Войти в систему

Home
    - Создать дневник
    - Написать в дневник
       - Подробный режим

LJ.Rossia.org
    - Новости сайта
    - Общие настройки
    - Sitemap
    - Оплата
    - ljr-fif

Редактировать...
    - Настройки
    - Список друзей
    - Дневник
    - Картинки
    - Пароль
    - Вид дневника

Сообщества

Настроить S2

Помощь
    - Забыли пароль?
    - FAQ
    - Тех. поддержка



Пишет troika_ptah ([info]troika_ptah)
@ 2011-08-02 02:24:00


Previous Entry  Add to memories!  Tell a Friend!  Next Entry
Entry tags:upyrnet, заложные покойники, упыри

Хой и зловещие мертвецы: правдивая история Сектора Газа. Часть 1.
Многие полагают, что Сектор Газа - обычная панк-хард-рэпкор-команда, воспевавшая пьянство, дебоши, банальную еблю и мастурбацию, некрофилию; обильно сдабривая этот коктейль обсценной лексикой. А вот и нет! То есть всё вышеперечисленное, конечно, присутствует, но не является главным. Центральной темой творчества группы всегда были заложные покойники — нежить, отношение к которым менялось год от года.

В первом же альбоме сразу в двух песнях Юра Хой, объявляет себя ходячим покойником, которым он стал по причине неблагополучной экологической ситуации своего района проживания, давшего имя самой группе:

Сектор Газа (альбом Сектор Газа, 1989)
Здесь ядовитый воздух, каждый здесь живой труп

Сумасшедший труп (альбом Сектор Газа, 1989)
Я сумасшедший труп, я недоказанный наукой элемент!

Заложные покойники тогда казались Хою по своему очень прикольными и привлекательными. Они очень похожи на живых: веселятся, сношаются, рожают детей.

Утопленник (альбом Колхозный панк, 1989)

Пусть я пухлый и пахну немного,
И пусть синего цвета лицо,
Я как прежде любить могу многих,
Хоть являюсь сейчас мертвецом.
Я нарву на болоте кувшинки,
И русалке я их подарю.
И пускай она мечет икринки,
Я ее покорю.

О-о-о-о, о-о, я утопленник!
О-о-о-о, о-о, я утопленник!

А когда луна речку осветит,
Я с русалкой прилягу на дно.
Я прижмуся к зеленому телу,
От нее мне лишь надо одно.
Я всю ночь проведу с ней на иле.
А на утро, как солнце взойдет,
Надарю я ей лилий,
Пусть она к черту, с Богом, плывет.

Но уже через год упор в текстах делается не на подобие живым, а на специфические классовые особенности нежити: стремление убивать и поедать живых людей. Соответственно изменяется и эмоциональная окраска песен: атмосферу весёлого сюра сменяет жуткий страх. В темноте таятся жестокие дети ночи, убивающие тело и отправляющие душу в ад.

Нас ждут из темноты (альбом Зловещие мертвецы, 1990)

Мы на краю села с тобой давно живём,
Нечистая родня нас хочет съесть живьём,
Смотри в окно глядит твой умерший отец,
Ещё немного ждать и нам придёт конец.

О-о-о-о-о, нас ждут из темноты-ыыы!
О-о-о-о-о, нас ждут из темноты-ыыы!

Я говорил тебе что лучше не ходи,
В сортиры по ночам, избави Господи,
Но ты была горда, я вижу результат,
Бездыханный твой труп они низвергли в ад.

Вампиры (альбом Зловещие мертвецы, 1990)

Вы, товарищи, не бойтесь, погулять под крики сов,
Этой ночью очень много схоронили мертвецов,
Мы сегодня вас не тронем, на погосте будет пир,
Наедимся стылой крови, вдоволь, правда, брат-вампир.

Могилу выроем мы враз, покойника съедим сейчас,
И эта пища высший класс и не вините в этом нас,
Мы волком взвоем на луну, как наедимся,
И по могилам по своим мы поспешим,
И с мертвецами со своими мы простимся,
И рая светлого мы пожелаем им.
Им!!!

