного мозга, вследствие которых контроль за влечениями нарушен на органическом, а не культурном уровне. Именно из этой когорты происходят «пророки», «духовные учителя», «гуру» и т. д. Само собой, они являются наиболее опытными экспертами во всех табуируемых ими материях.
 
Проблема в том, что табупоклонники отравляют жизнь всем нормальным людям. Способным контролировать рацион без изнурительных постов, кушая в меру то, что хочется, но не набирая вес. Умеющим потреблять спиртное в ограниченных дозах, не напиваясь в хлам и не скатываясь в алкоголизм. Ценящим свободу сексуальных отношений, но не имеющим импульса сношать всё, что движется; видящим в своих партнёрах не только половые признаки, но также личностные и интеллектуальные качества. Дорожащим возможностью выразить эмоцию крепким словом, но не вставляющим известное междометие в каждую речевую конструкцию. Все эти свойства цивилизованного сознания непредставимы для табупоклонника. Он искренне думает, что все такие же как он, и что насаждение табу необходимо для их же блага. Чем больше табу – тем лучше, надёжней, безопасней. Поэтому мы постепенно приходим к вычурной детализации поведенческих норм, вплоть до того в какие дни недели кошерно пользоваться носовым платком.
 
Принятие табуирующих установок (а именно они составляют сердцевину любой религии) подразумевает отказ от критики и отказ от свободы, что убивает благосостояние общества сегодня и его прогресс завтра. Это страшное зло, с которым необходимо бороться всеми силами, через просвещение народа с одной стороны и элиминацию бедности — с другой, потому что тяжкая и беспросветная борьба за физическое выживание, длящаяся зачастую на протяжении многих поколений, отупляет человека и превращает его в скота.

автор Андрей Майков

 

Январь 2007, США. Гражданское общество в действии: демонстрация группы активистов в Бригсток-Роуд против того, чтобы власти разрешали проживание в их округе «сексуальным преступникам списка №1», т.е. «педофилам». Фото с сайта myspace.com.

Январь 2007, США. Гражданское общество в действии: демонстрация группы активистов в Бригсток-Роуд против того, чтобы власти разрешали проживание в их округе «сексуальным преступникам списка №1», т.е. «педофилам». Фото с сайта myspace.com

LinkLeave a comment