This is the Camden book of the dead

September 3rd, 2005

07:17 pm - фазаний паштет

Миша Вербицкий недавно писал -

Интересно, что основной клиент данной философии [садизм как духовный поиск]
есть женщины, а главная переводчица Эволы на русский
[info]ritovita@lj, известная бабушка-скинхед
.

И вот в подтверждение случайно нашел. Цитирую полностью -

Кореянка Лейла была необыкновенно красива. Закончив переводить "Мефистофеля и Андрогина" Элиаде, она взялась за текст Эволы о даосизме. Лейла с неподвижным лицом слушала в наушниках Нину Хаген, ела фазаний паштет и говорила несколько фраз в день.

Еврейка Ира не только отлично знала французский, но и любила его, чувствовала как бы физиологически. После перевода книги Мабира об Унгерне она написала в МГУ диплом по "Оседлать тигра" Эволы - научный руководитель был настолько взбешён темой, что ей поставили тройку.

Азербайджанка Кама, впервые переведшая на русский Серрано, привезённую из Колумбии её подругой и женой басиста Коперника книжечку "Воскрешение героя" и потом несколько глав из "Ману" (Weltanschauung и др.), была хрупкой большеглазой студенткой, занимавшейся каталонскими поэтами. После "Введения в индусскую доктрину" Генона, она перевела работу Эволы о племенах Сицилии.

Русская Вика - из тех женщин, которые действительно могут дать в глаз. Её сочетание грубости и красоты свойственно, кстати, и Челентано, из-за которого она выучила итальянский, и Эволе, переводами нескольких книг которого она и стала известной. И она была единственной националисткой из всех этих переводчиц.

Я не упомянул о Наташе Мелентьевой, верной дугинской соратнице - она тоже переводила барона, но это за рамками рассказа.


Я хренею.
Powered by LJ.Rossia.org