И влюблённые пусть бродят, под сиренью, в эту ночь,
Мы для них чуть-чуть повоем и уйдём в могилу прочь,
Под землёй ночь скоротаем наше счастье - это мрак,
Отлежимся, отстрадаем, правда, милый вурдалак.

На следующую же ночь, любого можем уволочь,
Вы мама с папой прячьте, сразу, своего сына или дочь,

Клыки вампира снова глотку перережут,
И наша жертва вновь издаст последний вздох,
Мы мертвечатину едим как можно реже,
Ведь кровь живых людей приятней, видит Бог.

Ключевым текстом для изучения меняющегося мировоззрения Хоя является песня "Моя смерть", в ней Хой с ужасом говорит о неотвратимости смерти, о безысходности положения смертного. И эта безысходность вонзается в мозг, она окрашивает все его дни в цвета суеты и тщеты.

Моя смерть (альбом Зловещие мертвецы, 1990)

Кто подошла ко мне так резко и так незаметно?
Это моя смерть!

Кто ложится на меня и давит мне на грудь?
Это моя смерть!
Кто носит чёрный галстук и чёрные перчатки?
Это моя смерть!
Кто подверг меня беспамятству и ничегоневиденью?
Это моя смерть!

От неё не убежать, от неё нельзя дышать,
Я возьму велосипед и отправлюсь на тот свет,
Ну я пошёл, ну я пошёл...

Жизнь бессмысленна в свете неотвратимости смерти, однако смертные предпочитают этого не замечать, занимаясь 2/3 своей жизни ненужной хуетой, отгоняя на задворки сознания мысли о скорой и неизбежной кончине. Но может быть смерть — это ещё не конец? И мертвецы продолжают жить какой-то особой нежизнью, напоминающей обычную жизнь?

Когда помрёшь (альбом Зловещие мертвецы, 1990)

Изначальная точка нашей жизни - это роддом,
А конечная точка нашей жизни - это морг,
А в середине, треть жизни, мы спим, помолившись перед сном,
А в середине, треть жизни, мы пашем на заводе родном.

Но кто сказал, что мертвецы не видят сны - это сказки,
Кто сказал, что они не бывают грустны - это ложь,
Кто сказал, что они не мечтают о половой ласке,
Ты сам убедишься в этом, когда помрёшь.

Я и сам не мог понять, пока не лёг под осиновый крест,
Я не мог понять, пока не лёг в дом из шести досок,
Я не мог понять, пока не получилась перемена мест,
А только понял лишь тогда, когда был порван моей жизни кусок.

Однако здесь всё ещё есть место для весёлого панибратства с правильными упырями, любящими панк-рок и рок-н-ролл. "Неправильных" упырей Хой уже предлагает истреблять при помощи осиновых кольев:

Чёрная магия (альбом Зловещие мертвецы, 1990)

Часы пробили полночь - зажгу я три свечи
И окроплю их кровью под тишину ночи,
Открою книгу старую - она мне всех родней,
Ведь это наследство старой бабушки моей.

Я открываю дверь в квартире своей,
Я приглашаю в гости вампиров-упырей,
Я с ними свою группу "Сектор Газа" сколочу,
И буду я играть я там всё что захочу.

Черная магия! Черная магия!
Черная магия! Черная магия!
Черная магия!

Приходите упыри в назначенный срок,
Мы сыграем с вами зловещий панк-рок,
А кто из вас не любит панк-рок и рок-н-ролл,
Тому я в грудь вобью осиновый кол.

Следующий этап - попытка спастись от упырей-вурдалаков бегством, либо упросив их не трогать тебя. Причём по текстам уже видна насколько хрупка такая надежда, поэтому к ней прилагаются розочка, обрез, святой круг, Николай Угодник, Христос и Богородица. Какой удивительный контраст с проупырическими первоначальными текстами!
 
Спор (альбом Ядрёна вошь, 1990)

Повод - спор на ящик водки, что на кладбище всю ночь,
Просижу я без понтяры не смыкая своих очь,
Ровно в 23.00, взял с собой 2 огника,
Уж с двумя-то пузырями просижу наверняка.

Взял с собою я паштету, взял с собою я хамсы,
До крестов мне дела нету, хоть в глаза мои нассы,
Я сейчас как в ресторане средь могил расположусь,
Вытру хуй в своём стакане, ща напьюсь и обожрусь!

О-о-о-о-о о! О-о-о-о-о о!
Эй мужики, я сейчаc вас помяну,
А кто из вас вот встанет челюсть набок поверну,
Эй вурдалаки, и за вас я тоже пью,
И песню про видак я вам спою!

Я продёрнул граммов 300, закусил гнилой хамсой,
Раскошелится мой кореш - купит ящик дорогой,
Я представил миг прекрасный, как я ящик получу,
Буду пить по литру в сутки, эх, в натуре, я торчу!

Раскупорил я вторую и хотел уже бухнуть,
Что-то где-то захрустело - мож покойники встають,
У меня внутри кольнуло может это от хамсы,
И гадяк немного вылез натянув мои трусы.

О-о-о-о-о о! О-о-о-о-о о!
Эй, мужики! Ну зачем же так шутить,
Так инфаркт миокарда можно сразу получить,
Эй, вурдалаки - пожалейте пацана,
Иначе здесь настанет мне хана!

И сигнал пропикал полночь на моих часах "Полёт",
И хамса не лезет в глотку и вино не льётся в рот,
Что-то там пошевелилось, за соседним бугорком,
Можно здесь ваще свихнуться и остаться дураком.

О плиту разбив бутылку, розочку зажал в руках,
Эх, зачем я очутился в этих проклятых местах,
Я кино про Вия вспомнил, что смотрел на днях в ДК,
Чтоб ещё я так поспорил поищите дурака!

О-о-о-о-о о! О-о-о-о-о о!
Эй, мужики! Ну зачем же так шутить,
Так инфаркт миокарда можно сразу получить,
Эй, вурдалаки - пожалейте пацана,
Иначе здесь настанет мне хана!


Ночь перед Рождеством (альбом Ночь перед Рождеством, 1991)

Ехал к милой влёт за 15 вёрст,
А вокруг метёт, только видно хвост,
Моего коня масти вороной,
Жди любимая, свижусь я с тобой.

Но вдруг слышу вой, конь мой дал галоп,
Ах ты боже мой, чуть не пал в сугроб,
Я обрез достал из тулупа свой,
И коню кричал: "Выручай родной!"

А нечистые за мной мчались так,
Что стал креститься я, пронзил душу страх,
Наугад палю из обреза я,
Эх бы пули мне да серебряные!

Господи помоги!
Эх, одолели меня эти враги!
Николай Угодник, защити!
Эх, доконали черти, мать их ети!

А до хутора уж рукой подать -
Мерзким упырям меня не догнать,
Вот и дом стоит где живёт моя,
Обведу святой круг вокруг дома я.
Коня на ворог я загнал и враз,
Сена чуть не стог дал ему за раз,
Ешь ты мой родной, ведь ты спас меня!
Ах ты, вороной! - я хвалил коня.

Сохрани, - крещусь,- Богородица!
Когда назад помчусь, как распогодится,
Гальке дорогой постучал в окно -
Пришёл милый твой, доставай вино!

Из ковша хлебну вина, сердцу, мать,
Гальку обниму и пойдём мы спать,
Завтра ж мне в мороз, мчаться вновь домой,
Помоги Христос и мой вороной.

В 1992 году в песне "Вурдалак" речь идёт уже о невинной жертве упыря — несчастном парне-металлисте с крестами в ушах, который, влюбившись в девушку, решил взяться за ум и завязать с "металлизмом". Оказалось, что только христианские ушные кресты и защищали его от девушки-вурдалака.

Вурдалак (альбом Гуляй мужик, 1992)

А я девчонку полюбил, по ночам я с ней гулял,
Но она была не та за кого я принимал,
Я носил в ушах кресты, "металлистом" был тогда,
Но девчонку за улыбку полюбил я без ума.

О-о-о, я влюбился в эту девушку!
О-о-о, я влюбился в эту девушку!

Снял я как-то кресты, с "металлизмом" завязал,
Подарил я ей цветы но дар речи потерял:
Обнажила вдруг клыки и вцепилась словно рак,
И я понял, что она настоящий вурдалак!

О-о-о, я влюбился в вурдалака!
О-о-о, я влюбился в вурдалака!

Стали серыми глаза, трупный запах изо рта,
Золотистая коса стала синею тогда,
А улыбка её, украшение лица,
Лишь смертельная агония на роже мертвеца!

Что случилося со мной, а ведь я её любил,
Но не знал я, что она была жителем могил,
Умерла она ещё во времена царя Петра,
А теперь из-за неё не дожил я до утра!

Чуть позже Юра Хой продолжил исследовать тему живых трупов, и одну из очередных песен посвятил уже не европейским заложным покойникам, а египетским.

Мумия (альбом Нажми на газ, 1993)

А в солнечном Египте моментом солнце село,
Лучами на прощанье пирамиды озарив,
И к первой пирамиде подошли мы очень смело,
Нас было трое и из нас никто не был труслив.

Наш первый экспедитор - Кронштейн Исаак Давидыч,
В науке исторической он первый корифей,
Он долго изучал историю Египта,
А в ихних иероглифах рубил он круто — змей.

Второй была Петрова тётя Груня - египтолог,
Она в истории соображала прямо зверь,
А я её помощник, я в прошлом гинеколог,
Но я попал в Египет хочешь верь, а хошь не верь.

Мы подошли втроём к гробнице фараона,
Открыли мы гробницу и увидели мы в ней,
Чувак лежал в гробу в пелёнках как ребёнок,
То мумия была и вот записочка на ней.

Записочку назвав пергаментом древнейшим,
Кронштейн Исаак Давидович в руках её вертел,
Он стал переводить египетскую надпись,
Гробница шевельнулась и я слегка вспотел.

Профессор мумию увидев как подпрыгнул,
И тут же побледнел он прямо как мертвец,
Отвисли шортики, запахло экскрементом,
Пергаментом подтёр обдристанный попец.

А Груня взвизгнула, как дикий поросёнок,
Рамзесу показала свой гнилой оскал,
С патриотизмом спела песенку "Орлёнок",
И сразу климакс у неё тогда настал.

Рамзес тут разошёлся прыгнув на Кронштейна,
Он долго костью по балде ему стучал,
Схватил он с яростью за груди тётю Груню,
И на спине их резко в узел завязал.

Меня ж проклятый фараон Рамзес четвёртый,
Схватил за шкирку в тёмный угол потащил,
А дальше ааа-гм-аам!!!
Меня Рамзес короче вскоре отпустил.

Я раньше кто был, так вонючий гинеколог,
Ну а теперь я здесь как будто бы воскрес,
Теперь я профессиональный египтолог!
Хоть и очко порвалось как немецкий крест...

Градус злобности ходячих покойников, как мы видим, продолжает нарастать. Обычного членовредительства и убийства для мумии было недостаточно, она произвела злонамеренный содомитский акт против главного героя. Как кстати правильно называется некрофилия наоборот? Когда не живой ебёт мёртвых, а мёртвые ебут живых?

До коперниканской революции в картине мира Юры Хоя оставался один шаг. О том как он его сделал, читайте во второй части правдивой истории Сектора Газа.


(Читать комментарии) - (Добавить комментарий)


[info]troika_ptah
2012-04-19 19:29 (ссылка)
Вот значит как. Спасибо. Когда вернусь к этой теме, перепроверю все данные и перепишу текст.

(Ответить) (Уровень выше)


(Читать комментарии) -